Гарри Делба

Делба: нужен конкретный ответ на вопросы "Что делать?" и "Как делать?"

646
(обновлено 11:31 29.05.2018)
О том, почему Абхазия может стать привлекательной для IT-специалистов, о приоритетных отраслях экономики, о программе развития экономики и июньском форуме рассказал в интервью Sputnik Абхазия бизнесмен, член Совета по экономическому развитию Абхазии, представитель Московской абхазской диаспоры Гарри Делба.

Астанда Ардзинба, Sputnik

- Гарри Аркадьевич, меньше недели осталось до открытия экономического форума в Сухуме, который пройдет 2 июня на площадке АГУ. В качестве центрального доклада на форуме будет представлена программа экономического развития Абхазии "25 шагов по развитию экономики Республики Абхазия до 2025 года". Насколько она приближена к абхазским реалиям, отвечает вызовам времени и может ли, на ваш взгляд, стать той самой дорожной картой, которая определит устойчивое экономическое развитие республики?

— Программа, безусловно, подходит для Абхазии. Она разрабатывалась специально для Абхазии. Работу над программой вели представители консультационной компании Strategy Partners Group, у которой была заказана программа, сотрудники Министерства экономики Абхазии, представители Московской абхазской диаспоры. Была проведена очень большая подготовительная работа, и здесь наше Минэкономики сработало на отлично. Они предоставили все возможные условия для Strategy Partners Group, организовали отраслевые совещания, в частности, по рыболовству, по сельхозкультурам и по туризму.

Поэтому представленная программа отражает абхазские реалии, соответствует нашим условиям. Начинали программу с того, что нужно создать благоприятную инвестиционную среду, дальше на основании анализа отраслей экономики Абхазии были определены главные направления движения. Все эти направления в дальнейшем необходимо конкретизировать, составить к каждому из них дорожные карты. Я считаю, что это хороший план для работы правительства.

- Конечная цель в программе определена как обеспечение самодостаточности бюджета и качественных рабочих мест за счет роста экономики. В частности, цель — поднять среднедушевой ВВП до уровня российских регионов. Сейчас в России ВВП на душу населения составляет около 10 тысяч долларов. В Абхазии порядка трех тысяч долларов — втрое меньше. Насколько реально обеспечить рост за отведенные семь лет?

— Это вполне реально, с условием, что обозначенные в программе шаги будут исполнены. Кроме того, в программе есть два шага, которые детально не обсуждаются, но их выполнение – необходимое условие для создания благоприятной инвестиционной среды. Это реформирование государственного управления и улучшения работы правоохранительных органов. Без физической безопасности участников инвестиционного процесса, без соблюдения законодательства в области прав собственности, без нормальной работы судов по инвестиционным спорам, инвестиционная среда не создается. Эти вопросы в программе детально не рассматриваются, это тема другой программы.

- То есть государство — единый организм, и нельзя рассматривать экономику отдельно от всех этих перечисленных факторов?

— Конечно. С этого надо начинать. Мы говорим об экономической программе, потому что на это был запрос. Определить последовательную экономическую политику было целью работы Совета по экономическому развитию и реформам при президенте Абхазии, которая была создана более двух лет назад. Считаю, что мы с этой задачей справились – путь предложили. А реформы госуправления и системы правоохранительных органов – это отдельные задачи, и они необходимы для создания благоприятного инвестиционного климата.

Возвращаясь к вашему вопросу о том, реально ли поднять ВВП, считаю, что обозначенные в программе цели достижимы. Ни по каким параметрам северокавказские республики России не лучше Абхазии. У нас даже лучше и природные условия, и человеческие ресурсы, для того чтобы, по крайней мере, достичь их уровня.

- Программа впервые была презентована в феврале прошлого года. Президент о ней с одобрением высказывался. Тем не менее прошло более года, но она так и не начала реализовываться. С чем, на ваш взгляд, это может быть связано?

— Мне не понятны причины. Можно и иначе ведь поставить вопрос. Скажем, никто не настаивает на том, чтобы именно эта программа реализовывалась, предпринимались именно эти шаги и эти действия. Если у правительства есть другая программа действий, хорошо бы о ней узнать.

Мы не знаем реакции на эту программу. Министерство экономики, так как само принимало самое активное участие в ее разработке, предполагаю, что ее принимает, а что дальше, мне неизвестно. Такой информации у меня нет.

- Московская абхазская диаспора инициирует проведение серии форумов "Стратегия 2025". Первый из них экономический. Какие ожидания у вас от предстоящего июньского форума и последующих намеченных форумов? Поспособствует ли открытое обсуждение началу реализации "25 шагов"?

