Польский президент разгадал суть России

96
Польский президент Анджей Дуда на днях посетил границу между Грузией и Южной Осетией и высказался о России, как об агрессоре, в отношении которого нужны решительные действия со стороны международного сообщества.

В написанном бароном Е. Ф. Розеном либретто для оперы "Жизнь за царя" в списке действующих лиц фигурируют "гости обоего пола" и отдельно "воины-удальцы". Все они появляются во втором, "польском" акте.

В интервале между танцами (краковяком, etc.) гости обоего пола поют о России:

"Как смеет противиться эта держава,

Над коей висит наша ратная слава,

Как меч Дамоклеев, готовящий месть!"

А затем следует ответ удальцов:

"Могущество польское все одолеет,

Вот мы вызываемся все разрешить!

И польскую честь на Москве воцарить!"

Польский президент Анджей Дуда, посетивший на днях границу между Грузией и Южной Осетией, высказался совершенно в духе поэтики барона Егора Францевича: "Россия не является нормальной страной, это страна-агрессор, нужны решительные действия со стороны международного сообщества в ответ на агрессию".

Впрочем, иные наши патриотические тексты на польскую тему также нашли отражение в устном творчестве Дуды, пишет Максим Соколов для РИА Новости.

Н. П. Кончаловская в дидактической поэме "Наша древняя столица" (1950 год) так воспроизводила обращение 1558 года Сигизмунда II к мировому сообществу:

"…Пора подумать, чем грозит Восток,

Чтобы не пришлось нам сетовать в печали,

Если русский варвар будет к нам жесток.

Быстро научаются эти московиты

И владеть оружием, и вести войну,

Если ж будут к Балтике им пути открыты,

Как нам быть спокойным за свою страну?"

Дуда также пообещал "поднять вопрос об отношениях с Москвой на сессиях Генассамблеи ООН и площадках ОБСЕ". Круль Сигизмунд, натурально.

Куда правитель Речи Посполитой, туда и паны. Причем паны уже во все стороны грозят польским могуществом, которое все одолеет.

Бывший военный министр Польши Ян Парыс сообщил, что "Берлин должен выплатить Варшаве компенсацию из-за строительства "Северного потока — 2" в размере пяти миллиардов евро. "Наша безопасность серьезно пострадала из-за этого газопровода, поэтому требования к Берлину вполне обоснованны". Даже не боится немецкого варианта "Накося — выкуси".

А замминистра иностранных дел Павел Яблоньский намерен противодействовать нерешительным и колеблющимся американцам: "Мы оцениваем это (отказ США от санкций за СП-2) однозначно негативно и продолжаем оказывать давление, чтобы это решение изменить, это решение отменить. Мы можем сделать это эффективно".

Вашингтон мнит себя властелином мира? Гоноровые паны покажут, кто тут властелин.

В 1945 году красноармейцы язвили: "Войско Польско Берлин брало, а российско помогало". С тех пор представление о ведущей роли Польши в мировой истории и в мировой политике у наших соседей не изменилось.

Вообще-то, в былые времена образы панов Врублевского и Муссяловича в "Братьях Карамазовых", выглядящих довольно засаленно, но при этом очень фанфаронисто, воспринимались скорее как фига и карикатура, порожденная пристрастностью мрачного гения. Теперь же — и чем далее, тем более — фантазии жестокого таланта начинают отдавать фотографическим реализмом.

Вопрос "Какая муха их укусила?" в таком общем виде не имеет смысла. Она и прежде их периодически кусала, вот и вновь Польша вообразила себя гигиеной Европы.

Но почему именно теперь? Вообще-то, трезвость политического расчета не относится к сильным сторонам польской политической элиты. Вспомним хотя бы конец 30-х годов, когда Польша увлеченно выстраивала ось Варшава — Берлин, и чем все это кончилось. Фиаско неумолимо приближалось, а в Варшаве этого в упор не видели и грезили о величии. Более того, прямо как на оперном балу у короля Сигизмунда, когда прибытие взмыленного гонца с известием: "Фортуна грозит нам бедою" вызывает бравурную реакцию удальцов — "Вот мы вызываемся все разрешить!"

