Украина и Тайвань неизбежно вернутся в родную гавань

168
Что общего между Украиной и Тайванем? То, что атлантисты изображают их возможными жертвами агрессии соседних держав — России и Китая.

Причем в последние недели наблюдается явная синхронизация пропаганды — нагнетание истерии вокруг планов военных ударов, якобы вынашиваемых в Москве и Пекине, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Заявления о русской угрозе Украине мы слышим постоянно, а вот что говорят американцы о Тайване:

"Есть вероятность, что в течение шести лет Китай нападет на Тайвань".

Так заявил месяц назад глава Индо-Тихоокеанского командования США адмирал Филипп Дэвидсон, а на прошлой неделе глава тайваньского МИД У Чжао-се сообщил, что военные угрозы, исходящие от материкового Китая в адрес Тайваня, усиливаются и американские политики "отчетливо видят опасность возможного нападения Китая на Тайвань". Тайваньский министр добавил, что если на Тайвань нападет КНР, то они будут бороться до конца.

То, что в случае Китая речь идет о ближайших годах, а Россию подозревают в желании ударить прямо сейчас, ничего не меняет — нужно вбить в сознание мирового сообщества тезис о страшной русской (китайской) угрозе. То, что попутно и украинские, и тайваньские власти пытаются еще и решить свои собственные задачи и заставить Вашингтон дать им жесткие гарантии помощи в отражении агрессии, не должно вводить в заблуждение — это не их партия, они лишь объекты в чужой игре. Осколки великих держав, случайно образовавшиеся государства — которые очень удобно использовать для борьбы против поднимающихся государств-цивилизаций.

Но, кроме стратегических планов в отношении Украины и Тайваня, у атлантистов есть и тактические — поэтому нагнетание ожиданий войны используется и для решения сугубо практических сегодняшних задач. Один из любимых тезисов этого рода: Путин и Си испытывают Запад на прочность — специально давят на Украину и Тайвань, чтобы обнажить раскол Запада и его неготовность защищать своих союзников. Поэтому нужно держать строй и давать жесткий отпор провокациям Москвы и Пекина. Иначе в какой-то момент они в самом деле заберут Украину и Тайвань — окончательно похоронив век западной гегемонии.

Вот, например, цитата из статьи Саймона Тисдолла в The Guardian:

"Может, это просто совпадение, что Россия наращивает военное давление на Украину, а Китай шумно нагнетает военную истерию вокруг Тайваня. Весна, как говорил поэт Теннисон, — это то время, когда воображение молодого человека обращается к войне. Не исключено, что этот странный трюизм применим и к стареющим головорезам, таким как Владимир Путин и Си Цзиньпин.

Россия и Китай все больше сближаются, они на пути к созданию альянса. Свидетельств прямого сговора по Украине и Тайваню нет, но президент Путин и председатель Си, несомненно, в курсе действий друг друга. А эти действия, между тем, оказывают идентичный, взаимно усиливающий эффект, нагоняя страха на не закаленную испытаниями администрацию Джо Байдена.

Что же делать? Пригрозить Москве и Пекину "серьезными последствиями"? Не сработает:

"Как отметил на прошлой неделе аналитик Тед Карпентер, Белый дом Байдена точно так же "заявил о непоколебимой поддержке Соединенными Штатами украинского суверенитета и территориальной целостности перед лицом продолжающейся российской агрессии в Донбассе и Крыму". Это в лучшем случае выглядит как весьма рискованное заявление, а в худшем — как жестокий обман.

"Параллели между сегодняшней чересчур обнадеживающей Украиной со стороны Вашингтона и грубыми промахами Буша в отношении Грузии внушают страх и тревогу", — написал Карпентер. По его мнению, США и НАТО готовы воевать с Россией из-за Восточной Украины ничуть не больше, чем в свое время из-за Южной Осетии. А если они все же решатся пойти на такой шаг, это будет третья мировая война.

В этом-то и заключается опасность поистине глобального масштаба: неопределенная разница между словами и делами в усиливающейся трехсторонней борьбе между сверхдержавами. Выведет ли Путин на чистую воду блефующего американского президента, подталкиваемый к действиям оскорблениями Байдена, который назвал его "убийцей", а также многочисленными неразрешимыми спорами? И уличит ли Байдена в блефе Си на противоположном конце земного шара?"

Это называется — сам пугаю, сам боюсь. Автор The Guardian придумывает (точнее, повторяет за коллегами-китаефобами) фантастические мотивы, толкающие Пекин к агрессии. Неудивительно, что они практически неотличимы от тех, которыми атлантисты объясняют внешнеполитическую агрессивность Путина, — внутренние проблемы достали, вот и думает о войне:

"Угрюмый китайский лидер похож на человека, склонного к горьким размышлениям. Запад неоднократно обижал и оскорблял его, обвиняя в геноциде уйгуров, в жестокости в Гонконге и в агрессии в окружающих Китай морях. Чем он руководствуется сейчас, когда его войска берут в осаду Тайвань?

Один из ответов может состоять в том, что Си пытается отвлечь внимание от внутренних проблем. Может, он сталкивается с невидимыми вызовами внутри Коммунистической партии Китая. Но более вероятно другое. Не исключено, что он хочет отметить в июле столетний юбилей КПК захватом последнего оплота националистов Чан Кайши.

Воссоединение с Тайванем может очень сильно упрочить положение Си и его наследие. Укрепление личных отношений Си с Путиным, а также двусторонних стратегических и военных связей означает, что со стороны России не будет возражений, а будет даже какое-то одобрение. Тайваньцы обещают сражаться, но в одиночку они ничего не смогут сделать. Си могут помешать только американцы.

Может, Си просто дразнит Вашингтон? Или он готов бросить ему вызов и в ближайшее время нападет на Тайвань? Оруэлловским кошмаром для Байдена и для Запада станут одновременное российское вторжение на Украину и нападение китайцев на Тайвань".

Оруэлла британец Тисдолл вспомнил неслучайно, он спрашивает о том, какой выбор в этой ситуации есть у Океании — вымышленной Оруэллом страны, под которой подразумевается Америка:

"Война на два фронта или полное унижение. Добро пожаловать в оруэлловский мир".

В реальности — не выдуманной, а существующей — все ровно наоборот: это не Америке угрожают войной Россия и Китай, а США угрожают войной России и Китаю. Нет, Штаты не собираются нападать на две ревизионистские (по отношению к установленному атлантистами миропорядку) державы — они хотят втянуть их в конфликт на их границах, сделать так, чтобы украинский и тайваньский фронты стали для России и Китая постоянной головной болью, отвлекали их силы и сковывали их развитие и продвижение в мире. Причем для этого американцам даже не нужны боевые действия между Украиной и Россией, Тайванем и Китаем — достаточно поддерживать постоянное напряжение, держать всех в готовности к началу реальной войны. Демонизируя тем самым Россию и Китай и взбадривая своих региональных союзников, запуганных "постоянно растущими" русской и китайской угрозами.

Но эта игра чрезвычайно опасна: ведь понятно, что ни Москва, ни Пекин не собираются позволять американцам вечно разыгрывать эту комбинацию. Осколки империй не воспринимаются русскими и китайцами как действительно независимые субъекты — так, может быть, и в самом деле в какой-то момент Россия и Китай решат покончить с невыгодной для них ситуацией, выбить орудие из рук атлантического противника? Вернуть себе свое?

Положение как Украины, так и Тайваня по отношению к цивилизациям, от которых они откололись, действительно очень схожее — притом что Украина является признанным всеми государством, а Тайвань практически весь мир признает как часть Китая, пусть и самоуправляющуюся. Но и на Тайване, и на Украине понимают всю надуманность своей "независимости" — и не видят никаких гарантий ее сохранения в долгосрочной перспективе, кроме как через поддержку со стороны США. То есть сами предлагают себя в качестве инструмента в геополитической борьбе, что лишь усиливает неприятие их политики (и самого факта существования) со стороны держав, от которых они откололись.

Хотя Китай официально считает воссоединение с Тайванем одной из своих главных целей, а Россия формально не ставит такой задачи в отношении всей Украины (ограничиваясь постулатом о неизбежном восстановлении дружбы между двумя братскими и родственными народами — практически одним народом, как постоянно напоминает Владимир Путин), понятно, что геополитические, национальные и цивилизационные интересы как Китая, так и России не оставляют никакого другого пути, кроме как воссоединение с отколовшимися провинциями.

Причин для этого много. Причем если в случае с Китаем при желании еще можно поставить на первое место невозможность мириться с наличием американского сателлита у своих берегов и на исконно китайской территории, то для России первостепенной причиной является даже не необходимость недопущения враждебной военной силы на территорию соседней страны, а сама невозможность раздельного существования двух русских государств на русских же исторических территориях.

Но путь к этому воссоединению — что России с Украиной, что Китая с Тайванем — лежит вовсе не в военной плоскости. Ровно наоборот: война между ними выгодна только противникам наших цивилизаций, то есть атлантистам. Ни русским, ни китайцам не нужна война за воссоединение, потому что в любом случае это будет гражданская война, война между братьями. Именно поэтому военный фактор играет в воссоединении только косвенную, обеспечивающую благоприятные условия роль — он призван гарантировать невмешательство внешних сил в процесс реинтеграции.

Пекин хочет от Тайбэя только одного: чтобы тот перестал быть инструментом в американской игре против Китая. Москва хочет от Киева того же самого — чтобы Украина не играла в антироссийские игры, тем более не превращалась в антиРоссию. Не хотят или не могут? Ну тогда подождем, пока смогут и захотят — тем временем уменьшая возможности Штатов влиять на наши отношения с отколовшимися провинциями. Китайская армия и флот уже очень скоро сделают бесполезными любые американские гарантии Тайваню, как и любые провокации в проливе, но это не значит, что затем НОАК пойдет на штурм острова. Нет — сам остров (который в прошлом году стал крупнейшим покупателем американского оружия в мире) сделает выбор в пользу реинтеграции, будет вовлечен в процесс воссоединения с материком. Никто в Пекине не собирается убивать тайваньцев — у Китая уже есть опыт мирного воссоединения с Гонконгом, и нет сомнения, что — скорее рано, чем поздно — то же самое произойдет и с Тайванем.

И точно так же Россия не собирается завоевывать Украину — она будет ослаблять влияние Запада на нее, будет следить за деградацией украинской элиты, будет работать на реинтеграцию, ожидая, когда народ Украины очнется от морока, напущенного паразитами и временщиками. При этом Россия будет предотвращать все попытки столкнуть две части одного народа в реальной братоубийственной войне.

Пока что США надеются, что смогут еще долго и успешно использовать Украину против России и Тайвань против Китая, но довольно скоро по историческим меркам это время закончится. И чем раньше это поймут в самой "Океании", тем с меньшими потерями и в большей сохранности она сумеет перейти в эпоху постамериканского мирового порядка.

Если, конечно, сохранится как единое целое — потому что, в отличие от Китая и России, США, развалившись, уже не смогут, как после Гражданской войны, собраться воедино. Нет надежной цивилизационной опоры — да и перспективы, мягко говоря, не вдохновляющие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

168

Возвращение гипердержавы: кто и почему боится Китая

20
(обновлено 09:18 15.05.2021)
Жил-был американский политолог Мартин Жак, работал — среди прочего — в Кембриджском университете. Потом бросил это дело и уехал в Китай, сейчас трудится в университетах Цинхуа и Фуданьском (одних из пяти-шести лучших в стране и не последних в мире).

Пишет о китайской и западной политических системах. Написал очень эффектную статью о китайской механике госуправления в пекинском англоязычном издании Global Times. 

Кстати, это довольно типичное явление: отток мозгов с Запада в Китай наблюдается уже пару десятилетий, во всех профессиях — архитекторы, технари, музыканты и даже политологи. Отчего это происходит, рассуждает колумнист Дмитрий Косырев в материале для РИА Новости.

Сразу не скажешь: и деньги имеют значение, и возможность свободно выразить мысли, причем на английском, то есть для широкой аудитории — мысли, за которые в другом месте могут серьезно обидеть, не напечатать или подвергнуть "отмене", то есть бойкоту.

Именно так (то есть рискованно) выглядят основные идеи упомянутой статьи Жака, где он попросту объясняет, почему китайская политическая система эффективнее западной. Первое: то, что сегодня называется демократией (всеобщее голосование за конкурирующие партии и кандидатов) на самом Западе существует повсеместно разве что с 1945 года или около того, ранее системы были весьма смешанные, включая монархии, диктатуры и многое другое. Второе: то, что сегодня есть в Китае, насчитывает уже несколько тысяч лет, то есть показывает гораздо большую эффективность, чем текущая западная система, просто благодаря своей живучести.

В частности, эффективность эта выражается в способности управляющей системы относительно быстро и безболезненно провести необходимые перемены. Например, то, что Жак называет "переходом от Мао Цзэдуна к Дэн Сяопину", то есть, по сути, революцию, тотальную смену экономической системы и национальной идеологии. А политическая модель при этом остается, в принципе, та же самая, она и движет переменами. Жак замечает: сегодняшние западные системы, то есть демократия, не демонстрируют ни малейших признаков подобной гибкости перед лицом кризиса, охватившего Запад, — кризиса никак не меньшего, чем тот, что созрел в Китае к моменту смерти Мао в 1976 году.

И еще, продолжает он, мир не раз убеждался, что китайская модель управления государством — самая старая и успешная в мировой истории. Модель эта делала страну пять раз за два тысячелетия самой сильной и важной страной мира или одной из двух-трех самых важных.

Так было при династиях Хань, Тан, Сун, ранней Мин и ранней Цин. Потом очередная империя впадала в маразм, но возрождалась вместе с имперским политическим устройством (да, Мао и другие — тоже императоры, под иным титулом). А сейчас, говорит Жак, Китай — накануне того, чтобы повторить этот подвиг в шестой раз, в то время как вряд ли возвращение к прежним вершинам удастся британцам или США.

Самое интересное в этом комментарии то, что американский автор не сказал тут ничего нового и неизвестного. Цикличное возрождение китайской сверхдержавности — это известно студентам первого-второго курсов профильных вузов. Им известно также, что империя, устоявшись в своих примерно нынешних границах веку к VIII-X, никоим образом не пыталась затем завоевывать мир или даже часть его. Она просто занималась своими делами, оставаясь — на пиках своей мощи — самой потенциально сильной, неприступной и неуязвимой в мире просто в силу своего размера и богатства. Это даже не сверхдержава, как мы знаем по тем же британцам, или американцам, или даже римлянам: сверхдержавность — чисто временный феномен. А Китай — это уже какая-то перманентная гипердержава.

Тем не менее железная уверенность среднего западника состоит в том, что весь мир — и Китай тоже — должен усвоить именно демократию, то есть одну, общую для всех конкурентно-избирательную систему. А если этого не происходит, то, значит, налицо угроза.

И вроде бы что за проблема — ну, существует отработанная тысячелетиями китайской цивилизации система норм, правил, убеждений, которая у них там действует хорошо. Но что с того американцам или, допустим, России? Ведь ясно же, что у каждого свои традиции и свои исторические циклы, тоже повторяющиеся. Китайская система управления не имеет ни одного шанса в США или у нас. Да Китай за всю свою историю и не пытался, в отличие от Соединенных Штатов, эту систему кому-то навязывать. Другие — да, брали, заимствовали, не очень успешно.

И все равно западникам страшно. Вот еще одна публикация, из гонконгской South China Morning Post. Насчет того, почему для западников китайский проект "Один пояс, один путь" воспринимается именно как угроза.

Сто сорок стран мира прямо или косвенно участвуют в этом проекте, пишет гонконгский патриот Китая Алекс Ло. Это самые разные страны — европейские (Россия тоже), ближневосточные, африканские, латиноамериканские. Да, они создают новые торговые пути между собой. И не отнимают ни у кого старые пути. Но почему тогда последнее заседание министров иностранных дел "Группы семи" в Великобритании превратилось в сессию "избиения Китая" и почему крупнейшей инициативой этого заседания стал американский план создания ровно такой же, альтернативной китайской, инфраструктуры какой-то другой торговли?

А дело всего-то в особенностях мышления, или, как говорит Алекс, в "шоке осознания". В осознании того самого, что Китай в очередной раз в мировой истории возвращается к гипердержавности. Шок осознания — это как запуск первого советского спутника Земли в 1957 году, то есть демонстрация того, что у Запада может и не быть какой-то технологической монополии. Вот сейчас — такой же шок: Китай возвращается, а это значит…

И что, собственно, такого это значит? Хорошо, вы всем объясняли, что ваша демократия — единственно возможная, а выясняется, что сколько цивилизаций, столько и систем. Так и признайте очевидное, как это делает американский политолог, уехавший в Китай за свободой слова. Ведь вас никто не лишает ваших традиций и политмеханики, они остаются вашими. Вы думали, что правила мировой торговли можете диктовать только вы, но их, оказывается, можно вообще не диктовать, у вас свой "пояс и путь", у других стран — свой. И вот это у них называется шоком: мы не единственные в мире, там есть кто-то еще, всегда был и будет — ужас полный.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

20

Американская нация в опасности: военные пишут открытые письма

73
(обновлено 13:24 14.05.2021)
За акцией 124 генералов и адмиралов США очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой.

Вслед за Францией — США: одни американские военные пишут открытые декларации о том, что страна дошла до опасной точки, а другие их коллеги им отвечают, что так, как они, делать тоже не надо, пишет колумнист Дмитрий Косырев для РИА Новости.

В чем особенность "письма 124-х": не только в том, что оно высказывает очевидные для всех сомнения в умственной полноценности главнокомандующего, президента Джозефа Байдена. И даже не в том, что оно почти прямо говорит, что в стране произошел незаконный захват власти, с фальсификацией итогов выборов. Главное — военные полагают, что переворот продолжается, вся неустанная деятельность демократов "уничтожает республику", то есть демократию, то есть саму Америку как таковую.

А еще более важное — кто это пишет. Это практически все, кто в последние пару десятилетий был наверху военной касты самого сильного государства мира, ну, точнее, самого мускулистого (выигрывать войны эти мускулы не всегда помогали). Перед нами список имен, вызывающий уважение, — ведь и противников надо уважать.

Свежий факт состоит в том, что несколько действующих высших американских военнослужащих, которым задавали вопросы журналисты, обеспокоены резким тоном письма своих старших товарищей — отставников и тем, что те "распространяют дезинформацию". Но эти ответные высказывания пентагоновцев заранее находятся в тени очевидного факта, что человек на действительной службе — если уж ему надо что-то говорить — иначе и не может, он не так свободен в выражениях, как отставник, которого уже не уволить.

Хотя появившееся несколько недель назад похожее письмо отставников во Франции спровоцировало тамошние власти на порядочную мерзость и глупость: угрозу лишить множество подписавших его генералов и адмиралов званий, наград и пенсий. Неужели они это сделают? Но наш разговор — о США.

Дело в том, что за акцией 124 генералов и адмиралов очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой. Отставники перечисляют: контроль за населением, цензура. Этой ли Америке они служили десятилетиями?

Вообще-то, таких публикаций в стране сейчас множество. Самая, возможно, эффектная — из издания The American Thinker — рассказывает о том, как сначала (несколько лет назад) путчисты, то есть демократы, подмяли под себя разведывательное сообщество. Что мы и видим, по постоянно всплывавшим в нужный момент документам разведки о российском засилье во внутренней американской жизни.

Что касается вооруженных сил, то их несколько раз чистил еще Барак Обама, и в итоге некоторые опросы показывают, что среди военных поддержка демократов удовлетворительная. Что плохо согласуется с общеизвестной истиной — в США вооруженные люди чаще склоняются в сторону республиканцев.

А теперь на очереди другая силовая структура — полиция. Точнее, полная ее перестройка, прямое подчинение полиции нынешней администрации и будущим демократическим администрациям — чтобы никакие республиканцы не пришли уже к власти никогда. А раз так, то надо задавить сопротивление демократам в американской глубинке.

Автор напоминает: если считать выборные успехи Дональда Трампа даже не по штатам, а по графствам (районам), то получается, что Трамп завоевал 83% всех районов. Демократы надеются задавить глубинную Америку с помощью голосов громадных демократических избирательных баз типа Калифорнии или Чикаго — с их толпами неработающих и сидящих на пособиях.

Дело здесь в том, что полиция в США вся местная, подчиняется даже не столько штатам, сколько местным властям, в том числе с помощью института шерифов. Когда власть в стране в 1930-х годах начали захватывать мафиозные банды, воспользовавшиеся катастрофой под названием "сухой закон", пришлось сформировать единую федеральную структуру — ФБР, но и сегодня между федералами и местными существует тщательное разделение труда.

И вот сейчас на повестке дня стоят безумные идеи лишить полицию ассигнований, одновременно отобрав личное оружие у привыкших к нему граждан, и создать совершенно новую полицию, целиком управляемую из центра, который обречен всегда быть в руках реформаторов-путчистов-демократов.

Еще более актуальной эта задача становится в ситуации, когда республиканские штаты, та самая трамповская, глубинная Америка вовсе не сидит и не ждет разгрома — она активно и организованно сопротивляется, принимая скоординированно (между штатами) законы о патриотическом образовании и о многом другом. Кстати, нынешние пентагоновские деятели, критикующие своих старших товарищей, собственно, и намекают, что тех использует трамповская Америка в этой кампании сопротивления.

Здесь уместно упомянуть еще одну свежую американскую публикацию — о том, что Джо Байден был бы самым счастливым президентом в истории, если бы догадался просто ничего не делать, придя к власти. Наследие Трампа давало ему прочный экономический фундамент и население, более всего боявшееся продолжения погромов, скандалов, расправ с несогласными. Ему бы снять эти страхи и сидеть тихо — а он (точнее, те, кто за ним стоит) начал "поджигать страну со всех концов", в том числе намеренно разрушая, где это возможно, полицию на фоне невиданной волны преступности.

Возвращаясь к разговору о Франции: там повод для знаменитого письма отставников вроде бы и другой — речь прежде всего о поглощении культуры страны мигрантами и теми, кто их поддерживает. Хотя общее есть: ползучий глобалистский переворот по всему Западу попросту разрушает общества, любыми способами, и тут вдруг выясняется, что "человек с ружьем" может выступить и против этого разрушения: в конце концов, что он всю жизнь защищал — свою страну или что-то иное?

Наконец, в относительно похожих процессах в России в 1980-90-х годах за позицией тех или иных военных мы тоже следили внимательно. И они тоже писали открытые письма, хотя не так массово. Общий урок из того нашего прошлого, видимо, такой: к военным — своим и чужим, отставным и на действительной службе — надо относиться с уважением.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

73
Оформление и выдача биометрических заграничных паспортов

Консульский пункт Посольства России в Гагре проведет выдачу паспортов

0
(обновлено 16:22 15.05.2021)
Гагрский консульский пункт традиционно функционирует только в течение курортного сезона, закрываясь на зимние и весенние месяцы.

СУХУМ, 15 мая- Sputnik. Выдача готовых пятилетних и десятилетних российских заграничных паспортов будет проводиться 21 мая в консульском пункте Посольства России в Гагре. Об этом сообщает на своей странице в Facebook Посольство России в Абхазии.

Консульский пункт работает на втором этаже в здании районного отделении милиции в Гагре. 

Выдача паспортов будет осуществляться с 10:00 до 18:00.

Обратите внимание, что для получения нового документа необходимо предъявить действующий российский заграничный паспорт.

Гагрский консульский пункт был создан в соответствии с устной договоренностью министров иностранных дел России и Абхазии, достигнутой в ходе визита Сергея Лаврова в Сухум в октябре 2009 года. Пункт открылся в 2010 году и с тех пор функционирует в течение курортного сезона, закрываясь на зимние и весенние месяцы.

Одна из основных функций консульского отдела при Посольстве – выдача и замена российских загранпаспортов, а также оказание помощи российским туристам.

0