Политических преследований быть не может: интервью Аслана Бжания

1806
(обновлено 14:52 23.03.2020)
Аслан Бжания побеждает на прошедших 22 марта выборах президента Абхазии. Согласно предварительным итогам подсчета голосов, за него проголосовали более 56% избирателей.

В интервью РИА Новости будущий президент рассказал о том, какими внутренними проблемами он намерен заняться в первую очередь, и как будет выстраивать внешнюю политику в отношении Москвы и Тбилиси. 

- Как вы планируете выстраивать дальнейшие отношения с Москвой?

- Необходимо реализовать комплекс мер, который предусмотрен российско-абхазским договором от ноября 2014 года. В нем есть комплекс реализованных и нереализованных мероприятий, и их нужно будет довести до конца. Также я считаю очень важным придать нашим отношениям дополнительный положительный импульс, чтобы обмен по всем направлениям был более качественным и наполнен содержанием, которые приносят пользу нашим народам. В договоре есть много нереализованных пунктов, например, упрощение перехода граждан через российско-абхазскую границу, перевоз товаров и так далее. Также нереализован пункт договора по созданию информационно-координационного центра. Де-юре он создан, а де-факто, он не работает в полной мере. У ИКЦ нет своего здания. Еще не выполнен пункт, связанный с повышением уровня социального материально-технического обеспечения абхазских органов внутренних дел, он не доведен до уровня российских стандартов. 

- На ваш взгляд, стоит ли перераспределять властные полномочия между президентом и правительством, или парламентом?

- Для начала этот вопрос нужно очень глубоко изучить, после чего переходить в практическую плоскость реализации. Скорее всего, определенное распределение полномочий от президента в сторону парламента может быть полезным, но это должно быть через несколько лет. Повышение роли парламента, его ответственность, будут связаны с тем, как и какими людьми комплектуется сам парламент. Это же неправильно, если часть полномочий окажутся в неподготовленном институте. На мой взгляд, данный институт должен быть готов к тому, чтобы этими полномочиями распорядиться с пользой для населения.

- Январские события в республике показали, что абхазское общество расколото. Как планируете восстанавливать доверие населения к власти?

- На сегодняшний день уровень доверия населения ко всем ветвям власти катастрофически низок. На мой взгляд, здесь должен быть принят комплекс мер. В первую очередь, власть должна быть прозрачной. Представители власти должны демонстрировать профессионализм, законопослушность и делать так, чтобы их работа носила эффективный характер. Только тогда могут начаться процессы с повышением мер доверия. Других рецептов здесь нет.

- Во время телевизионных дебатов вы критиковали представителей прежней команды за различные нарушения, в частности, вы представили документы о том, что руководство МВД во время референдума 2016 года о возможных досрочных выборах президента, давило на подчиненных, чтобы они не ходили на референдум. Возможно ли расследование в отношении тех или иных действий представителей предыдущей власти? 

- Если в действия тех или иных чиновников будут обнаружены признаки преступления, то правоохранительные органы будут обязаны действовать соответствующим образом. Ни больше и не меньше. Это не политическая акция. В данном случае нужно исходить из буквы существующего закона. Никаких преследований политического характера быть не может.  

- Совсем недавно вы совершили визит в Москву, где у вас прошли встречи на высоком уровне. Можете рассказать о том, с кем были встречи и о чем договорились?

- Это не является большим секретом, но дело в том, что мы пока условились не говорить на эту тему. Чуть позже мы вернемся к данному вопросу. Могу лишь сказать, что встречи были с друзьями, которые озабочены состоянием дел в Абхазии. 

-  Вы чувствуете поддержку со стороны официальных лиц Москвы?

- Могу сказать, что я нахожу там понимание по многим вопросам и оценкам, которые даю, а также по тем шагам, которые необходимо предпринять, чтобы решать эти проблемы.

- Возможна ли продажа недвижимости в Абхазии гражданам России?

- Если вы хотите приобрести недвижимость, это можно сделать. В течение двух дней зарегистрировать компанию на ваш российский паспорт, и вы можете приобрести здесь любую недвижимость. Она будет дороже только на стоимость открытия фирмы, около пяти-шести тысяч рублей. Ваше юридическое лицо сможет купить любую недвижимость, которая в Абхазии продается. Поэтому эта тема (покупка недвижимости россиянами) не совсем запретная.

Речь идет о другом. И этот вопрос надо изучить, потому что он политизирован. Есть определенные страхи, недоверие к властям Абхазии. Есть подозрения наших граждан, что этим будут злоупотреблять нечистоплотные чиновники. И таким образом может кардинально измениться демографическая ситуация в Абхазии.

Относительно недавняя история показывает, что абхазы на своей собственной территории превратились в меньшинство. В конце XIX века абхазов было абсолютное большинство - более чем 90 процентов проживало этнических абхазов, по данным переписи, которую проводила Российская империя. А в 1992 году абхазов стало 17 процентов. Это имеет значение. Количество порой переходит в качество. 

Эти опасения у кого-то носят искренний характер, а некоторые недружественные силы их искусственно подогревают. Кто-то на этом делает политику.

