Темур Надарая: цинично использовать жителей Гала в политических целях

4746
(обновлено 12:37 26.01.2019)
О том, почему жители Гала устроили стихийный пикет у здания районной администрации, зачем галцам нужна открытая граница, и на какой статус они могут рассчитывать на территории Абхазии, читайте в интервью Sputnik с главой района Темуром Надарая.

Сария Кварацхелия, Sputnik

— На уходящей неделе около 30 жителей Гала собрались у здания районной администрации. Стояли два вопроса: закрытие границы с Грузией и получение вида на жительство. Как все разрешилось? 

— Граница сейчас закрыта, чтобы свиной грипп, который вспыхнул в Грузии, не проник в Абхазию и чтобы жители Абхазии, в том числе и Гала, не заболели. Вот уже две недели как действуют ограничения. Такая мера принята впервые за 20 лет. Раньше бывало на два-три дня закрывали границу, но не более. Жители требовали открыть границу. С одной стороны, их можно понять. Многие ездят туда по разным причинам: кто-то лечиться, кто-то покупать лекарства, потому что там они стоят дешевле, а кто-то получать социальные выплаты. Для многих галцев это было привычным образом жизни, и закрытие границы их возмутило. Мы их понимаем. Подумайте, как было бы, если на время закрыли границу с Россией? У многих из нас возникло бы такое же чувство недовольства, как и у галцев. Но по информации медиков, сейчас в Грузии заболевание идет на спад. Возможно, вскоре наши специалисты скажут, что уже можно снять ограничения. Поэтому я призываю всех к терпению и пониманию. Такие меры приняты для защиты наших жителей от вируса гриппа H1N1.

Второй вопрос – получение гражданства Абхазии. Хочу отметить, что в Галском районе особое положение. Но уже некоторые начинают готовиться к выборам, и они используют простых жителей Галского района в своих политических целях. Это очень цинично использовать галцев в своих политических целях. Их статус уже определен законом. Я тоже был в оппозиции в свое время, но никто из нас не призывал галцев митинговать против властей.

Раз мы разрешили им вернуться сюда, то мы должны оказывать им социальную поддержку. Тогда это население постепенно будет ориентироваться на Абхазию и процесс их интеграции пойдет быстрее.

— В мае 2016 года в Абхазии началась замена старых паспортов на новые. Но в Галском районе это не обновление документов, а фактически новая волна паспортизации. Расскажите, пожалуйста, как проходит этот процесс.

— Сейчас в республике идет замена паспортов граждан Абхазии, это новая волна по всей стране. Мы знаем процессы, которые предшествовали этому – события мая 2014 года, когда были выявлены массовые нарушения в ходе паспортизации, которая проходила с 2005 года. Это привело к политическому кризису. И вот, с 2016 года в Абхазии идет паспортизация. Можно сказать, мы уже подходим к финишу. По данным МВД, более 100 тысяч получили паспорт гражданина Абхазии нового образца. Согласно указу президента, с 1 января паспорт старого образца на территории Абхазии не действует. Недавно срок действия паспорта был продлен на два месяца, но это было сделано для перерегистрации пенсионеров. Для всех остальных жителей Абхазии старый паспорт не функционирует.

В Галском районе из-за того, что многие имеют грузинское гражданство, в основном получают вид на жительство. Процесс выдачи вида на жительство идет уже полтора года. За это время, по данным паспортного стола, более 12 тысяч жителей Галского района обратились за получением вида на жительство. Но получили документ около половины. Это связано с тем, что по закону вид на жительство могут получать жители Галского района, которые родились на территории Абхазской АССР.

— То есть получается, что те жители Гала, которые родились, скажем, в Грузии, не могут получить вид на жительство?

— Не обязательно на территории Грузии, они могли родиться и в другой республике СССР. Мы плохо представляли, какие миграционные вопросы происходили во времена СССР. В свое время руководство Грузинской ССР делало все, чтобы грузины массово переселялись в Абхазию. Чуть ли не каждый четвертый житель Галского района родился не на территории Галского района. Он либо переехал из Грузии, либо из других республик СССР.

— Как можно решить проблему тех жителей района, которым не выдается вид на жительство? Что им предлагается?

— Пути решения этой проблемы найдены. Сегодня жителям Абхазии одновременно нельзя иметь абхазский паспорт и паспорт другого иностранного государства, в том числе и грузинский. Исключение – только Россия, потому что она признала независимость Абхазии и более того, выступает гарантом суверенитета нашей республики. Вполне логично, что закон позволяет одновременно быть гражданином Абхазии и России. Это политическое решение.

Что касается жителей Галского района, конечно, мы должны были понять, что это люди, которые вернулись в Абхазию после Отечественной войны народа Абхазии. Но из-за того что в районе шла террористическое война, долгое время мы не могли контролировать район. В то же время граница фактически была открыта для перехода вброд или через пропускные пункты. Мы не могли контролировать границу. Естественно люди переходили на сторону Грузии. Грузия же считает своими гражданами не только жителей Галского района, но и всей Абхазии. Она считает нашу республику не свободным, независимым государством, а оккупированной территорией. Конечно, после войны люди нуждались, они искали, где получить пособия, пенсию. А в Грузии без гражданства грузинского никому не выдадут ни пенсию, ни социальные выплаты, не окажут медицинскую помощь. Когда люди обращались, им сразу же оформляли гражданство. Естественно Абхазия такую социальную помощь не могла предоставить ни галцам, ни другим своим гражданам. И сегодня в Грузии пенсия выше, чем в Абхазии. Ничего удивительного, что люди, считающие себя грузинами, получили грузинское гражданство. Но как нам быть в этой ситуации? Правительство приняло решение: раз мы разрешили беженцам вернуться в Галский район, то мы ответственны за их интеграцию в общеабхазское пространство. Не имея абхазского гражданства, они не должны лишаться социальной поддержки. Поэтому мы выдаем вид на жительство, который имеет высокий уровень. Он дает все права, кроме права на голосование и права на приобретение недвижимости. И из-за того, что эти люди ограничены в избирательных правах и являются гражданами иностранного государства или лицами без гражданства, сегодня мы не призываем их на службу в Абхазскую армию и ждем от законодателей закона об альтернативной службе.

Среди галцев есть граждане Грузии и лица без гражданства. Лиц без гражданства, по нашим приблизительным подсчетам, не более 600-800 человек. Это те, кто не является гражданином Грузии, но в 14-15 лет не смогли получить абхазское гражданство из-за того, что хотя бы один из родителей не имел абхазское гражданство. Такие люди получают вид на жительство. Лицам без гражданства, имеющим вид на жительство, через пять лет легче получить гражданство Абхазии, потому что они не обременены гражданством другой страны. Но для этого они должны сдать экзамен на знание Конституции и абхазского языка.

Есть третья категория лиц, которые не могут получить вид на жительство. Главное условие – проживание на территории Абхазии более 10 лет, но у этой категории такого нет. Они уехали за пределы Абхазии и появились здесь менее 10 лет назад. Есть и другие случаи, когда родители живут в Гале, а человек-родственник приезжает сюда по визе, скажем, к родителям, тогда он может получить разрешение на проживание. Разрешение действует два года. Через два года можно либо обратиться за видом на жительство, либо покинуть территорию. Это касается не только граждан Грузии, но и граждан других стран. Также и россиян, которые более трех месяцев собираются жить в Абхазии. Законодатель сегодня дал нам возможность регулировать все эти процессы. Конечно, не бывает без исключений.

— А можете привести конкретные примеры?

— Многие спрашивают насчет детей, которые родились уже после 1999 года и которым в этом году исполняется по 20 лет. Нам говорят: "Они родились в Абхазии после войны, в независимом государстве, они не имеют грузинское гражданство. Почему вы не даете им абхазский паспорт?". В законе "О гражданстве" четко говорится, для того, чтобы человек получил абхазское гражданство, один из его родителей должен иметь гражданство. Но здесь таких случаев очень мало. Взрослое население из-за каких-то пособий давно оформили грузинский паспорт, и их дети для Абхазии выходят лицами без гражданства, но они могут рассчитывать на вид на жительство и через пять лет получить гражданство Абхазии, если выдержат экзамен по Конституции и абхазскому языку. Самое сложное зачастую – знание абхазского языка, но некоторые учат и неплохо знают абхазский.

— Что касается самурзаканских абхазов. Как решается их вопрос?

— Есть в нашем районе и категория, которая имеют абхазские фамилии: Тарбая, Зухбая, Эзугбая и так далее. Это этнические абхазы, которые подверглись ассимиляции. Сегодня они имеют грузинские паспорта советского образца и свидетельства, в которых они записаны как грузины. В этой ситуации я хочу особо подчеркнуть: Абхазия в отношении них не проводит никаких принуждающих мер к насильственному изменению фамилии. Так поступала Грузия во времена Сталина. Мы это осуждаем и не можем повторить то же самое. Если человек себя идентифицирует грузином, то он имеет на это право. Если у него есть гражданство Грузии, то он получает вид на жительство. Но, если человек хочет изменить национальность и вернуть историческую фамилию, то у него есть такая возможность. Для этого нужно обратиться в комиссию по гражданству при президенте. Но здесь тоже возникает другая проблема: у него все еще остается грузинское гражданство.

— Как с этим быть?

— В законе "О гражданстве" говорится, что где бы абхазы ни родились, где бы они ни находились и чьими бы гражданами ни являлись, в случае их желания Абхазия считает их гражданами своей страны. Такое решение было принято из-за того, что после Кавказской войны сотни тысяч абхазов вынуждены были переселиться в Турцию, и сегодня они живут во многих странах мира. Поэтому Абхазия дала всем абхазам такое преимущество. В том числе есть батумские абхазы, которые приезжали и получали абхазское гражданство. Так что самурзаканских абхазов мы считаем махаджирами на своей родине, которые подверглись массированной насильственной ассимиляции со стороны Грузии. И если они желают вернуть свою национальность добровольно, то получают гражданство Абхазии.

Но есть категория лиц, которых мы не хотим вспоминать, но уже ответственным политикам приходится об этом говорить. Эти люди не были махаджирами, никаких проблем у них не было. Но из-за политики пряника, которую проводит Грузия сегодня, выезжают в Грузию для получения гражданства этой страны, пользуются там социальными льготами. Это не только больные, есть и те, кто оформляет гражданство для получения кредита по более простой схеме. Затем на Женевских дискуссиях вытаскивают эти факты и говорят мировому сообществу: "Видите, абхазы и грузины хотят жить в дружбе, но этому Россия мешает, она оккупировала Абхазию, иначе мы жили бы в едином государстве". Не зря Грузия проводит такую политику "обласкивания" жителей Абхазии. Когда не получилось завоевать абхазский народ пушками, они решили завоевать нас подкупом. Грузия, если своих граждан лечит на 70 тысяч рублей, то граждан Абхазии абхазской национальности – на все 450 тысяч рублей в год. И когда возмущенные грузины спрашивают у своего правительства, почему такая несправедливость происходит, им отвечают: "Не вмешивайтесь. Это политика". Те абхазы, которые ездят туда и берут гражданство для кредитов и других социальных льгот, фактически предают собственный народ, получая гражданство Грузии. Этот вопрос уже серьезно встал у нас. Надеюсь, что законодатель вернется к этой проблеме и абхазов, у которых найдется гражданство Грузии, лишат права голоса. В скорейшее время необходимо наложить запрет лицам абхазской национальности пересекать государственную границу с Грузией. Тем более что в Абхазии идет выдача российских медполисов.

— А как вообще можно вычислить наличие грузинского гражданства? Ведь между нашими странами нет дипломатических отношений.

— Служба государственной безопасности Абхазии обладает базой данных всех граждан Грузии.

4746
Теги:
Тимур Надарая
По теме
Магия букв и слов: как слагать стихи
Великий мастер: 101 год со дня рождения Баграта Шинкуба

Борьба с COVID-19, открытие границ и медицина Абхазии: интервью Тамаза Цахнакия

13472
(обновлено 19:57 30.05.2020)
Министр здравоохранения Тамаз Цахнакия подвел промежуточные итоги в борьбе с коронавирусной инфекцией после двух месяцев действия ограничительных мер на территории республики.

О том, чем руководствовались власти Абхазии, вводя ограничительные меры в республике, насколько успешно справились медики с поставленной задачей, кто оказал неоценимую помощь и рассматривается ли вопрос открытия государственных границ, в интервью Sputnik рассказал министр здравоохранения страны Тамаза Цахнакия.

- Два месяца назад Абхазия вступила в активную фазу борьбы с коронавирусной инфекцией. Руководству страны пришлось предпринять беспрецедентные меры для защиты населения от этого заболевания. Какую реакцию населения вы и ваши коллеги ожидали, принимая решения о введении карантина, комендантского часа в некоторых районах и ряда ограничительных мер, и насколько эти действия вызвали понимание со стороны граждан?

- Конечно, это было очень правильное решение и, конечно, это было непросто. Закрылись рынки, все пункты общественного питания, то есть места, где люди работали и зарабатывали себе на жизнь. Но мы тогда стояли перед угрозой того, что этот вирус уже тогда мог массово распространиться у нас в республике. Поэтому мы приняли эти меры с дальнейшим закрытием границ. Ингурскую границу мы закрыли раньше, потому что в Грузии уже были первые выявленные больные, и к тому же на тот период была сезонная заболеваемость гриппом и ОРВИ.

Тогда прямо на границе мы установили санитарный медицинский пост и контролировали всех, кто въезжал на нашу территорию, и только после этого им давали разрешение на въезд. В дальнейшем граница по реке Псоу тоже была закрыта, и это значительно сократило количество людей, въезжающих в Абхазию. Был период, когда мы дошли почти до нулевой отметки по числу граждан, прибывающих в республику. Естественно, граждан Абхазии мы должны были пропускать, и других решений не должно было быть, но в то же время мы приняли исчерпывающие меры. Народ нас услышал и, кстати, очень четко в феврале и марте выполнял наши рекомендации.

Картина карантина: как живет Абхазия в режиме ЧС>>

- Первый случай проникновения коронавируса на территорию Абхазии был зафиксирован в начале апреля, когда из Москвы в Гал вернулась жительница республики. Затем она была госпитализирована в клинику Зугдиди, где был подтвержден диагноз. Многих эта новость шокировала. Как лично вы ее восприняли?

- Мы это восприняли как свершившийся факт. Мы этого ожидали, и в конечном итоге наши граждане тоже заболели этим вирусом. Это было неизбежно, и мы всегда об этом говорили. Другое дело, что она была отслежена от одной до другой границы. Все ее родственники были обследованы на сопредельной территории, и результат у них был отрицательный. Сама пациентка выздоровела. Это был первый звонок для нас всех, что мы не избежим этого заболевания, и оно придет к нам. Так и произошло. Слава богу, все 28 пациентов, за исключением пациентки 1925 года рождения, которая скончалась от осложнений, все остальные практически выздоровели. У абсолютного большинства заболевание протекает в легкой форме.

- На какие правила ориентировались руководство страны, Минздрав и оперативный штаб по защите населения от коронавируса прежде всего?

- Изначально мы утвердили рекомендации Всемирной организации здравоохранения по части профилактики, диагностики и лечения коронавирусной инфекции. Затем у нас были рекомендации Роспотребнадзора, которые применялись не только в России, но и в странах СНГ. Они, конечно, в большей степени тоже основывались на правилах ВОЗ. В дальнейшем инструктивную, нормативную базу по части профилактики и диагностики лечения издавал непосредственно Минздрав Абхазии. В том числе были соответствующие распоряжения Координационного и Оперативного штабов по защите населения от коронавирусной инфекции. Они все выполнялись.

Как выявляют и лечат: главный терапевт Абхазии ответила на вопросы о коронавирусе>>

- Насколько мировая пандемия и кризис выявили слабые места в медицине Абхазии и в кадровых вопросах?

- Такие проблемы возникли во всем мире. В той же Италии, где практически 70% населения заболело этим вирусом. Хотя медицина Италии - одна из передовых в Европе, но, к сожалению, мы видели, что она рухнула. Врачи практически всех специальностей стали там инфекционистами и работали с пациентами с диагнозом COVID-19, в том числе с теми, кто нуждается в искусственной вентиляции легких. Таких специалистов тоже оказалось мало.

Без права выхода: абхазы о борьбе с коронавирусом в разных странах>>

Мы, собственно говоря, в аналогичной ситуации. За исключением того, что у нас нет тяжелых больных. В этом наше спасение. У нас есть дефицит специалистов. К примеру, у нас в стране всего 16 инфекционистов, и поэтому, в первую очередь, мы подготовили терапевтов, проводили в ежедневном формате тренинги, в том числе с участием экспертов ВОЗ, которые неоднократно посещали Абхазию. Врачи других специальностей тоже были подготовлены на случай, если произойдет вспышка заболеваемости. Одними силами 16 инфекционистов мы не справимся. Все реаниматологи и другие специалисты должны будут быть задействованы в этой работе. Это при том, что нужно оказывать и общесоматическую помощь неотложным, экстренным больным.

На карантине из-за COVID: Сухумская инфекционка осталась без половины медперсонала>>

Мы также столкнулись с тем, что материально-техническая база у нас была недостаточной на случай поступления большого количества больных. По статистике, на сто тысяч населения 20 тяжелобольных пациентов нуждаются в ИВЛ. Теоретически, путем соответствующих подсчетов, мы ожидали около 50 таких пациентов.

Организация "Мы-Вместе", Московская абхазская диаспора, наши соотечественники активно нам помогали и собрали нам достаточно серьезную сумму, на которую мы смогли приобрести оборудование, медикаменты, средства индивидуальной защиты и многое другое. Это дало возможность обеспечить Гудаутскую больницу в полном объеме для лечения до 700 тяжелых больных. В этом медучреждении мы можем развернуть 300, а при необходимости 350 коек. Сегодня там работает типовой инфекционный корпус на 40 коек-мест с отделением реанимации. То есть, в этом отношении, что можно было сделать, мы сделали. Несмотря на то, что на тот момент были проблемы с завозом этого оборудования и ряда медикаментов, расходных материалов, масок, мы смогли этого добиться, в том числе при гуманитарной поддержке России и международных организаций, ПРООН, которые нам оказывали и оказывают по сей день помощь.

Минздрав Абхазии назвал сумму оказанной республике помощи в борьбе с COVID-19>>

- После того как Гудаутскую инфекционную поликлинику подготовили для приема граждан с коронавирусной инфекцией, в Гудаутской ЦРБ перестали принимать пациентов, только в экстренных случаях. Многим приходилось обращаться за помощью в Республиканскую или Гагрскую ЦРБ. Инфекционная поликлиника расположена отдельно от больницы в нескольких десятках метров от нее, и у каждой из них есть отдельные заезды и входы, почему нельзя было разрешить врачам больницы работать в прежнем режиме и принимать пациентов?

- Этого нельзя было делать. Когда идет пандемия в мире и эпидемический процесс, хотя и незначительный у нас, мы должны быть готовы ко всему. Например, не дай бог, если к нам поступили бы 500 человек, где бы мы их разместили? Поэтому мы подготовили все необходимое, но при этом в приказе было сказано, чтоб экстренным больным с жизнеугрожающим состоянием оказывали неотложную помощь – хирургическую, реанимационную, и после стабилизации пациента транспортировать его в Республиканскую больницу.

Такие моменты мы тоже учли и организовали отдельный вход и в приемную в Республиканской больнице. Плановые операции мы отменили.

- Сейчас в Абхазии наблюдается снижение активности анонимных пользователей социальных сетей, которые периодически распространяли дезинформацию, но в первое время такие сообщения появлялись чуть ли не каждый день. Как профильные органы с этим боролись?

- Как вы знаете, при Оперативном штабе был создан колл-центр, и там проводилась достаточно большая работа. Пресс-служба Минздрава, в частности, активно работала со СМИ, а также на наших интернет-ресурсах, сайте Минздрава выкладывалась официальная и достоверная информация. Конечно, на первых порах этого не всегда было достаточно, но с каждым разом эта работа становилась все активнее.

Поэтому мы и укрепляем нашу пресс-службу, чтобы максимальным образом построить работу таким образом, чтобы не возникало вопросов у населения, которое должно получать достоверную информацию из первых уст во избежание кривотолков и недопонимания. Мы и дальше будем работать в этом направлении.

- Как вы считаете, нужно ли бороться с "фейками" более жестко и подключать правоохранительные органы?

- Правоохранительные органы этим занимаются, особенно в части провокаций, призывов, нарушающих закон и Конституцию. Тем более в условиях чрезвычайной ситуации это должно пресекаться жестким образом. Повторюсь, если предоставлять людям достоверную информацию, они не будут участвовать в подобных дискуссиях.

- Наши медики в эти месяцы были сильно загружены работой, это продолжается и по сегодняшний день. На ваш взгляд, насколько успешно они приняли этот вызов и как оцениваете их работу?

- Работу наших медиков я оцениваю очень хорошо. Да, на первых порах, конечно, были определенные проблемы. Не скрою, некоторые даже испытывали страх. Не только наше население, но и сами медики впервые столкнулись с этой угрозой. Весь мир не знал, что с этим делать и чего ожидать. Поэтому со временем, когда стали обладать больше достоверной информацией и были обеспечены всем необходимым, опасений и страха стало меньше. Наши медики выполнили тогда и выполняют сейчас свой профессиональный долг.

- Минздрав Абхазии планирует поощрить своих сотрудников?

- Мы поощряем их. Уже произвели доплаты в виде премий, и в последующем эта практика будет продолжаться, пока не завершится проблема с коронавирусом.

- Как оцениваете слаженность работы ведомств, на которые была возложена ответственность за борьбу с этим вирусом? В первую очередь речь идет о Минздраве, МВД, МЧС, СЭС.

- Мы работаем слаженно и четко. У нас все инструктивно прописано, мы на постоянной связи, на все ситуации реагируем мгновенно и содействуем в решении поставленных задач, что дало свой положительный результат, а именно то, что сегодня в Абхазии эпидемии нет.

- Жители Абхазии надеются, что в скором времени откроется граница с Россией. Когда это может произойти и какие условия должны быть для этого в Абхазии и самой России?

- Учитывая то, что у нас эпидемиологическая ситуация стабильная и нет новых случаев на сегодняшний день, в последних распоряжениях президента были прописаны соответствующие послабления в части работы рынков, пунктов общественного питания, салонов красоты, общественного транспорта, но при определенных санитарно-эпидемиологических условиях. Это дало многим гражданам возможность кормить свои семьи, но мы, конечно, понимаем, что открытие границы – это глобальный вопрос, но сегодня этот вопрос пока не рассматривается, так как и с российской стороны граница закрыта. Там эпидемиологический процесс еще не пошел на спад.

Для нас самое главное – это здоровье нашего населения. Прогнозы мы делать не можем, и никто не может этого сделать. Даже эксперты не могут с уверенностью сказать, когда все это закончится. Мы будем действовать в соответствии с эпидситуацией. Да, это сложно для всех нас, но еще раз повторяю, мы должны максимально защитить наше население, иначе нам всем будет нелегко.

Интервью подготовлено при участии пресс-службы Министерства здравоохранения Абхазии.

13472
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Постпред России при ЮНЕСКО: Киев ведет себя как дикарь с дубиной на концерте

6809
Постоянный представитель России при ЮНЕСКО Александр Кузнецов поделился своим мнением о "культурных" антироссийских санкциях Украины. Объектами нападок стали крупнейшие центры не только российской, но и мировой культуры.

Санкции Киева против культурных и образовательных организаций из России противопоставляют Украину мировому сообществу, которое, особенно в условиях пандемии коронавируса, всеми силами стремится сохранить доступ людей к памятникам, музеям и культурным площадкам, заявил в интервью корреспонденту РИА Новости Виктории Ивановой постоянный представитель РФ при ЮНЕСКО Александр Кузнецов.

- Александр Игоревич, в конце прошлой недели Украина ввела санкции сроком на три года в отношении учреждений культуры и науки России. В санкционный список попали Русское географическое общество, Эрмитаж, ГМИИ им. Пушкина, Институт археологии РАН, МГУ имени Ломоносова и ряд других учреждений. Как вы можете прокомментировать такое решение Киева?

- Конечно, это – русофобская, пещерная акция киевских властей, которая недопустима не только в международном общении, но и вообще в приличном обществе. Ее уже комментировали многие российские представители, поэтому, чтобы не повторять их слова, я скажу о том, как это воспринимается через призму ЮНЕСКО.

Сейчас, как известно, Организация активно работает над тем, чтобы последствия пандемии коронавируса не поставили под угрозу ценности мировой культуры. В частности, нельзя допустить, чтобы миллионы людей лишились к ним доступа. Речь идет не только об исторических памятниках, которые сейчас закрыты из-за пандемии, но и о музеях, театрах, концертных залах. На этот счет есть несколько конкретных инициатив, в том числе – со стороны российских деятелей культуры.

И мы сейчас обсуждаем с Секретариатом ЮНЕСКО, как лучше все это реализовать, разумеется, с использованием современных информационных технологий, которые позволяют проводить крупные мероприятия на удалении.

На этом фоне получается, что Украина своими действиями фактически противопоставляет себя всему мировому культурному сообществу.

Это выглядит так, словно какой-то дикарь с дубиной пришел и устроил скандал на концерте симфонической музыки. И это печально: в прошлом Украина вносила заметный вклад в деятельность ЮНЕСКО, а сегодня она ассоциируется исключительно с темой конфронтации с Россией. В других областях ее попросту не видно.

Но складывается впечатление, что этот арсенал русофобских затей постепенно истощается. Возникает вопрос – а что дальше? Если теперь объектами нападок стали такие крупнейшие центры не только российской, но и, подчеркну, мировой культуры, как Государственный Эрмитаж, то что потом? Дальше они что, на Майдане будут, подобно нацистам, жечь книги русских классиков? Словом, все это вызывает тягостное впечатление.

- Какие последствия может повлечь это решение для международного сотрудничества?

- Особых последствий для международного сотрудничества я не вижу – в вопросах культуры ЮНЕСКО демонстрирует солидарность. Недавно я беседовал с генеральным директором Организации Одри Азуле, и мы пришли к выводу, что все думают примерно одинаково: как в условиях закрытия крупнейших объектов культуры сохранить к ним доступ, сохранить знания о мировой культуре, о мировом культурном наследии. И именно на этом, я думаю, в ближайшее время будут сосредоточены наши усилия, в том числе, при активном участии России.

- ЮНЕСКО в ответ на запрос РИА Новости отказалась комментировать действия украинских властей, сославшись на требование проявлять беспристрастность по вопросам дел стран-участниц. Как вы считаете, должна ли Организация, которая напрямую занимается культурой и, в том числе, взаимодействует с затронутыми институтами, вмешаться в ситуацию?

- Здесь я с позицией Секретариата ЮНЕСКО не согласен и неоднократно им об этом говорил. Я считаю, что это проявление двойных стандартов. Почему, когда происходят какие-то вещи, которые не нравятся, допустим, западным странам, на них следует реакция Секретариата ЮНЕСКО, а когда мы обращаемся по поводу вопиющих нарушений основополагающих принципов и ценностей ЮНЕСКО – Секретариат молчит и не реагирует?

Речь идет ведь не только о таких акциях, как то, что мы обсуждаем с вами сейчас. Не менее серьезные вещи происходят и в области образования, когда власти в Киеве пытаются вытеснить русский язык из сферы образования страны.

Это коренным образом противоречит не только духу ЮНЕСКО, но и совершенно конкретным юридическим документам, принятым в этой Организации, таким, как Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования.

Мы неоднократно обращали внимание на вопиющие нарушения Киевом этой конвенции, но, к сожалению, внятной реакции так и не дождались.

- Под украинские санкции попали и научные археологические организации и институты Крыма, а также Крымский федеральный университет. Из-за того, что полуостров воссоединился с Россией, ЮНЕСКО ранее отказалась работать с Крымом. Сотрудничество так и не возобновилось? Как сейчас обстоят дела с объектом Всемирного наследия "Херсонес Таврический"?

- У меня такое впечатление, что в Киеве просто не ведают, что творят. Включение в эти так называемые санкции объектов культуры и образования в Крыму лишь подчеркивает то, с каким презрением и равнодушием украинские власти относятся к этим объектам, которые якобы, по их утверждению, находятся на их территории.

Но думаю, что так называемые санкции никакого практического значения не имеют. Потому, что уже давно под давлением Киева и его западных покровителей всякое сотрудничество с партнерами ЮНЕСКО в Крыму полностью прекращено. В том числе это касается и такого объекта всемирного наследия, как "Херсонес Таврический". 

Ведь ЮНЕСКО даже не принимает обязательные по Конвенции 1972 года отчеты о сохранности этого объекта!

Из этого можно сделать вывод, что ни западные страны, ни Украину его судьба вообще не интересует. Для них главное – постоянно держать на плаву в ЮНЕСКО вопрос о территориальной принадлежности Крыма, отрицать исторический выбор, который был сделан в 2014 году, когда огромное большинство населения Крыма проголосовало за его присоединение к России.

Этим вопросом мы занимаемся уже не первый год, и каждый раз видим одно и то же – это чистое политиканство.
Но проблема состоит в том, что вопросы принадлежности тех или иных территорий никакого отношения к мандату ЮНЕСКО не имеют. Это только отравляет атмосферу Организации, навязывая ей политизацию, которая для нее не только несвойственна, но и вообще пагубна, поскольку, как ржавчина, разъедает ее изнутри.

Читайте также: 

Станислав Зась: активность НАТО требует от ОДКБ готовности реагировать

6809
Граница Псоу

Аслан Бжания: из Абхазии в Грузию уходит продукция на миллиарды рублей

171
(обновлено 00:41 03.06.2020)
Президент Абхазии Аслан Бжания обозначил основные проблемы в работе пропускных пунктов на абхазо-российской и абхазо-грузинской границах.

СУХУМ, 2 июн - Sputnik. Продукция на миллиарды рублей уходит из Абхазии в Грузию, заявил на встрече с депутатами Аслан Бжания. Заявление прозвучало в эфире Абхазского телевидения. 

"На миллиарды рублей из Абхазии в Грузию уходит продукции. По данным нашего таможенного комитета и министерства сельского хозяйства, объемы заготовки ореха в год составляют 11-12 тысяч тонн. Максимум 10% от этого объема вывозится в Россию, все остальное уходит в Грузию, и все эти деньги оседают в карманах людей, которые, по большому счету, занимаются контрабандой", - отметил Бжания.

Президент выразил уверенность в необходимости пересмотра подходов в этих вопросах и полноценном контроле государственных границ.

По мнению Аслана Бжания, необходимо также изменить неоправданно сложный режим работы на КПП "Псоу". Бжания подчеркнул, что на границе по реке Псоу есть контрольные органы, которые необходимо оттуда убрать.

"У российской стороны есть свои аргументы, почему там должно быть столько контрольных органов, и один из этих аргументов – они боятся, что из Абхазии может пойти неконтролируемый поток оружия. Значит, мы должны поставить наше оружие под контроль", - сказал Бжания.

При этом президент добавил, что речь не идет об изъятии оружия у населения, а об учете, создании условий для хранения оружия и усилениях мер ответственности за нарушения этих правил. Только после решения этой задачи Абхазия сможет обратиться к России с предложением о пересмотре режима работы границы "Псоу".

Читайте также:

171