Адгур Какоба

Нехватка педагогов и очереди в школу: интервью с министром образования Абхазии

1817
(обновлено 11:32 15.08.2019)
Адгур Какоба - министр образования и науки Абхазии с октября 2014 года. До назначения министром работал помощником ректора Абхазского государственного университета, доцент кафедры истории абхазской литературы, кандидат филологических наук.

О том, какие задачи стоят перед Министерством образования, почему в районах не хватает учителей, а в городских школах "перенаселение" учеников, почему в Абхазии невозможно вводить профильные классы, в интервью корреспонденту Sputnik рассказал министр образования и науки Абхазии Адгур Какоба.

Асмат Цвижба, Sputnik.

— Адгур Паатович, до начала нового учебного года осталось несколько недель. Какие задачи стоят перед Министерством образования?

— Сейчас Министерство образования и науки Абхазии работает в усиленном режиме. Проблем как всегда немало. Самым важным вопросом для нас остается состояние сельских школ и некоторых городских. В ускоренном режиме проводят ремонтные работы во второй сухумской школе. Через несколько дней заканчивается восстановление крыши, закуплено все необходимое оборудование. Но у нас есть опасения, что вторая очамчырская школа, в которой тоже проводится ремонт, не успеет принять детей 1 сентября. Таких проблем немало, но мы пытаемся их решать.

— Сколько первоклассников ожидается в этом году?

— Сейчас мы можем дать только предварительные данные. Согласно им, в этом году ожидается до 2000 первоклассников. Это немного больше, чем в прошлом году, прослеживается положительная динамика, что радует.

— Как вы можете оценить ситуацию в сельских школах? Ведь во многих из них не только не оборудованы помещения, но и не хватает преподавателей.

— Действительно, остро стоит и вопрос нехватки персонала. В основном молодые люди не хотят работать в сельских школах, потому что состояние школ не всегда соответствует нормам. Есть специалисты, которые не работают по профессии, но мы стараемся решить эту проблему системами поощрения. Вот уже третий год реализуем проект "Гранты для сельских учителей", и есть положительные результаты – молодые специалисты начинают изъявлять желание работать в районных школах.

К тому же есть еще одна проблема. У нас не хватает преподавателей по химии, биологии, физике. Уже несколько лет в Абхазском государственном университете не могут набрать группу по этим направлениям. Просто ребята, которые владеют этими науками, предпочитают идти на технические специальности или в медицину.

— А как обстоят дела с преподавателями абхазского языка? Какой процент выпускников абхазского отделения филфака АГУ и педагогического факультета работают по специальности?

— Я бы не сказал, что педагогов по абхазскому языку не хватает. Другое дело, что не все выпускники идут работать по специальности. Более 1000 дипломов так и остаются в университете, потому что человек, который учился на бюджете или по целевому заказу, обязан два года отработать в школе и только потом имеет право получить диплом. Так не может долго продолжаться. Думаю, руководство университета должно обязать этих выпускников оплатить учебу. Тогда и в государство поступят деньги, которые так необходимы для системы образования.

— Ежегодно за несколько месяцев до начала учебного года родители становятся в очередь, чтобы попасть в определенную школу и к определенному педагогу. В итоге в одном классе сидят по 40 детей. Как решается эта проблема?

— Существуют определенные правила распределения детей по школам, этим занимаются районные управления образования. Главный критерий - местожительство школьника. Но не всегда удается следовать этому правилу. Часто родители, минуя несколько школ, стремятся попасть в город, где условия лучше. Они предоставляют в районные управления справки, что проживают в городе, а у работников нет возможности проверять каждый документ.

Категорически нельзя набирать в класс 40 детей. Если в классе более 25 человек, то он уже делится на два, но не всегда есть возможность открыть новый класс. Это связано с финансовыми затратами, но проблему надо решать, так как у педагога нет возможности индивидуально позаниматься с каждым ребенком. Это равносильно преступлению. Наша задача – сделать так, чтобы дети получили качественное образование.

— Если в начальной школе классы переполнены, то ближе к 9 классу они полупустые. Школьники предпочитают заниматься с репетитором, готовятся к поступлению в университеты и получают аттестаты в вечерней школе. Как министерство относится к этой тенденции?

— Эта тенденция вызвана тем, что требования при поступлении в российские вузы отличаются от наших, поэтому они занимаются дополнительно. Иногда мы идем навстречу, даем им поступить в очно-заочную школу. Там такая же программа, утвержденная Министерством образования, отличие лишь в том, что занятия проходят не каждый день.

Хочу сказать, что мы отпускаем из школы не всех желающих. В очно-заочную школу мы определяем только тех, кому по состоянию здоровья противопоказана физическая и умственная нагрузка, либо тех, кто профессионально занимается спортом и вынужден часто выезжать. Очень много желающих получить свободное посещение занятий, но мы не разрешаем.

— Возможно, проблему можно было бы решить, открыв в школах профильные классы?

— Я считаю правильным, что в старших классах дети могут уделять больше внимания предметам, к которым у них проявляется предрасположенность, этот метод практикуется во всем мире. Однако для открытия профильного класса есть отдельные методические требования, учебники, учителя должны быть специально подготовленными. А в наших школах профильные классы ведут учителя, которые преподают и общий предмет. Я считаю это неправильным.

Читайте также:

1817
Теги:
школа, образование, Адгур Какоба
Загрузка...

Орбита Sputnik