Вячеслав Аблотия во время съемок

Вячеслав Аблотия: руководство страны не понимает силы кино

208
(обновлено 21:16 19.10.2018)
Народный артист Абхазии, кинорежиссер, сценарист, член Союза кинематографистов России и директор киностудии "Абхазфильм" в день своего рождения рассказал корреспонденту Sputnik об актерском опыте режиссера, о перспективах киноиндустрии в Абхазии, о силе кино и о пропаганде абхазского языка через кинематограф.

Асида Квициния, Sputnik

— Вячеслав Андреевич, практически во всех интервью вас спрашивают о вашей режиссерской работе, о первых фильмах, которые прозвучали на абхазском, о тонкостях режиссуры, но свой путь вы начинали как актер. И на этой фотографии вы запечатлены в эпизоде из фильма "Чегемский детектив". Как вы совмещали актерскую и режиссерскую работу?

— Это 1985 год, я тогда снимал фильм "Сувенир". Сувенир был первым фильмом на абхазском языке. Съемки проходили на Гегском водопаде. К нам на площадку приехал режиссер Сандрик Светлов, со словами "мы должны тебя снять, успевай и там и тут". Моя команда состояла из 30 человек, я объявил перерыв, меня быстро переодели, и там, на Гегском водопаде, мы сняли эпизод для фильма "Чегемский детектив", как главный герой дарит мне коня. И фото было сделано именно в разгар съемок. У меня он есть, не знал, что его можно найти в интернете.

— А как начался ваш актерский опыт, расскажите о своей первой роли, как все начиналось?

— После армии я поступил в театральный институт Тбилиси. На актерский факультет приехали поступать 10 человек, но прошли только двое. После института началась моя карьера театрального актера. Во время учебы мы ставили множество этюдов, но моя первая настоящая роль была в спектакле "Женитьба" Гоголя, я играл Балтазара Балтазаровича Жевакина. Это был наш курсовой спектакль, по возвращении домой мы ставили его в нашем театре и объездили с ним все уголки Абхазии.

— А если говорить о любимой роли или самой запоминающейся?

— Сложно сказать, мне все роли были близки. Я не брезговал ролями, независимо от того, главная или второстепенная она. Даже роль в небольшом эпизоде можно ярко преподнести, так, чтобы ее запомнил зритель. Я знал свои эпизоды хорошо и старался сделать их запоминающимися.

— Своими кумирами вы в интервью называет Герасимова, Тарковского, Данелия. А среди актеров есть те, чьим талантом вы восхищаетесь?

— Два дня назад в какой-то картине я наблюдал игру Инны Чуриковой. Она меня поразила. Она говорит минут 15, и ты, застывший, слушаешь. Красивая и интонационно правильно поставленная речь, великая актриса. Очень важно правильно говорить, демонстрируется язык, важен посыл, который идет изнутри. У нас также очень много хороших актеров — Виолетта Маан, Софа Агумава, Роман Сабуа, Сырбей Сангулия. Хорошие актеры знают, что нужно режиссеру, режиссер знает, чего зритель просит, и круг замкнулся. Все взаимосвязано. В своей работе я всегда опираюсь на актеров, потому что знаю, как через актерскую игру передать режиссерский замысел.

— А что вы скажете о молодых актерах театра?

— Молодым актерам немного не хватает "дотяжки". Актерская школа имеет большое значение. У нас был опыт в тбилисском институте, там работали большие профессионалы. Когда мы ставили сцены на абхазском, наши преподаватели, даже не зная языка, сразу понимали, где неправильно и что не так.

— Как вы строите отношения с актерами? Бывали ли у вас конфликты или недопонимание на площадке?

— Нет, у меня никогда не было конфликтов с актерами. Несмотря на то, что у меня снимались сильные, хорошие актеры, такие как Нурбей Камкия, Хута Джопуа. Но я ставил им задачи, и они их выполняли. С театральными актерами немного сложнее, потому что они яркие, эмоциональные, а я стараюсь на экране показать все, как в жизни, это важно для восприятия зрителя.

— К вам часто обращаются за советами молодые режиссеры. Что вы скажете о молодых дарованиях, есть ли для них перспективы в стране?

— Молодые режиссеры у нас способные и талантливые. Они хотят снимать фильмы, стараются найти новые проекты, но действуют разобщенно. Каждый пытается сделать что-то для себя. Сплотившись, они бы смогли добиться лучшего результата. Здесь и вина руководства страны, если бы появились штаты на студии "Абхазфильм", им бы всем нашлось применение. Собрать их вместе, затем апробировать то, что они делают, помочь, подсказать. Ребята действительно очень талантливые. Появятся ли перспективы, зависит от руководства.

— А с какими сложностями вы сталкивались, будучи молодым режиссером? Ваш фильм "Сувенир" — это первый фильм, который прозвучал на абхазском языке в самое непростое время для Абхазии?

— Больших препятствий не было. Даур Зантария написал сценарий на высших курсах в Москве, и по нему мы сняли фильм "Сувенир". Но чтобы он звучал на абхазском, я обратился к дирекции "Грузияфильм", сказал, что это будет престижно для них и для нас, они согласились. Это было то время, когда можно было что-то открывать, появлялось много новых организаций. Но со становлением студии "Абхазфильм" было сложнее. Я часто ездил в Тбилиси и, добившись разрешения, смог открыть студию, в этом мне сильно помог тогдашний министр культуры Нугзар Ашуба. Но дальше дело не пошло. Руководство страны не понимало силы кино, что можно пропагандировать язык и идеологию страны через фильмы. Каждый год мне приходилось вымаливать какую-нибудь сумму, чтобы что-то снять и что-то сделать.

В настоящее время ситуация не изменилась. За это время руководство несколько раз менялось, и я неоднократно предлагал им открыть абхазский кинотеатр, где круглые сутки могли бы крутить бесплатно мультфильмы и фильмы на абхазском. Это и есть языковая политика. Пособия по изучению языка — это хорошо, но они не дают такого эффекта. Мы занимаемся дубляжем много лет, и дети цитируют фразы из этих мультфильмов, они слышат язык и начинают понимать его. Руководители должны знать о пропаганде кино, и что это даже важнее перевода математики на абхазский.

— А кем бы вы стали, если бы не режиссура?

— В детстве я мечтал стать летчиком. Но это было после войны, мы все восхищались ими. В школе занимался музыкой, играл в оркестре, занимался чеканкой. Во время службы мне запомнились слова командира части "знай много об одном и понемногу обо всем". Вот понемногу я и набрал. В живописи прекрасно разбираюсь, слушаю классику, люблю народные абхазские песни, народные песни других стран и, конечно, люблю джаз, даже не могу без него, вот такой контраст.

208
Загрузка...