Запад готов вернуться к нормальной жизни, только возвращаться некуда

233
В понедельник 3 мая в Лондоне начинается трехдневная серия встреч глав МИД стран "Большой семерки". Это станет первым очным мероприятием такого рода за два года.

Помимо собственно руководителей внешнеполитических ведомств G7, в столице Великобритании ожидают главу дипломатии ЕС Жозепа Борреля, представителей Австралии, Индии, Южной Кореи и ЮАР, а также генерального секретаря Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

Министр иностранных дел Соединенного Королевства Доминик Рааб очертил круг вопросов будущего обсуждения — в частности, "противодействие новым глобальным угрозам, защита дипломатии, защита прав человека, меры по борьбе с изменением климата и условия восстановления после пандемии". Он особо акцентировал внимание на инициативе по разработке "механизма быстрого реагирования и противодействия дезинформации и пропаганде, идущей из России".

Впрочем, было бы ошибкой считать, что именно Россия станет наиглавнейшей темой обсуждения министров "Большой семерки". Приглашение представителей стран Азиатско-Тихоокеанского региона и АСЕАН прозрачно намекает, что происходящее в этой части света тревожит Запад ничуть не меньше.

Хуже того, первый после двухгодичного перерыва очный саммит в формате G7 проходит в условиях, которые лучше всего характеризует поговорка "куда ни кинь — всюду клин": за прошедший период для Запада нет улучшений ни в одной сфере и ни в одной проблеме.

Россия в этом смысле служит просто самым интересным и ярким примером произошедшей трансформации и общего мирового тренда, а не неким уникальным исключением из правила.

За последние месяцы общим местом стало утверждение, что отношения Москвы с Западом находятся на низшей точке за очень многие годы, — и это правда.

В дипломатической сфере развернута настоящая война с взаимными высылками сотрудников посольств и приостановкой выдачи неиммиграционных виз.

Громкие обвинения в адрес России вновь впечатляют разнообразием: от преступлений ее суперагентов широкого профиля (киллеры-ликвидаторы и диверсанты-взрывники в одном флаконе) до наличия у нее космического супероружия.

Официальная риторика становится все более жесткой. Жозеп Боррель возмутился — использовав такие эпитеты, как "неприемлемо" и "лишено каких-либо юридических оснований", — пополнением Москвой черного списка, что было ответом на введенные ЕС санкции. А Европарламент, как и обещал, принял резолюцию с призывом об остановке "Северного потока — 2", а также об отключении России от платежной системы SWIFT в случае, если "военное наращивание в будущем перерастет во вторжение на Украину". А буквально вчера Штаты заявили о "подрывных и смертоносных действиях России".

Уровень нынешней политической эскалации и медийной русофобии едва ли не превосходит тот, что наблюдался в 2014-2015 годах, когда в определенные моменты казалось, что Запад и впрямь пойдет на самые радикальные меры в своем давлении на Россию.

Однако, как все помнят, в тот момент он не решился на них, после чего на несколько лет уровень напряженности в отношениях западных столиц с Москвой заметно снизился и сотрудничество стало быстро восстанавливаться, хотя формально общий антироссийский фон сохранялся и отдельные громкие скандалы случались.

Тогда это изменение породило надежды, что по ту сторону границы — особенно в Европе — осознали бесплодность своих усилий и неизбежность партнерских отношений с Россией.

Текущие события явственно свидетельствуют, что те надежды были не более чем иллюзиями. На самом деле Запад ничего не понял и ничему не научился — во всяком случае, он прочно забыл уроки, неоднократно преподанные ему Россией в предыдущие исторические эпохи.

Судя по всему, истинной причиной, по которой западный мир во второй половине 2010-х пошел на смягчение эскалации в отношениях с Москвой, стали сиюминутные тактические выгоды и, главное, стратегический расчет, строившийся на уверенности, что время работает на него, что однажды Россию удастся додавить, добившись ее капитуляции.

Вот только этот расчет на деле оказался стратегическим просчетом, потому что в переживающем системный кризис и быстро меняющемся мире время работает не на Запад, а против него — в пользу России, Китая и других его оппонентов.

Собственно говоря, результат той ошибки ныне и можно наблюдать. Именно она объясняет противоречивость и местами прямо-таки абсурдность политики "Большой семерки", когда медийно-политическая эскалация с ее стороны не влечет за собой по-настоящему резких и чувствительных для России шагов (какими были, например, секторальные санкции в 2014-м).

Причина очевидна: теперь подобные меры еще более бессмысленны, чем были тогда, поскольку за прошедшие годы Россия радикально усилила устойчивость собственной системы и способность к автономному функционированию. Что толку теперь отрезать Москву от SWIFT, если это позволит ей в полную силу запустить уже работающую отечественную систему финансовой коммуникации?

С похожими проблемами Запад сталкивается практически по любому внешнеполитическому направлению — и это не считая резко обострившихся внутренних противоречий и конфликтов.

Последние годы, как и предыдущие десятилетия, западный мир, самым ярким и знаковым символом которого является как раз "Большая семерка", руководствовался глубокой верой в свою историческую правоту — в то, что прогресс и сам неизбежный ход событий в конце концов все расставят по местам. Подразумевалось, что все вернется на круги своя: геополитические ренегаты-выскочки потерпят сокрушительное поражение, а гегемония Запада над миром засияет еще ярче.

История действительно все расставляет по своим местам. Правда, ее видение сильно отличается от того, в которое столь истово верили США, Европа и их сателлиты в других частях света.

Теперь же все более актуальным становится вопрос, что они будут делать, когда их вера под неумолимым воздействием реальности окончательно иссякнет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

233

До дна: как алкогольные традиции мешают жить и помогают работать

25
(обновлено 00:39 09.05.2021)
Алкоголь - залог человеческого счастья: эту теорию решили проверить персонажи оскароносного фильма "Еще по одной". Эксперимент не удался, а в мире в очередной раз вспомнили о любви датчан к спиртному.

Однако скандинавы далеко не самые большие любители выпивки. Британцы, к примеру, чаще уходят в запои, а для японцев пирушка с начальством — залог успешной карьеры. При этом "самую пьяную" нацию неожиданно обнаружили в Прибалтике, пишет Софья Мельничук для РИА Новости.

Алкоритуалы

Живописное озерцо Гентофте на севере Копенгагена — популярный у местных маршрут для бега. Обычные старшеклассники дистанцию в два с половиной километра преодолеют минут за двадцать, но только не датские. У них традиция: бежать вокруг Гентофте с упаковкой пивных бутылок наперевес, попутно их осушая. Добраться до финиша нужно как можно скорее, а если в процессе еще и стошнит, добавят баллы.

О таком ритуале режиссеру фильма "Еще по одной" Томасу Витенбергу поведала его дочь Ида. "Когда она рассказала об этом моей американской коллеге, которая приехала к нам в Данию, та посмотрела на меня странным взглядом и спросила: "Девочка весом в 50 килограммов, да еще и с рюкзаком, выпьет упаковку пива на бегу? Когда же вмешается отец?" — вспоминал в интервью Витенберг. Он ответил просто: "Отец ничего делать не будет. Он же датчанин".

Истории дочери о пьянках датской молодежи вдохновили Витенберга на создание фильма о "празднике алкоголя", без которого история человечества была бы совершенно иной. Ида должна была исполнить в нем одну из главных ролей, но в начале съемок погибла в автокатастрофе. Трагедия заставила режиссера переосмыслить посыл. Теперь картине предстояло не просто рассказать о выпивке. Витенберг решил сделать поучительный, но жизнеутверждающий фильм.

О датской культуре пития давно слагают легенды, северяне закрепили за собой статус самых пьющих жителей Европы. Однако, вопреки стереотипу, они давно уже не в авангарде европейского алкоголизма — так заключили в Еврокомиссии. Самая пьющая нация на континенте — литовцы: на каждого в день приходится по 71,9 грамма чистого спирта. За ними следуют поляки — 67,8 грамма, румыны — 66,1, эстонцы — 65,4, а замыкают пятерку лидеров словаки — 62,1. При этом Италия, которая славится вином, вермутами и ликерами, делит последнее место с Норвегией — около 25 граммов алкоголя на человека в сутки.

Но если брать Скандинавию, да — датчане пьют больше соседей. Там в год на человека приходится 9,1 литра чистого спирта. В Финляндии больше восьми, в Швеции — семь, в Норвегии — шесть. Датчане еще и пить начинают раньше соседей — в средней школе. А в старших классах получают по этому делу серьезный разряд. Да и к самому процессу относятся основательно: пьют много, стараясь как можно быстрее захмелеть.

Местные депутаты даже хотели повысить возраст продажи алкоголя до 18. Сейчас подросткам можно покупать напитки крепостью не более 16,5 процента. Но школьники всегда находят способ обойти запрет. К тому же именно в Дании крепкий алкоголь не такой дорогой, как, например, в Финляндии. Та же водка обойдется в 70 крон — 850 рублей — небольшие деньги по местным меркам.

Самые пьющие в Европе

Но видимо, датчане — мастера коротких забегов. На больших дистанциях их обгоняют британцы. Именно они, согласно исследованиям, чаще европейцев уходят в запой. Ученые даже предлагают разработать инструкции для любителей горячительного. Сейчас Национальная служба здравоохранения советует не употреблять свыше 14 напитков в неделю, в пивном эквиваленте — не больше шести пинт (трех литров).

Британские производители алкогольной продукции, что неудивительно, выводы ученых критикуют — указывают, что, согласно данным Всемирной организации здравоохранения, британцы в последние десятилетия пьют меньше.

Тренд прослеживается даже среди политиков. И это показательно, ведь еще недавно британский парламент регулярно обвиняли в том, что он рулит страной буквально в пьяном угаре. В ныне закрытом ресторане Gay Hussar недалеко от Вестминстерского дворца в Лондоне собиралась вся политическая элита, а на стенах висели "трофеи": кадр с веселой вечеринки в честь 90-летия бывшего лидера лейбористов Майкла Фута, фото глубоко нетрезвого Гордона Брауна, бывшего премьера, сносящего дверь с петель. Здесь из накачанных алкоголем политиков журналисты десятилетиями вытягивали "инсайды", а те плели интриги за кружкой пива или стаканом виски.

Дебоширов из Вестминстера не раз утихомиривал Скотленд-ярд. Так, в 2012-м прославился лейборист Эрик Джойс, применивший "удар Зидана" во время драки с четырьмя посетителями одного из лондонских баров. Консерватора Сэмьюэла Армстронга обвиняли в пьяном изнасиловании, а подгулявший Майкл Фэллон, бывший глава Минобороны, лез под юбки журналисткам. На страницах газет парламентарии и министры нередко извинялись за буйные выходки и неявку на работу из-за мучительного похмелья.

Особо предприимчивые в бутылку не лезут, а пользуются ею для агитации. Бывший премьер от консерваторов Дэвид Кэмерон во время одной из предвыборных кампаний появился в обнимку с политическим оппонентом от либеральных демократов Ником Клеггом на этикетке традиционного английского эля. Назвали его "Co-ale-ition beer" ("Ко-эль-иционное пиво").

Запой по-азиатски

На Востоке свои особенности. Азиатские страны не входят даже в первую двадцатку самых пьющих в мире, но тенденции там не менее опасные. Любой, кто жил в Китае, Южной Корее или Японии, удивится, не найдя эти страны в рейтинге самых пьющих.

Алкоголь и ваша жизнь
© Sputnik / Эльнур Салаев

В 2019 году КНР, по данным, опубликованным учеными в медицинском журнале The Lancet, стала самой вымирающей от алкоголя страной. Китайцы обогнали россиян: 332 тысячи жертв против 123 тысяч. Правда, в исследовании не делали скидку на разницу в численности населения — при расчете на 100 тысяч жителей ситуация у восточного соседа не такая пугающая.

И все же в Китае бьют тревогу. Вслед за экономическим благополучием растет и пьянство. И алкогольная культура страны этому вполне способствует: там, например, высокая "алковместимость" — отдельный способ заслужить уважение в компании. К тому же, в Китае не принято пить мало. Если гость не готов осушать каждую налитую рюмку, ему лучше вообще не садиться за стол, иначе потеряет лицо.

