Кавказская война и ситуация в Сирии: интервью посла России в Турции

6608
(обновлено 10:26 14.02.2020)
Посол России в Турции Алексей Ерхов в интервью корреспонденту Sputnik рассказал о перспективах развития российско-турецких отношений, невыученных уроках истории и взаимных обязательствах Стамбула и Москвы в Сирии.

- Россия и Турция – кто они? Соседи, братья, друзья, союзники, попутчики? Где мы стоим и куда идем?

- Хорошие вопросы. Убежден, что ответ на них дается сейчас на наших глазах, в том числе теми из нас, кто непосредственно занимается российско-турецкими связями. Кстати, все эти вопросы занимают не только нас с вами. Их активно задает себе и турецкое общество, по крайней мере его, так сказать, политизированная часть.

Думая о всех этих темах, наверно, нельзя недооценивать прежде всего фактор нашей общей истории. Чем дольше я живу здесь в Турции, тем больше вижу, каким тяжелым грузом повисли на наших двусторонних отношениях три века конфликтов – ведь в XVII-XIX веках, как принято считать, между нашими странами разразилось 12 только крупных войн, не говоря уже о кризисах и столкновениях более мелкого характера.

- Неужели помнят?

- Еще как помнят. И, как и у нас, вокруг событий общей истории здесь накручено огромное количество стереотипов, мифов и легенд. А они, отталкиваясь от того или иного видения прошлого, зачастую напрямую влияют на восприятие реалий сегодняшнего дня.

Вот вам пример, на сегодня достаточно актуальный – так называемый исход черкесов с Северного Кавказа в Турцию в результате "Кавказской войны" XIX века. Когда я был Генеральным консулом в Стамбуле, было время, когда перед нашим зданием практически каждый день организовывались антироссийские демонстрации по поводу очередной годовщины окончания этой самой "Кавказской войны". И лозунги демонстрантов были, честно говоря, малоприятными – типа "Россия – убийца, вон с Кавказа" и так далее, не говоря уже о прямых оскорбительных выпадах в адрес российского руководства.

Мы долго говорили, спорили с организаторами этих демонстраций и их участниками. Убедились: они исходят из "исторически сложившегося" стереотипа – плохая агрессивная Россия, маниакально одержимая жаждой географической экспансии и "этнических чисток", злобно напала на своих мирных соседей – адыгов, шапсугов и прочих и "выдавила" их с родины. И теперь кому-то очень хочется верить в такую красивую легенду, особенно потомкам тех, кто действительно страдал и передал память об этих страданиях последующим поколениям. Вроде стройная картинка, а посмотришь на нее с другой стороны – и она уже получается не столь однозначной. Начинаешь вспоминать другие исторические факты, почему-то не вписавшиеся в эту самую картинку – и она вдруг предстает не черно-белой, а цветной, и уже не так все в ней просто. Например, кто-нибудь подумал о том, каково было населению русских станиц жить бок о бок с соседями, благосостояние которых основывалось на так называемых набегах – то есть на убийствах, грабежах и работорговле? Когда каждый месяц, каждую неделю и каждый день могли прийти эти самые "мирные горцы", мужчин убить, а женщин и детей увести в плен?

Вот российское правительство тех дней все это терпело-терпело, а затем терпение кончилось, и пошла вперед армия – сначала пытаясь "размежеваться" с теми, с кем нельзя жить в мире, а затем и вовсе пресечь их криминальный образ жизни. Этим людям предложили: либо вы переселяетесь на равнину, вам дают землю и вы начинаете заниматься производительным трудом, либо эмигрируйте, братская Турция готова вас принять. Кто-то решил уехать – и уехали, правда, натерпелись: голод, холод, болезни и по дороге и по прибытии. Кто-то решил остаться – и остались. Натерпелись и они – на сей раз вместе с другими народами России и Советского Союза, правда, по другим причинам.

- Ну, это все "дела давно минувших дней".

- Не скажите. Уроки истории – особенно не выученные или не понятые кем-то – "достают" нас и сегодня, как та же "Кавказская война". Более того, очень многие наши нынешние проблемы не только уходят корнями в далекое прошлое, но и как бы "подпитываются" оттуда – яростной ксенофобией, злобой, ненавистью и враждебностью. Хотите примеры? Пожалуйста: вот эскалация в Сирии. Согласен: очень болезненные события и тревожные дни. Погибли сначала российские офицеры, затем турецкие военнослужащие. Но посмотрите, какая чудовищная "свистопляска" началась в соцсетях. Не хочется, но процитирую некоторые из высказываний. "Прощайтесь с жизнью", "Никто не будет вас оплакивать", "Настало время вам сгореть" и все такое прочее. К слову сказать, все это уже один раз было – пять лет назад, и в СМИ, и в соцсетях, только вместо Идлиба был Алеппо. Чем кончилось? "Самолетным кризисом" и злодейским убийством Посла А.Г.Карлова. Кстати, и мне самому уже напрямую угрожают. И что, неужели история никого ничему не учит?