Но ведь и сейчас все примерно на той же линии. Богатые субсидии Брюсселя подходят к концу (что странным образом совпало с внезапно вспыхнувшим желанием получать теперь уже от Берлина репарации и компенсации). Украинский режим, вместо того чтобы сделаться покорным сателлитом Речи Посполитой, эволюционирует куда-то совсем не туда. Белоруссия, казалось бы, уже включаемая в польскую сферу влияния, в последний момент вырвалась — Лукашенко оказался злоупорен. И даже за океаном начальство озабочено в первую очередь своими негоциями. Конечно, там нисколько не полюбили Россию (с чего бы вдруг?), но при планировании своих маневров Вашингтон — что, вообще-то, естественно и ожидаемо — думает только о собственных интересах, а не об амбициях гоноровой шляхты.

В таких обстоятельствах вдумчивые политики скорее сосредотачиваются. Но смелые удальцы поступают с точностью до наоборот. Традиция — душа держав.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

96

Джо Байден

Американцы что-то замышляют против России важно их не спугнуть

37
(обновлено 18:22 12.06.2021)
Европейское турне Байдена закончится встречей с Путиным, и на пути к ней президент США хочет "накачать мускулы", то есть провести встречи с союзниками, замечает обозреватель РИА Новости.

Целая череда саммитов — от НАТО до ЕС — но центральным событием, естественно, является саммит "Большой семерки" на британском курорте Карбас-Бей, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Начавшаяся в пятницу встреча продлится беспрецедентно долго (для последних лет): целых три дня. Давно не виделись? Конечно. Последний раз западные лидеры собирались почти два года назад во французском Биаррице. С тех пор мир изменился так сильно, как он не менялся, пожалуй, с начала 1990-х, то есть с момента краха СССР, — причем, как и тогда, последствия перелома будут долгоиграющими. На заседании "Семерки" хотят обсудить — и осудить — Россию. Но поможет ли это Байдену — даже не на встрече с Путиным, а стратегически?

"Большая семерка" как формат пребывает в глубоком кризисе: она возродилась в 2014-м, после распада включавшей Россию "Восьмерки". Исключившие (или приостановившие, по их словам) Россию западные страны с тех пор не раз намекали на возможность возвращения нашей страны в "клуб мировых держав" — если Москва изменит свое поведение. Или даже без этого. Например, Дональд Трамп все годы своего президентства спрашивал своих коллег по "Семерке": "А где же Путин? Что же мы обсуждаем Россию без России?"

Трамп не раз предлагал позвать российского президента на встречи, но каждый раз сталкивался с протестом британцев и канадцев, да и Меркель не горела желанием вернуть Путина в клуб. И это при том факте, что Россия изначально давала понять: она не собирается восстанавливать формат "Большой восьмерки", нам хватает "Большой двадцатки". А если "Семерка" хочет возобновить общение с Россией — милости просим к нам в гости, ведь именно в России должен был пройти саммит "Восьмерки" в 2014-м.

Пустые разговоры ни к чему не привели, хотя в 2020-м Трамп был более чем серьезно настроен позвать Путина. Пользуясь тем, что саммит должен был проходить в США, Трамп хотел пригласить российского президента в качестве специального гостя — их список определяет хозяин встречи. Российский президент не отвечал на неофициальное приглашение — отношения двух стран были уже настолько плохими, что шансов на подобную поездку практически не было, хотя сама идея провести в США на полях "Семерки" отдельную встречу ее участников с Путиным полностью Москвой не отвергалась. Однако коронавирус решил проблему единства Запада. Саммит "Семерки" просто не состоялся — даже попытки его переноса на более позднее время не помогли. После того как Ангела Меркель отказалась приезжать в США из-за карантина, о встрече пришлось забыть.

А там и Трампа из Белого дома выпихнули — и теперь в "Семерке" одни единомышленники? Так хочет представить дело Джо Байден: ведь написал же он, что встреча с Путиным в Женеве "произойдет после дискуссий на высоком уровне с друзьями, партнерами и союзниками, которые смотрят на мир в том же ключе, что и Соединенные Штаты, и с кем мы возобновили связи и поставили общие цели". И вообще: "мы едины в ответе на вызовы со стороны России в отношении европейской безопасности, начиная с ее агрессии на Украине. Не будет никаких сомнений в решимости Соединенных Штатов защищать наши демократические ценности, которые мы не можем отделять от наших интересов".

То есть Запад занимает единую позицию в отношении России? Да и Китая — ведь в воскресенье лидеры "Семерки" обсудят "безответственное и дестабилизирующее поведение России" и Китай. Штатам очень нужен единый фронт с европейцами против Москвы и Пекина, и хотя сами европейцы не горят желанием подносить снаряды в чужой войне, но вынуждены играть в предлагаемых обстоятельствах. Все ради сплоченности, к которой призывает их Байден. И вот что отвечает глава немецкого МИД Хайко Маас, приветствующий "возвращение США на международную сцену":

"Если мы мужественно воспользуемся велением времени, будем действовать единодушно и действенно, то докажем устойчивость нашей открытой экономической и общественной модели, в том числе по отношению к Пекину и Москве... Возможность добиться этого в решающей мере зависит от европейцев... Лишь солидарная во внутренней и дееспособная во внешней политике Европа сможет получить необходимый вес в глобальном масштабе".

То есть если Европа хочет стать серьезным мировым игроком, она должна быть едина в своей внешней политике? Тут нечего возразить, но дальше возникает вопрос, какой будет эта внешняя политика? Отвечающей интересам Европы — или обслуживающей интересы англосаксов, атлантистов, то есть тех, кто делает ставку на сдерживание Китая и России через сплочение вокруг себя всех, кого удастся запугать китайской и русской угрозами?

Европе придется дать ответ, иначе "Семерку" снова попытаются превратить в "гегемона и его шестерку". Причем место Европы в ней будет даже меньше нынешнего. Потому что англосаксы хотят преобразовать "семерку" в "десятку" — об этом давно уже говорил Борис Джонсон. На нынешнем саммите в качестве специальных гостей будут руководители Индии, Австралии, Южной Кореи и ЮАР (всех, кроме последней, звали и в прошлом году — а все, кроме Южной Кореи, были на саммите в Биаррице в 2019-м — но тогда они были разбавлены другими гостями).

Вот и образ будущей "Десятки", а то и G-11?

Только в теории — потому что на практике построить в одну линию даже страны "Семерки" англосаксам (США и Великобритании) уже не под силу. Свои интересы у Японии (в том числе и на российском направлении), не утратила относительную геополитическую автономию Франция, особняком стоит Италия (и по российскому, и по китайскому вопросам), да и германский проект евроинтеграции все больше будет входить в противоречие с атлантическими интересами.

Да, есть принадлежащая к англосаксонскому миру Канада, можно добавить такую же Австралию. Тогда все ядро англосаксов будет собрано в одном формате — но зачем это остальным участникам клуба? Да и Япония вряд ли будет довольна присоединением к клубу Южной Кореи. А уж Индия и вовсе станет там чужой: в отличие от всех остальных участников формата, она не является ни военным союзником Штатов, ни зависимой от них в военном плане страной. Не говоря уже о том, что усиливающаяся антикитайская и антироссийская ориентация атлантистов вовсе не близка Дели, — Запад может отчасти использовать его беспокойство перед китайской мощью, но записываться в лагерь сдерживающих Китай стран Индия не станет.

Даже не слишком самостоятельная Австралия, активно подписавшаяся на сдерживание Китая, уже жалеет об этом (выискивая варианты смягчить американо-китайское противостояние), ну а для Индии, входящей вместе с Россией и Китаем в ШОС и БРИКС, ориентация на Запад и вовсе неприемлема.

США и Великобритания могут подписать новую "Атлантическую хартию" (о сплочении "демократических стран" для противостояния угрозам со стороны автократических режимов, то есть России и Китая), но они не могут выстроить на этой основе широкую коалицию. Идея "союза демократий", которую вынашивал Байден еще до победы на выборах, не просто нежизнеспособна — она контрпродуктивна для самих США и англосаксонского мира. Попытка сплотить союзников уже не только на антироссийской, но и на антикитайской платформе (то есть демонстративно вести себя с ними не как с партнерами, а как с вассалами) приведет лишь к росту противоречий внутри западного лагеря, углубит расхождения между атлантистами и остальным миром, обнажит стратегическое одиночество англосаксов.

И если Штаты выбирают такой геополитический курс — не в интересах России убеждать их в его ошибочности. Наоборот, нужно не мешать Байдену идти вперед по этой лестнице, ведущей в тупик.
Если верить журналу Time, Байдена готовят к встрече в Женеве в жестком стиле — цель США на саммите состоит в том, чтобы Путин ушел со встречи со словами: "Американцы что-то замышляют против нас". Да, действительно замышляют, и мы даже знаем, что именно, — главное, теперь не спугнуть их.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.