Но даже китайцы признают — Япония, традиционный конкурент, обошла их по части выпивки. Там спиртное настолько глубоко укоренилось в культуре, что без него вообще нельзя представить социализацию. Сотрудники компаний вынуждены пьянствовать с начальством, если хотят повышения. При этом обильные возлияния и даже зависимость от них в обществе проблемой не считают.
Несколько лет назад серьезное беспокойство у медиков вызвали алкогольные тренды Южной Кореи. Самая пьющая из азиатских страна в мировом рейтинге лишь на тридцатом месте. Однако власти не спешат рассказывать корейцам об опасности пьянства. В итоге население выпивает в среднем по 13,7 шота в неделю.

Для южнокорейцев, как и для их восточноазиатских соседей, хмель — не способ утопить печали или забыться. Веселье тоже не на первом месте. Главное — связи, которые люди заводят во время совместных попоек. И пока в массовом сознании горячительные напитки — способ построить карьеру, бороться с привычкой очень трудно.

Алкоголь играет важную роль в социализации не только в Азии, но и в других странах мира. Совместные возлияния для многих — возможность сблизиться с людьми, повысить шансы на продвижение по службе и просто хорошо провести время. В то же время статистика беспощадна: три миллиона смертей в мире ежегодно происходит из-за алкоголя. Эксперты ВОЗ также связывают чрезмерное употребление алкоголя с психическими расстройствами, распространением инфекционных заболеваний, таких как туберкулез и ВИЧ.

При этом не всегда учитывают смерти по неосторожности, несчастные случаи, дорожные аварии, совершенные в хмельном угаре. От трагедии не застрахованы нигде: ни на Западе, ни на Востоке. И уж точно в статистические данные не входят разрушенные браки и несчастное детство в семье алкоголиков. Тут никакая псевдонаучная теория не сойдет за оправдание.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

25

Байден не получит мандат единого Запада на переговоры с Путиным

95
(обновлено 10:03 07.05.2021)
О предстоящей, вероятнее всего, в июне встрече президентов России и США читайте в материале колумниста.

Российско-американская встреча в верхах состоится в середине июня в Европе — хотя официального подтверждения пока что нет, и Кремль не торопится отвечать на предложение Вашингтона, все идет к тому, что через сорок дней Путин и Байден встретятся в одной из европейских столиц, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Место еще не выбрано, но с датами уже понятно — переговоры могут пройти 15-16 июня (или в один из этих дней, если саммит будет однодневным). К этому времени Байден уже несколько дней будет находиться в Европе — он посетит саммит "Большой семерки" в британском Корнуолле (11-13 июня) и саммит НАТО в Брюсселе (14 июня). И в статусе лидера западного мира, то есть в сильной позиции, поедет на встречу с Путиным — так это представляют себе в США. А что в реальности?

Единый Запад формально все еще существует — более того, он уверяет себя и остальных, что пережил трудный период раскола в годы президентства Трампа, когда под вопрос были поставлены и атлантическая солидарность, и будущее альянса США и Европы. Мы снова вместе, радуются в Европе, а в США постоянно подчеркивают свою верность союзникам и приверженность общим ценностям. Но все эти громкие слова не могут скрыть растущие реальные разногласия между двумя частями единого организма, созданного англосаксами после Второй мировой войны. США хотят и дальше вести Европу за собой — но Европа не может себе позволить и дальше жить в качестве младшего партнера Штатов. Не только потому, что Евросоюз может сохраниться и укрепиться только при движении в сторону полноценного суверенитета, но и потому, что минусы от пребывания в составе единого Запада давно уже перевешивают плюсы.

Пока атлантический проект глобализации под руководством Запада был (а точнее, казался) успешным, можно было довольствоваться ролью ведомого, оправдывая свое положение тем, что находишься в коалиции победителей и хозяев будущего. Но как только (после 2008 года) стало понятно, что никакой глобализации по западным (англосаксонским) правилам не будет, Европа оказалась перед необходимостью выбора. Оставить все как есть и оказаться в итоге в лагере проигравших (да, через несколько десятилетий, но они промелькнут быстро) — или взять курс на стратегическую автономию. Которая подразумевает не только геополитический и военный суверенитет, но и возможность самостоятельно выстраивать отношения с центрами силы формирующегося многополярного мира, играть свою партию в концерте великих держав. Евросоюз до сих пор не сделал свой выбор, продолжая балансировать между верностью атлантической солидарности (то есть сохранением своей вассальной зависимости от англосаксов) и намеками на желательность обретения геополитического суверенитета. За подобное безволие приходится платить — в том числе и отношениями с другими центрами силы и мировыми державами. Напряжение с Россией, потом американское требование присоединиться к санкциям против Ирана (то есть пожертвовать своими интересами), дальше накат на европейско-китайские отношения. Европа теряет куда больше, чем приобретает, — и это не могут не понимать и рядовые европейцы, и европейские элиты.

