Начальник Генштаба Вооруженных сил (ВС) Республики Абхазия Анатолий Хрулев

Внезапности не было: генерал Хрулев о пятидневной войне в Южной Осетии

690
(обновлено 16:38 08.08.2018)
В ночь на 8 августа 2008 года грузинские войска атаковали Южную Осетию и разрушили часть ее столицы Цхинвала. Защищая жителей Южной Осетии, многие из которых были гражданами РФ, Россия ввела войска в республику и вытеснила грузинских военных с ее территории.

СУХУМ 8 авг — Sputnik. В первые дни операции Вооруженных сил России по принуждению Грузии к миру генерал-лейтенант Хрулев принимал решения о применении подчиненных ему соединений и частей. 8 и 9 августа генерал-лейтенант Хрулев лично руководил ведением боевых действий. К концу дня, 9 августа, был тяжело ранен. Десять лет спустя в интервью Sputnik Южная Осетия он рассказывает, с чем пришлось столкнуться и какие решения принимать.

— Анатолий Николаевич, 2 августа 2008 года на территории 11 субъектов Южного федерального округа завершились масштабные учения "Кавказ-2008" с участием более восьми тысяч военнослужащих. Российские войска убыли в пункты постоянной дислокации. Наступило время отпусков. Насколько внезапным для 58-й армии стал 8 августа удар противника по Цхинвалу и позициям российских миротворцев?

О подготовке в Тбилиси крупной провокации свидетельствовали радиоперехваты, переговоры грузинских таксистов по телефонам и другие источники. Участились обстрелы территории Южной Осетии с грузинской стороны. Агрессия была предсказуема. Мы ожидали горячих событий на последней неделе Олимпиады (которая проходила 8–24 августа). В Грузии выбрали мистическую дату 08.08.08.

Вероятно, посчитали, что за пять суток после учений российские войска наверняка вернулись в пункты постоянной дислокации и расслабились. Однако батальонные тактические группы (части постоянной готовности) остались прикрывать российскую границу и первыми пришли на помощь Цхинвалу и российским миротворцам. Затем оперативно вернулись в горы остальные наши войска.

— И все же в беседах с жителями Южной Осетии о "пятидневной войне" порой сквозит обида на замедленную реакцию России, ведь 58-я армия пришла на помощь не сразу (8 августа). Могла ли операция развиваться технологически быстрее?

— В сложной обстановке Северо-Кавказский военный округ реагировал максимально оперативно. И технологически 58-я армия не могла войти в Цхинвал раньше, чем вошла. Даже если вы просто позвоните в службу скорой помощи, необходимо какое-то время, чтобы машина приехала.

Армия – сложнейшая, географически рассредоточенная структура. Необходимо время, чтобы перебросить войска своим ходом, авиационным и железнодорожным транспортом в район сосредоточения (в предгорье). А затем ударная группировка должна была преодолеть по Транскавказской магистрали, через Рукский тоннель, в горно-лесистой местности расстояние свыше 160 километров. И не было возможности перебросить военно-транспортной авиацией танки и другую тяжелую технику через Большой Кавказский хребет.

На первом этапе у нас были только миротворческие подразделения и две батальонных тактических группы – против всей грузинской группировки. Поэтому первые двое суток создавалась ударная группировка, а активные наступательно-оборонительные и маневренные действия вели российские миротворцы, две батальонные тактические группы 58-й армии и югоосетинское ополчение. Подчеркну, главную задачу передовые части выполнили – не допустили захвата Цхинвала противником. Грузины не смогли там закрепиться, организовать оборону.

8 и 9 августа грузины Цхинвал не взяли, а утром 10 августа созданная ударная группировка российских войск перешла в наступление. После чего наступил перелом. Операция "Чистое поле" провалилась.

— Насколько помогли российским войскам местные жители?

— Каждый населенный пункт Южной Осетии умело защищали организованные отряды ополченцев. До подхода двух батальонных тактических групп обороной Цхинвала руководил Эдуард Джабеевич Кокойты, с которым мы встретились на Галуанских высотах утром 9 августа. И далее действовали вместе.

Батальонные тактические группы 58-й армии обеспечили ополченцев связью, усилили тяжелой техникой и артиллерией. В свою очередь осетинские ополченцы помогали ориентироваться на местности, в качестве десанта на броне эффективно поддерживали огнем и демонстрировали чудеса маскировки. Это была очень важная помощь.

В первые двое суток грузины имели подавляющий перевес в людях и технике, но мы во взаимодействии с ополченцами активно и дерзко атаковали противника с разных направлений, создавая иллюзию, будто нас много.

До 10 августа на стороне противника было полное превосходство, и не только численное. Обученные и подготовленные грузинские войска располагали новейшей техникой, хорошей связью, организацией. Это был серьезный и опасный противник. Наша артиллерия не могла находиться на одной позиции больше десяти минут, потому, что у грузин была отработана контрбатарейная борьба. Через пятнадцать минут после открытия огня на то место, откуда стреляла наша артиллерия, сыпались грузинские снаряды.

Бои в Цхинвале
фото из архива МЧС РСО-А
Бои в Цхинвале

Нам приходилось ломать все шаблоны, навязывать свою инициативу, наносить удары мелкими подразделениями на нескольких направлениях. Батальонные тактические группы я разделил на отдельные ротные, и этими группами удалось максимально сковать грузин боем. Молниеносными действиями, огнем мы заставляли противника переходить к обороне, нарушали управление.

— Даже короткая война – это большая учеба. На ваш взгляд, какие важные выводы  были сделаны после операции принуждения Грузии к миру?

— Государство Российское всерьез занялось перевооружением – войска начали получать новые танки и БМП, авиационную составляющую, средства связи и разведки (включая беспилотники). Замечу, до 8 августа 2008 года боевая техника 58-й армии была полностью исправна, и все же имела большой износ (прошла две военные кампании на Северном Кавказе). 

Значительно возросло денежное содержание офицерского состава и военнослужащих-контрактников. Правда, я считаю, денег не должно быть больше, чем патриотизма. На армейском уровне после августа 2008 года мы усилили батальонные тактические группы боевой техникой и людьми (до 750 человек), разработали новые алгоритмы боевого управления, методики подготовки войск и действия в боевых условиях.

— До 8 августа 2008-го войска СКВО и части ВДВ из Центральной России ежегодно проводили маневры "Кавказ", в которых легко читался возможный ответ на агрессию Грузии против союзников России на Кавказе. Почему в Тбилиси все-таки решили атаковать Цхинвал, и попытались устроить в Южной Осетии "Чистое поле"?

— Все это было спланировано, подготовлено и профинансировано не Грузией (недосягаемый для этой республики масштаб). Удачно выбран момент в период начала Олимпиады, когда все войны прекращаются. Военное руководство ВС России находилось в разбалансированном состоянии. И, вспомните, как прекрасно была организована синхронная информационная атака во всех западных СМИ. Грузия никогда не имела большого международного влияния, и минувшие десять лет показали, чего стоит воинственный политик Михаил Саакашвили.

Очевидно, грузинские политики, военачальники и спецслужбы давали американским кураторам ту информацию, которую за океаном хотели услышать. И успешный опыт удушения независимой Аджарии усиливал некоторые иллюзии Вашингтона и Тбилиси. Однако они встретили в Южной Осетии Российскую армию в лице 58-й Армии, начиная от солдата до  генерала с высоким чувством патриотизма и верности присяге. Блицкриг не удался.

690
Теги:
Вооруженный конфликт в Южной Осетии (2008), Анатолий Хрулев, Южная Осетия, Грузия, Россия
Темы:
Десятая годовщина начала войны в Южной Осетии (29)

Борьба с COVID-19, открытие границ и медицина Абхазии: интервью Тамаза Цахнакия

14165
(обновлено 19:57 30.05.2020)
Министр здравоохранения Тамаз Цахнакия подвел промежуточные итоги в борьбе с коронавирусной инфекцией после двух месяцев действия ограничительных мер на территории республики.

