Муж верховного главнокомандующего: по ком скорбит Великобритания

152
(обновлено 10:16 11.04.2021)
Супруг английской королевы Елизаветы II принца Филипп скончался в пятницу 9 апреля в возрасте 99 лет.

Массмедиа всего мира спешно наводят глянец на имидж только что почившего супруга королевы Елизаветы II. Хотелось бы, однако, чтобы под глянцем не пропала яркая личность принца Филиппа, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. "Я не более чем чертова амеба", — говаривал о себе герцог Эдинбургский. На самом деле он был в высшей степени примечательным человеком, а 99 лет его жизни были наполнены увлекательными историями.

Наследница английского престола влюбилась в Филиппа Маунтбеттена в 1939 году, когда ей было всего 13 лет. Отец ее, король Георг VI, был еще относительно молод и здоров. Отношения влюбленных вяло развивались по переписке.

Две сестры Филиппа в 1930-е вышли замуж за немецких аристократов, оба они состояли в НСДАП, один из них был эсэсовцем. Матушка Филиппа, датская принцесса, страдавшая шизофренией, имела кучу родни среди высокопоставленных нацистов. Однако сам Филипп во время Второй мировой войны служил на английском флоте.

После войны здоровье английского монарха резко ухудшилось. Уже в 1947 году лорд Маунтбеттен женился на принцессе Елизавете. Через два года она выполняла за своего отца большую часть королевских обязанностей. А в 1952-м взошла на престол, став одновременно верховным главнокомандующим страны, главой Содружества и англиканской церкви.

После женитьбы герцог Эдинбургский продолжал вести свойственный британским мажорам образ жизни. В английской прессе это слащаво называлось "мальчишники", на деле эти мальчишники были просто пьяными оргиями — предельно юные девушки нетяжелого поведения, драки, буза, много водки и запрещенных веществ.

Супруг английской королевы прославился своей фотографией с одной такой пьянки. На ней он несет поднос, будучи одет только в крошечный шелковый фартучек. "Голый официант" — прозвали его тогда таблоиды 60-х.

Американская желтая пресса регулярно троллила британцев историями о новых романах "короля". "Блондинки, брюнетки, рыженькие, — он ухаживал за всеми," — вспоминала его кузина. Однако информационная политика "фирмы", как называли себя Виндзоры, сводилась к полному отрицанию всех слухов.

В конце концов Его Высочество оказалось в центре мощного международного скандала — "дела Профьюмо". Лучший друг принца Филиппа Стивен Уорд организовывал все пресловутые мальчишники в мужском клубе The Thursday. Он был этаким Эпштейном 60-х — предоставлял юных красоток своим высокопоставленным друзьям.

Восемнадцатилетнюю провинциалочку Кристин Килер Уорд умудрился одновременно продать английскому министру обороны Джону Профьюмо и советскому разведчику в Лондоне Евгению Иванову. Ходили активные слухи, что у принца Филиппа тоже был роман с этой девой, во всяком случае, на карикатурах того времени его изображали вместе с Килер в ее спальне.

Поговаривали также, что Уорд, который по совместительству был художником, написал некие портреты принца Филиппа и принцессы Маргарет — младшей сестры королевы. Неизвестно, что там было на этих картинах, но по каким-то причинам королевская семья очень хотела их выкупить.

Стивен Уорд — в точности как Эпштейн — в самый разгар скандала покончил с собой. А доставать портреты и спасать королевскую семью от скандала взялся, по мнению некоторых историков, Энтони Блант. Видный искусствовед, специализировавшийся на Никола Пуссене, он одновременно работал на КГБ и состоял в легендарной "Кембриджской пятерке".

Подобная история навсегда уничтожила бы репутацию любого демократически избранного политика, однако герцог Эдинбургский продолжал представлять британскую корону по всему миру и вести свой излюбленный образ жизни.

Принц Филипп всю жизнь был заядлым охотником. Он регулярно "тренировался" в своих поместьях, но особенно страстно предавался своему увлечению за рубежом. Среди его жертв были многочисленные представители редких и вымирающих видов. В 1961 году он сфотографировался в Индии на фоне только что застреленного им тигра. В 1962-м — стал председателем Всемирного фонда дикой природы.

В 2008 году герцога публично обвинили в заказном убийстве. "Принц-нацист убил Доди и Диану," — заявил в лондонском суде отец "Доди" Аль-Файеда, незадачливого возлюбленного "народной принцессы", погибшего вместе с ней в парижской автокатастрофе в 1997 году.

Вероятно, все это были просто домыслы расстроенного отца и несостоявшегося свекра. Суд не принял их во внимание, тем более что Аль-Файед-старший обвинял тогда буквально весь английский истеблишмент, включая премьер-министра Тони Блэра, спецслужбы и журналистов.

Однако некие психологические основания для этих обвинений были. Известно, что герцог Эдинбургский очень ревниво относился к своим невесткам. С Ферджи, женой своего сына, принца Эндрю, он долгое время нежно дружил. Однако, увидев ее интимную фотографию в американской газете, он устроил страшный скандал и прогнал невестку навсегда.

Ситуация с Дианой была особенно унизительна для Филиппа. Мало того, что "народная принцесса" вела развеселый образ жизни и открыто хвасталась своими романами. Ходили упорные слухи, что ее младший сын вообще рожден не от мужа, принца Чарльза, а от одного из ее возлюбленных — кавалериста Джеймса Хьюитта.

Слухи эти многократно опровергались, однако до сих пор любимое развлечение подданных королевы — сравнивать фотографии принца Гарри и Хьюитта. Они действительно похожи как две капли воды. Защитники королевской чести утверждали, что, наоборот, Гарри похож на деда — принца Филиппа. Легко представить себе, что чувствовал герцог Эдинбургский. А тут еще слухи о том, что Диана беременна вновь — на этот раз от Аль-Файеда…

Некоторую тень на Филиппа и всю королевскую семью бросила загадочная гибель главного свидетеля по делу о смерти Дианы — фотографа Джеймса Андансона. В 2000 году его обгоревший труп был найден в сожженной машине. Однако это признали самоубийством и дальнейшего расследования никто не проводил.

Главной обязанностью супруга королевы было почетное представительство. Принц Филипп выполнял эту обязанность довольно нетрадиционно. Он прославился своими грубыми шутками, зачастую переходившими в прямые оскорбления.

Британским студентам в Китае он посоветовал не оставаться там слишком долго — "не то станете косоглазыми." На встрече с лондонскими школьниками заявил, что один из них — мальчик из Бангладеш — "ну вылитый наркоман". Тринадцатилетнему мальчику, мечтающему полететь в космос, сказал во всеуслышание: "Тебя в ракету не возьмут, ты слишком жирный!"

В 2009 году королева Елизавета II встретилась с молодым человеком, который в детстве потерял зрение и одну руку в результате взрыва бомбы, заложенной IRA. Королева спросила, сохранил ли он зрение, хотя бы частично. "Судя по его галстуку — нет," — моментально отреагировал ее муж.

Проведем мысленный эксперимент. Представим, что произошло бы с любым современным главой государства, который в таком духе издевался бы над своим юным соотечественником — жертвой теракта. Не покидает ощущение, что шквал народного возмущения смел бы его с поста в мгновение ока.

И действительно, противоречивая, прямо-таки ренессансная личность принца Филиппа представляет поразительный контраст на фоне современных публичных политиков, всех этих президентов и премьер-министров, — дрессированных, прилизанных, до невозможности политкорректных.

Именно Британия агрессивнее всех навязывает миру политкорректную повестку. И именно супруг британского монарха больше полувека демонстративно издевался над этой современной религией.

Все это не помешало британским СМИ превратить Филиппа в одну из звезд многосерийной саги из жизни Виндзоров. Многолетними усилиями тысяч журналистов, сценаристов, романистов эта сага была прочно вбита в подкорку всего населения Земли. Любви к английской королевской семье подрастающие поколения всех стран учатся сразу после того, как освоят фразу London is the capital of Great Britain. Своих нацлидеров они при этом ругают на все корки, но британская монархия — "это другое". Она идет в одном пакете с Шекспиром, Тауэром, даблдеккерами, трехсотлетними газонами, старейшей демократией и пр.
Сегодня сентиментальные некрологи о принце Эдинбургском выходят в СМИ буквально всех стран мира — в том числе и тех, что нешуточно пострадали от британской агрессии. У английских партнеров может быть плоховато с авианосцами. Однако информационное оружие их не подводит никогда.

Обратной стороной культа Виндзоров стали модные конспирологические бредни. Якобы весь мир стал "криптоколонией" английской королевской семьи и прочих "рептилоидов". Это, кстати, отнюдь не российский миф, это верование распространено во всем мире.

Закрытые похороны принца Филиппа, конечно, дадут новый материал конспирологам. Но ведь это все тот же религиозный культ Виндзоров, только с обратным знаком.

...У туземцев острова Танна (государство Вануату) есть любопытный карго-культ. Они считают принца Филиппа бессмертным богом, сыном местного горного духа. Когда-то давно он улетел с острова и женился на богатой и могущественной иностранке. Однажды бог Филипп вернется на Танна, и всем будет счастье.

Мировой культ Виндзоров чем-то напоминает это простодушное верование. Может, пора его деконструировать? Давайте уже не будем как Вануату.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

152

Возвращение гипердержавы: кто и почему боится Китая

22
(обновлено 09:18 15.05.2021)
Жил-был американский политолог Мартин Жак, работал — среди прочего — в Кембриджском университете. Потом бросил это дело и уехал в Китай, сейчас трудится в университетах Цинхуа и Фуданьском (одних из пяти-шести лучших в стране и не последних в мире).

Пишет о китайской и западной политических системах. Написал очень эффектную статью о китайской механике госуправления в пекинском англоязычном издании Global Times. 

Кстати, это довольно типичное явление: отток мозгов с Запада в Китай наблюдается уже пару десятилетий, во всех профессиях — архитекторы, технари, музыканты и даже политологи. Отчего это происходит, рассуждает колумнист Дмитрий Косырев в материале для РИА Новости.

Сразу не скажешь: и деньги имеют значение, и возможность свободно выразить мысли, причем на английском, то есть для широкой аудитории — мысли, за которые в другом месте могут серьезно обидеть, не напечатать или подвергнуть "отмене", то есть бойкоту.

Именно так (то есть рискованно) выглядят основные идеи упомянутой статьи Жака, где он попросту объясняет, почему китайская политическая система эффективнее западной. Первое: то, что сегодня называется демократией (всеобщее голосование за конкурирующие партии и кандидатов) на самом Западе существует повсеместно разве что с 1945 года или около того, ранее системы были весьма смешанные, включая монархии, диктатуры и многое другое. Второе: то, что сегодня есть в Китае, насчитывает уже несколько тысяч лет, то есть показывает гораздо большую эффективность, чем текущая западная система, просто благодаря своей живучести.

В частности, эффективность эта выражается в способности управляющей системы относительно быстро и безболезненно провести необходимые перемены. Например, то, что Жак называет "переходом от Мао Цзэдуна к Дэн Сяопину", то есть, по сути, революцию, тотальную смену экономической системы и национальной идеологии. А политическая модель при этом остается, в принципе, та же самая, она и движет переменами. Жак замечает: сегодняшние западные системы, то есть демократия, не демонстрируют ни малейших признаков подобной гибкости перед лицом кризиса, охватившего Запад, — кризиса никак не меньшего, чем тот, что созрел в Китае к моменту смерти Мао в 1976 году.

И еще, продолжает он, мир не раз убеждался, что китайская модель управления государством — самая старая и успешная в мировой истории. Модель эта делала страну пять раз за два тысячелетия самой сильной и важной страной мира или одной из двух-трех самых важных.

Так было при династиях Хань, Тан, Сун, ранней Мин и ранней Цин. Потом очередная империя впадала в маразм, но возрождалась вместе с имперским политическим устройством (да, Мао и другие — тоже императоры, под иным титулом). А сейчас, говорит Жак, Китай — накануне того, чтобы повторить этот подвиг в шестой раз, в то время как вряд ли возвращение к прежним вершинам удастся британцам или США.

Самое интересное в этом комментарии то, что американский автор не сказал тут ничего нового и неизвестного. Цикличное возрождение китайской сверхдержавности — это известно студентам первого-второго курсов профильных вузов. Им известно также, что империя, устоявшись в своих примерно нынешних границах веку к VIII-X, никоим образом не пыталась затем завоевывать мир или даже часть его. Она просто занималась своими делами, оставаясь — на пиках своей мощи — самой потенциально сильной, неприступной и неуязвимой в мире просто в силу своего размера и богатства. Это даже не сверхдержава, как мы знаем по тем же британцам, или американцам, или даже римлянам: сверхдержавность — чисто временный феномен. А Китай — это уже какая-то перманентная гипердержава.

Тем не менее железная уверенность среднего западника состоит в том, что весь мир — и Китай тоже — должен усвоить именно демократию, то есть одну, общую для всех конкурентно-избирательную систему. А если этого не происходит, то, значит, налицо угроза.

И вроде бы что за проблема — ну, существует отработанная тысячелетиями китайской цивилизации система норм, правил, убеждений, которая у них там действует хорошо. Но что с того американцам или, допустим, России? Ведь ясно же, что у каждого свои традиции и свои исторические циклы, тоже повторяющиеся. Китайская система управления не имеет ни одного шанса в США или у нас. Да Китай за всю свою историю и не пытался, в отличие от Соединенных Штатов, эту систему кому-то навязывать. Другие — да, брали, заимствовали, не очень успешно.

И все равно западникам страшно. Вот еще одна публикация, из гонконгской South China Morning Post. Насчет того, почему для западников китайский проект "Один пояс, один путь" воспринимается именно как угроза.

Сто сорок стран мира прямо или косвенно участвуют в этом проекте, пишет гонконгский патриот Китая Алекс Ло. Это самые разные страны — европейские (Россия тоже), ближневосточные, африканские, латиноамериканские. Да, они создают новые торговые пути между собой. И не отнимают ни у кого старые пути. Но почему тогда последнее заседание министров иностранных дел "Группы семи" в Великобритании превратилось в сессию "избиения Китая" и почему крупнейшей инициативой этого заседания стал американский план создания ровно такой же, альтернативной китайской, инфраструктуры какой-то другой торговли?

А дело всего-то в особенностях мышления, или, как говорит Алекс, в "шоке осознания". В осознании того самого, что Китай в очередной раз в мировой истории возвращается к гипердержавности. Шок осознания — это как запуск первого советского спутника Земли в 1957 году, то есть демонстрация того, что у Запада может и не быть какой-то технологической монополии. Вот сейчас — такой же шок: Китай возвращается, а это значит…

И что, собственно, такого это значит? Хорошо, вы всем объясняли, что ваша демократия — единственно возможная, а выясняется, что сколько цивилизаций, столько и систем. Так и признайте очевидное, как это делает американский политолог, уехавший в Китай за свободой слова. Ведь вас никто не лишает ваших традиций и политмеханики, они остаются вашими. Вы думали, что правила мировой торговли можете диктовать только вы, но их, оказывается, можно вообще не диктовать, у вас свой "пояс и путь", у других стран — свой. И вот это у них называется шоком: мы не единственные в мире, там есть кто-то еще, всегда был и будет — ужас полный.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

22

Американская нация в опасности: военные пишут открытые письма

75
(обновлено 13:24 14.05.2021)
За акцией 124 генералов и адмиралов США очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой.

Вслед за Францией — США: одни американские военные пишут открытые декларации о том, что страна дошла до опасной точки, а другие их коллеги им отвечают, что так, как они, делать тоже не надо, пишет колумнист Дмитрий Косырев для РИА Новости.

В чем особенность "письма 124-х": не только в том, что оно высказывает очевидные для всех сомнения в умственной полноценности главнокомандующего, президента Джозефа Байдена. И даже не в том, что оно почти прямо говорит, что в стране произошел незаконный захват власти, с фальсификацией итогов выборов. Главное — военные полагают, что переворот продолжается, вся неустанная деятельность демократов "уничтожает республику", то есть демократию, то есть саму Америку как таковую.

А еще более важное — кто это пишет. Это практически все, кто в последние пару десятилетий был наверху военной касты самого сильного государства мира, ну, точнее, самого мускулистого (выигрывать войны эти мускулы не всегда помогали). Перед нами список имен, вызывающий уважение, — ведь и противников надо уважать.

Свежий факт состоит в том, что несколько действующих высших американских военнослужащих, которым задавали вопросы журналисты, обеспокоены резким тоном письма своих старших товарищей — отставников и тем, что те "распространяют дезинформацию". Но эти ответные высказывания пентагоновцев заранее находятся в тени очевидного факта, что человек на действительной службе — если уж ему надо что-то говорить — иначе и не может, он не так свободен в выражениях, как отставник, которого уже не уволить.

Хотя появившееся несколько недель назад похожее письмо отставников во Франции спровоцировало тамошние власти на порядочную мерзость и глупость: угрозу лишить множество подписавших его генералов и адмиралов званий, наград и пенсий. Неужели они это сделают? Но наш разговор — о США.

Дело в том, что за акцией 124 генералов и адмиралов очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой. Отставники перечисляют: контроль за населением, цензура. Этой ли Америке они служили десятилетиями?

Вообще-то, таких публикаций в стране сейчас множество. Самая, возможно, эффектная — из издания The American Thinker — рассказывает о том, как сначала (несколько лет назад) путчисты, то есть демократы, подмяли под себя разведывательное сообщество. Что мы и видим, по постоянно всплывавшим в нужный момент документам разведки о российском засилье во внутренней американской жизни.

Что касается вооруженных сил, то их несколько раз чистил еще Барак Обама, и в итоге некоторые опросы показывают, что среди военных поддержка демократов удовлетворительная. Что плохо согласуется с общеизвестной истиной — в США вооруженные люди чаще склоняются в сторону республиканцев.

А теперь на очереди другая силовая структура — полиция. Точнее, полная ее перестройка, прямое подчинение полиции нынешней администрации и будущим демократическим администрациям — чтобы никакие республиканцы не пришли уже к власти никогда. А раз так, то надо задавить сопротивление демократам в американской глубинке.

Автор напоминает: если считать выборные успехи Дональда Трампа даже не по штатам, а по графствам (районам), то получается, что Трамп завоевал 83% всех районов. Демократы надеются задавить глубинную Америку с помощью голосов громадных демократических избирательных баз типа Калифорнии или Чикаго — с их толпами неработающих и сидящих на пособиях.

Дело здесь в том, что полиция в США вся местная, подчиняется даже не столько штатам, сколько местным властям, в том числе с помощью института шерифов. Когда власть в стране в 1930-х годах начали захватывать мафиозные банды, воспользовавшиеся катастрофой под названием "сухой закон", пришлось сформировать единую федеральную структуру — ФБР, но и сегодня между федералами и местными существует тщательное разделение труда.

И вот сейчас на повестке дня стоят безумные идеи лишить полицию ассигнований, одновременно отобрав личное оружие у привыкших к нему граждан, и создать совершенно новую полицию, целиком управляемую из центра, который обречен всегда быть в руках реформаторов-путчистов-демократов.

Еще более актуальной эта задача становится в ситуации, когда республиканские штаты, та самая трамповская, глубинная Америка вовсе не сидит и не ждет разгрома — она активно и организованно сопротивляется, принимая скоординированно (между штатами) законы о патриотическом образовании и о многом другом. Кстати, нынешние пентагоновские деятели, критикующие своих старших товарищей, собственно, и намекают, что тех использует трамповская Америка в этой кампании сопротивления.

Здесь уместно упомянуть еще одну свежую американскую публикацию — о том, что Джо Байден был бы самым счастливым президентом в истории, если бы догадался просто ничего не делать, придя к власти. Наследие Трампа давало ему прочный экономический фундамент и население, более всего боявшееся продолжения погромов, скандалов, расправ с несогласными. Ему бы снять эти страхи и сидеть тихо — а он (точнее, те, кто за ним стоит) начал "поджигать страну со всех концов", в том числе намеренно разрушая, где это возможно, полицию на фоне невиданной волны преступности.

Возвращаясь к разговору о Франции: там повод для знаменитого письма отставников вроде бы и другой — речь прежде всего о поглощении культуры страны мигрантами и теми, кто их поддерживает. Хотя общее есть: ползучий глобалистский переворот по всему Западу попросту разрушает общества, любыми способами, и тут вдруг выясняется, что "человек с ружьем" может выступить и против этого разрушения: в конце концов, что он всю жизнь защищал — свою страну или что-то иное?

Наконец, в относительно похожих процессах в России в 1980-90-х годах за позицией тех или иных военных мы тоже следили внимательно. И они тоже писали открытые письма, хотя не так массово. Общий урок из того нашего прошлого, видимо, такой: к военным — своим и чужим, отставным и на действительной службе — надо относиться с уважением.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

75

Московский метрополитен: 86 лет со дня запуска первого поезда

0
(обновлено 17:54 15.05.2021)
15 мая 1935 году в столичной подземке отправился первый пассажирский поезд. Во время Великой Отечественной во время войны метро служило убежищем для горожан, они укрывались в нем от налетов.

Московский метрополитен в субботу, 15 мая, отмечает свое 86-летие, в честь праздника в Москве прошли метромарафон, парад поездов, запустили новый тематический поезд, также для москвичей и гостей столицы России прошли мастер-классы и выставки.

В частности метромарафон в рамках празднования подразумевает, что участники должны проехать все станции метро и Московского центрального кольца (272 станции) за один день. Прошлый рекорд марафона составил 16 часов и 22 минуты.

Уникальные исторические фото и современные кадры метро смотрите в фотоленте.

0
  • © Sputnik / Ivan Shagin

    Строители московского метро стали первыми его пассажирами. 1935 г.

  • © Sputnik

    Празднование 15-ой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в Москве. Колонна московских метростроевцев направляется на Красную площадь.

  • © Sputnik / S. Solovyev

    Наземный вестибюль станции московского метрополитена "Университет" на проспекте Вернадского.

  • © Sputnik / Anton Denisov

    Наземный вестибюль станции московского метрополитена "Курская-кольцевая" открылся после ремонта.

  • © Sputnik

    Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Женщины и дети во время бомбардировки скрываются на станции метро "Маяковская".

  • © Sputnik / Sergey Pyatakov

    Пассажиры на станции "Площадь Революции" московского метрополитена.

  • © Sputnik / Anatoly Garanin

    На станции метро "Сокольники" Московского метрополитена, 1948 год.

  • © Sputnik / Iliya Pitalev

    Сотрудница московского метрополитена на станции "Народное ополчение" Большой кольцевой линии.

  • © Sputnik / Sergey Pyatakov

    Карта прилегающей территории Москвы на станции "Кузнецкий мост" московского метрополитена.

  • © Sputnik / Pavel Bednyakov

    Поезда Московского метрополитена в электродепо "Замоскворецкое".

  • © Sputnik / Oleg Lastochkin

    На строительстве подземного тоннеля Бутовской линии Московского метро. Линия длиной 8,6 километра будет состоять из семи станций.

  • © Sputnik / David Sholomovich

    Академик АХ СССР, художник Павел Дмитриевич Корин за работой.

  • © Sputnik / Vladimir Pesnya

    Машинистка Мария Яковлева в головном вагоне поезда в электродепо "Фили" московского метрополитена. В январе 2021 года в московском метро запустили первые поезда под управлением женщин-машинистов.

  • © Sputnik / Maksim Blinov

    Пассажир у прибывающего поезда на станции "Деловой центр" Большой кольцевой линии (БКЛ) московского метрополитена. Участок "ЦСКА" - "Деловой центр" Большой кольцевой линии (БКЛ), открывшись на день раньше, стал вновь доступен для пассажиров.

  • © Sputnik / Alexander Lyskin

    Интерьер станции московского метрополитена "Маяковская".

  • © Sputnik / Anton Denisov

    Вестибюль станции "ЦСКА" Большой кольцевой линии (БКЛ) московского метрополитена.

  • © Sputnik / Sergey Pyatakov

    Девушка с ребенком на станции "Жулебино" Московского метрополитена.

  • © Sputnik / Vladimir Astapkovich

    Рабочий во время открытия станции метро "Ломоносовский проспект".