Что будет обсуждать Байден в Европе накануне встречи с Путиным? То же самое, что только что обсуждали в Лондоне на встрече министров иностранных дел G7: противодействие России и Китаю. Об этом же речь пойдет и на саммите НАТО — "агрессивные действия России и международные изменения в сфере безопасности, связанные с усилением Китая".

То есть из геополитически наступательного (диктующего всему миру свои правила в процессе глобализации) западный альянс превращается в оборонительный — так, по крайней мере, это выглядит с точки зрения риторики. Что говорил на лондонском саммите министр иностранных дел Германии Хайко Маас?

"Это встреча либеральных демократий, которые хотят вместе выступить против авторитарных режимов по всему миру". Ну то есть все та же песня про авторитарных Путина и Си Цзиньпина, которую пел недавно в конгрессе Джо Байден. Да, Маас при этом говорит и о том, что ЕС согласен осуществлять вместе с США "политику, цель которой — не рыть новые ямы и не начинать новый конфликт между Востоком и Западом". Но по факту получается, что европейские атлантисты вроде Мааса подстраиваются под абсолютно идеологический поход против "автократов", провозглашенный администрацией Байдена. Идеологические штампы, как и разговоры о том, что Китай и Россия "первые начали", лишь прикрывают банальную вещь: Европе предлагается поучаствовать в сдерживании России и Китая — то есть в выгодной англосаксам политике. Причем сдерживание это будет происходить в основном за европейский же счет. Речь не об отказе от "Северного потока — 2" (его Берлин отстоит), а о лишении европейцев права самостоятельно определять масштабы и сферы своих отношений с Китаем, Россией, Ираном и т. д. То есть Европу хотят вернуть в то же состояние, в котором она была до создания Евросоюза, — к временам холодной войны, хотя даже тогда у европейцев периодически получалось отстаивать свои интересы. Первые газопроводы, восточная политика ФРГ в начале 70-х при Брандте, самостоятельная игра Франции, интересы итальянского бизнеса в СССР — все это было как в годы разрядки в отношениях США и СССР, так и в годы роста напряженности между Вашингтоном и Москвой. Сейчас европейцам с трудом удается отстаивать даже тот, полувековой давности, уровень самостоятельности в отношениях с Россией. Может ли им нравиться подобная ситуация? Естественно, нет.

Поэтому у Байдена на встрече с Путиным не будет никакого мандата на переговоры от единого Запада — какие бы пафосные слова про общую "защиту Украины", "свободу Навальному" и что угодно еще ни были сказаны в совместных декларациях "Большой семерки" и НАТО. Байдену придется говорить с Путиным в качестве президента США — и даже если он попытается вести себя как "император Запада", на президента России это не произведет никакого впечатления.

А символически логичным местом для саммита представляется Вена — не только в связи с более чем разумной позицией австрийцев (не входящих в НАТО и последовательно отстаивающих свое право на взаимовыгодные отношения с Россией). Вена уже дважды принимала советско-американские встречи в верхах, причем оба раза как раз в июне: в 1961-м Кеннеди и Хрущева, а в 1979-м Брежнева и Картера. Оба саммита стали единственными встречами этих руководителей — и вслед за ними (но не вследствие их) последовало обострение отношений. Тем не менее в 1979-м в Вене был подписан ОСВ-2 — Договор об ограничении стратегических вооружений, из которого потом вырос в том числе и СНВ-3, продленный в этом феврале Байденом и Путиным. Да и Байдену, любящему вспоминать о своих мифических встречах с Брежневым и только что навестившему Картера, будет приятно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

95

Великая Отечественная война в объективе знаменитых фоторепортеров

0
(обновлено 14:57 09.05.2021)
Фотокорреспонденты работали на передовой и в тылу, их снимки стали символами Великой Отечественной, сейчас они позволяют ощутить ужас той войны. Сотрите в фотоленте РИА Новости.