Хочу подчеркнуть в этой связи две вещи. Первое – какая-то малопонятная мне кровожадность некоторых авторов блогов и постов, злоба и ненависть, порой отбивающие у них самих охоту и способность даже рассуждать логически. Впрочем, наши российские соцсети порой немногим лучше – та же "легкость в мыслях необыкновенная", та же безнаказанная безответственность за свои слова. Поэтому полностью поддерживаю слова Президента Тайипа Эрдогана, на днях подвергшего соцсети нелицеприятной, но справедливой критике.

Но вот вторая вещь, на мой взгляд, еще более опасная: это – абсолютное нежелание понять партнера, его логику действий, прислушаться к его словам и принять как данность право другого на свою собственную точку зрения, отличную от твоего видения происходящего. Вот такой настрой может обернуться большой бедой.

- Что вы имеете в виду?

- Очень простые, казалось бы, вещи. Вот здесь, сейчас во всех грехах многие обвиняют Россию и сирийский "режим", который, мол, "нарушает", атакует, бомбит гражданские объекты и так далее. Что ж, давайте разберемся.

Во-первых, может быть, для кого-то существующее в Дамаске правительство и утратило легитимность, но для кого-то, и таких немало, это – законное правительство, признанное в качестве такового значительным количеством членов мирового сообщества и ООН тоже. Кстати, бывает, что кто-то критикует Дамаск почем зря, но контакты с ним поддерживает, и вовсю сотрудничает по самым различным направлениям. "Экономика войны" – штука, знаете ли, очень хитрая и занятная.

Во-вторых, а что же такое этот самый Сочинский меморандум от 17 сентября 2018 года, который Дамаск вместе с Россией "нарушают"? Это двустороннее соглашение, стороны которого взяли на себя вполне определенные обязательства. Например, Россия согласилась с продолжением существования в идлибской зоне деэскалации турецких наблюдательных постов, а также с поддержанием в провинции военного статус-кво. А вот Турция, со своей стороны, взяла на себя обязательство вывести "все радикальные террористические группы" из создаваемой в Идлибе демилитаризированной зоны шириной 15-20 километров, равно как и все тяжелое вооружение, включая танки, РСЗО, артиллерийские средства. Договорились и открыть для движения автотрассы М5 и М4. Ну и что, вывели террористов? Открыли дороги? А если вы не выполняете свои обязательства, то уместно ли требовать выполнения обязательств от другой стороны? Обязанности сторон соглашения должны находиться "в диалектическом единстве", иначе трудно говорить о равноправном партнерстве.

Далее. Ну, не разоружили бандитов, не отмежевали их от "умеренных". Не все ли равно? Нет, не все равно. Потому что террористы, увидев, что их никто не разоружает и не "размежевывает", осмелели и где-то с весны прошлого года начали все больше и больше нападать на позиции сирийских правительственных войск и, кстати, на российскую авиабазу в Хмеймиме.

А в декабре 2019 – январе 2020 годов нападения на позиции сирийских правительственных войск и близлежащие города, прежде всего на Алеппо, еще больше активизировались. В декабре, в частности, зафиксировано более 1400 атак боевиков с применением танков, боевых машин пехоты, минометов и артиллерии.

В середине января мы вместе с Турцией предприняли очередную попытку провозгласить "режим тишины" в Идлибе. И что? Только за две последние недели января было отмечено свыше одной тысячи новых нападений, счет погибшим и раненым среди сирийских солдат и мирных жителей пошел на сотни. Не прекращались попытки атаковать Хмеймим с применением ударных беспилотников.

Вот и здесь тоже кончилось терпение, вот и пошла вперед "отбирать свои пяди и крохи" сирийская армия. Свои, замечу: она воюет на своей суверенной территории за права своего народа, в том числе право жить так, как жили отцы и деды, а не по правилам, которые диктуют какие-то бородатые чужеземцы. Вот и освободила она от власти незаконных вооруженных формирований десятки деревень, а в последние дни и стратегическую трассу М5, и повернуть наступающую армию обратно вряд ли кому удастся.

- А что в этих условиях делают и будут делать турецкие наблюдательные посты?

- Когда мы договорились в Сочи о продолжении их существования, имелось в виду, что они будут наблюдать за реализацией режима прекращения боевых действий и выполнением договоренностей, зафиксированных в Меморандуме. Но договоренности не выполнены, а боевые действия продолжаются, и возникает вопрос: а за чем тогда ведется это, с позволения сказать, наблюдение? Какие функции осуществляют эти объекты, которые по сути являются тем, что на военном языке называется "опорными пунктами"? Кстати, в последние дни региональные СМИ приводили факты ведения артиллерийского огня по подразделениям сирийской армии именно с этих турецких опорных пунктов. Они, по сути, остались далеко за "линией фронта" и что они там делают?

