Фестиваль Органные вечера в Пицунде

Король инструментов в Пицунде: знаменитому органу 44 года

938
(обновлено 10:24 01.11.2019)
Первого ноября 1975 года в соборе Андрея Первозванного в Пицунде впервые зазвучал уникальный орган, сделанный специально на заказ у знаменитого органного мастера Ганса Иоахима Шуке.

44 года назад в музыкальной и культурной истории Абхазии появилась новая страница. В республике впервые услышали звучание короля музыкальных инструментов. С тех пор орган, сконструированный немецкими мастерами высочайшего класса специально для здания собора в Пицунде, собирает вокруг себя музыкантов международного уровня и, конечно же, сотни благодарных слушателей.

Наала Авидзба, Sputnik.

Есть идея

Курорт Пицунда был одним из самых любимых мест для отдыха жителей Советского Союза. С 70-х годов в гостиничных комплексах на набережной весь год могли оставаться до трех тысяч гостей. Любили бывать здесь и высокие гости. Так, во время приезда в Пицунду председатель Совета Министров СССР Косыгин высказал пожелание установить в Пицундском соборе орган. Сложно сказать, была ли это обычная поездка или же специальный визит для оценки храма как будущего концертного зала, но вскоре эта идея стала реализовываться.

В качестве научного консультанта в Пицунду был приглашен знаменитый педагог, органист, профессор Московской консерватории Леонид Ройзман. Он же и посоветовал обратиться к прославленной органостроительной фирме "A. Schuke". Ее руководитель Ганс Иоахим Шуке прибыл в Пицунду в конце 1973 года. Господина Шуке сравнивали с великим мастером Готфридом Зильберманом, современником Баха. Шуке даже называли "Зильберманом XX века".  Он высоко оценил "благородную и смелую простоту стиля" собора. В итоге, контракт по изготовлению и установке органа был подписан.

Секретная миссия  

В феврале 1975 года заместителя директора Объединения пансионатов курорта Пицунда, инженера-строителя Валерия Джонуа неожиданно вызвали в Москву, в Центральный Совет по управлению курортами профсоюза. 

Ему поручили срочно выехать в Германию, в Потсдам, где от него требовалось уговорить руководство фирмы "A. Schuke" установить орган на полгода раньше указанного в договоре срока. Валерию Джонуа также сообщили, что это секретное требование секретаря ЦК КПСС, члена Политбюро Кириленко, но ему запретили упоминать это имя в Германии.

В Потсдаме экскурсию для него проводил главный конструктор фирмы господин Тилль. В подходящий момент Джонуа стал говорить о необходимости ускориться. Он взял на себя обязательства провести все необходимые подготовительные работы в храме. Представители фирмы пошли навстречу, с трудом согласившись завершить работы на четыре-пять месяцев раньше срока, но не более.

"Пройдет 10-20 лет, слушатели вашего органа не будут спрашивать, орган был построен до обеда или после обеда, они будут спрашивать о качестве звучания", — справедливо отметил тогда Тилль.

Строгая комиссия

После установки органа последовал осмотр принимающей комиссии. Пицундский орган принимала солидная комиссия, куда входили профессор Ройзман и заведующая органной мастерской Московской консерватории, концертирующая органистка Наталья Малина.

С немецкой стороны комиссию представлял сам Шуке. Члены комиссии пришли к единому мнению: несмотря на то, что каждый орган обладает своими особенностями, удачная и интересная диспозиция создает пицундскому органу исключительно яркую индивидуальность, а мягкий серебристый тембр инструмента в сочетании со строгой архитектурой придают пицундскому концертному залу особую неповторимость, и что древние стены с фрагментами фресковых росписей в основном XIV века уже к началу концерта будут располагать зрителей к глубокому восприятию божественных звуков. 

Органы открываются, как правило, концертами. 1 ноября 1975 года состоялось торжественное открытие органа в Пицунде. Первыми на инструменте сыграли органисты высочайшего класса — неизменный художественный эксперт-консультант фирмы "А. Schuke", профессор Лейпцигской консерватории Вольфганг Шетелих и органист Лейпцигского храма святого Томаса Ханес Кестнер.