— Мне бы хотелось, чтоб июньский форум поспособствовал тому, чтобы люди, которые определяют экономическую политику республики, ответили бы, чем они руководствуются в своей работе, на что направлены их усилия, каким образом они хотят добиться экономического роста. Я имею в виду не только правительство, но и политических, и общественных деятелей, членов Парламента, тех, кто старается принимать участие в выработке экономической политики и в принятии решений. Что они предлагают конкретно. Не заявления о том, что хочется улучшить жизнь сограждан и развить экономику. Это – лозунги. Наш разговор должен быть очень конкретным. Какую отрасль и каким образом развивать, какие законы для этого нужно принять, какая должна быть у нас налоговая система, какие административные барьеры нужно преодолеть и так далее. Очень хочется повести конкретный разговор, который отвечал бы на вопрос не что, а как делать.

Московская абхазская диаспора, Абхазская диаспора в Турции, Всемирный абхазо-абазинский Конгресс выступили с инициативой разговора о том, что, когда и каким образом нужно сделать. Мне кажется, не только экономический форум в Сухуме, но и другие общественные собрания и дискуссии должны сосредоточиться на ответах на вопрос, что делать конкретно.

- Вы начали говорить о том, что нужно определить какую отрасль развивать. Драйверами развития и приоритетными секторами экономики в программе названы туризм и сельское хозяйство, что было ожидаемо, но и такая отрасль, как строительные материалы, а в будущем и IT-технологии. В связи с этим вопрос. Чем обусловлен такой выбор, и насколько радужны перспективы в этих областях?

— Обозначено восемь отраслей, из которых три отрасли в нашей программе разбираются достаточно подробно, для остальных пяти отраслей правительство должно само разработать дорожные карты.

Плотность населения в республике невысокая. С развитием экономики и повышением уровня жизни, я думаю, рождаемость в стране будет повышаться. А это квартиры, дома. Да и развитие туризма предполагает развитие строительства. Само строительство у нас — поддерживающая отрасль, в приоритете строительные материалы.

Какая была логика выбора тех или иных отраслей. Нам нужны развивать те отрасли, которые определяют производство конкурентоспособной на российском рынке продукции. Это то, что растет в Абхазии и не растет в России. Нам не нужно соревноваться с Краснодарским краем в производстве яблок или груш. Но мандарины или орехи мы могли бы поставлять и реализовывать в России. Потом нужны те отрасли, в которых у нас уже есть некий опыт и которые связаны с нашими природными богатствами. Это туризм, рыболовство и другие.

Вообще, если говорить о том, какой может быть наша страна в ближайшем будущем. На мой взгляд, это гостеприимная страна, которая развивает различные виды туризма, специализируется, например, на семейном отдыхе. Обязательно надо использовать не только наше побережье, но и бальнеологические курорты, горы. При этом мы будем страной, которая импортирует качественную продукцию.

Когда мы достигнем развития перечисленных отраслей как сектор будущего, у нас может развиваться сектор информационных технологий. Мы одно из лучших мест для жизни на Земле с точки зрения климата, ландшафта, природных условий. IT-специалисты и компании во всем мире сейчас выбирают такие места. Им для работы нужен интернет и хорошие условия жизни, а именно климат, англоязычная школа, сильный университет, который поставлял бы кадры. Это — будущее.

- Понятно, что программа не закончена, и это только первые 25 шагов на пути к устойчивому развитию экономики. Но уже понятно, что это может стать историческим событием, ведь до сих пор государственное управление, в частности в экономической сфере, проводилось без намеченного плана, непрограммно. В этой связи вопрос, который мы задаем всем нашим респондентам, участникам июньского форума, что нужно сделать для того, чтобы программа экономического развития Абхазии не осталась на бумаге?

— Те люди, которые определяют экономическую политику в Абхазии, они должны или согласиться с этими шагами. Если нет консенсуса, то расписывать детальные дорожные карты нецелесообразно. Сами же дорожные карты должны создаться министерствами, там уже очень конкретные шаги и инструментарии должны быть прописаны.

Представители Московской абхазской диаспоры не писали эту программу для себя. Эта программа – это мнение квалифицированных консультантов, на мой взгляд, мнение Минэкономики Абхазии, представителей Московской диаспоры, которые разработку программы финансировали и принимали в ней активное участие. Теперь слово за абхазским правительством, которое либо одобрит эту программу, либо скажет, что у них есть собственный план.

646
Темы:
Форум "Стратегия Абхазии 2025" (17)
Загрузка...