- А если все же провести какое-то размежевание?

- Конечно, хорошо бы, наконец, что-то сделать конкретное на этом направлении. Хотя это, наверное, непросто. Как рассказывают эксперты, сегодня боевик – вроде "умеренный", а завтра он дает присягу какому-нибудь террористическому "амиру", причем "цена вопроса" – сотня долларов. А послезавтра он вообще поедет в Ливию воевать там за те же "зеленые". Конечно, трудно такого человека "отмежевать" от таких же, как он.

- Мы, наверное, отклонились от "философской" беседы?

- Нисколько. Все, о чем мы сейчас говорили, как раз и возвращает нас к вопросу об исторических судьбах России и Турции, а также о том, какие есть и будут отношения между ними. Конечно, мы сейчас переживаем очень сложный момент, в какой-то мере очередную "точку бифуркации". И от того, как мы себя поведем, будет зависеть очень и очень многое и в российско-турецком, и в региональном, и в международном контексте.

Убежден: мы переживали и более тяжелые времена, и сейчас у наших стран должно хватить доброй воли и политической мудрости, чтобы найти оптимальное решение возникших проблем. Для этого, конечно, понадобится с пониманием отнестись к позициям друг друга, прочувствовать реальную мотивацию партнера. Мы к этому готовы. Для этого и направили в Анкару нашу межведомственную делегацию, которая провела здесь углубленные и по-партнерски откровенные переговоры. Мы намерены продолжить обсуждение всех затронутых там тем.

И, разумеется, мы стремимся к тому, чтобы разъяснять и руководству, и общественному мнению Турции наши подходы – мы хотим, чтобы нас понимали, и понимали правильно. В этом, кстати, в значительной мере рассчитываем на Ваше агентство, его немалые возможности. Если нам удастся добиться понимания, в том числе в острых вопросах, тогда и партнерство наше будет иметь еще более прочную и солидную основу, более уверенно пойдет вглубь. И тогда у наших людей, и у россиян, и у турок не будет сомнений в прочности двусторонних связей, их полезности и перспективности, а у некоторых – не будет и искушения вбить клин между Москвой и Анкарой, между российским и турецким народами.

6608

Переток, майнинг и пандемия: глава "Черноморэнерго" рассказал о проблемах отрасли

5005
(обновлено 21:08 21.08.2020)
Новый руководитель Республиканского унитарного предприятия "Черноморэнерго" Михаил Логуа дал первое интервью информационному агентству Sputnik Абхазия.

Он рассказал о том, какие основные проблемы испытывает энергетическая отрасль страны, как относится к запрету майнинга на территории республики и когда следует ожидать перетока электроэнергии из России.

Руководитель "Черноморэнерго" Михаил Логуа сообщил, что в связи с пандемией коронавируса, собираемость за потребленную электроэнергию снизилась с 30 миллионов рублей за месяц до 15-20 миллионов.   

Бадрак Авидзба, Sputnik

– На ваш взгляд, каковы главные проблемы абхазской энергетики? Каковы пути их решения?

– К большому сожалению, проблем много, и большинство из них главные. Можно начать с чего угодно, с состояния самого предприятия, с повышения нагрузок на нашу энергосистему, с состояния основных фондов. Это целый комплекс проблем, без решения которых наша энергетика будет оставаться в таком же плачевном состоянии, а проблемы еще больше усугубятся.

– Какова на сегодняшний день задолженность потребителей электроэнергии?

– Задолженность по потребителям в целом на сегодняшний день составляет порядка трехсот миллионов рублей, при этом большая часть - это физические лица. Это проблема не сегодняшнего дня, она всегда стояла перед компанией. Для сравнения, наша компания сегодня имеет задолженности по налогам, сборам и кредитам в сумме соизмеримой сумме задолженности за потребление электроэнергии нашими абонентами.

Одна из основных проблем - это собираемость денег за потребленную электроэнергию, но мы не сможем собирать у физлиц оплату в полной мере, пока мы не обеспечим всех электронными счетчиками. К примеру, мы не можем не заплатить за телефонную связь, потому что в ином случае у нас отключат телефон. Такой же принцип работы необходим с оплатой за электроэнергию.

Но мы с пониманием относимся к тому, в каком положении находится большая часть нашего населения. Электроэнергия нам обходится примерно в 60 копеек. Если взять в среднем тариф, по которому мы продаем всем категориям абонентов (юридические, физические лица), - это 38 копеек за киловатт. То есть генерация электроэнергии нам обходится дороже, чем ее реализация.

