Китай выясняет, есть ли у него друзья в Америке

49
В Китае подводят своеобразные итоги бурного дипломатического марта — от американо-китайского скандала на Аляске до визита Сергея Лаврова в Китай сразу после него.

В этом сюжете есть множество подводных течений. И самые интересные течения те, по которым пытаются угадать, с какой администрацией США Пекину легче иметь дело. Попутно выясняется и то, кто такие китайцы в целом — скорее демократы (по американским меркам) или скорее республиканцы, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Из того, что на поверхности, — это массовый восторг от того, что высшие дипломаты Пекина (министр иностранных дел Ван И и его начальник по партийной линии Ян Цзечи) жестко ответили на Аляске на хамские вступительные слова госсекретаря Энтони Блинкена и прочих членов новой администрации. Восторг выражается среди прочего в появлении в продаже маек с цитатами. Да-да, они это сейчас носят на груди: "Кто ты такой, чтобы мне тут читать лекции"… Ах, извините, это цитата из Лаврова с совсем других переговоров несколько лет назад. Но китайские дипломаты на Аляске сказали американцам почти дословно то же. И тоже, как в свое время Лавров, попали на майки.

На короткое время секс-символом интернета стала хорошенькая китайская переводчица, еле сдерживавшаяся при переводе американских речей, но расцветавшая от ответов ее соотечественников. В общем, первый контакт новой администрации США с Пекином удался.

Давайте четко скажем, как выглядела главная озабоченность многих россиян, ждавших вот этой первой при Байдене встречи Пекин — Вашингтон: а как бы китайцы, задерганные угрозами и давлением при Трампе, не слились в объятиях со "своими" — демократами Джо Байдена. И не подвинули бы боком Россию на менее приятное для нее место. Справедливости ради надо сказать, что раньше того же опасался Китай, искавший признаки идейной близости Москвы с командой Трампа.

Теоретически для страха перед "супружеской изменой" Китая какие-то основания были и будут всегда. В китайском экспертном и политическом сообществе есть мощная фракция, постоянно напоминающая, что демократы в США — это давние партнеры. Перечисляются корпорации, строившие до Трампа свои бюджеты на торговле с Китаем, напоминается известная история с бизнесом Хантера Байдена, сына нынешнего президента, в котором фигурирует цифра в много миллиардов долларов китайского происхождения, десять процентов которых причитались "большому парню" (кто бы это был?). Да и республиканцы в США не упускают случая назвать Байдена Пекинским Джо.

Заметим, что основания для опасений об "измене" будут всегда. И даже на Аляске две делегации не только ругались, они нащупали точки соприкосновения для будущего разговора по Ирану, климату, торговле. Но при этом всем стало ясно, что прежней дружбы не будет. Для всего правящего класса США неприемлема ситуация, когда в 2030 году Китай официально и по всем мыслимым параметрам сравняется с Америкой, даже при скромном росте в пять процентов в год. Америка так не может, и если и приспособится к подобной реальности, то не скоро.

Но вернемся к этой довольно старой идее, что демократы — это друзья Китая, а республиканцы нет. Хорошо, сегодня выяснилось, что если и была такая дружба, то в виде очень тонкого льда, а вот что под ним, глубже?

Посмотрим на замечательную публикацию, анализирующую модное в китайском интернете политическое ругательство — "белый левый". Они, уточним, ругаются друг с другом, продолжается процесс минимум лет пять, участвуют в этой грызне миллионы. Смысл спора в том, что какое-то меньшинство аудитории страдает западной заразой, отвергаемой обществом в целом.

Зараза описывается как лицемерный гуманизм, постоянные вопли насчет прав мигрантов и ЛГБТ, судороги насчет изменений климата и мультикультурности, обиженных и угнетенных и вообще прав человека… В общем, перед нами достаточно точный портрет западника, типичного носителя левацкой американо-европейской идеологии, которую продвигают демократы в США и Европе. И нет никаких сомнений, что громадное большинство интернет-сообщества в Китае относится к таким "белым левым" с презрением. Гнобит их без жалости.

Заметим этот иероглиф "белый" (бай) — здесь китайцы тщательно демонстрируют, что настоящая, своя левизна не обсуждается. В том числе потому, что в Китае "левый" тоже ругательство, оно намекает на радикальную "банду четырех" и прочих социальных экспериментаторов прежнего режима. Да и сегодня сторонники маоистских идей в обществе и руководстве есть, хотя большинством не приветствуются. Но дискуссии на эту тему — скользкое дело, лучше обсуждать западников.

Тогда кто же такие сегодняшние китайцы в идеологическом плане? Уточним: речь о среднем классе (возможно, пятистах миллионах человек), людях, в целом знакомых с реальностями окружающего мира и собственной политической истории. И получается, что такие китайцы — стопроцентные республиканцы, консерваторы, трамписты. Люди, которые считают, в частности, что получать каждый должен то, что заработал, и что с маоистской (демократической) уравниловкой Китай никогда бы не достиг нынешних результатов.

Было бы интересно сравнить аналогичные представления в российском и китайском обществах, в процентах, но таких исследований никто не проводил. Возможно даже, что в обеих странах выявится относительно молчаливое и не такое уж маленькое меньшинство, страдающее по "сильной левой политике". Но что абсолютно ясно — в обоих социумах классические западные демократы оказались на положении мальчиков (и девочек) для битья, или объектов издевательства. И есть за что. Это к ним обращены те самые цитаты на майках: "Кто вы такие, чтобы нас учить?" и т. д.

Не надо думать, что такая идейная ориентация ключевых частей населения автоматически и быстро будет транслироваться на официальную дипломатию. Но она достаточно явно влияет на общее представление электората и России, и Китая о том, что мы — не Запад, быть им не хотим и не будем, и лекции нам читать не надо. Собственно, итоги поездки Сергея Лаврова к китайским друзьям и партнерам тоже об этом говорят.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

49

Куда приведет Европу "пропутинский" блок поляков, венгров и итальянцев

46
(обновлено 10:45 10.04.2021)
В Европе опять нашли пророссийскую пятую колонну — причем с участием поляков, пишет колумнист РИА Новости.

Впрочем, сами поляки и нашли — Дональд Туск, бывший польский премьер и европейский президент, обвинил нынешнего главу польского правительства Матеуша Моравецкого в работе на Россию, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

"Россия мобилизует силы вокруг Украины. США объявляют чрезвычайное положение в Европе. Моравецкий в Будапеште организует с Орбаном и Сальвини пропутинский политический блок. Это не первоапрельская шутка".

Другой бывший руководитель Польши, Александр Квасьневский, пошел еще дальше — и заподозрил в потенциальных пророссийских симпатиях даже реального правителя Польши Качиньского:

"Маттео Сальвини — горячий сторонник Путина, а Виктор Орбан — его близкий друг. Претензии к Путину (если они, конечно, искренние) пока предъявляем только мы, но, возможно, скоро Ярослав Качиньский объявит, что Путин — более подходящий союзник, чем Евросоюз. Я бы этого не исключал".

Польские разборки на русскую тему, конечно, смешны — подозревать Моравецкого и Качиньского даже не в симпатиях, а в объективном отношении к России нет никаких оснований. Качиньский поддерживает шизофренические обвинения Путина в убийстве его брата Леха (польского президента, погибшего в авиакатастрофе под Смоленском), а Моравецкий за три с лишним года своего премьерства ни разу не только не встречался, но даже не говорил по телефону ни с кем из российских руководителей. Но сейчас русофобское польское руководство оказалось в "плохой компании", то есть среди тех, кто не считает Россию и Путина главной угрозой Европе, — и тут же получило за это выговор от своих политических противников.

Да, Моравецкий на прошлой неделе съездил в Будапешт на встречу с венгерским премьером Орбаном и итальянским политиком, лидером партии "Лига" и бывшим вице-премьером Сальвини. Орбан, конечно, никакой не близкий друг Путина, но поддерживает с ним хорошие рабочие отношения — и вообще выступает за нормальные связи своей страны (и Европы) с Россией. Сальвини, бывший еще не так давно самым популярным политиком Италии, действительно в свое время позировал на Красной площади в майке с портретом Путина — но виделся с нашим президентом всего пару раз. Но уж точно не симпатии к Путину и России привели Моравецкого в Будапешт — у трех политиков, да и у трех стран, есть много общих интересов.

Кстати, почему бы не считать их агентами Ватикана? Поляки, венгры и итальянцы ведь действительно относятся к числу все еще католических народов Европы — и три политика, хотя лично не являются образцовыми католиками, разделяют веру своих народов. Но вот беда, антикатолическое, антиклерикальное клеймо сейчас не столь раскручено в Европе (как в позапрошлом или прошлом веках) — куда привычнее антироссийское. А то быть бы Сальвини — Моравецкому — Орбану не ужасными путинистами, а опасными папистами. Впрочем, главный их грех перед "настоящими европейцами" как раз и состоит в отстаивании традиционных ценностей — народ, вера, семья. Именно об этом и говорил Виктор Орбан накануне будапештской встречи:

"Многие европейцы отвергают иммиграцию и мультикультурализм, хотят защитить свою национальную идентичность и считают, что национальная власть выше европейских директив".

А после переговоров тройки Орбан заявил, что они стремятся к европейскому ренессансу, а Сальвини добавил, что хочет "сделать Европу вновь великой, вернув ее к первоначальным ценностям". Понятно, что все эти намерения сходу отвергаются нынешней евроэлитой, а отстаивающие их политики объявляются "врагами демократии" и диктаторами. Именно поэтому, кстати, их и обвиняют в работе на Россию — посмотрите, добрые европейцы, ведь неудивительно же, что подобное тянется к подобному, то есть восточноевропейские диктаторы и их итальянский единомышленник (практически дуче) тяготеют к главному врагу современной демократии, к этому ужасному Путину.

Европейская либеральная элита тем самым думает дискредитировать бунтарей — но достигает прямо противоположного результата. Венгерские и польские власти уже много лет держатся под нажимом Брюсселя, недовольным якобы их давлением на судебные власти и общей антидемократичностью, а на самом деле отстаиванием национального суверенитета и традиционных ценностей. Популярность правящей в Венгрии партии "Фидес" и руководящей Польшей "Права и справедливости" сохраняется на высоком уровне — то есть у них есть мандат избирателей на сопротивление давлению Евросоюза. Сальвини сложнее в калейдоскопичной итальянской политике — но и его "Лига", одно время поднимавшаяся до уровня самой популярной партии Италии, держится на плаву. И от обороны на национальном уровне три партии решили перейти к наступлению на уровне общеевропейском. По крайней мере, попытаться.

Именно это и злит Туска и других евроруководителей — ведь на встрече в Будапеште лидеры трех партий обсуждали возможность создания новой фракции в Европарламенте. Причем такой, которая потенциально (с прицелом на следующие выборы) может стать самой крупной в Страсбурге.

Партия Орбана "Фидес" недавно вышла (точнее, была вынуждена выйти — упреждая исключение) из крупнейшей фракции Европарламента, Европейской народной партии. Этой партией, точнее, надпартийным образованием, объединяющим европейских условно правых (ядро которых — германские христианские демократы), руководит, кстати, Дональд Туск — и сейчас у нее осталось 175 депутатов, то есть четверть от всего состава Европарламента.

Было на 11 больше — до того как однопартийцы Орбана ее покинули. ЕНС, наряду с "Прогрессивным альянсом социалистов и демократов" (145 мест) и либеральным "Обновляя Европу" (97 мест), это основа европейской интеграции. То есть именно на них в первую очередь всегда могут опереться так называемая брюссельская бюрократия и наднациональные европейские элиты. Сам по себе выход венгров из ЕПН не опасен для элит — мало ли в Европарламенте евроскептиков и бунтарей. Есть даже "Идентичность и демократия" с 74 депутатами, куда входят самые дерзкие, вроде "Лиги" Сальвини, "Альтернативы для Германии" и "Национального объединения" Марин Ле Пен.

Но что будет, если Орбан, Сальвини и Моравецкий договорятся создать новую фракцию? Поляки из "Права и справедливости" сейчас составляют костяк фракции "Европейские консерваторы и реформаторы" (62 места) — если вся эта фракция объединится с "Идентичностью и демократией" и к ним добавятся венгры, то получится вторая по численности группа в Европарламенте с 147 депутатами. Она будет больше социалистов — и, самое главное, объединит в себе и запад, и восток, то есть и западно- и восточноевропейских правых традиционалистов. А это уже реальный вызов для глобалистски настроенной евроэлиты.

И хотя на пути к слиянию европейских консерваторов-евроскептиков в единый кулак еще много препятствий (как внутренних разногласий, так и сознательной работы по расколу со стороны их противников), уже сама подобная возможность вызывает серьезное беспокойство у евроинтеграторов. Неспособных, впрочем, придумать в плане пропаганды ничего лучше навешивания ярлыка "путинских марионеток".