Вопрос интересный, при правильном его разрешении может быть полезным сторонам. Тут надо подготовить это мероприятие должным образом. И потом приступить к практической его реализации.

- Что касается сотрудничества с Россией. В 2010—2014 годах вы были председателем Службы госбезопасности Республики Абхазия. Во время подготовки Олимпиады в Сочи вы в качестве представителя абхазских спецслужб входили в штаб по обеспечению безопасности и подготовки Олимпийских игр, по итогам этой работы Россия наградила вас орденом Дружбы. А во время теледебатов кандидатов на пост президента вы рассказали, что спецслужбы Абхазии в 2014 году помогли предотвратить теракты на Олимпиаде в Сочи - в частности, в здании администрации города Сочи, а 8 февраля 2014 года - в медиацентре Олимпийского комитета. Можете рассказать подробности - как была раскрыта подготовка этих терактов? 

- Это был комплекс мероприятий, который провели спецслужбы нескольких государств. Перед этим их представители встречались, и спецслужбы Абхазии в этом играли очень и очень существенную роль.

- Злоумышленники пользовались территорией Абхазии для подготовки теракта?

- Они пользовались территорией России, Абхазии, Чехии. Они тоже были интернациональны и задействовали территорию многих государств.

- А что это за люди, из какой группировки?

- Это представители "Имарата Кавказа" (запрещен на территории России), ваххабитское подполье. Все это организовывалось ими для срыва Олимпийских игр, чтобы дискредитировать идею проведения Олимпийских игр на территории России. Планировались вот эти теракты.

- Много было человек задержано? 

- На территории Абхазии было задержано, по-моему, семь человек. Изъято огромное количество оружия. Три ПЗРК, 47 гранатометов, несколько минометов, более ста автоматов, несколько установок ПТУРС (противотанковая управляемая ракета) и около 40 реактивных снарядов для ПТУРСа и многое-многое другое. Несколько грузовиков вооружения. Одиннадцать схронов, которые готовились на протяжении нескольких лет. Это были граждане РФ, определенное количество граждан Абхазии, граждан Турции и так далее. Часть оружия они переправили в Сочи.

Там же они готовили акт у здания администрации города Сочи. Этот теракт тоже был предотвращен. Этот теракт готовился раньше. Это должно было состояться за полгода, за год даже до Олимпиады. Центр планирования был один, но готовили разные группы. Они друг про друга и не знали. У них очень серьезно был поставлен вопрос обеспечения мер конспирации. Это очень опытные террористы.

Эти теракты, если бы они состоялись за полгода, за год, они в любом случае привели бы к срыву Олимпийских игр. Потому что наши недруги по всему миру ждали, когда это произойдет. После чего СМИ многих государств это поддержали бы и сказали: мы не можем направить туда наших спортсменов, потому что российское государство не в состоянии обеспечить безопасность не только наших спортсменов на территории проведения Олимпийских игр, а и своих граждан тоже. Понимаете цену вопроса? Вот скромные абхазские чекисты в этом сыграли значимую роль, чтобы этого не случилось. Через какое-то время часть этих материалов будет рассекречена.

- Во время теледебатов вы выдвигали также ряд требований к Грузии - в частности, "подвинуть" их к тому, чтобы грузины взяли на себя обязательство перед ООН по невозобновлению боевых действий, либо подписали такой договор с Абхазией в двустороннем порядке. А в каком формате вы готовы озвучить Грузии эти требования? Могут ли появиться новые форматы, площадки, помимо Женевской?

- В договоре с Российской Федерацией прописано, что все наши действия по внешней политике будут скоординированы. По определенному перечню вопросов мы должны проводить единую согласованную политику.

Что касается других вопросов, имея ввиду, что грузины и грузинское государство - это наши соседи. Мы, хотим того или не хотим, но имеем большое количество контактов на уровне граждан и Грузии, и Абхазии. Это люди, которые живут, пересекают границу, бывают там. У людей возникают разные проблемы - много очень граждан наших, к сожалению, вынуждены ездить туда для получения квалифицированной медицинской помощи. Случается так, что на территории Абхазии совершают преступления и скрываются в Грузии. Бывает и обратное тоже. Вы знаете, что мы совместно эксплуатируем энергетический комплекс ИнгурГЭС. Это тоже определенный уровень контактов. Для решения и текущего обсуждения такого рода вопросов формат переговоров и формат контактов мог бы быть другим. Это могла бы быть не такая отдаленная от территории площадка, как Женевская. Здесь, на границе или где-то - для решения таких вот вопросов. Они возникают каждый день.

- А двусторонние переговоры между Абхазией и Грузией вообще возможны?

- Между грузинским и абхазским государством двусторонние переговоры, видимо, невозможны, причем по вине грузинской стороны, потому как Грузия не признает Абхазию. В Грузии принят ряд законов, в соответствии с которыми территория Абхазии признается оккупированной территорией. С другой стороны, мы ощущаем определённые сигналы от разных общественных институтов (Грузии). Сигналы, свидетельствующие о том, что определенные политические силы в Грузии хотели бы наладить более интенсивный диалог. 

Переговоры между Грузией и Абхазией как субъектом международного права, видимо, невозможны из-за позиции Грузии.