Расчет стоимости электроэнергии
© Sputnik Леон Гуния Расчет стоимости электроэнергии

– Какая динамика собираемости за потребляемую электроэнергию в сравнении с прошлым годом?

– Динамика собираемости по сравнению с прошлым годом ухудшилась, но сравнивать немного некорректно в связи с тем, что очень сильно увеличилось потребление по сравнению с прошлым годом. Если сравнивать в относительных цифрах, то мы собрали всего 29,4% оплаты, при том что за аналогичный период 2019 года было собрано 41,9%. Если даже не брать в расчет период до начала курортного сезона, мы в этом году потребили электроэнергии гораздо больше, чем за аналогичный период прошлого года. При этом надо учитывать, что впереди нас ждет зима.

Если до 2014 года дотации из государственного бюджета составляли от 140 до 250 миллионов рублей, то с 2014 года по текущее время дотации в среднем составляли 15 миллионов рублей. Зачастую и эти заявленные суммы не поступали в бюджет компании. И если до известных событий с пандемией "Черноморэнерго" могло собрать средства на необходимые расходы, то сейчас предприятие даже не покрывает их, не говоря о том, чтобы иметь возможности на развитие.

– Вы сказали, что наблюдается резкое увеличение потребления электроэнергии, с чем вы это связываете?

– В 2018 году было принято решение о запрещении деятельности майнинговых ферм в сетях РУП "Черноморэнерго". Анализ результатов того, что дало это постановление, показывает, что эффективность его стремится к нулю. Кроме того, на мой взгляд, было бы логично одновременно с этим постановлением запретить ввоз оборудования для данного вида деятельности на территорию Абхазии.

Несмотря на запрет майнинга, потребление электроэнергии растет. Компания на сегодня не имеет возможности регулировать данный вид деятельности, несмотря на то, что принимаются определенные меры в этом направлении, которых на данном этапе, к сожалению, недостаточно.

Решение этого вопроса должно быть комплексным, с задействованием всех структур нашего государства. За решение этого вопроса мы должны взяться всем миром.

Люди, которые занимаются этим видом деятельности, должны понять одну вещь, если не будем с пониманием относиться к тому, что наша энергосистема находится в тяжелом состоянии, то света не будет ни у кого.

– Какие рычаги есть у "Черноморэнерго" для выявления незаконных ферм по майнингу криптовалют?

– В ближайшее время мы должны получить полную картину того, кто занимается незаконной деятельностью. Далее, в связи с нормативными документами, которые имеем, мы обязаны их отключать. На практике мы отключаем незаконные фермы, но мы не можем выставить там постоянный пост, на второй день люди снова подключаются. Решить этот вопрос у государства не получается с 2018 года. Прекращение этого вида деятельности было бы наверно, для энергетики хорошим выходом в данных условиях, однако мы все должны понять, что в этом вопросе у нас у всех должен быть государственный подход - за то, что потребляем, надо платить. Подключаться к сетям нужно в строгом соответствии с техническими условиями, выданными нашей компанией, только так мы можем предостеречь себя в том, что из-за работы криптоферм не будут страдать предприятия, которые находятся вокруг, объекты жизнеобеспечения, школы, больницы. Процесс майнинга в Абхазии неконтролируемый, постановление Кабинета министров от 2018 года без запрета на ввоз оборудования привело к тому, что деятельность не прекратилась, а ушла в "серую" зону.

При правильном подходе всех заинтересованных сторон, мы постараемся выработать максимально приемлемую концепцию для энергосистемы и в первую очередь для наших граждан. Это возможно только при наличии соответствующих решений на правительственном уровне.

– Как сказался карантин, введенный из-за коронавируса, и вызванный им кризис на энергетической системе страны?

– Пандемия отразилась на всех, соответственно и на нас в виде уменьшения собираемости за потребленную электроэнергию. Если до карантина за один месяц собиралось до 30 миллионов рублей, то с момента введения ограничений собираемость существенно сократилось до 15-17 миллионов рублей, в лучшем случае до 20 миллионов.

То есть собираем до 20 миллионов, а потратить должны минимум 25 миллионов! И это только, чтобы обеспечить зарплатой, необходимыми материалами, обеспечить наши подразделения на местах горюче-смазочными материалами и всем необходимым для проведения работ.

На момент, когда мы приступили к работе, наш аварийный склад материалов был на нуле. Сейчас время, когда мы должны приступать к эксплуатационным работам, которые необходимы для подготовки к зиме, это очистка линий от деревьев и так далее. А мы в данный момент не можем в полном объеме выделить эти средства.

– 11 августа в Абхазию прибыла делегация из России для изучения технического состояния энергетической системы республики. Как проходит визит российских специалистов? Какие объекты они посетили, какие выводы по итогам сделали?

