Американцев исключили из честной игры на Олимпиаде

194
(обновлено 12:00 03.08.2021)
Российские олимпийцы проявили на Олимпийских летних играх в Токио поистине византийское коварство.

Приехали с урезанной по самое не могу командой: десять легкоатлетов вместо обычных ста — это вообще как? Выдержали девятый вал пропагандистского хейта. Выступают в нейтральной форме без флага и гимна. Сдают анализы на допинг практически в круглосуточном режиме — посмотрите хотя бы на издевательства над Софьей Великой. И умудряются при этом побеждать, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости.

Первый концерт Чайковского довольно прочно уже вдолбился в подкорку зрителям. "Трам-там-там-там!" — вздрагивают по ночам американские пловцы и французские саблистки.

Подождите. Мы же так не договаривались. По плану российские спортсмены должны были приехать и все проиграть. Они же, по версии западных партнеров, все на допинге. Как же так? Но успех российской сборной стал живым и наглядным доказательством, что вся эта история с "допингом", подменами тестов и усами Родченкова была очередным бредовым фейком — типа бесконечных историй про "Новичок".

А на игле сегодня сидят, причем массово и совершенно официально, сотни и тысячи западных — прежде всего американских — спортсменов. Отмазка у них совершенно простая, она называется "терапевтическое исключение". Злые языки называют ее "лицензией на допинг".

Достать ее совсем не сложно. Спортсмен предоставляет в свой национальный антидопинговый комитет справку от врача и без особых проблем получает право на использование запрещенных веществ.

Ассортимент химии чрезвычайно широк. Тут и лекарства от астмы, которые в промышленных масштабах потребляют норвежские лыжники. И анаболики, в использовании которых постоянно подозревают теннисисток, сестер Вильямс. И разнообразные психотропы, с которыми, по всей вероятности, связаны проблемы американской гимнастки Симоны Байлз на Олимпиаде в Токио.

Занятно то, что выдача подобных разрешений и их содержание сугубо секретны. Это типа медицинские данные спортсменов, вещь личная, интимная. Отчетность национальных антидопинговых комитетов составляется так, чтобы никто ничего не понял.

Австралийские активисты, пытающиеся реально бороться с допингом, выяснили, например, что в 2012 году в стране выдавали терапевтические исключения на 37 сильнодействующих лекарственных средств — от инсулина до риталина. Однако сколько конкретно разрешений на каждый препарат было выдано и кому, никто просто не знает.

Только несколько хакерских взломов баз данных WADA (Всемирного антидопингового агентства) позволили удостовериться в очевидном: ведущие западные спортсмены регулярно травились разнообразной химией в попытке обойти конкурентов.

Адский коктейль из морфина, викодина, триамцинолона находили в анализах легендарного британского бегуна Мо Фара. Никто, однако, не поставил под сомнение его олимпийское золото. О дисквалификации и речи не было. Королева Великобритании посвятила его в рыцари, и Мо продолжил свою спортивную карьеру. Он поехал бы и в Токио — если бы сумел пройти отбор в сборную.

Запрещенные вещества на протяжении нескольких лет находили в допинг-пробах сестер Уильямс и Симоны Байлз. Но все три спортсменки были допущены до соревнований и выиграли все, что могли.

Размах проблемы напугал даже ко многому привычных американцев. Несколько лет назад популярный журнал USA Today попытался провести расследование, написал письмо в WADA. Типа, а правда ли все так плохо с анализами сестер Вильямс? А не стоит ли взять и опубликовать данные по терапевтическим исключениям? Пусть общественность узнает, чем ширяются легендарные спортсмены.

Всемирная антидопинговая организация не ответила на запрос. Никакой информации рассекречено так и не было. Журналистам пришлось удовольствоваться официальным заявлением Американского антидопингового агентства о том, что сестры Вильямс и примкнувшая к ним Байлз ни в чем не виноваты.

Байлз тогда пояснила, что с детства страдает гиперактивностью и дефицитом внимания и поэтому WADA разрешает ей принимать риталин. К чему это привело, весь мир увидел в Токио.

Риталин является мощным психостимулятором, в просторечии его называют "кокаином для бедных". Правила его провоза через границу очень сложны, во время пандемии они были ужесточены еще больше. По словам людей, знакомых с ситуацией, тренер Симоны Байлз не смог привезти в Японию запас риталина, требовавшийся его подопечной.

Оставшись без привычного лекарства, знаменитая гимнастка снялась с соревнований, бросив на произвол судьбы свою команду. Американские СМИ провозгласили ее героиней, разразились сентиментальными текстами. Назовем, однако, вещи своими именами. На глазах у всего мира ведущая американская спортсменка переживала банальную наркотическую ломку.

Чтобы отвлечь внимание публики от этого позора, глава Американского антидопингового агентства Трэвис Тайгарт обрушился на русских спортсменов: "Россия заслуживает сурового наказания и продолжает мошенничать".

Послушайте, но это же тот же самый Тайгарт, который недавно покарал американскую бегунью Ша'Карри Ричардсон одним чисто символическим месяцем дисквалификации. Ричардсон накурилась марихуаны прямо перед стартом. Обычно за такое WADA дисквалифицирует на четыре года.

А сейчас Тайгарт обвиняет Россию в "государственной поддержке допинга" и предлагает опубликовать все допинг-пробы олимпийцев. Что ж, в добрый путь. Российским спортсменам бояться нечего, МОК только что подтвердил, что никаких положительных проб у них нет. А вот на анализы американских спортсменов посмотреть будет занятно. Там, похоже, уже вся таблица Менделеева.

Русские привыкли к прессингу на международных соревнованиях. Но политизированность токийской Олимпиады просто зашкаливает. Не в силах победить в честном бою, западные партнеры изощряются в провокациях, вранье, откровенных наездах. "О спорт, ты — война!" — американцам стоило бы переделать олимпийский слоган, нынче это модно.

Все это вызывает только жалость, конечно. Ту ненависть, которая сегодня изнутри раздирает американское общество, эти несчастные спортсмены проецируют вовне. Они неистово пытаются превратить мирные Олимпийские игры в поле боя. Высоколобые аналитики называют это "экспортом хаоса", видят тут стратегические цели. Но все чаще кажется, что это просто инстинкт. Иначе партнеры уже просто не могут.

Безнаказанное употребление наркотиков и запрещенных веществ американскими спортсменами, возможно, даст им какие-то победы. Но на длинной дистанции это по-настоящему страшная вещь. Уже несколько поколений американских детей приучены к мысли, что стать звездой спорта можно, только если с малых лет накачивать себя разнообразной дрянью. Это беззаконие будут покрывать тренеры, врачи, Трэвис Тайгарт, все вплоть до президента. Что это, если не "государственная поддержка допинга"? WADA стоило бы заняться американцами — во имя будущего большого спорта.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

194

Европа опять собирается воевать

21
(обновлено 15:26 18.09.2021)
Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен объявила, что ЕС намерен завести собственную армию, чтобы не полагаться на США в вопросах обороны.

Непосредственным поводом для такого решения было афганское фиаско американцев. По мнению фон дер Ляйен, оно "ставит серьезные вопросы не только перед блоком НАТО, но и перед странами, входящими в состав ЕС", пишет Максим Соколов для РИА Новости. 

С чем нельзя не согласиться. Импульсивный характер решений, в том числе и военных, принимаемых США, которые никому не дают в них удовлетворительного отчета — в том числе и ближайшим союзникам, — напрягает европейцев и склоняет их к мысли, что военное строительство в Европе должно быть делом самой Европы.

И все же лучше не зависеть в такой мере от США с их гиппопотамьей грацией. К тому же дело не только в грации, а еще и в том, что вся американская политика — как внутренняя, так и внешняя — переживает сейчас сильный разброд и шатания: в Вашингтоне кто в лес, кто по дрова. И в таких чувствительных вопросах, как военные, лучше несколько дистанцироваться от заокеанского гегемона с его непредсказуемостью и откровенно пренебрежительным отношением к союзникам.

Не то чтобы Европа сильно стремится где-нибудь повоевать, тем более на своих границах. Такую отчаянную смелость демонстрируют разве что прибалтийские лимитрофы. Но осознание того, что Евросоюз, соизмеримый с США по населению и экономической мощи, является в то же время военным карликом, не может не угнетать европейцев. Потому что такая диспропорция ударяет по их амбициям не только в собственно военной — положим, европейцы нынче стали пацифистами, — но и во внешнеполитической сфере. "А сколько у Брюсселя дивизий?" — это вопрос очень варварский, но верный. Суверенитет и военный потенциал, что ни говори, трудно отделить друг от друга.

Недаром же вопрос о самостоятельных вооруженных силах Европы постоянно возникает начиная с 50-х. Парижские соглашения 1954 года были как раз об этом. Равно как и жестокие трения между Парижем и Лондоном в начале 60-х. Де Голль считал Лондон троянским конем США, торпедирующим усилия Парижа по строительству европейской армии.

И даже если не идти так далеко в прошлое, то совсем недавно — в 2018 году — французский президент Макрон заявил: "США — наш исторический союзник и продолжает им быть. Но быть союзником — не значит быть вассалом. Мы не должны зависеть от них". То есть опять свои вооруженные силы.

Однако включение в игру главы Еврокомиссии придает серьезной военной тематике несколько шутовской оттенок.
Та же самая фрау фон дер Ляйен, которая сейчас готова стать чуть ли не главнокомандующим европейской армией, всего четыре года назад, в бытность свою министром обороны ФРГ, заявляла: "Нет, европейской армии не будет". И подчеркивала, что Евросоюз не станет конкурировать с НАТО в вопросе национальной обороны, напомнив, что "ЕС и без армии вносит вклад в обеспечение безопасности". В 2017-м вносил, а теперь, стало быть, перестал вносить.

Это еще, положим, можно было бы объяснить стремительно меняющимся мировым ландшафтом, а значит, и переменами в потенциальном театре военных действий. "Весь мир меняется, несется все вперед, а я нарушить слова не посмею?"

Но тут есть другой нюанс. В течение пяти с половиной лет (2013-2019 годы), что фон дер Ляйен была министром обороны ФРГ, и она сильно не преуспела в строительстве германских Вооруженных сил. Один из ее предшественников на этом посту, военный министр при канцлере Коле Руперт Шольц, назвал состояние бундесвера при фрау министре "катастрофическим". Нехватка амуниции повсеместная — от исправных танков до солдатского исподнего. Пришлось снять с вооружения основную единицу стрелкового оружия, автомат Heckler & Koch's G36, поскольку выяснилось, что при легком перегреве ствола из него уже невозможно попасть в цель. Экспедиционный корпус в Афганистане не имел бронежилетов, немцы выпрашивали их у других европейских товарищей по оружию. И как венец всего — малопонятные откаты и гонорары сторонним консалтинговым фирмам. Все как мы любим.

Фон дер Ляйен может быть по духу хоть Брунгильдой, хоть валькирией, но доверять ей строительство европейской армии, где целью министерской амбиции должна быть точная пригонка амуниции, — после такого национального фиаско было бы опрометчиво.
Все это, разумеется, не отменяет в принципе соображений в пользу того, чтобы у ЕС появились свои солдатушки, бравы ребятушки под единым верховным командованием. Но при этом кадры решают все, а нынешние европейские кадры оставляют желать уж очень много лучшего. Не Тюренн, не Конде и даже не тов. Троцкий.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

21