Зачем встречаться с Байденом

117
(обновлено 10:19 18.04.2021)
Последний месяц и без того конфронтационных российско-американских отношений можно было бы назвать театром абсурда — причем в исполнении вашингтонских актеров

Сначала президент США Джо Байден называет российского президента Владимира Путина убийцей (в ответ следует пожелание здоровья и отзыв российского посла из Вашингтона), потом происходит нагнетание ситуации вокруг "угрозы российского вторжения на Украину", затем президент США звонит Путину и предлагает встретиться в ближайшее время, а на следующий день подписывает указ о новых санкциях против России, пишет Петр Акопов для РИА Новости. 

После этого Байден выходит к прессе и говорит о своем нежелании "запускать очередной цикл вакци... эскалации и конфликта с Россией", о том, что у США есть заинтересованность в работе с Россией и вообще он хочет стабильных, предсказуемых отношений, для налаживания которых им с "президентом Клутиным... Путиным" нужно встретиться летом где-нибудь в Европе. Занавес.

Не смешно? Конечно — но, честно говоря, смеяться тут не над чем, даже над оговорками Байдена шутить уже неинтересно. Но неправильно и представлять дело так, что в Вашингтоне не знают, что делать с Россией, вот и пробуют то сладкое, то соленое, прибегая к методу кнута и пряника. Нет, в Белом доме и окрестностях не дураки сидят — у них есть достаточно четкое представление о том, чего они хотят добиться, в том числе и на российском направлении.

Есть ли у них для этого возможности, и насколько правильна стратегия с точки зрения американских интересов (а это уже напрямую зависит от адекватности оценки положения США в мире)? Нет — но понимание этого важно для Кремля в стратегическом плане, а в тактическом смысле сейчас интересно другое: как Путину реагировать на произошедшее? Или еще проще — идти ли сейчас на встречу с Байденом?

Казалось бы, переговоры сейчас действительно нужны американцам больше, чем нам, отсюда возникло даже предположение, что своими разнонаправленными действиями Байден сознательно подталкивает Путина к согласию на встречу, "принуждает к саммиту". И, мол, поэтому идти на поводу у американцев ни в коем случае нельзя — отказаться и держать паузу.

Американцы действительно не любят, когда им отказывают, в том числе и не соглашаются идти на переговоры. И порой подобная тактика вполне оправданна — так давно уже ведут себя Иран и КНДР. Северная Корея после очередных недружественных действий США (и отсутствия каких-либо движений с их стороны по ослаблению санкций) уже год не идет ни на какие контакты с американцами. И вовсе не из-за карантинных ограничений по коронавирусу.

Иранцы не раз отказывались от прямых контактов с американцами — в том числе на высшем уровне. Это достойная, разумная и, главное, совершенно оправданная линия поведения — но именно для этих конкретных стран в контексте их отношений со Штатами. В случае с Россией масштаб и контекст другие.

Дело даже не в том, что Путин сам первый предложил Байдену встретиться, хотя это и было сделано в форме ответа на скандальное интервью и включало в себя предложение провести дебаты в прямом эфире. Путин готов говорить с кем угодно — ничего личного, только интересы страны.

А каковы они сейчас у России? Договориться с Америкой о смягчении конфронтации? Найти общий язык по какой-нибудь из важных региональных проблем — Ближний Восток, Афганистан, иранская ядерная сделка, ракетно-ядерная программа КНДР? Обозначить красные линии для американцев на украинском направлении?

Нет — это все задачи локальные. На иранском направлении Москва сделала для соглашения с участием США максимум возможного еще в 2015-м — и никоим образом не будет давить на иранцев сейчас. По корейскому вопросу вообще ничего сделать невозможно, и речь даже не о том, чтобы убедить Кима отказаться от ракетно-ядерной программы (это в принципе нереально), а о самом простом, о разговорах-переговорах. До тех пор пока Штаты не согласятся на ослабление санкционного давления на Пхеньян, не будет даже возможности для каких-либо переговоров с участием КНДР.

Попытаться договорится с американцами о "Северном потоке — 2"? Бесполезно, да и зачем, если европейцы вполне успешно справляются (и справятся) с задачей отстаивания своих собственных интересов.

Украина? Но тут невозможно пока что никакое, даже относительное, согласие — пока в Вашингтоне не поймут, что дразнить Россию атлантизацией Украины — это самый лучший способ еще быстрее потерять незалежную.

Поговорить с Байденом про Китай? Послушать его рассказы о том, как Китай опасен для России и что вот Брежнев понимал это (у Байдена, который никогда не встречался с Брежневым, хватит ума рассказать об этом Путину)? Чтобы потом посмеяться над этим вместе с Си Цзиньпином.

Но все эти проблемы, при всей их важности, не повод для встречи с Байденом. Куда важнее чисто человеческий интерес: все-таки для Путина это уже пятый американский президент, а все их очное знакомство сводится пока что к одной не слишком продолжительной (и очень неудачной) для Байдена встрече десять лет назад. И хотя Байден тогда дал Путину хорошую возможность для анализа своей личности, но подобных впечатлений никогда не бывает много. А они очень важны — не для коллекции характеров мировых лидеров, а в практической работе на мировой арене.

Белый Дом в Вашингтоне
© Sputnik / Владимир Федоренко

Геополитическая стратегия России, наша внешнеполитическая игра — вот что делает встречу в верхах желательной. Россия не просто претендует на участие в формировании мировой системы XXI века — она уже активно этим занимается. Причем не играя по американским правилам (как все еще мерещится нашим горе-патриотам, постоянно стонущим о том, что власть не может не то что отстаивать, но даже и сформулировать наши национальные интересы), а выстраивая принципиально новый каркас многополярного мира.

Да, мы работаем над этим вместе с Китаем — но наши интересы тут полностью совпадают. Да, мы очень внимательно анализируем действия США и реагируем на них — но как может быть иначе в ситуации, когда именно аккуратная деконструкция мира по-американски и является ключевой задачей всех ревизионистских (с американской точки зрения) сил?

Байден прав в том, что Россия вмешивается в американские дела — вот только не в выборы. Кстати, спорить на эту тему с "вашингтонским болотом" бесполезно: для его обитателей это давно стало важнейшим элементом как внутриполитической, так и внешнеполитической стратегии. Причем, по большому счету, куда более выгодной для нас в глазах мирового общественного мнения — ведь России создают имидж сверхвлиятельной державы, не только теснящей уходящего гегемона на мировой арене, но и подрывающей его изнутри.

Да, Россия действительно вмешивается и "нарушает интересы США" — вот только речь идет об их глобальных интересах, об их самопровозглашенном праве "пасти народы". Которое Штаты уже не могут нести не только морально (речь не о недоверии к ним в остальном мире — их это не волнует, речь о собственном отношении американцев к своей всемирной миссии), но и физически. Россия, будучи куда слабее Америки материально (не только экономически), тем не менее обладает одним важнейшим преимуществом.

Она на правильной стороне истории — то есть выстраивает свою тактику, исходя из стратегически предопределенных тенденций развития мирового баланса сил и всей глобальной архитектуры. По сути, Россия выступает как лидер перемен, как главный направляющий всего процесса демонтажа недостроенной вавилонской башни атлантического миропорядка. И в этой роли есть смысл встречаться хоть с Байденом, хоть с Камалой Харрис, хоть с любым представителем самого сильного в мире, но обреченного "града на холме".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

117

Американская нация в опасности: военные пишут открытые письма

38
(обновлено 13:24 14.05.2021)
За акцией 124 генералов и адмиралов США очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой.

Вслед за Францией — США: одни американские военные пишут открытые декларации о том, что страна дошла до опасной точки, а другие их коллеги им отвечают, что так, как они, делать тоже не надо, пишет колумнист Дмитрий Косырев для РИА Новости.

В чем особенность "письма 124-х": не только в том, что оно высказывает очевидные для всех сомнения в умственной полноценности главнокомандующего, президента Джозефа Байдена. И даже не в том, что оно почти прямо говорит, что в стране произошел незаконный захват власти, с фальсификацией итогов выборов. Главное — военные полагают, что переворот продолжается, вся неустанная деятельность демократов "уничтожает республику", то есть демократию, то есть саму Америку как таковую.

А еще более важное — кто это пишет. Это практически все, кто в последние пару десятилетий был наверху военной касты самого сильного государства мира, ну, точнее, самого мускулистого (выигрывать войны эти мускулы не всегда помогали). Перед нами список имен, вызывающий уважение, — ведь и противников надо уважать.

Свежий факт состоит в том, что несколько действующих высших американских военнослужащих, которым задавали вопросы журналисты, обеспокоены резким тоном письма своих старших товарищей — отставников и тем, что те "распространяют дезинформацию". Но эти ответные высказывания пентагоновцев заранее находятся в тени очевидного факта, что человек на действительной службе — если уж ему надо что-то говорить — иначе и не может, он не так свободен в выражениях, как отставник, которого уже не уволить.

Хотя появившееся несколько недель назад похожее письмо отставников во Франции спровоцировало тамошние власти на порядочную мерзость и глупость: угрозу лишить множество подписавших его генералов и адмиралов званий, наград и пенсий. Неужели они это сделают? Но наш разговор — о США.

Дело в том, что за акцией 124 генералов и адмиралов очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой. Отставники перечисляют: контроль за населением, цензура. Этой ли Америке они служили десятилетиями?

Вообще-то, таких публикаций в стране сейчас множество. Самая, возможно, эффектная — из издания The American Thinker — рассказывает о том, как сначала (несколько лет назад) путчисты, то есть демократы, подмяли под себя разведывательное сообщество. Что мы и видим, по постоянно всплывавшим в нужный момент документам разведки о российском засилье во внутренней американской жизни.

Что касается вооруженных сил, то их несколько раз чистил еще Барак Обама, и в итоге некоторые опросы показывают, что среди военных поддержка демократов удовлетворительная. Что плохо согласуется с общеизвестной истиной — в США вооруженные люди чаще склоняются в сторону республиканцев.

А теперь на очереди другая силовая структура — полиция. Точнее, полная ее перестройка, прямое подчинение полиции нынешней администрации и будущим демократическим администрациям — чтобы никакие республиканцы не пришли уже к власти никогда. А раз так, то надо задавить сопротивление демократам в американской глубинке.

Автор напоминает: если считать выборные успехи Дональда Трампа даже не по штатам, а по графствам (районам), то получается, что Трамп завоевал 83% всех районов. Демократы надеются задавить глубинную Америку с помощью голосов громадных демократических избирательных баз типа Калифорнии или Чикаго — с их толпами неработающих и сидящих на пособиях.

Дело здесь в том, что полиция в США вся местная, подчиняется даже не столько штатам, сколько местным властям, в том числе с помощью института шерифов. Когда власть в стране в 1930-х годах начали захватывать мафиозные банды, воспользовавшиеся катастрофой под названием "сухой закон", пришлось сформировать единую федеральную структуру — ФБР, но и сегодня между федералами и местными существует тщательное разделение труда.

И вот сейчас на повестке дня стоят безумные идеи лишить полицию ассигнований, одновременно отобрав личное оружие у привыкших к нему граждан, и создать совершенно новую полицию, целиком управляемую из центра, который обречен всегда быть в руках реформаторов-путчистов-демократов.

Еще более актуальной эта задача становится в ситуации, когда республиканские штаты, та самая трамповская, глубинная Америка вовсе не сидит и не ждет разгрома — она активно и организованно сопротивляется, принимая скоординированно (между штатами) законы о патриотическом образовании и о многом другом. Кстати, нынешние пентагоновские деятели, критикующие своих старших товарищей, собственно, и намекают, что тех использует трамповская Америка в этой кампании сопротивления.

Здесь уместно упомянуть еще одну свежую американскую публикацию — о том, что Джо Байден был бы самым счастливым президентом в истории, если бы догадался просто ничего не делать, придя к власти. Наследие Трампа давало ему прочный экономический фундамент и население, более всего боявшееся продолжения погромов, скандалов, расправ с несогласными. Ему бы снять эти страхи и сидеть тихо — а он (точнее, те, кто за ним стоит) начал "поджигать страну со всех концов", в том числе намеренно разрушая, где это возможно, полицию на фоне невиданной волны преступности.

Возвращаясь к разговору о Франции: там повод для знаменитого письма отставников вроде бы и другой — речь прежде всего о поглощении культуры страны мигрантами и теми, кто их поддерживает. Хотя общее есть: ползучий глобалистский переворот по всему Западу попросту разрушает общества, любыми способами, и тут вдруг выясняется, что "человек с ружьем" может выступить и против этого разрушения: в конце концов, что он всю жизнь защищал — свою страну или что-то иное?

Наконец, в относительно похожих процессах в России в 1980-90-х годах за позицией тех или иных военных мы тоже следили внимательно. И они тоже писали открытые письма, хотя не так массово. Общий урок из того нашего прошлого, видимо, такой: к военным — своим и чужим, отставным и на действительной службе — надо относиться с уважением.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

38
Поездка президента РФ В. Путина в Берлин для участия в Международной конференции по Ливии

Как Эрдоган и Путин могут помочь Палестине

158
(обновлено 10:17 13.05.2021)
Президент Турции Реджеп Эрдоган предложил Владимиру Путину вместе содействовать прекращению разгорающегося конфликта вокруг Иерусалима.

Причем не только добиваться вмешательства Совбеза ООН: турецкий лидер высказал "идею отправки международных сил безопасности в регион для защиты палестинских гражданских лиц", как об этом говорится в сообщении турецкой стороны о прошедших переговорах, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Турция — наследник Османской империи, еще сто лет назад владевшей и Иерусалимом, и всей Палестиной. А Россия — преемник Российской империи, защищавшей христиан на Святой земле, и Советского Союза, поддерживавшего арабов в их борьбе за создание палестинского государства. За годы, прошедшие после начала нашей операции в Сирии, Россия и Турция, сотрудничая и споря, противодействуя и находя компромиссы, стали самыми активными игроками на Ближнем Востоке, но по плечу ли им вечная проблема Иерусалима? И вопрос палестино-израильского конфликта в целом, ведь он считается в принципе нерешаемым. Да и с кем его решать? Кто на самом деле стороны конфликта?

Было бы еще полбеды, если бы речь шла просто о споре арабов и евреев за святой для трех религий город, но сама борьба за Иерусалим является средоточием, переплетением всех важнейших глобальных противоречий, символом кризиса миропорядка. Того миропорядка, во время расцвета которого было создано государство Израиль и стал развиваться арабо-израильский конфликт.

Отняв у умиравшей Османской империи Палестину, британцы способствовали расширению еврейской иммиграции на Святую землю — иудеи хотели вернуться на потерянную ими две тысячи лет назад родину. Вопрос о том, как они будут там уживаться с арабами, никого не волновал: считалось, что как-нибудь договорятся после ухода англичан. После катастрофы европейского еврейства в ходе Второй мировой войны вопрос создания на территории Палестины двух государств, Израиля и арабской Палестины, стал консенсусным для двух противоборствующих сторон, СССР и Запада.

Но начавшиеся тут же войны между арабами и евреями не позволили создать Палестину, а после 1967-го, когда Израиль занял Восточный Иерусалим, включавший в себя старый город, все стало совсем плохо. Если раньше, по решениям ООН, Иерусалим должен был стать особой административной единицей под управлением международного сообщества, то теперь началась постепенная экспансия Израиля, решившего забрать его себе не только физически, но и юридически.

Аннексия должна была закрыть вопрос о принадлежности города, но до недавнего времени практически никто в мире не признавал Иерусалим израильским. Однако в позапрошлом году его признали Штаты — с оговоркой, что в будущем у палестинского государства появится некая столица в восточно-иерусалимских пригородах. План Трампа был отвергнут и палестинцами, и исламским миром в целом: как потому, что предлагаемые им новые границы Палестины представляли собой разделенное надвое решето (сектор Газа и Западный берег реки Иордан, продырявленный множеством израильских анклавов из незаконных поселений), так и из-за отказа арабам в праве на столицу в Иерусалиме. Нынешний конфликт по символическому совпадению начался накануне дня Аль-Кудс, то есть дня Иерусалима, отмечаемого всеми мусульманами 7 мая.

Еще 4-го числа начались столкновения в восточно-иерусалимском районе Шейх-Джаррах — израильская полиция пыталась выселить несколько семей палестинцев из их домов, чтобы отдать их евреям. На следующий день на Западном берегу был застрелен 16-летний палестинец, а 7-го начались столкновения на Храмовой горе и израильские военные штурмовали мечеть Аль-Акса. Не просто в день Аль-Кудс, но и в конце священного месяца Рамадан — несложно предсказать реакцию исламского мира на происходящее. Кадры радостно пляшущих на фоне пожара на Храмовой горе иудеев лишь убеждали исламский мир в том, что Израиль хочет захватить и разрушить их святыни и возвести на их месте свой так называемый третий храм. Начались обстрелы Израиля с территории Сектора Газа (в итоге пять убитых израильтян) и удары израильской армии по Газе (больше 50 убитых), беспорядки и столкновения уже в городах со смешанным населением в самом Израиле. Все идет к новой интифаде — то есть к всеобщему восстанию палестинцев.

Можно, конечно, искать причины нынешнего обострения в различных актуальных причинах: во внутриполитическом кризисе в Израиле (Нетаньяху понимает, что надвигающиеся пятые за два года парламентские выборы ничего не изменят, и готов к маленькой победоносной войне ради того, чтобы переломить ситуацию в борьбе за власть) или в желании сорвать близящееся возвращение США к ядерной сделке с Ираном (спровоцировав Тегеран на активную помощь палестинцам). Но куда важнее то, что у нынешнего кровопролития есть фундаментальные, нерешенные причины — отсутствие полноценного палестинского государства и претензии Израиля на контроль над историческим Иерусалимом.

Без решения этих вопросов ничего не изменится — постоянно будут вспыхивать "маленькие войны", одна из которых рано или поздно закончится войной очень большой, причем даже не регионального масштаба. Банальность утверждения о том, что Иерусалим — это пороховой погреб человечества, не означает, что можно ничего не делать и ждать, пока само собой все рассосется. Оттягивая решение, мир только усугубляет ситуацию. А ведь ее разрешение как раз и стало бы демонстрацией способности мировых держав договариваться между собой — хотя бы ради предотвращения катастрофы.

Главным препятствием к урегулированию является тот факт, что государство Израиль во многом представляет собой просто филиал США на Ближнем Востоке — глобалистски настроенная часть американских элит (выросшая в том числе из пуритан, протестантов, считавших себя "Новым Израилем") считает защиту Израиля абсолютным приоритетом для Америки. Отсюда и совершенно самоубийственная (в стратегическом смысле) неуступчивость Израиля по палестинскому вопросу и по поводу Иерусалима — никакие увещевания даже тех израильтян, что настаивают на безальтернативности мирного развода с палестинцами, не принимаются во внимание. Израиль предлагает палестинцам неполноценное, зависимое от него "государство" и отказ от Иерусалима — прекрасно понимая, что ни то ни другое никогда не будет принято ни палестинцами, ни исламским миром в целом. То есть вся надежда Израиля только на силу, причем даже не свою, а американскую. И на бесконечные разводки, то есть попытки договориться с отдельными арабскими странами поодиночке о примирении.

Но что будет, когда американская сила ослабнет, причем не только на Ближнем Востоке, а глобально (а это неизбежно в среднесрочной перспективе)? Что будет, когда держать палестинцев в резервациях типа Газы станет уже невозможно? Что будет, когда арабский мир преодолеет кризис, разброд и шатание, избавится от внешнего влияния?

На эти вопросы современная израильская элита не хочет отвечать, думая, что сила всегда будет на ее стороне. Но мир стремительно меняется — и атлантический, англосаксонский миропорядок уходит в прошлое. Если Израиль хочет сохраниться и в будущем, ему придется превратиться из западного проекта в нормальное государство, мирно развестись с палестинцами и примирится с арабами — никакой альтернативы этому нет. Любое оттягивание решения палестинского вопроса лишь делает все более кровавыми будущие военные попытки его решения мусульманами, а в том, что они будут, можно не сомневаться. У Израиля проблемы не с Ираном, как утверждают в Тель-Авиве, а с полуторамиллиардным исламским миром, который никогда не откажется от Иерусалима. Да и для католиков и православных небезразлична судьба святого града.

Выход из усугубляющегося и все более кровавого тупика стоит поискать там, где все начиналось, а именно в резолюции о разделе Палестины (то есть образовании двух государств) Генассамблеи ООН номер 181 от 29 ноября 1947 года. В ней прямо говорилось, что международное сообщество возьмет под свой контроль Иерусалим — он должен был стать отдельной единицей со специальным международным режимом под управлением ООН. Возможно, воплощение в жизнь старой идеи позволит разорвать порочный круг насилия и ненависти.

Ведь это отвечает интересам не только всех жителей Иерусалима, но и всех цивилизаций, как христианских, так и мусульманских. Да и всего мира — потому что новый Армагеддон затронет и буддистов, и атеистов. Не говоря уже о том, что отказ от аннексии Иерусалима стратегически спасет и Израиль, хотя там пока что очень многие и не хотят это понять и признать.
Предложение Эрдогана Путину в данный момент неосуществимо, но уже в краткосрочной перспективе мировое сообщество (при активнейшем участии России) должно заняться решением проблемы Иерусалима. Пока еще не поздно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

158

Дом для денег: как открывали Музей денег в Сухуме

0
(обновлено 18:43 14.05.2021)
Банк Абхазии начал строительство Музея денег в Сухуме в 2019 году. Из-за пандемии коронавируса строительство

Банк Абхазии открыл Музей денег в Сухуме в пятницу 14 мая. Изначально планировалось создать площадку, чтобы представить апсары, но затем решили создать целый музей, в котором будут собраны деньги, которые когда-либо были в обращении в Абхазии.

Директор музея Астамур Тания рассказал, что Абхазия имеет древнейшую историю денежного обращения. В музее представлены монеты, относящиеся к различным периодам истории Абхазии – в частности монеты средневекового периода, есть византийские монеты, монеты Арабского халифата, Османской империи, Российской империи.

На официальную часть открытия музея прибыло руководство страны во главе с президентом Асланом Бжания.

Председатель Банка Абхазии Беслан Барателиа рассказал собравшимся, что, начиная с завтрашнего дня, желающие могут посещать музей, и поделился планами организовать на базе музея научно-практический работу, в которую будут вовлекать молодежь, чтобы она изучала историю денежного обращения в стране.

Читайте также:

0