– Как ранее заявляла вице-премьер, министр экономики Кристина Озган, в одной из рабочих поездок в Российскую Федерацию наш президент поднял вопрос о состоянии нашей энергетики. И приезд этой рабочей группы – это следствие тех договоренностей. Группа в составе 24 специалистов прибыла в Абхазию 11 августа, сроки для работы очень сжатые, десять дней, поэтому они работают без выходных, совместно с нашими специалистами.

Мы уже видим положительные результаты этой работы, но, к сожалению, сроки действительно ограничены, поэтому нам пришлось выстроить график так, чтобы они обратили внимание на наиболее проблемные участки. В их задачу входит обследование наших сетей. Уже сейчас есть ряд серьезных рекомендаций по подготовке к зиме, как проводить эксплуатационные работы. На основании работы этой группы будут даны рекомендации, на что мы должны сделать основной упор. Как потом это будет финансироваться, из Инвестпрограммы или из других источников, будет рассматривать наше руководство.

– Какие перспективы организации перетока электроэнергии из России уже с ноября 2020 года есть сейчас? От чего зависит это решение?

– Одна из очень важных задач прибытия специалистов из России - это организация возможности перетока электроэнергии в Абхазию. В феврале 2021 года ИнгурГЭС как минимум на три с половиной месяца встанет на ремонт. Это необходимый ремонт. Вчера мы посетили этот объект, там реально уже идут потери, и если сегодня не принять меры, то ситуация на будущий год будет еще сложней.

Кроме того, как я говорил выше, существуют очень серьезные нагрузки на сети, которых раньше не было. По прогнозам наших специалистов, стечение целого ряда обстоятельств может привести к тому, что уже к ноябрю мы используем те 40% вырабатываемой ИнгурГЭС электроэнергии, которую потребляет Абхазия (60% потребляет Грузия).

Естественно, на период ремонта на ИнгурГЭС без перетока электроэнергии никак не обойтись, но, возможно, переток понадобится нам и раньше.

5005
Темы:
Майнинг в Абхазии

"Спутник V": все о новой российской вакцине от COVID-19

775
(обновлено 10:14 20.08.2020)
О процедуре регистрации новой российской вакцины от COVID-19, результатах испытаний и планах вакцинации населения агентству Sputnik рассказал замдиректора центра имени Н.Ф.Гамалеи по научной работе Денис Логунов.

- В прошлое воскресенье вы передали результаты клинических исследований в Минздрав. Сами результаты пока не опубликованы. Расскажите об основных выводах этих исследований?

- Мы провели полный комплекс доклинических исследований безопасности и эффективности вакцины, а затем два клинических исследования, в которых вакцина изучалась с привлечением здоровых добровольцев по показателям безопасности и иммуногенности. Вакцина по результатам этих исследований показала хороший профиль безопасности и высокую иммуногенность.

У всех добровольцев, проиммунизированных нашей вакциной, были обнаружены вируснейтрализующие антитела и в случае применения сухой, и в случае применения жидкой форм вакцины. Также были проанализированы различные показателиклеточного иммунного ответа, в частности цитотоксические лимфоциты - очень важный параметр противовирусного иммунитета.

Цитотоксические лимфоциты, которые удаляют из организма зараженные вирусом клетки, были обнаружены у всех вакцинированных добровольцев. Таким образом, по иммуногенностимы получили очень хорошие результаты.

По безопасности: ожидаемые нежелательные явления, которые выражались в виде температуры и боли в месте введения, наблюдались не у всех добровольцев. Но эти конкретные цифры будут опубликованы в ближайшее время.

- Какое количество людей приняло участие в испытаниях в первой и второй фазе?

- В первой и второй фазе принимали участие 38 и 38 человек, то есть всего 76. Отличались два протокола тем, что вакцина по действующему веществу была одинаковая, но агрегатная форма была разная.

- А по возрасту насколько отличались участвовавшие?

- Добровольцы для первой и второй фазы набираются из возрастной группы 18-60 лет.

- В прессе часто повторяется утверждение, что на создание надежной безопасной вакцины нужно не меньше полутора лет. Могли бы Вы объяснить, как ученым Центра имени Н.Ф. Гамалеи удалось создать вакцину в столь короткие сроки, буквально за 5-6 месяцев?

-  Неправильно говорить, что нам удалось создать вакцину "с нуля" за короткие сроки. Начиная с момента разработки технологии аденовирусных векторов до ее внедрения в практику прошло уже четыре десятка лет.

С 2015 года вакцинами на основе аденовирусных векторов, разработанными в Центре им. Н.Ф.Гамалеи, было провакцинировано более 3 000 человек. Поэтому, это был не труд пяти месяцев, никоим образом.

Вакцины на основе аденовирусных векторов были созданы не только в России. Китай, компания CanSino, и Johnson & Johnson также работают с аденовирусными векторами. В первую очередь, это разработки вакцин против лихорадки Эбола. Эти платформы известны и хорошо изучены в рамках клинических испытаний.

Помимо результатов клинических испытаний в пользу безопасности данных платформ на основе аденовирусных векторов можно добавить то, что мы все болеем аденовирусами, и ни у кого никаких последствий в виде соматических заболеваний никогда не бывает.

У нас идет работа не с живыми аденовирусами, а с аденовирусными векторами, это вирусы, у которых удалены части геномов, и они не способны размножаться в клетках человека. Получается, что и с аденовирусами-то не страшно жить вместе, а с векторами, которые не способны размножаться, совсем безопасно. И мои слова подтверждаются десятками тысяч исследований этих векторов, в том числе множеством клинических исследований.

- Другие вакцины используют либо 26-й аденовирус, либо 5-й. А российская вакцина использует и тот, и другой. Вы можете более подробно объяснить, как это работает?

- Посмотрите на национальный календарь прививок, вы увидите, что очень многие вакцины бустируются. То есть, вы колете вакцину один раз, потом второй, третий и так далее. Для чего это делается? Для того, чтобы сформировать не только высокий иммунный ответ, но и чтобы этот ответ был пролонгированный, чтобы сформировать надежную иммуннологическую память.

Если не считать экономику, а заботиться о здравом смысле, длительности и уровне иммунного ответа, то стратегия прайм-буст иммунизации, то есть использование двух и более вакцинаций, всегда лучше. А делать прайм-буст вакцинацию разными векторами необходимо по простой причине: иммунный ответ после первого введения препарата будет формироваться в том числе и на вектор. Если вы будете вводить тот же самый вектор при второй иммунизации, то уже сформированный анти-векторный иммунитет будет снижать эффективность вакцинации. Поэтому, вы просто меняете вектор-носитель на тот, который иммунный ответ не распознает. Таким образом, вам удается незаметно для иммунной системы пронести нужный ген и сформировать иммунный ответ к целевому антигену.

- Ваша вакцина получила временную регистрацию. Что это значит?

- Для чего временная регистрация существует? Мы же не здоровых добровольцев хотим с вами защищать последующие 1,5 года.

Если мы работаем с обычным населением, среди которого есть группы риска, то есть люди, которые в результате перенесенной инфекции или станут инвалидами или погибнут, то нужен был механизм, который позволит на очень жестких условиях и ограничениях вывести вакцину в оборот в разумные сроки.

© Видео Ruptly / РФПИ / WHO / Дмитрий Куракин/Пресс-служба Минздрава России

Что значит жесткие условия? Это значит, что каждая пробирка кодируется QR-кодом. Будет приложение для строго учета применения вакцины по всем стационарам и для учета всех нежелательных явлений у добровольцев. Каждый доброволец, который проходит вакцинацию, сможет сделать отчет о своем самочувствии в приложении.

Еще хочу подчеркнуть, что речь не идет о принудительной массовой вакцинации, решение о вакцинации каждый принимает для себя сам.

- Сейчас речь идет о каком примерно количестве людей, которые будут участвовать в третьей фазе?

- Окончательные цифры согласовываются, но я могу сказать, что исследования будут включать примерно 30-40 тысяч человек.

Один из рабочих вариантов подразумевает, что две тысячи человек участвуют в клинических испытаниях по оценке параметров иммуногенности, а 28 тысяч добровольцев участвуют в наблюдательном исследовании для оценки эпидемиологической эффективности.

В настоящий момент мы еще дорабатываем протокол, чтобы он соответствовал всем нормам, в том числемеждународным.

- Чем отличаются друг от друга разные фазы клинических исследований?

- У нас в российском законе не прописаны понятия 1-й, 2-й, 3-й фазы. Это условное определение, которое используется в международной регуляторике. Первая фаза – это фаза оценки безопасности, ее редко проводят в чистом виде. В ней может участвовать 2-8-10-15, иногда 20 человек.

В условиях, когда исследуются вакцины, это довольно-таки глупая идея исследовать добровольцев только на безопасность и при этом не взять кровь и посмотреть тут же иммуногенность. Поэтому очень часто для вакцин классическую первую фазу делают совместно со второй фазой, на которой проходит оценка не только безопасности, но и эффективности. На этом этапе для вакцин эффективность оценивают по их иммуногенности. То есть на совмещенной первой-второй фазе вы определяете безопасность и иммуногенность по самым разным параметрам.

В ходе третьей фазы оценивается эпидемиологическая эффективность. Вы должны оценить, насколько провакцинированная когорта более защищена, чем невакцинированная когорта.

Хочу еще добавить, что к клиническим испытаниям нельзя приступать без успешного прохождения обязательной программы доклинических исследований. Это обширные исследования безопасности и иммуногенности на животных, без которых на людей переходить нельзя. И все параметры обязательно исследуются на большомколичестве видов – грызуны, зайцеобразные, обезьяны. Все то, что, собственно, мы сделали перед тем как было принято решение приступать к клиническим исследованиям.

- Почему третья фаза исследований будет проводиться уже после временной регистрации?

- Идея и смысл временной регистрации в том, чтобы предоставить возможность доступа к вакцине группам риска и защитить тем самым людей от тяжелых последствий инфекции или гибели. При этом гражданский оборот вакцины будет осуществляться под жестким контролем, и эта временная регистрация может быть приостановлена в любой момент.

Целью третьей фазы является масштабная оценка безопасности и эффективности на большом количестве добровольцев в рамках контролируемого рандомизированного исследования. Это необходимо для получения большого объема статистических данных по всем параметрам испытаний. Кроме этого, этот этап необходим для принятия решения о постоянной регистрации вакцины.

- В ваш адрес звучала критика от представителей Всемирной Организации Здравоохранений (ВОЗ), которые говорили, что они не видели никаких научных исследований. Есть ли у вас какое-то взаимодействие с представителями ВОЗ?

- В принципе практика такова, что мы сначала предоставляем результаты экспертам Минздрава. Цель была получить безопасную и эффективную вакцину максимально быстро и это сделано, а потом уже переводить данные на английский язык и писать научные труды.

С одной стороны, это не отвлекает людей от поставленной задачи, с другой, это также не оказывает давления на экспертов, которые анализируют полученные нами данные. Когда мы публикуем что-то, то как-бы показываем, видите нас, мы опубликовали, нас цитруют и обсуждают - давайте нас регистрируйте. То есть решение публиковать данные после их рассмотрения Минздравом, позволяет провести непредвзятую экспертизу. Сейчас, когда мы зарегистрировали препарат, в ближайшие дни статья на английском языке будет подана в авторитетный международный журнал, она пройдет через экспертную оценку редакторов и рецензентов. Это не один-два дня, этот процесс должен занять какое-то время, но в любом случае весь материал собран, и мы подаем на публикацию. Надеюсь, что в ближайшее время у критиков не будет почвы.

- Как вы планируете увеличить производственные мощности?

- Ожидается, что массовое производство вакцины начнется в сентябре 2020 года. К концу 2020 года планируется довести производство вакцины до 200 миллионов доз, если задействовать все производственные площадки, включая международные.

Для этого РФПИ финансирует запуск производства вакцины на базе производственных мощностей своих портфельных компаний Р-Фарм и Биннофарм, входящей в группу компаний Алиум.

Кроме этого РФПИ, сейчас видит огромный интерес к вакцине в мире и планирует провести независимую от российской 3-ю фазу клинических испытаний в разных странах, в том числе в Саудовской Аравии, ОАЭ, Бразилии и Филиппинах, а также начать массовое производство в ряде стран в партнерстве с локальными суверенными фондами, в том числе в Индии, Южной Корее и Бразилии. Дополнительно прорабатываются возможности производства вакцины в Саудовской Аравии, Турции и на Кубе.

Уже более 20 стран выразили заинтересованность в приобретении Спутник V, в том числе ОАЭ, Саудовская Аравия, Индонезия, Филиппины, Бразилия, Мексика и Индия.

- Ассоциация организаций по клиническим исследованиям (АОКИ) критиковала ученых Центра им. Н.Ф. Гамалеи за то, что они якобы вводили себе прототип своей же вакцины. По их словам, согласно международным стандартам, это является грубым нарушением. Как вы реагируете на эту критику?

- Ученые центра не пошли ни на какое нарушение. Ученые центра пошли бы на нарушение, если бы они стали ловить добровольцев на улице и без подписания информированного согласия и страховки вводить им вакцину. Вот это было бы как раз то, о чем говорили АОКИ, если бы мы так делали.

Поскольку разработчик имеет право ввести себе то, что он делает, и это не регулируется никак, вводили мы не потому, что мы – герои, хотим прославиться, а потому что люди просто работали в красной зоне, то есть с вирусом. Вся плазма больных коронавирусом в Москве проходила через нас, мы должны были контролировать активность этих плазм в отношении живого вируса, то есть наши сотрудники постоянно были под угрозой.

Более того, часть людей – немолодые, часть – с сопутствующими заболеваниями.

В общем, история простая - есть возможность защитить ближний круг, существует вакцина, которая создана на всесторонне изученной платформе и каждый из нас уверен в честности лично своих результатов и результатах коллег.

У нас много вакцин, созданных на этой технологической платформе, в том числе зарегистрированных, и никаких сюрпризов мы не ожидали. Мы, в первую очередь стремились защитить себя и ближний круг.

Хельсинская декларация также абсолютно не это регламентирует, она регламентирует порядок проведения клинических исследований. Мы не проводили клинические исследования в тот момент. То есть, все их претензии были бы обоснованы, если бы мы проводили клиническое исследование, собрали бы своих людей, вакцинировали и стали бы вносить это в досье о клинических исследованиях. Вот это, конечно, было бы нарушением. На самом деле, ничего этого не было, поэтому это просто дешевая подмена понятий.

- Как соотносится уровень антител у тех, кто получил вакцину, и у тех, кто переболел коронавирусом, и что означает это соотношение?

- Во всем мире сейчас сравнивают уровни активности сыворотки у переболевших людей с уровнем активности у иммунизированных добровольцев.

Здесь довольно существенная разница в пользу вакцинированных потому, что при иммунизации нет интоксикации организма, нет тяжелого заболевания, поэтому ничего удивительного, что уровень антител выше у вакцинированных, чем у переболевших.

Мы уже знаем, что у очень многих переболевших людей антитела появляются, но потом держатся недолго, а с вакцинацией это гораздо более надежная история.

- Могут ли вашу вакцину получать люди, переболевшие коронавирусом? Возможны ли здесь какие-то нежелательные эффекты?

- Для меня в этом смысле нет абсолютно никаких проблем. Мы же ревакцинируемся каждый год от гриппа, при этом мы им болеем, никто не спрашивает, есть ли здесь проблема, можно на следующий год иммунизироваться, если в этом году болел гриппом.

Эти вопросы берут начало от пресловутого ADE-эффекта (Антителозависимое усиление инфекции — явление, при котором связывание вируса с не полностью нейтрализующими антителами вызывает его проникновение в иммунные клетки). Об этом явлении сейчас много говорят, но на самом деле, в отношении коронавирусов SARS и SARS-CoV-2 после вакцинации векторной вакциной такое усиление не происходит.

Если мы говорим о векторных вакцинах, то все вакцинированные выживают и не болеют, все невакцинированные животные умирают или имеют гораздо большие повреждения легких, чем вакцинированные.

Поэтому ни о каком ADE-эффекте в чистом виде, который бы конвертировался в усиление респираторного заболевания, в случае использования векторных вакцин речи не идет. Это не значит, что его не нужно изучать и смотреть.

Но на сегодняшний день эта история по поводу ADE сильно раздута.

Эта история действительно существует в случае с вакциной против лихорадки Денге и других лихорадок. Но для коронавируса это не показано, им уже переболели миллионы людей, никаких случаев ADE-эффекта не нашли. Нету такого, чтобы переболевшие люди заболели еще раз и умерли, как с Денге.

На ADE-эффект нужно обращать внимание, нужно отслеживать, для всех вакцин, не только для коронавируса. Но говорить о том, что это гигантская проблема, и теперь есть ADE-эффект и из-за этого никогда не будет вакцины, это глупо. Я не видел ни одной доказательной научной статьи, которая бы рассказывала об этом.

- Во время создания российской вакцины, работали ли только российские ученые, или в создании вакцины принимали участие какие-то иностранные коллеги?

- Нет, конкретно эта вакцина разрабатывалась только в центре Гамалеи, ни с какими иностранными коллегами мы не сотрудничали.

Сама технология – это огромный пласт знаний и научного опыта работы. Естественно, с ней в мире работает очень много людей, есть масса публикаций, мы с этими публикациями знакомимся, они с нашими, это такое общее научное поле.

Но непосредственно разработка вакцины, ее создание и масштабирование – это все велось только российскими учеными.

775

"Портрет матери воина" Марины Эшба: история одной скульптуры

0
(обновлено 11:21 26.09.2020)
Агентство Sputnik предлагает посмотреть короткие видеоэкскурсии по некоторым экспонатам выставки "Художник. Время. Память", которая проходит ко Дню Победы в Центральном выставочном зале Сухума. В этом выпуске - история скульптуры "Портрет матери воина" Марины Эшба.

Портрет создан руками известного абхазского скульптора Марины Эшба, в работе можно узнать черты общественного деятеля Гули Кичба, рассказала директора ЦВЗ Эльвира Арсалия.

Давно, еще до войны, Марина Эшба хотела создать портрет Гули Кичба за такой яркий и интересный архетип, но война разрушила все планы, говорит Арсалия.

Через несколько лет после войны они встретились в самом центре Сухума, а за плечами потери и утраты, и все-таки Марина Ефремовна предложила Гули Кичба создать ее портрет.

Скульптура появилась буквально за три дня, и это был уже не просто портрет абхазки, а портрет матери воина.

Открытие выставки "Художник. Время. Память" состоялось в Сухуме в Центральном выставочном зале во вторник 22 сентября.

В экспозиции собраны 70 работ абхазских и российских художников и скульпторов.
Выставка будет открыта до 8 октября. Информационную поддержку проекту оказывает Sputnik Абхазия.

Смотрите также:

0