Пицундские фестивали

С тех пор началась пора сентябрьских фестивалей и концертов в Пицунде, куда съезжались органисты со всей большой страны и из-за рубежа. Все друг друга знали, обстановка была дружная и радостная.

"Вы знаете, есть такое понятие "муки творчества". Так вот здесь никаких мук не было. Просто от души игралось, потому что все кругом великолепно. Откроешь в семь утра окно, из храма несется музыка – это Гарри Коняев играет, он всегда занимается с утра. Под окном цветут кусты граната, все благоухает, птицы летают, климат изумительный, место прекрасное совершенно", — вспоминает сегодня Наталья Малина.

Гарри Коняев, дипломант Лейпцигского конкурса имени Иоганна Себастьяна Баха, окончивший Тбилисскую консерваторию по классу фортепиано и органа, стал первым органистом Пицунды.

"Пицундский орган настолько замечателен, что, поиграв на нем однажды, музыканты были готовы приезжать вновь и вновь, чтобы еще раз пообщаться с этим инструментом. Этот инструмент — редкая жемчужина, которой владеет Абхазия", — говорит Коняев.

С конца 80-х годов в Пицунде стали проводиться и летние фестивали классической музыки, организованные художественным руководителем и главным дирижером Государственной хоровой капеллы Абхазии Нодаром Чанба. В концертах участвовали мастера искусств, среди которых был лауреат международных конкурсов виолончелист и органист из Москвы Александр Князев. Он дал свой первый органный концерт именно в Пицундском храме.

"Пригласил меня в Пицунду мой друг Нодар Чанба, тогда он руководил хоровой капеллой. На концерте я должен был сыграть на виолончели, но попутно я тогда увлекся органом. Я спросил, могу ли поиграть на органе, Нодар ответил согласием, и вот так я первый раз в жизни сел за орган, я запомнил даже день, это было 2 сентября, и вот с тех пор я занимаюсь органной музыкой", — рассказывает Александр Князев.

"Абхазия" в органной музыке

Во время учебы в Москве первая абхазская органистка Марина Шамба загорелась идеей переложить для органа народные трагические произведения "Песнь ранения", "Песнь о скале" и колыбельную композитора Лакрба "Шьишь нани".

Этой идеей она поделилась с друзьями, молодыми композиторами со своего курса. Марина снабдила их материалами по истории Абхазии, пластинками с народной музыкой, и вскоре стало ясно, что молодые коллеги смогут справиться с такой задачей.

Елена Бутузова и Марина Невская переложили абхазские мотивы для органа. Сегодня ни одно выступление Марины Шамба не обходится без исполнения этих произведений, которые она любя называет просто "Абхазия". Она до сих пор играет по тем самым нотам, которые написаны от руки Еленой Бутузовой и Мариной Невской. Елена написала еще одно произведение, "Маленькую рапсодию", и посвятила ее своей абхазской подруге. В ней собраны все три трагичных мотива, но в ней звучит и танцевальная тема. Это очень красивая, очень симпатичная вещь, рассказывает Марина Николаевна сегодня. Но исполняет она ее редко… Не любит, когда на концертах объявляют, что это посвящение Марине Шамба.

После войны

Пицундский орган молчал три года. Трагичное время было в Абхазии. Разрушенная республика с трудом оправлялась от ран, нанесенных ей войной. Грузино-абхазская война принесла горе почти в каждый дом в Абхазии. Не обошла стороной беда и семью единственной в то время органистки в стране Марины Шамба. За 10 дней до окончания войны убили ее супруга, известного ученого, физика, кавалера ордена Леона Адгура Инал-ипа.

Вынести боль утраты близких людей ей помогли музыка и орган, который не удалось бы сохранить без материнской заботы со стороны Марины.

Придя в первый раз после войны в храм, она открыла двери органа и, к ее ужасу, оттуда выбежала большая крыса. Внутри все было съедено, повреждены меха и даже железные трубы.

Восстановить орган – непростое дело и затратная задача. В Абхазии и сегодня нет нужных специалистов. В тяжелое время не остались в стороне российские коллеги и друзья Марины Николаевны. В 1994 году был проведен маленький ремонт органа. Олег Янченко, Юрий Крячко и Андрей Шаталов – имена органистов и мастеров, которые первыми в послевоенное время приехали в Абхазию. Помогала своей коллеге Наталья Малина и другие специалисты.

Марина Шамба провела очень много благотворительных концертов. Ей хотелось обрадовать детей, школьников, которые не могли толком что-то увидеть и услышать в послевоенной республике.

"Хотелось дать им надежду на то, что жизнь не закончилась, что будет много радости и веселья. Приезжало много гостей. Хотелось показать им, что нас никто не убил до конца, что мы выжили и будем жить", — говорит она.

Постепенно Марина Шамба собрала вместе всех абхазских музыкантов, и в Пицундском храме зазвучал не только орган, но и голоса солистов филармонии, капелла и другие профессионалы. 

Маленький ремонт большому, но хрупкому инструменту нужен каждые пять-семь лет, но на это средств у республики долгое время не было. В 2011 году мастера немецкой органостроительной фирмы "А. Schuke" провели большой ремонт органа. Огромные фуры с техникой, едва ли не полный цех, находились в Абхазии, группы мастеров попеременно сменяли друг друга.

После этого в стране возобновились фестивали именно органной музыки. Инструмент жив, он звучит.

При подготовке статьи использованы материалы книги "Орган (краткий исторический очерк). Пицундский орган" Хотелашвили-Инал-ипа М.К. 

Читайте также:

938
Теги:
музыкальные инструменты, музыканты, фестивали, 40-летие Пицундского органа, марина шамба, Пицунда, Абхазия

Джамбул Жордания

Лучшее впереди: интервью с заслуженным артистом Абхазии Джамбулом Жордания

456
(обновлено 23:17 27.09.2020)
В этом году у Русского драматического театра имени Фазиля Искандера сразу несколько круглых дат: 20 лет уникальному спектаклю "Тартюф", 25 лет со дня основания Высшей театральной студии при театре и 20 лет со дня ее окончания.

Колумнисту Sputnik Алексею Шамба удалось встретиться с одним из первых выпускников Высшей театральной студии Джамбулом Жордания, поздравить в его лице весь коллектив РУСДРАМа и взять небольшое интервью у одного из самых любимых артистов Абхазии. 

- Спасибо за поздравления, Леша! Этот тройной юбилей очень важен для всего театра, особенно учитывая те трудности, с которыми нам пришлось тогда столкнуться. Даже не верится, что нашей маленькой истории уже 20 лет.               

- Как парнишка из Очамчыры решил стать артистом?

- В эту профессию меня привела музыка. Она и сейчас ведет меня по жизни. Все началось с увлечения игрой на гитаре. Когда мне было семь лет, родители, ценители музыки, показали несколько простых аккордов, а уже через год я стал заниматься в Доме культуры в родной Очамчыре у легендарного Резо Нармания. Затем окончил Сухумское музыкальное училище по классу гитары. Во время обучения мы с однокурсниками организовали комик–группу "Шашлык" и развлекали народ на различных мероприятиях. Оказалось, что у меня получается повышать людям настроение, поэтому, когда открылась Высшая театральная студия, я в нее за компанию решил попробовать поступить. 

- Программа, по которой вы учились, была усеченной? 

- Нет. Это было настоящее, полноценное обучение. Занятия проводились очень серьезно, и требования к нам были соответствующие. Мы проходили все необходимые для профессионального актера дисциплины: мастерство актера, сценическую речь, танец, а также историю искусств и многие другие предметы. Наш руководитель курса Мераб Читанава был очень энергичным, деятельным и требовательным преподавателем. В то же время он щедро делился своими знаниями и давал нам возможность проявлять себя. Например, свои первые режиссерские шаги я сделал именно в то время.

- Это же было почти сразу после окончания войны? Как и кому удалось в то сложное время открыть Высшую театральную студию? 

- После Отечественной войны 1992-1993 годов Сухумский государственный русский театр юного зрителя, который в 1991 году был преобразован в Государственный Русский театр драмы, остался без труппы. В нем работали в основном приезжие актеры. И чтобы реанимировать театр и воспитать местные кадры, решили открыть актерскую студию. Директор театра Нина Эдуардовна Балаева смогла убедить руководство республики в необходимости обучения актеров для новой труппы. Финансовых возможностей почти не было, и обучать будущих актеров решили на месте своими силами. Даже сейчас эта задача воспринимается как очень сложная, а тогда обучить на хорошем уровне актеров и, по сути, создать театр с нуля казалось чем-то на грани фантастики. Но Нина Эдуардовна справилась, в том числе за счет своего здоровья. 

- В то время просто жить было трудно, а ты еще и учился. Как удавалось все успевать?

- Большинство из нас на момент поступления были взрослыми людьми, к концу первого курса мы с Аней поженились, поэтому материальный вопрос был для нас очень актуальным. Мы старались использовать любую возможность заработать, что часто приводило к опозданиям на занятия, но не всегда по нашей вине. Приходилось очень много ездить и встречаться  с большим количеством людей. С тех пор каждое опоздание для меня – это стресс. Поэтому когда, наконец, мы все собирались в театре, то работали, что называется до упора, а иногда даже по ночам.

- Кто из первого выпуска студии до сих пор в строю? 

- Из 12 поступивших на наш курс в 1995 году осталось девять. Потом - семь, чуть позже - пять. Затем двое вернулись. Мне удалось сочетать несколько направлений, и супруге моей тоже, поэтому мы из театра никогда не уходили. Сегодня в строю я с Аней Гюрегян, Дима Щукин с Симоной Спафопуло, Марина Скворцова и до недавнего времени Армен Амирбекян. 

- Часто можно услышать о том, что в истории театра есть период до назначения Ираклия Хинтба генеральным директором и после. Ты помнишь свою первую реакцию на это необычное назначение?

- Да, конечно. Огромное удивление, как и у многих. Но после того как Ираклий рассказал о своих планах, удивление сменилось большим интересом. Ну, а когда эти планы стали реализовываться, появилась уверенность в том, что все получится. Было сразу видно, что он серьезно готовился к этому непростому делу. Но главное, что подкупило, – это его абсолютная любовь к театру и порядочность. Русскому театру вообще повезло с руководством на всех этапах. В период послевоенной разрухи директором стала Нина Эдуардовна Балаева, которая не дала театру исчезнуть и приложила огромные усилия, чтобы создать и воспитать профессиональную труппу. Затем руководителем стал Ираклий Ревазович Хинтба, который впервые в Абхазии с успехом применил менеджерский подход к управлению театром и реализовал очень сложную задачу: сделал РУСДРАМ современным, посещаемым и успешным. 

- Какие механизмы он использовал для достижения этих целей? Не секрет, что после его назначения был создан новый Устав театра, в котором Ираклий замкнул на себе почти все полномочия, включая функции художественного совета. 

- Новый директор не был режиссером или актером со свойственными этим профессиям амбициями, поэтому мог использовать все доступные инструменты, не думая, что кого–то огорчит. Основные методы, с помощью которых был сделан этот культурный рывок –  приглашение режиссеров и других театральных специалистов из России, продуманная репертуарная политика, мощная рекламная деятельность, работа со спонсорами и выстраивание грамотных отношений с государством. Результат очевиден: за короткий срок РУСДРАМ стал самым популярным культурным заведением в стране. 

- Трудно пришлось вначале?

- Мы очень долго ждали полноценной работы и интересных постановок. Но даже просто представить, что у нас в театре будет столько разноплановых спектаклей, было невозможно. Сегодня у нас постоянная афиша на несколько месяцев вперед. Мы регулярно выходим на сцену, что очень важно для актеров. Ежегодно в театре как минимум  шесть-семь премьер.

- Ты играешь почти в каждом спектакле, причем, в основном главные и разноплановые, даже разнохарактерные роли. Твоя работа на сцене – это импровизация или строгое следование указаниям режиссера? 

- В театре невозможно просто следовать. Это не кино. Обычно режиссер ставит актеру конкретную задачу. Она заключается в том, что актеру нужно воздействовать на своего партнера. Допустим, партнер – друг. Он ему деньги дает. Можно улыбнуться и поблагодарить, а можно кричать от радости. От этого задача не изменится. Я сегодня так сыграю, а завтра по-другому. Это импровизация, но строго в рамках моей задачи. 

- Какой спектакль для тебя самый сложный по-актерски и почему?

- "Все мои сыновья" Артура Миллера в постановке Антона Киселюса. Я играю в этом спектакле роль Джо Келлера, отца семейства. Камерное пространство сцены и близость зрителей, аналогии происходящего в пьесе с нашей историей и реальностью, необходимость каждый раз глубоко переживать, а точнее, заново проживать каждое событие и каждый диалог – все это очень непросто. Приходится долго и серьезно готовиться не только к каждому спектаклю, но и к каждой репетиции. Это особенная работа, особая режиссура и острые, пронзительные чувства. Спектакль заставляет переоценить многое не только актеров, но и зрителей. Но главное, он требует предельной честности и мужественности.

- В этом году из–за карантина несколько месяцев не было спектаклей. Тебе удалось отдохнуть?

- Отдохнуть? Это не про РУСДРАМ. Для нас отдых – это смена деятельности. Мы реализовали несколько новых проектов. Выпустили кинотеатральные версии "Широколобого" и "Хаджи-Мурата" и получили прекрасные рецензии критиков, много общались со зрителями и нашими российскими коллегами в онлайн-режиме, почти каждый из нас принял участие в моноспектаклях на основе произведений абхазской литературы. В общем, стали осваивать интернет-пространство и получили интересный для себя опыт. Главное, что стало понятным – для развития всегда есть возможности.

- В этом году в РУСДРАМе освоили новую площадку – крышу здания театра, на которой впервые на абхазском языке прозвучали вокальные партии рок-оперы "Иисус Христос – супер звезда". Как рождался этот проект?

- У нас в труппе много поющих актеров как среди нашего поколения, так и среди молодежи, и идею показать наши музыкальные возможности Ираклий озвучивал уже давно. Поэтому, когда начался карантин и появилось больше свободного времени, мы за три недели реализовали этот проект. Я перевел на абхазский язык вокальные партии и сделал кавер–версии музыкального сопровождения. 

- Трансляция этой записи на YouTube канале театра собрала много просмотров. В комментариях часто встречается вопрос о том, как удалось добиться такого чистого и прозрачного звука?

- Здесь нет никаких секретов. Задача заключалась в том, чтобы музыка и вокал гармонично сочетались и дополняли друг друга. Поэтому пришлось очень тщательно подбирать необходимую тональность для каждого вокалиста и не перегружать аранжировку. В результате музыкальное сопровождение состоит из одной гитарной партии и небольшого набора звуков синтезатора. Мне кажется, что получилось неплохо. Чуть позже стало известно о том, что гендиректором принято решение поставить в этом сезоне полную версию рок-оперы "Иисус Христос - суперзвезда" на основной сцене с живым звуком и на двух языках: русском и абхазском. Это будет очень интересный проект, у которого еще нет аналогов в Абхазии.

- У тебя есть свой канал на YouTube, созданный для обучения абхазскому языку. На кого он рассчитан и в чем его особенность? 

- Главное, что хочется сказать сразу, абхазский язык – это не монстр, как думают многие, в том числе, и абхазы. На самом деле его можно освоить в любом возрасте, но начинать лучше с детства. В моем проекте на каждую букву абхазского алфавита написана простая и понятная песенка, которые поют забавные кукольные персонажи. Между буквами создаются и развиваются маленькие истории. Таким образом, ребенок привыкает к правильной абхазской речи, у него формируется понятийный аппарат и произношение. Важно, что эти уроки можно слушать в фоновом режиме, занимаясь другими делами. Этот игровой подход снимает лишнее напряжение у детей и воздействует на подсознание, что очень эффективно. Поэтому изучение абхазского языка может быть приятным и веселым. Особенно хорошие результаты достигаются, когда вся семья включена в процесс.

- Джамбул, ты очень многогранен – разноплановый актер, успешный режиссер, преподаватель. Но когда ты говоришь про музыку, у тебя по-особенному загораются глаза. Мне не показалось? Что для тебя является главным?

- Я так вопрос не ставлю, просто в каком-то направлении у меня больше профессионализма. Я до сих пор себя считаю музыкантом, хотя знаю, что меня уже так никто не воспринимает. На самом деле, четких границ между музыкой и театром не существует. Часто одно перетекает в другое. Например, мои музыкальные знания используются в жизни театра не меньше, чем актерские. Любые записи и аранжировки – все проходит через меня и мою маленькую, но полноценную студию, которая одновременно является и гримеркой, и комнатой отдыха.

- Что самое важное для тебя как для актера?

- Быть честным перед зрителем, и чтобы зритель это почувствовал. 

456

Дизайнер из Абхазии представила коллекцию на неделе моды в Риме

2788
(обновлено 13:16 27.09.2020)
Altaroma – римская неделя моды, где представлены работы молодых итальянских дизайнеров, создающих неординарные аксессуары и одежду. Все экспонаты, представленные в рамках недели моды, произведены в Италии.

СУХУМ, 27 сен – Sputnik, Асмат Цвижба. Дизайнер из Абхазии Магда Каджая представила коллекцию аксессуаров на римской неделе моды Altaroma. Об этом Sputnik сообщила сама дизайнер.

По ее словам, коллекция была представлена в рамках площадки для молодых и независимых дизайнеров Showcase.

"Я получила приглашение от самих организаторов, так как мой бренд базируется в Италии. Приятно отметить, что организаторы подчеркнули оригинальность и уникальность моей коллекции", - добавила она.

Дизайнер окончила отделение интерьерного дизайна Европейского института дизайна IED Milano, проходила стажировку в одной из студий Милана. Интерес к модной индустрии возник у девушки после окончания вуза.

"Во время летних каникул мне в голову пришла идея создать свою линию женских аксессуаров – клатчей. Я сразу начала создавать 3D модели и искать производителей. А дебютную коллекцию я презентовала в рамках парижской недели моды", - рассказала она.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от • Magda • K • (@magda_k_milano)

Аксессуары от абхазского дизайнера носят на ковровых дорожках итальянские актрисы, модницы и звезды, клатчи красуются на страницах модных журналов VOGUE, L`officiel, Vanity Fair.

Каджая отметила, что в планах у нее создание и выставка новых коллекций, но она не ограничивает свою деятельность аксессуарами. Девушка также занимается дизайном мебели и интерьера.

2788

Трапш о погоде на первую декаду октября в Абхазии: купальный сезон можно не закрывать

0
Синоптик, специалист отдела гидрометеорологии Абхазии Диана Трапш в эфире радио Sputnik рассказала, поборется ли "бабье лето" за свои права.
Трапш о погоде на первую декаду октября в Абхазии: купальный сезон можно не закрывать

В первых числах октября будет значительное похолодание, но это характерно для октября, подчеркнула синоптик в беседе на радио.

"Дневные температуры будут достигать всего 20-25 градусов, а ночью 13-18, пройдут кратковременные дожди, сопровождающие кратковременным усилением ветра, местами возможны осадки в виде града. С 4 по 12 октября у нас будут теплые, солнечные дни, без осадков. Температура будет сохраняться от +23 до +28 градусов.  С 12 по 15 октября мы вновь ожидаем ухудшение погоды, пройдут кратковременные дожди. Можно сказать, что все погодные условия с 1 по 15 характерны для октября месяца.  Однако на метеозависимых людей погода будет оказывать большое влияние, будут магнитные бури", - сказала Трапш.      

По словам синоптика температура морской воды в Абхазии пока будет на уровне 25 градусов. Купальный сезон пока еще можно не закрывать, заверила она.   

 

0