Но это не особо работает даже на польском уровне — что уж говорить про общеевропейский. К тому же, если упорно называть тех, кто отстаивает национальные интересы своих государств, путинистами, то в результате можно привить европейцам образ Путина как главного защитника национального суверенитета и идентичности европейских государств. Мы этого не просили — но против точно не будем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

46
Вид на Стамбул через пролив Босфор

Новая война за Босфор: Эрдоган ставит на Россию

180
(обновлено 16:20 09.04.2021)
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в самых резких выражениях отреагировал на открытое письмо более сотни отставных турецких адмиралов, раскритиковавших дискуссию о возможном пересмотре конвенции Монтре в связи со строительством канала "Стамбул"

Турецкий лидер назвал подобные акции "недопустимыми" для страны, в истории которой были многочисленные военные перевороты. По его словам, вмешательство армии — пусть даже в лице бывших офицеров — в политические темы неприемлемо и не имеет ничего общего со свободой слова.

Правоохранительные органы начали расследование в отношении подписантов обращения, десять адмиралов были задержаны.

Что касается завуалированного обвинения в адрес властей, что те готовятся к отказу от конвенции, устанавливающей свободный проход судов (некоторые ограничения есть для военных кораблей) через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы, то Эрдоган был вполне откровенен. Он заявил, что "у нас нет ни малейшего намерения, ни планов выходить из Монтре", а потом добавил, что "если в будущем такой вопрос или необходимость возникнет, то ради лучших условий мы откроем данную тему, если сочтем нужным", пишет в материале РИА Новости Ирина Алкснис.

Неоосманские амбиции президента Турции и его мечты о великодержавном возрождении государства не являются секретом. Однако прежде чем обсуждать тему возможного краха одного из важнейших документов мировой политической системы, стоит обратиться к фактам — а конкретно к каналу "Стамбул", который и оказался в центре шумихи.

Проект это далеко не новый. Впервые Эрдоган, тогда еще занимавший пост премьер-министра, анонсировал постройку "дублера" для Босфора ровно десять лет назад — в апреле 2011 года. Заявленная цель — снизить нагрузку на пролив, через который ежегодно проходит 53 тысячи судов. Предполагается, что новая транспортная артерия сможет пропускать около 160 судов в день, включая танкеры грузоподъемностью до 300 тысяч тонн.

В 2018 году был утвержден маршрут будущего канала, а две недели назад — одобрен план его строительства. Дополнительным аргументом в пользу реализации проекта для турецких властей стал недавний инцидент в Суэцком канале, когда главная судоходная артерия планеты оказалась на несколько дней заблокирована одним-единственным танкером.

Эрдоган и другие руководители страны прямо заявляют, что новый канал будет находиться под полным суверенитетом Турции и на него не будет распространяться конвенция Монтре. Более того, судя по всему, эксплуатироваться он будет на коммерческой основе.

С одной стороны, это выглядит вполне разумным и само по себе никак не ставит под сомнение закрепленный конвенцией статус проливов. С другой стороны, возникают резонные вопросы об экономической составляющей проекта: какой смысл судам будет получать какие-то бюрократические согласования и платить туркам за использование "Стамбула", когда рядом находится свободный для прохода и бесплатный Босфор?

А раз так, то, конечно, появляются подозрения, связанные с политической подоплекой дела, тем более что турецкий лидер не скрывает своих масштабных устремлений.

Там же, где в политическом контексте звучат слова "Турция" и "проливы", мгновенно начинает фигурировать и Россия.

Не стала исключением и нынешняя история. СМИ тиражируют даже не инсайды и анонимные комментарии, а просто предположения и высосанные из пальца фантазии о якобы растущей тревоге Москвы в связи с турецкими планами и возможным перекрытием для России Босфора.

И все это на фоне принципиального игнорирования фактов, которые прозрачно указывают на совсем другие силы, испытывающие беспокойство — и немалое — в связи с турецкой активностью.

Внутри Турции проект вызывает серьезное сопротивление. Социологи утверждают, что против его реализации выступает около 80 процентов жителей Стамбула. Мэр города Экрем Имамоглу, который, как ожидается, может стать основным противников Эрдогана на президентских выборах в 2023 году, жестко критикует строительство канала.
Утверждают, что земля возле будущего канала скуплена близким окружением президента, которое обогатится на проекте.

Громче же всего в набат бьют экологи. Они пророчат катастрофу как Черному, так и Мраморному морю. По их словам, под угрозой окажется водоснабжение Стамбула. Также, по мнению противников проекта, в результате постройки канала город фактически превратится в остров, что повысит риски землетрясений для него.

А теперь достаточно вспомнить, для кого коррупция и экология являются излюбленными темами для торпедирования неугодных проектов в других странах. Ну а массовое выступление отставных адмиралов напоминает, что влияние Соединенных Штатов в турецкой армии крайне велико — во всяком случае, таким оно было до жесткой чистки, устроенной Эрдоганом после последней попытки военного переворота, за которой очевидным образом торчали уши американцев.

В общем, пока идут попытки приписать российскому государству тревогу из-за строительства канала "Стамбул", на самом деле активно противодействуют ему США.

Объяснение данного кажущегося парадокса элементарно.

У России нет особых поводов для беспокойства, ведь за ее спиной века борьбы за проливы. Результатом стало максимально доходчивое донесение до всех заинтересованных сторон, что Москва не позволит себя запереть в Черном море и при необходимости прибегнет к любым — абсолютно любым — мерам, чтобы не допустить этого. Про то же рассказывает и известный исторический анекдот с участием советского министра иностранных дел Андрея Громыко. Тот на угрозу перекрытия Босфора для советских судов спокойно ответил, что достаточно двух залпов, чтобы там появились еще проливы — правда, не факт, что при этом останется Стамбул.

При всех своих амбициях и даже авантюризме Реджеп Тайип Эрдоган прекрасно осознает данные реалии. Более того, именно тут может скрываться план, на который ставит турецкий лидер.

Любые алармистские прогнозы о желании Анкары выйти из конвенции Монтре упираются в вопрос о путях решения данной задачи — и правдоподобного ответа никто не дает, кроме общих слов, что канал "Стамбул" предоставит турецким властям повод поднять данную тему. Да, повод будет. Однако очевидно, что у Турции нет шансов на поддержку международного сообщества, тем более учитывая ее все более сложные отношения с Европой и Штатами.

Зато почти не скрываемая нервная реакция Запада выдает, какого именно развития событий там боятся.

Семь стран расположены вокруг Черного моря, но геополитически значение имеют только две — Россия и Турция. Если они между собой договорятся, задав новые правила использования проливов, от конвенции Монтре действительно ничего не останется. И ладно, если это будет касаться исключительно гражданских кораблей — но есть ведь еще и военные.

Тут можно вспомнить недавнее соглашение по Каспийскому морю, которое, в частности, зафиксировало положение о недопущении присутствия там вооруженных сил любых стран, кроме омываемых им.
Для военных же кораблей НАТО регулярный заход в Черное море и "фланирование" около российских границ является важным символическим жестом. Запрет или радикальное усиление ограничений на проход через Босфор станет для американцев крайним унижением и просто недопустимым развитием событий.

Пока все эти рассуждения носят глубоко абстрактный характер. Москва неустанно подчеркивает свою безоговорочную и безусловную приверженность конвенции Монтре. Турции же надо сначала построить новый канал, а потом уже приступать к реализации своих честолюбивых замыслов, в чем бы они ни заключались.

Вот только суета противников проекта "Стамбул", включая такую тяжелую артиллерию, как сотня отставных адмиралов, указывает, что на Западе геополитические планы Эрдогана воспринимают более чем серьезно — и столь же серьезно опасаются их.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

180

Коронавирус диагностирован у 22 человек за сутки в Абхазии

112
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 13691 человек. Зарегистрировано 217 летальных случаев. Выздоровели 13190 человек.

СУХУМ, 10 апр - Sputnik. Диагноз коронавирусная инфекция подтвержден у 22 человек из 179 протестированных за сутки в Абхазии, сообщает оперштаб по защите населения от CODID-19.

В Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 38 человек, у 27 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 8 человек, состояние здоровья 20 пациентов – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 31 пациент с COVID-19, в Очамчырской ЦРБ - 10, в Гагрской ЦРБ - 9, в Гагрской ЦРБ - 9, в Ткурчалской ЦРБ пациентов нет.

Читайте также:

 

 

112
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии