Вид на Стамбул через пролив Босфор

Новая война за Босфор: Эрдоган ставит на Россию

373
(обновлено 16:20 09.04.2021)
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в самых резких выражениях отреагировал на открытое письмо более сотни отставных турецких адмиралов, раскритиковавших дискуссию о возможном пересмотре конвенции Монтре в связи со строительством канала "Стамбул"

Турецкий лидер назвал подобные акции "недопустимыми" для страны, в истории которой были многочисленные военные перевороты. По его словам, вмешательство армии — пусть даже в лице бывших офицеров — в политические темы неприемлемо и не имеет ничего общего со свободой слова.

Правоохранительные органы начали расследование в отношении подписантов обращения, десять адмиралов были задержаны.

Что касается завуалированного обвинения в адрес властей, что те готовятся к отказу от конвенции, устанавливающей свободный проход судов (некоторые ограничения есть для военных кораблей) через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы, то Эрдоган был вполне откровенен. Он заявил, что "у нас нет ни малейшего намерения, ни планов выходить из Монтре", а потом добавил, что "если в будущем такой вопрос или необходимость возникнет, то ради лучших условий мы откроем данную тему, если сочтем нужным", пишет в материале РИА Новости Ирина Алкснис.

Неоосманские амбиции президента Турции и его мечты о великодержавном возрождении государства не являются секретом. Однако прежде чем обсуждать тему возможного краха одного из важнейших документов мировой политической системы, стоит обратиться к фактам — а конкретно к каналу "Стамбул", который и оказался в центре шумихи.

Проект это далеко не новый. Впервые Эрдоган, тогда еще занимавший пост премьер-министра, анонсировал постройку "дублера" для Босфора ровно десять лет назад — в апреле 2011 года. Заявленная цель — снизить нагрузку на пролив, через который ежегодно проходит 53 тысячи судов. Предполагается, что новая транспортная артерия сможет пропускать около 160 судов в день, включая танкеры грузоподъемностью до 300 тысяч тонн.

В 2018 году был утвержден маршрут будущего канала, а две недели назад — одобрен план его строительства. Дополнительным аргументом в пользу реализации проекта для турецких властей стал недавний инцидент в Суэцком канале, когда главная судоходная артерия планеты оказалась на несколько дней заблокирована одним-единственным танкером.

Эрдоган и другие руководители страны прямо заявляют, что новый канал будет находиться под полным суверенитетом Турции и на него не будет распространяться конвенция Монтре. Более того, судя по всему, эксплуатироваться он будет на коммерческой основе.

С одной стороны, это выглядит вполне разумным и само по себе никак не ставит под сомнение закрепленный конвенцией статус проливов. С другой стороны, возникают резонные вопросы об экономической составляющей проекта: какой смысл судам будет получать какие-то бюрократические согласования и платить туркам за использование "Стамбула", когда рядом находится свободный для прохода и бесплатный Босфор?

А раз так, то, конечно, появляются подозрения, связанные с политической подоплекой дела, тем более что турецкий лидер не скрывает своих масштабных устремлений.

Там же, где в политическом контексте звучат слова "Турция" и "проливы", мгновенно начинает фигурировать и Россия.

Не стала исключением и нынешняя история. СМИ тиражируют даже не инсайды и анонимные комментарии, а просто предположения и высосанные из пальца фантазии о якобы растущей тревоге Москвы в связи с турецкими планами и возможным перекрытием для России Босфора.

И все это на фоне принципиального игнорирования фактов, которые прозрачно указывают на совсем другие силы, испытывающие беспокойство — и немалое — в связи с турецкой активностью.

Внутри Турции проект вызывает серьезное сопротивление. Социологи утверждают, что против его реализации выступает около 80 процентов жителей Стамбула. Мэр города Экрем Имамоглу, который, как ожидается, может стать основным противников Эрдогана на президентских выборах в 2023 году, жестко критикует строительство канала.
Утверждают, что земля возле будущего канала скуплена близким окружением президента, которое обогатится на проекте.

Громче же всего в набат бьют экологи. Они пророчат катастрофу как Черному, так и Мраморному морю. По их словам, под угрозой окажется водоснабжение Стамбула. Также, по мнению противников проекта, в результате постройки канала город фактически превратится в остров, что повысит риски землетрясений для него.

А теперь достаточно вспомнить, для кого коррупция и экология являются излюбленными темами для торпедирования неугодных проектов в других странах. Ну а массовое выступление отставных адмиралов напоминает, что влияние Соединенных Штатов в турецкой армии крайне велико — во всяком случае, таким оно было до жесткой чистки, устроенной Эрдоганом после последней попытки военного переворота, за которой очевидным образом торчали уши американцев.

В общем, пока идут попытки приписать российскому государству тревогу из-за строительства канала "Стамбул", на самом деле активно противодействуют ему США.

Объяснение данного кажущегося парадокса элементарно.

У России нет особых поводов для беспокойства, ведь за ее спиной века борьбы за проливы. Результатом стало максимально доходчивое донесение до всех заинтересованных сторон, что Москва не позволит себя запереть в Черном море и при необходимости прибегнет к любым — абсолютно любым — мерам, чтобы не допустить этого. Про то же рассказывает и известный исторический анекдот с участием советского министра иностранных дел Андрея Громыко. Тот на угрозу перекрытия Босфора для советских судов спокойно ответил, что достаточно двух залпов, чтобы там появились еще проливы — правда, не факт, что при этом останется Стамбул.

При всех своих амбициях и даже авантюризме Реджеп Тайип Эрдоган прекрасно осознает данные реалии. Более того, именно тут может скрываться план, на который ставит турецкий лидер.

Любые алармистские прогнозы о желании Анкары выйти из конвенции Монтре упираются в вопрос о путях решения данной задачи — и правдоподобного ответа никто не дает, кроме общих слов, что канал "Стамбул" предоставит турецким властям повод поднять данную тему. Да, повод будет. Однако очевидно, что у Турции нет шансов на поддержку международного сообщества, тем более учитывая ее все более сложные отношения с Европой и Штатами.

Зато почти не скрываемая нервная реакция Запада выдает, какого именно развития событий там боятся.

Семь стран расположены вокруг Черного моря, но геополитически значение имеют только две — Россия и Турция. Если они между собой договорятся, задав новые правила использования проливов, от конвенции Монтре действительно ничего не останется. И ладно, если это будет касаться исключительно гражданских кораблей — но есть ведь еще и военные.

Тут можно вспомнить недавнее соглашение по Каспийскому морю, которое, в частности, зафиксировало положение о недопущении присутствия там вооруженных сил любых стран, кроме омываемых им.
Для военных же кораблей НАТО регулярный заход в Черное море и "фланирование" около российских границ является важным символическим жестом. Запрет или радикальное усиление ограничений на проход через Босфор станет для американцев крайним унижением и просто недопустимым развитием событий.

Пока все эти рассуждения носят глубоко абстрактный характер. Москва неустанно подчеркивает свою безоговорочную и безусловную приверженность конвенции Монтре. Турции же надо сначала построить новый канал, а потом уже приступать к реализации своих честолюбивых замыслов, в чем бы они ни заключались.

Вот только суета противников проекта "Стамбул", включая такую тяжелую артиллерию, как сотня отставных адмиралов, указывает, что на Западе геополитические планы Эрдогана воспринимают более чем серьезно — и столь же серьезно опасаются их.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

373

Возвращение гипердержавы: кто и почему боится Китая

20
(обновлено 09:18 15.05.2021)
Жил-был американский политолог Мартин Жак, работал — среди прочего — в Кембриджском университете. Потом бросил это дело и уехал в Китай, сейчас трудится в университетах Цинхуа и Фуданьском (одних из пяти-шести лучших в стране и не последних в мире).

Пишет о китайской и западной политических системах. Написал очень эффектную статью о китайской механике госуправления в пекинском англоязычном издании Global Times. 

Кстати, это довольно типичное явление: отток мозгов с Запада в Китай наблюдается уже пару десятилетий, во всех профессиях — архитекторы, технари, музыканты и даже политологи. Отчего это происходит, рассуждает колумнист Дмитрий Косырев в материале для РИА Новости.

Сразу не скажешь: и деньги имеют значение, и возможность свободно выразить мысли, причем на английском, то есть для широкой аудитории — мысли, за которые в другом месте могут серьезно обидеть, не напечатать или подвергнуть "отмене", то есть бойкоту.

Именно так (то есть рискованно) выглядят основные идеи упомянутой статьи Жака, где он попросту объясняет, почему китайская политическая система эффективнее западной. Первое: то, что сегодня называется демократией (всеобщее голосование за конкурирующие партии и кандидатов) на самом Западе существует повсеместно разве что с 1945 года или около того, ранее системы были весьма смешанные, включая монархии, диктатуры и многое другое. Второе: то, что сегодня есть в Китае, насчитывает уже несколько тысяч лет, то есть показывает гораздо большую эффективность, чем текущая западная система, просто благодаря своей живучести.

В частности, эффективность эта выражается в способности управляющей системы относительно быстро и безболезненно провести необходимые перемены. Например, то, что Жак называет "переходом от Мао Цзэдуна к Дэн Сяопину", то есть, по сути, революцию, тотальную смену экономической системы и национальной идеологии. А политическая модель при этом остается, в принципе, та же самая, она и движет переменами. Жак замечает: сегодняшние западные системы, то есть демократия, не демонстрируют ни малейших признаков подобной гибкости перед лицом кризиса, охватившего Запад, — кризиса никак не меньшего, чем тот, что созрел в Китае к моменту смерти Мао в 1976 году.

И еще, продолжает он, мир не раз убеждался, что китайская модель управления государством — самая старая и успешная в мировой истории. Модель эта делала страну пять раз за два тысячелетия самой сильной и важной страной мира или одной из двух-трех самых важных.

Так было при династиях Хань, Тан, Сун, ранней Мин и ранней Цин. Потом очередная империя впадала в маразм, но возрождалась вместе с имперским политическим устройством (да, Мао и другие — тоже императоры, под иным титулом). А сейчас, говорит Жак, Китай — накануне того, чтобы повторить этот подвиг в шестой раз, в то время как вряд ли возвращение к прежним вершинам удастся британцам или США.

Самое интересное в этом комментарии то, что американский автор не сказал тут ничего нового и неизвестного. Цикличное возрождение китайской сверхдержавности — это известно студентам первого-второго курсов профильных вузов. Им известно также, что империя, устоявшись в своих примерно нынешних границах веку к VIII-X, никоим образом не пыталась затем завоевывать мир или даже часть его. Она просто занималась своими делами, оставаясь — на пиках своей мощи — самой потенциально сильной, неприступной и неуязвимой в мире просто в силу своего размера и богатства. Это даже не сверхдержава, как мы знаем по тем же британцам, или американцам, или даже римлянам: сверхдержавность — чисто временный феномен. А Китай — это уже какая-то перманентная гипердержава.

Тем не менее железная уверенность среднего западника состоит в том, что весь мир — и Китай тоже — должен усвоить именно демократию, то есть одну, общую для всех конкурентно-избирательную систему. А если этого не происходит, то, значит, налицо угроза.

И вроде бы что за проблема — ну, существует отработанная тысячелетиями китайской цивилизации система норм, правил, убеждений, которая у них там действует хорошо. Но что с того американцам или, допустим, России? Ведь ясно же, что у каждого свои традиции и свои исторические циклы, тоже повторяющиеся. Китайская система управления не имеет ни одного шанса в США или у нас. Да Китай за всю свою историю и не пытался, в отличие от Соединенных Штатов, эту систему кому-то навязывать. Другие — да, брали, заимствовали, не очень успешно.

И все равно западникам страшно. Вот еще одна публикация, из гонконгской South China Morning Post. Насчет того, почему для западников китайский проект "Один пояс, один путь" воспринимается именно как угроза.

Сто сорок стран мира прямо или косвенно участвуют в этом проекте, пишет гонконгский патриот Китая Алекс Ло. Это самые разные страны — европейские (Россия тоже), ближневосточные, африканские, латиноамериканские. Да, они создают новые торговые пути между собой. И не отнимают ни у кого старые пути. Но почему тогда последнее заседание министров иностранных дел "Группы семи" в Великобритании превратилось в сессию "избиения Китая" и почему крупнейшей инициативой этого заседания стал американский план создания ровно такой же, альтернативной китайской, инфраструктуры какой-то другой торговли?

А дело всего-то в особенностях мышления, или, как говорит Алекс, в "шоке осознания". В осознании того самого, что Китай в очередной раз в мировой истории возвращается к гипердержавности. Шок осознания — это как запуск первого советского спутника Земли в 1957 году, то есть демонстрация того, что у Запада может и не быть какой-то технологической монополии. Вот сейчас — такой же шок: Китай возвращается, а это значит…

И что, собственно, такого это значит? Хорошо, вы всем объясняли, что ваша демократия — единственно возможная, а выясняется, что сколько цивилизаций, столько и систем. Так и признайте очевидное, как это делает американский политолог, уехавший в Китай за свободой слова. Ведь вас никто не лишает ваших традиций и политмеханики, они остаются вашими. Вы думали, что правила мировой торговли можете диктовать только вы, но их, оказывается, можно вообще не диктовать, у вас свой "пояс и путь", у других стран — свой. И вот это у них называется шоком: мы не единственные в мире, там есть кто-то еще, всегда был и будет — ужас полный.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

20

Американская нация в опасности: военные пишут открытые письма

73
(обновлено 13:24 14.05.2021)
За акцией 124 генералов и адмиралов США очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой.

Вслед за Францией — США: одни американские военные пишут открытые декларации о том, что страна дошла до опасной точки, а другие их коллеги им отвечают, что так, как они, делать тоже не надо, пишет колумнист Дмитрий Косырев для РИА Новости.

В чем особенность "письма 124-х": не только в том, что оно высказывает очевидные для всех сомнения в умственной полноценности главнокомандующего, президента Джозефа Байдена. И даже не в том, что оно почти прямо говорит, что в стране произошел незаконный захват власти, с фальсификацией итогов выборов. Главное — военные полагают, что переворот продолжается, вся неустанная деятельность демократов "уничтожает республику", то есть демократию, то есть саму Америку как таковую.

А еще более важное — кто это пишет. Это практически все, кто в последние пару десятилетий был наверху военной касты самого сильного государства мира, ну, точнее, самого мускулистого (выигрывать войны эти мускулы не всегда помогали). Перед нами список имен, вызывающий уважение, — ведь и противников надо уважать.

Свежий факт состоит в том, что несколько действующих высших американских военнослужащих, которым задавали вопросы журналисты, обеспокоены резким тоном письма своих старших товарищей — отставников и тем, что те "распространяют дезинформацию". Но эти ответные высказывания пентагоновцев заранее находятся в тени очевидного факта, что человек на действительной службе — если уж ему надо что-то говорить — иначе и не может, он не так свободен в выражениях, как отставник, которого уже не уволить.

Хотя появившееся несколько недель назад похожее письмо отставников во Франции спровоцировало тамошние власти на порядочную мерзость и глупость: угрозу лишить множество подписавших его генералов и адмиралов званий, наград и пенсий. Неужели они это сделают? Но наш разговор — о США.

Дело в том, что за акцией 124 генералов и адмиралов очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой. Отставники перечисляют: контроль за населением, цензура. Этой ли Америке они служили десятилетиями?

Вообще-то, таких публикаций в стране сейчас множество. Самая, возможно, эффектная — из издания The American Thinker — рассказывает о том, как сначала (несколько лет назад) путчисты, то есть демократы, подмяли под себя разведывательное сообщество. Что мы и видим, по постоянно всплывавшим в нужный момент документам разведки о российском засилье во внутренней американской жизни.

Что касается вооруженных сил, то их несколько раз чистил еще Барак Обама, и в итоге некоторые опросы показывают, что среди военных поддержка демократов удовлетворительная. Что плохо согласуется с общеизвестной истиной — в США вооруженные люди чаще склоняются в сторону республиканцев.

А теперь на очереди другая силовая структура — полиция. Точнее, полная ее перестройка, прямое подчинение полиции нынешней администрации и будущим демократическим администрациям — чтобы никакие республиканцы не пришли уже к власти никогда. А раз так, то надо задавить сопротивление демократам в американской глубинке.

Автор напоминает: если считать выборные успехи Дональда Трампа даже не по штатам, а по графствам (районам), то получается, что Трамп завоевал 83% всех районов. Демократы надеются задавить глубинную Америку с помощью голосов громадных демократических избирательных баз типа Калифорнии или Чикаго — с их толпами неработающих и сидящих на пособиях.

Дело здесь в том, что полиция в США вся местная, подчиняется даже не столько штатам, сколько местным властям, в том числе с помощью института шерифов. Когда власть в стране в 1930-х годах начали захватывать мафиозные банды, воспользовавшиеся катастрофой под названием "сухой закон", пришлось сформировать единую федеральную структуру — ФБР, но и сегодня между федералами и местными существует тщательное разделение труда.

И вот сейчас на повестке дня стоят безумные идеи лишить полицию ассигнований, одновременно отобрав личное оружие у привыкших к нему граждан, и создать совершенно новую полицию, целиком управляемую из центра, который обречен всегда быть в руках реформаторов-путчистов-демократов.

Еще более актуальной эта задача становится в ситуации, когда республиканские штаты, та самая трамповская, глубинная Америка вовсе не сидит и не ждет разгрома — она активно и организованно сопротивляется, принимая скоординированно (между штатами) законы о патриотическом образовании и о многом другом. Кстати, нынешние пентагоновские деятели, критикующие своих старших товарищей, собственно, и намекают, что тех использует трамповская Америка в этой кампании сопротивления.

Здесь уместно упомянуть еще одну свежую американскую публикацию — о том, что Джо Байден был бы самым счастливым президентом в истории, если бы догадался просто ничего не делать, придя к власти. Наследие Трампа давало ему прочный экономический фундамент и население, более всего боявшееся продолжения погромов, скандалов, расправ с несогласными. Ему бы снять эти страхи и сидеть тихо — а он (точнее, те, кто за ним стоит) начал "поджигать страну со всех концов", в том числе намеренно разрушая, где это возможно, полицию на фоне невиданной волны преступности.

Возвращаясь к разговору о Франции: там повод для знаменитого письма отставников вроде бы и другой — речь прежде всего о поглощении культуры страны мигрантами и теми, кто их поддерживает. Хотя общее есть: ползучий глобалистский переворот по всему Западу попросту разрушает общества, любыми способами, и тут вдруг выясняется, что "человек с ружьем" может выступить и против этого разрушения: в конце концов, что он всю жизнь защищал — свою страну или что-то иное?

Наконец, в относительно похожих процессах в России в 1980-90-х годах за позицией тех или иных военных мы тоже следили внимательно. И они тоже писали открытые письма, хотя не так массово. Общий урок из того нашего прошлого, видимо, такой: к военным — своим и чужим, отставным и на действительной службе — надо относиться с уважением.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

73

Министр здравоохранения Абхазии совершил первую инспекцию в Гудаутскую ЦРБ

9
(обновлено 16:52 15.05.2021)
Эдуард Бутба был назначен на пост министра здравоохранения Абхазии указом главы государства Аслана Бжания во вторник 11 мая.

СУХУМ, 15 мая – Sputnik. Министр здравоохранения Абхазии Эдуард Бутба посетил Гудаутскую ЦРБ в пятницу 14 мая, передает Абхазская Гостелерадиокомпания.

Он осмотрел пункт приема анализов на коронавирус, расположенный во дворе медучреждения, приемное отделение, палаты. Сотрудники больницы рассказали министру о том, как поставлена работа с пациентами с коронавирусной инфекцией, в том числе, с беременными женщинами с диагнозом COVID-19.

Бутба также осмотрел централизованную кислородную станцию, от которой подается кислород в палаты ковидного госпиталя. Обратил внимание, что в госпитале нет системы кондиционирования и этот момент необходимо исправить.

Министр в специальном костюме зашел в "красную зону" для того, чтобы с глазу на глаз пообщаться с пациентами. Он поинтересовался, все ли хватает больным и пожелал скорейшего выздоровления.

 "Поправляйтесь быстрее. Это самое главное. Возвращайтесь к своим семьям, родным, близким. Что от нас нужно – от коллег, врачей мы готовы выслушать и помочь", - сказал министр.

В репортаже Абхазского телевидения говорится, что Эдуард Бутба поблагодарил медиков за работу и отметил, что будет еще посещать госпиталь, проводить рабочие встречи с врачами и руководством больницы.

По данным главврача Гудаутской ЦРБ Хаджарата Шамба к 14 мая, в госпитале проходят лечение 38 пациентов с коронавирусной инфекцией, 16 из которых в тяжелом состоянии. Также предоставляется помощь 11 уже вылечившимся от COVID-19 людям в реабилитационном отделении, где они получают кислород.

В материале АГТРК также отмечается, что министр Здравоохранения намерен посетить все медучреждения страны для ознакомления с ситуацией на местах.

Указом президента Абхазии Аслана Бжания на должность министра здравоохранения республики 11 мая был назначен Эдуард Бутба. Он сменил на этом посту Тамаза Цахнакия, который ушел с должности по собственному желанию.

Читайте также:

9
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии