Байден уточнит, готова ли Россия на самоубийство

99
(обновлено 18:10 11.06.2021)
Встреча Владимира Путина и Джо Байдена в Женеве будет только частью давно назревавшей и серьезнейшей смены курса США на мировой арене, пишет колумнист РИА Новости.

"Такие вещи государства делают перед войной", как бы вскользь заметил в одной из наших телевизионных дискуссий Андрей Безруков, полковник Службы внешней разведки, а сегодня мирный профессор университета МГИМО, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Речь о действительно серьезной акции американской администрации, которая заказала еще в феврале исследование уязвимости страны от цепочек снабжения критически важными товарами. Исследование закончено вот сейчас, накануне поездки президента Джо Байдена в Европу, где среди прочего пройдет и его встреча с президентом Владимиром Путиным.

О том, что эта встреча в Женеве будет только частью давно назревавшей и серьезнейшей смены курса США на мировой арене, мы чуть ниже поговорим. Что же касается уязвимости Америки, то она, по итогам исследования, выявлена как минимум в трех сферах — в поставках лекарств, полупроводников и редкоземельных элементов. И во всех случаях речь идет о Китае, то есть об опасной зависимости снабжения США от державы, равной Америке по общему весу на мировой арене.

Дальше, тоже на днях, последовала акция номер два — разработка закона об инновациях и конкуренции. Он прошел сенат США и скоро будет задействован. И здесь речь прежде всего о конкуренции с той же державой. Двести пятьдесят миллиардов долларов выделяется по этому закону на повышение конкурентоспособности американской экономики перед лицом Китая. Речь о субсидиях на ускорение инновационных разработок и прочей поддержке американских передовых отраслей.

Тут есть одна смешная особенность ситуации. Годами в США объясняли, как недопустима китайская господдержка передовых и многих других отраслей. Пекинская программа "Сделано в Китае 2025" объявлялась образцом неправильной конкуренции и воплощением зла. То есть вопль стоял о том, что Пекин играет не по правилам, играет нечестно. Честно — это когда конкурируют только независимые частники и победу определяет божество по имени Рынок. Но сейчас, когда оказалось, что игра Китая приводит к выигрышу, да еще глобального масштаба, США совершенно спокойно решили делать то же самое.

Теперь о масштабах происходящего. Эксперты говорят, что администрация демократов унаследовала идею республиканцев о реиндустриализации Америки и что речь о программах, рассчитанных на десятилетия. И еще о том, что для США вопрос стоит так: победить в этой борьбе или погибнуть.

Насчет гибели — это, может быть, чересчур. Но вот оценка обозревателя лондонской The Guardian: к концу десятилетия Китай обгонит США по объему экономики, но не просто, а с довеском — приобретя мировое технологическое лидерство (что мешает Пентагону спать по ночам). Сама идея такой потери лидерства для США ужасна.

Ключевое слово во всех этих тесно связанных сюжетах — "технологии". Общий объем производимого в год продукта — это, конечно, важно, но скорее в пропагандистском плане. А вот нынешний относительно равный статус двух сверхдержав по части технологического превосходства — это кошмар, выход же Китая на роль мирового технологического лидера — это кошмар-кошмар.

Именно с такими настроениями готовилась нынешняя поездка Джо Байдена в Европу. Тот же материал в лондонской газете довольно четко описывает всю концепцию этой дипломатической вылазки. Байден будет встречаться с лидерами Запада в Корнуолле, Великобритания, в рамках саммита G7. Потом будет разговор с НАТО и евроструктурами. И разговор пойдет прежде всего и почти только о Китае. Байден намерен позвать весьма скептически настроенных европейцев на вторую холодную войну, на этот раз с Китаем.

Почему они скептически настроены? Только одна деталь того, как такая война должна выглядеть: по итогам упомянутого выше исследования уязвимости Америки и согласно упомянутому закону о конкуренции, в США создается "ударная группировка" во главе с торговым представителем или другим человеком министерского ранга. Эта ударная сила будет определять, какие из китайских товаров были созданы на основе технологий, украденных у американцев. И дело не только в том, что такие товары нельзя будет ввозить в США. Про их краденый статус будут сообщать также европейцам и прочим союзникам. Далее последним будет предложено верить Америке на слово и тоже не покупать эту чересчур конкурентоспособную продукцию.

Поверят ли союзники и в полном ли составе? Вопрос сложный. Если вновь обратиться к The Guardian, то там цитируется анонимный дипломат, замечающий: европейцам может не нравиться то, что Китай делает (в той или иной ситуации), но американцам не нравится то, чем Китай является, а именно — равной Америке силой в мире, независимо от того, делает ли он вообще что-нибудь.

Саммит в Женеве, по этой логике, оказывается на периферии европейской поездки Байдена. Двусторонние отношения с Москвой для него вторичны. И американский президент прежде всего займется прощупыванием позиций России по поводу предстоящей на десятилетия вперед холодной войны США и Китая. Естественно, никто не ждет, что Москва вдруг подпишется на конфронтацию с Пекином. А вот узнать, как Россия может повести себя в нескольких гипотетических пока ситуациях, — это Америке полезно. Может, Россия вдруг захочет совершить геополитическое самоубийство и занять какую-то нейтральную позицию в назревающей конфронтации.

Хотя чего проще: есть две сверхдержавы, одна — проигрывающая — готовится противостоять другой. Обе — экономические гиганты и технологические лидеры, поэтому потенциально выгодные партнеры. Но одна держава за последние годы сделала (и сказала) России немыслимое количество пакостей. Другая же держава как минимум ничего такого не делала и не говорила, вдобавок развивает с нами сотрудничество там, где это получается. Какую же тут позицию Москвы можно себе представить?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

99

На словах давить, на деле сотрудничать: "новая" стратегия ЕС в отношении России

111
Народная пословица гласит, что все новое является хорошо забытым старым. Это правило неприменимо к тому, что представлено как новая стратегия ЕС по отношению к России, пишет автор Sputnik.

Ростислав Ищенко, международный обозреватель – для Sputnik

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности (с изрядной долей условности его называют министром иностранных дел ЕС или главой европейской дипломатии) Жозеп Боррель обнародовал доклад, который 24-25 июня будет рассмотрен в Брюсселе на саммите Евросоюза. В нем он огласил три принципа, на которых будет строиться "новая" стратегия ЕС в отношении России.

Слово "новая" я неслучайно взял в кавычки. В данном случае говорить о "новизне" могла бы спящая красавица, благополучно проспавшая последние полвека и вчера неожиданно проснувшаяся.

"Давать отпор, сковывать, взаимодействовать", - ровно то же самое, что ЕС делал на российском направлении последние двадцать пять лет, как минимум. Причём даже смысловая нагрузка этих терминов не изменилась. В интерпретации Борреля "давать отпор" - означает вмешательство во внутренние дела России под предлогом защиты прав человека, принципов демократии и международного права. "Сковывание" определяется как защита информационного пространства Евросоюза от попыток России донести свой взгляд на актуальные проблемы современности.

"Взаимодействие" же означает координацию усилий с Москвой в тех областях, в которых ЕС не может достичь желаемого успеха без российской поддержки.

По советским лекалам?

Если в этом есть что-то новое, то исключительно названия, присвоенные принципам, на которых базируется европейская стратегия на российском направлении. Суть же ее не изменилась ещё с тех пор, как ЕС взаимодействовал с ныне несуществующим СССР, и даже с тех пор, как в первой половине ХХ века страна советов взаимодействовала с европейскими странами.

Тем не менее, для чего-то ЕС о новой-старой стратегии заявил. Более того, заявление Борреля прозвучало сразу после саммита ЕС-США (15 июня) и до российско-американской встречи в верхах в Женеве (16 июня).

Значит ли это, что евродипломат пытался послать Москве сигнал, что по итогам переговоров с Байденом в отношении Москвы с Западом ничего не изменится? Нет, не значит. Ибо все изменилось еще до переговоров. Ведь в лице Байдена именно коллективный Запад (причем его наиболее "ястребиные круги") вынужден был запросить у России переговоры на равных, под давлением обстоятельств непреодолимой силы признав, что многолетняя политика давления и повышения ставок в отношениях с Москвой себя исчерпала. У Запада больше нет аргументов для продолжения действий в прежней парадигме.

Следим за руками!

Почему же Боррель новыми словами рисует старую политику?

Потому что давно пора привыкнуть к тому, что Запад говорит одно, думает другое, а делает третье. А также вкладывает в один и тот же термин массу разных смыслов. Для внутреннего западноевропейского употребления смысл один, для России - другой, для серой лимитрофной зоны на восточных границах ЕС – третий.

В данном случае важны незадекларированные принципы, которые, в отличие от весьма подвижной международной политики ЕС, остаются неизменными на протяжении десятилетий, а конкретные действия по их реализации и приоритетности.

Простой пример. В полузабытой уже истории с Навальным Германия заняла формально весьма жесткую позицию. Немцы на высшем уровне безоговорочно приняли версию отравления, официально выражали России протесты и озабоченности. Но когда их союзники по ЕС попытались намекнуть, что сильным ходом в данной ситуации было бы введение санкций против "Северного потока – 2", германские политики сказали "это другое" и постарались оперативно сбагрить оппозиционера назад в Россию.

Результат: Навальный сидит, "СП-2" практически достроен (даже США уже не берутся помешать окончанию строительства), об инциденте все почти забыли.

Действия Германии полностью соответствовали задекларированной только вчера "новой" стратегии ЕС. Берлин "дал отпор", озаботившись здоровьем оппозиционера, "сковал" Россию, отказавшись рассматривать альтернативные версии его болезни, при этом успешно продолжает взаимодействие с Москвой по конкретным важным для