О том, чем руководствовались власти Абхазии, вводя ограничительные меры в республике, насколько успешно справились медики с поставленной задачей, кто оказал неоценимую помощь и рассматривается ли вопрос открытия государственных границ, в интервью Sputnik рассказал министр здравоохранения страны Тамаза Цахнакия.

- Два месяца назад Абхазия вступила в активную фазу борьбы с коронавирусной инфекцией. Руководству страны пришлось предпринять беспрецедентные меры для защиты населения от этого заболевания. Какую реакцию населения вы и ваши коллеги ожидали, принимая решения о введении карантина, комендантского часа в некоторых районах и ряда ограничительных мер, и насколько эти действия вызвали понимание со стороны граждан?

- Конечно, это было очень правильное решение и, конечно, это было непросто. Закрылись рынки, все пункты общественного питания, то есть места, где люди работали и зарабатывали себе на жизнь. Но мы тогда стояли перед угрозой того, что этот вирус уже тогда мог массово распространиться у нас в республике. Поэтому мы приняли эти меры с дальнейшим закрытием границ. Ингурскую границу мы закрыли раньше, потому что в Грузии уже были первые выявленные больные, и к тому же на тот период была сезонная заболеваемость гриппом и ОРВИ.

Тогда прямо на границе мы установили санитарный медицинский пост и контролировали всех, кто въезжал на нашу территорию, и только после этого им давали разрешение на въезд. В дальнейшем граница по реке Псоу тоже была закрыта, и это значительно сократило количество людей, въезжающих в Абхазию. Был период, когда мы дошли почти до нулевой отметки по числу граждан, прибывающих в республику. Естественно, граждан Абхазии мы должны были пропускать, и других решений не должно было быть, но в то же время мы приняли исчерпывающие меры. Народ нас услышал и, кстати, очень четко в феврале и марте выполнял наши рекомендации.

Картина карантина: как живет Абхазия в режиме ЧС>>

- Первый случай проникновения коронавируса на территорию Абхазии был зафиксирован в начале апреля, когда из Москвы в Гал вернулась жительница республики. Затем она была госпитализирована в клинику Зугдиди, где был подтвержден диагноз. Многих эта новость шокировала. Как лично вы ее восприняли?

- Мы это восприняли как свершившийся факт. Мы этого ожидали, и в конечном итоге наши граждане тоже заболели этим вирусом. Это было неизбежно, и мы всегда об этом говорили. Другое дело, что она была отслежена от одной до другой границы. Все ее родственники были обследованы на сопредельной территории, и результат у них был отрицательный. Сама пациентка выздоровела. Это был первый звонок для нас всех, что мы не избежим этого заболевания, и оно придет к нам. Так и произошло. Слава богу, все 28 пациентов, за исключением пациентки 1925 года рождения, которая скончалась от осложнений, все остальные практически выздоровели. У абсолютного большинства заболевание протекает в легкой форме.

- На какие правила ориентировались руководство страны, Минздрав и оперативный штаб по защите населения от коронавируса прежде всего?

- Изначально мы утвердили рекомендации Всемирной организации здравоохранения по части профилактики, диагностики и лечения коронавирусной инфекции. Затем у нас были рекомендации Роспотребнадзора, которые применялись не только в России, но и в странах СНГ. Они, конечно, в большей степени тоже основывались на правилах ВОЗ. В дальнейшем инструктивную, нормативную базу по части профилактики и диагностики лечения издавал непосредственно Минздрав Абхазии. В том числе были соответствующие распоряжения Координационного и Оперативного штабов по защите населения от коронавирусной инфекции. Они все выполнялись.

Как выявляют и лечат: главный терапевт Абхазии ответила на вопросы о коронавирусе>>

- Насколько мировая пандемия и кризис выявили слабые места в медицине Абхазии и в кадровых вопросах?

- Такие проблемы возникли во всем мире. В той же Италии, где практически 70% населения заболело этим вирусом. Хотя медицина Италии - одна из передовых в Европе, но, к сожалению, мы видели, что она рухнула. Врачи практически всех специальностей стали там инфекционистами и работали с пациентами с диагнозом COVID-19, в том числе с теми, кто нуждается в искусственной вентиляции легких. Таких специалистов тоже оказалось мало.

Без права выхода: абхазы о борьбе с коронавирусом в разных странах>>

Мы, собственно говоря, в аналогичной ситуации. За исключением того, что у нас нет тяжелых больных. В этом наше спасение. У нас есть дефицит специалистов. К примеру, у нас в стране всего 16 инфекционистов, и поэтому, в первую очередь, мы подготовили терапевтов, проводили в ежедневном формате тренинги, в том числе с участием экспертов ВОЗ, которые неоднократно посещали Абхазию. Врачи других специальностей тоже были подготовлены на случай, если произойдет вспышка заболеваемости. Одними силами 16 инфекционистов мы не справимся. Все реаниматологи и другие специалисты должны будут быть задействованы в этой работе. Это при том, что нужно оказывать и общесоматическую помощь неотложным, экстренным больным.

На карантине из-за COVID: Сухумская инфекционка осталась без половины медперсонала>>

Мы также столкнулись с тем, что материально-техническая база у нас была недостаточной на случай поступления большого количества больных. По статистике, на сто тысяч населения 20 тяжелобольных пациентов нуждаются в ИВЛ. Теоретически, путем соответствующих подсчетов, мы ожидали около 50 таких пациентов.

Организация "Мы-Вместе", Московская абхазская диаспора, наши соотечественники активно нам помогали и собрали нам достаточно серьезную сумму, на которую мы смогли приобрести оборудование, медикаменты, средства индивидуальной защиты и многое другое. Это дало возможность обеспечить Гудаутскую больницу в полном объеме для лечения до 700 тяжелых больных. В этом медучреждении мы можем развернуть 300, а при необходимости 350 коек. Сегодня там работает типовой инфекционный корпус на 40 коек-мест с отделением реанимации. То есть, в этом отношении, что можно было сделать, мы сделали. Несмотря на то, что на тот момент были проблемы с завозом этого оборудования и ряда медикаментов, расходных материалов, масок, мы смогли этого добиться, в том числе при гуманитарной поддержке России и международных организаций, ПРООН, которые нам оказывали и оказывают по сей день помощь.

Минздрав Абхазии назвал сумму оказанной республике помощи в борьбе с COVID-19>>

- После того как Гудаутскую инфекционную поликлинику подготовили для приема граждан с коронавирусной инфекцией, в Гудаутской ЦРБ перестали принимать пациентов, только в экстренных случаях. Многим приходилось обращаться за помощью в Республиканскую или Гагрскую ЦРБ. Инфекционная поликлиника расположена отдельно от больницы в нескольких десятках метров от нее, и у каждой из них есть отдельные заезды и входы, почему нельзя было разрешить врачам больницы работать в прежнем режиме и принимать пациентов?

- Этого нельзя было делать. Когда идет пандемия в мире и эпидемический процесс, хотя и незначительный у нас, мы должны быть готовы ко всему. Например, не дай бог, если к нам поступили бы 500 человек, где бы мы их разместили? Поэтому мы подготовили все необходимое, но при этом в приказе было сказано, чтоб экстренным больным с жизнеугрожающим состоянием оказывали неотложную помощь – хирургическую, реанимационную, и после стабилизации пациента транспортировать его в Республиканскую больницу.

Такие моменты мы тоже учли и организовали отдельный вход и в приемную в Республиканской больнице. Плановые операции мы отменили.

- Сейчас в Абхазии наблюдается снижение активности анонимных пользователей социальных сетей, которые периодически распространяли дезинформацию, но в первое время такие сообщения появлялись чуть ли не каждый день. Как профильные органы с этим боролись?

- Как вы знаете, при Оперативном штабе был создан колл-центр, и там проводилась достаточно большая работа. Пресс-служба Минздрава, в частности, активно работала со СМИ, а также на наших интернет-ресурсах, сайте Минздрава выкладывалась официальная и достоверная информация. Конечно, на первых порах этого не всегда было достаточно, но с каждым разом эта работа становилась все активнее.

Поэтому мы и укрепляем нашу пресс-службу, чтобы максимальным образом построить работу таким образом, чтобы не возникало вопросов у населения, которое должно получать достоверную информацию из первых уст во избежание кривотолков и недопонимания. Мы и дальше будем работать в этом направлении.

- Как вы считаете, нужно ли бороться с "фейками" более жестко и подключать правоохранительные органы?

- Правоохранительные органы этим занимаются, особенно в части провокаций, призывов, нарушающих закон и Конституцию. Тем более в условиях чрезвычайной ситуации это должно пресекаться жестким образом. Повторюсь, если предоставлять людям достоверную информацию, они не будут участвовать в подобных дискуссиях.

- Наши медики в эти месяцы были сильно загружены работой, это продолжается и по сегодняшний день. На ваш взгляд, насколько успешно они приняли этот вызов и как оцениваете их работу?

- Работу наших медиков я оцениваю очень хорошо. Да, на первых порах, конечно, были определенные проблемы. Не скрою, некоторые даже испытывали страх. Не только наше население, но и сами медики впервые столкнулись с этой угрозой. Весь мир не знал, что с этим делать и чего ожидать. Поэтому со временем, когда стали обладать больше достоверной информацией и были обеспечены всем необходимым, опасений и страха стало меньше. Наши медики выполнили тогда и выполняют сейчас свой профессиональный долг.

- Минздрав Абхазии планирует поощрить своих сотрудников?

- Мы поощряем их. Уже произвели доплаты в виде премий, и в последующем эта практика будет продолжаться, пока не завершится проблема с коронавирусом.

- Как оцениваете слаженность работы ведомств, на которые была возложена ответственность за борьбу с этим вирусом? В первую очередь речь идет о Минздраве, МВД, МЧС, СЭС.

- Мы работаем слаженно и четко. У нас все инструктивно прописано, мы на постоянной связи, на все ситуации реагируем мгновенно и содействуем в решении поставленных задач, что дало свой положительный результат, а именно то, что сегодня в Абхазии эпидемии нет.

- Жители Абхазии надеются, что в скором времени откроется граница с Россией. Когда это может произойти и какие условия должны быть для этого в Абхазии и самой России?

- Учитывая то, что у нас эпидемиологическая ситуация стабильная и нет новых случаев на сегодняшний день, в последних распоряжениях президента были прописаны соответствующие послабления в части работы рынков, пунктов общественного питания, салонов красоты, общественного транспорта, но при определенных санитарно-эпидемиологических условиях. Это дало многим гражданам возможность кормить свои семьи, но мы, конечно, понимаем, что открытие границы – это глобальный вопрос, но сегодня этот вопрос пока не рассматривается, так как и с российской стороны граница закрыта. Там эпидемиологический процесс еще не пошел на спад.

Для нас самое главное – это здоровье нашего населения. Прогнозы мы делать не можем, и никто не может этого сделать. Даже эксперты не могут с уверенностью сказать, когда все это закончится. Мы будем действовать в соответствии с эпидситуацией. Да, это сложно для всех нас, но еще раз повторяю, мы должны максимально защитить наше население, иначе нам всем будет нелегко.

Интервью подготовлено при участии пресс-службы Министерства здравоохранения Абхазии.

14165
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Постпред России при ЮНЕСКО: Киев ведет себя как дикарь с дубиной на концерте

6819
Постоянный представитель России при ЮНЕСКО Александр Кузнецов поделился своим мнением о "культурных" антироссийских санкциях Украины. Объектами нападок стали крупнейшие центры не только российской, но и мировой культуры.

Санкции Киева против культурных и образовательных организаций из России противопоставляют Украину мировому сообществу, которое, особенно в условиях пандемии коронавируса, всеми силами стремится сохранить доступ людей к памятникам, музеям и культурным площадкам, заявил в интервью корреспонденту РИА Новости Виктории Ивановой постоянный представитель РФ при ЮНЕСКО Александр Кузнецов.

- Александр Игоревич, в конце прошлой недели Украина ввела санкции сроком на три года в отношении учреждений культуры и науки России. В санкционный список попали Русское географическое общество, Эрмитаж, ГМИИ им. Пушкина, Институт археологии РАН, МГУ имени Ломоносова и ряд других учреждений. Как вы можете прокомментировать такое решение Киева?

- Конечно, это – русофобская, пещерная акция киевских властей, которая недопустима не только в международном общении, но и вообще в приличном обществе. Ее уже комментировали многие российские представители, поэтому, чтобы не повторять их слова, я скажу о том, как это воспринимается через призму ЮНЕСКО.

Сейчас, как известно, Организация активно работает над тем, чтобы последствия пандемии коронавируса не поставили под угрозу ценности мировой культуры. В частности, нельзя допустить, чтобы миллионы людей лишились к ним доступа. Речь идет не только об исторических памятниках, которые сейчас закрыты из-за пандемии, но и о музеях, театрах, концертных залах. На этот счет есть несколько конкретных инициатив, в том числе – со стороны российских деятелей культуры.

И мы сейчас обсуждаем с Секретариатом ЮНЕСКО, как лучше все это реализовать, разумеется, с использованием современных информационных технологий, которые позволяют проводить крупные мероприятия на удалении.

На этом фоне получается, что Украина своими действиями фактически противопоставляет себя всему мировому культурному сообществу.

Это выглядит так, словно какой-то дикарь с дубиной пришел и устроил скандал на концерте симфонической музыки. И это печально: в прошлом Украина вносила заметный вклад в деятельность ЮНЕСКО, а сегодня она ассоциируется исключительно с темой конфронтации с Россией. В других областях ее попросту не видно.

Но складывается впечатление, что этот арсенал русофобских затей постепенно истощается. Возникает вопрос – а что дальше? Если теперь объектами нападок стали такие крупнейшие центры не только российской, но и, подчеркну, мировой культуры, как Государственный Эрмитаж, то что потом? Дальше они что, на Майдане будут, подобно нацистам, жечь книги русских классиков? Словом, все это вызывает тягостное впечатление.

- Какие последствия может повлечь это решение для международного сотрудничества?

- Особых последствий для международного сотрудничества я не вижу – в вопросах культуры ЮНЕСКО демонстрирует солидарность. Недавно я беседовал с генеральным директором Организации Одри Азуле, и мы пришли к выводу, что все думают примерно одинаково: как в условиях закрытия крупнейших объектов культуры сохранить к ним доступ, сохранить знания о мировой культуре, о мировом культурном наследии. И именно на этом, я думаю, в ближайшее время будут сосредоточены наши усилия, в том числе, при активном участии России.

- ЮНЕСКО в ответ на запрос РИА Новости отказалась комментировать действия украинских властей, сославшись на требование проявлять беспристрастность по вопросам дел стран-участниц. Как вы считаете, должна ли Организация, которая напрямую занимается культурой и, в том числе, взаимодействует с затронутыми институтами, вмешаться в ситуацию?

- Здесь я с позицией Секретариата ЮНЕСКО не согласен и неоднократно им об этом говорил. Я считаю, что это проявление двойных стандартов. Почему, когда происходят какие-то вещи, которые не нравятся, допустим, западным странам, на них следует реакция Секретариата ЮНЕСКО, а когда мы обращаемся по поводу вопиющих нарушений основополагающих принципов и ценностей ЮНЕСКО – Секретариат молчит и не реагирует?

Речь идет ведь не только о таких акциях, как то, что мы обсуждаем с вами сейчас. Не менее серьезные вещи происходят и в области образования, когда власти в Киеве пытаются вытеснить русский язык из сферы образования страны.

Это коренным образом противоречит не только духу ЮНЕСКО, но и совершенно конкретным юридическим документам, принятым в этой Организации, таким, как Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования.

Мы неоднократно обращали внимание на вопиющие нарушения Киевом этой конвенции, но, к сожалению, внятной реакции так и не дождались.

- Под украинские санкции попали и научные археологические организации и институты Крыма, а также Крымский федеральный университет. Из-за того, что полуостров воссоединился с Россией, ЮНЕСКО ранее отказалась работать с Крымом. Сотрудничество так и не возобновилось? Как сейчас обстоят дела с объектом Всемирного наследия "Херсонес Таврический"?

- У меня такое впечатление, что в Киеве просто не ведают, что творят. Включение в эти так называемые санкции объектов культуры и образования в Крыму лишь подчеркивает то, с каким презрением и равнодушием украинские власти относятся к этим объектам, которые якобы, по их утверждению, находятся на их территории.

Но думаю, что так называемые санкции никакого практического значения не имеют. Потому, что уже давно под давлением Киева и его западных покровителей всякое сотрудничество с партнерами ЮНЕСКО в Крыму полностью прекращено. В том числе это касается и такого объекта всемирного наследия, как "Херсонес Таврический". 

Ведь ЮНЕСКО даже не принимает обязательные по Конвенции 1972 года отчеты о сохранности этого объекта!

Из этого можно сделать вывод, что ни западные страны, ни Украину его судьба вообще не интересует. Для них главное – постоянно держать на плаву в ЮНЕСКО вопрос о территориальной принадлежности Крыма, отрицать исторический выбор, который был сделан в 2014 году, когда огромное большинство населения Крыма проголосовало за его присоединение к России.

Этим вопросом мы занимаемся уже не первый год, и каждый раз видим одно и то же – это чистое политиканство.
Но проблема состоит в том, что вопросы принадлежности тех или иных территорий никакого отношения к мандату ЮНЕСКО не имеют. Это только отравляет атмосферу Организации, навязывая ей политизацию, которая для нее не только несвойственна, но и вообще пагубна, поскольку, как ржавчина, разъедает ее изнутри.

Читайте также: 

Станислав Зась: активность НАТО требует от ОДКБ готовности реагировать

6819

Аслан Бжания назначил министра культуры Абхазии

84
(обновлено 19:38 05.06.2020)
Указом президента Аслана Бжания Гудиса Агрба назначен министром культуры, на этом посту он сменил Эльвиру Арсалия.

СУХУМ, 5 июн - Sputnik. Гудиса Агрба возглавил министерство культуры Абхазии, соответсвующий указ подписал президент Аслан Бжания, сообщила пресс-служба главы государства.

Гудиса Эдуардович Агрба родился в 1984 году в Ткуарчале. Окончил Абхазский исторический факультет Абхазского Государственного университета. Член политсовета партии "Амцахара". В разные годы работал в Администрации президента Абхазии, а также занимал пост председателя Госкомитета по делам молодежи и спорта Абхазии. 

В 2016 году Агрба был избран депутатами Парламента в качестве члена Центризбиркома Абхазии.

В том же году Агрба был одним из инициаторов поведения референдума по вопросу о досрочных выборах президента, которые не состоялись из-за недостаточной явки избирателей.

В марте 2017 года он баллотировался на должность депутата Народного собрания республики от партии "Амцхара" на избирательном округе №8 – Маяк в Сухуме. Победу на выборах тогда одержал его оппонент Ахра Абухба, который шел партии "Форум народного единства Абхазии".

До Гудиса Агрба министром культуры Абхазии была Эльвира Арсалия, она занимала этот пост с октября 2014 года.

Читайте также: 

84