Знаковые кадры Макса Альперта, Анатолия Гаранина, Евгения Халдея, Якова Рюмкина, Марка Маркова-Гринберга и Всеволода Тарасевича — в подборке РИА Новости.

0
  • © Sputnik / Max Alpert

    Великая Отечественная война 1941 - 1945 годов. "Комбат" Макса Альперта. Младший политрук 220-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии 18-й армии Алексей Еременко заменил раненого командира роты и погиб, поднимая бойцов в контратаку. Село Хорошее Славяносербского района Луганской области.

  • © Sputnik / Max Alpert

    Советские женщины и дети возвращаются домой, 1943 год

  • © Sputnik / Max Alpert

    Разведчики форсируют кубанские плавни, 1943 год

  • © Sputnik / Yevgeny Khaldei

    Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Жители столицы 22 июня 1941 года во время объявления по радио правительственного сообщения о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз.

  • © Sputnik / Yakov Ryumkin

    "Мирные воспоминания". Сталинград, 1943 г.

  • © Sputnik / Max Alpert

    Артиллерийский расчет ведет огонь по врагу. Северный Кавказ.

  • © Sputnik / Yevgeny Khaldei

    Зенитчики охраняют небо над освобожденным Севастополем, 1944 год.

  • © Sputnik / Vsevolod Tarasevich

    Жители блокадного Ленинграда набирают воду из разбитого водопровода на обледенелой улице.

  • © Sputnik / Anatoliy Garanin

    Танковый полк при Военной Академии механизации и моторизации им. Сталина. Перед отправкой на фронт. Москва, июнь 1941 года.

  • © Sputnik / Anatoliy Garanin

    "Смерть солдата". Великая отечественная война 1941-1945 гг. Крымский фронт, Керченское направление апрель-май 1942 года.

  • © Sputnik / Anatoliy Garanin

    Аэростаты на Невском проспекте в Ленинграде.

  • © Sputnik / Anatoliy Garanin

    Мать укрывает своего ребенка во время обстрела. Деревня Красная слобода, Брянский фронт 1941 год.

  • © Sputnik / Yevgeny Khaldei

    Великая Отечественная война (1941-1945 гг.). Оборона Севастополя и битва за Крым (сентябрь 1941 - июль 1942 гг.). Пленные немцы на развалинах Севастополя около Графской пристани.

  • © Sputnik / Yevgeny Khaldei

    Черноморский флот. Истребители гвардейского Краснознаменного авиаполка в небе над Севастополем.

  • © Sputnik / Max Alpert

    Гитлеровцы сожгли дотла белорусскую деревню. Белоруссия.

  • © Sputnik / Mark Markov-Grinberg

    Советские воины разбирают почту. 2-ой Белорусский фронт. Великая Отечественная война 1941-1945 годов.

  • © Sputnik / Anatoliy Garanin

    Пленные немцы в Подмосковье. "Сверхчеловек". Декабрь 1941 год.

  • © Sputnik / Anatoliy Garanin

    Мобилизация. Колонны бойцов движутся на фронт. Москва, 23 июня 1941 года.

  • © Sputnik / Mark Markov-Grinberg

    Великая Отечественная война (1941—1945). Брянский фронт. На учениях танк переходит окоп с солдатами.

  • © Sputnik / Yevgeny Khaldei

    Жители деревни Омолица приветствуют советского летчика Семена Бойко, прилетевшего первым на югославскую землю.

  • © Sputnik / Yevgeny Khaldei

    Советские автоматчики ведут бой на Графской пристани.

  • © Sputnik / Yevgeny Khaldei

    Военная регулировщица Мария Шальнева на Александерплац в Берлине, 1945 год.

  • © Sputnik / Max Alpert

    Москва. 1945 г. Парад Победы. Знамёна поверженных фашистских армий падают к стенам Кремля.

  • © Sputnik / Anatoliy Garanin

    Лучи прожекторов войск ПВО освещают небо Москвы. Москва, июнь 1941 год.

  • © Sputnik / Yevgeny Khaldei

    Великая Отечественная война 1941-1945 г.г. Знамя Победы над Берлином.