Мы заинтересованы в том, чтобы Грузия нас признала. Чтобы это произошло, мы уже очень многое сделали. Но мне представляется, что этот вопрос упирается в позицию грузинской стороны. Рассчитывать на то, что они изменят свое отношение и думать об этом, конечно же, надо, но зацикливаться не стоит. У нас много других, не менее важных проблем внутри страны. Мы - мирное государство, которое не претендует на чужие территории. И мы признаем грузинское государство. Что еще нужно?

- Если был бы какой-то двусторонний формат переговоров - возможно, процесс признания быстрее бы шел…

- Женевский формат переговоров - о чем там речь идет? Об этом речь и идет. Там четко заявлена позиция грузинской стороны (о непризнании Абхазии - ред).

- Но если годы идут, десятилетия идут…

- Десятилетия идут, но вы же знаете, что такого рода явления имеют место быть и в (других) государствах. До сих пор есть политические силы в Греции, которые считают, что Константинополь - это их город. И мы знаем, что это был их город. Но сколько веков прошло с тех пор, как Константинополь перестал быть их городом? Это новая реальность. Есть политические силы, которые не признают эту реальность на протяжении десятков веков.

Или, например, город Тигранакерт - столица Великой Армении. Этот город сейчас называется Диярбакыр и находится в Турции. Гора Арарат. Что это изменило во взаимоотношении? Что-то изменило?

И те, кто будут считать Абхазию территорией Грузией - таких, видимо, в Грузии пока слишком много. Пока там не произойдет понимание того, что наступила новая реальность - процессы не будут носить динамичный характер.

Государственные деятели или политики должны знать простые истины - что после войны очень многое меняется. Война меняет границы, по итогам войны исчезают государства. Или появляются новые государства. Многие говорят - мы должны вернуться в довоенный период. А мы можем сделать так, чтобы ситуация вернулась в 1992 год? Это возможно? Погибших людей можно вернуть? Это невозможно. И невозможно вернуть единую Грузию. Так не бывает.

Как-то Владимир Путин сказал, что не имеет сердца тот, кто не сожалеет о распаде СССР. И не имеет головы тот, кто думает, что СССР можно восстановить. Ответственным политикам по всему миру желательно уметь находить в себе мужество признавать новую реальность. Так бывало много раз. Нашей новой реальности уже 27 лет. Пора к ней привыкнуть и спокойно у этому относиться.

- Абхазские политики, ваши конкуренты в том числе, предъявляют набор требований к Грузии. Эти требования достаточно высокие. А готова ли Абхазия в свою очередь пойти на какие-то компромиссы со своей стороны?

- В чем? Видимо, я недостаточно понятно объяснил свою позицию. Новая реальность состоит в том, что существует независимое абхазское государство. Это государство есть, оно признано крупными государствами. 

- Но ведь хорошо бы, чтобы и соседи признали…

- Конечно, хорошо. Мы же не против. Обсуждать с руководством Грузии вопрос территориальной целостности абхазского государства, его суверенитета - не представляется ни целесообразным, ни возможным. Это не является предметом обсуждения.

Все остальное - разве это не компромисс? Наладить мирную жизнь, добрососедские отношения. Наладить торговлю, иные формы обмена. Признание абхазского государства, после чего все процессы могут получить определенный импульс. Все остальное - потом.

- Например, есть больной вопрос жителей Галского района Абхазии - граждан грузинской национальности. В свое время президент Абхазии выдавал уже им паспорта Абхазии, и потом они были аннулированы.

- Не предшественник выдавал, а абхазское государство выдавало гражданство этим людям. Значительная часть этих людей имели на то право. Но эта проблема была политизирована и умело использована, чтобы дестабилизировать обстановку в стране и в конечном итоге поменять власть. Что и было сделано в 2014 году в мае оппозицией того периода, которую возглавлял господин Хаджимба. Выдача паспортов жителям Гальского района была названа "преступной акцией". Кстати, с тех пор прошло шесть лет, и никто не понес правовую ответственность за так называемую реализованную "преступную акцию". (При президенте Рауле Хаджимба Абхазия объявила о замене паспортов старого образца, которые были в том числе у жителей Галского района, на новые, которые жителям Галского района, имеющим грузинское гражданство, выдавать уже не стали. Их старые абхазские паспорта оказались аннулированы - ред).

- А возможны ли какие-то условия, при которых абхазское государство разрешит сюда вернуться тем, кто здесь жил до 1992 года? Грузинской национальности, прежде всего.

- Давайте мы признаем ту реальность, которая существует, а потом совместными усилиями будем вносить в нее коррективы, если сочтем нужным. Вопрос признания Грузией абхазского государства коренным образом многое изменит на южном Кавказе, и не только.

Читайте также: 

1806
Темы:
Выборы президента Абхазии - 2020 (184)

Неосвоенные средства и болезненный вопрос поддержки: интервью Кристины Озган

3252
(обновлено 10:42 03.07.2020)
Вице-премьер, министр экономики Абхазии Кристина Озган дала эксклюзивное интервью информационному агентству Sputnik.

На чем и сколько республика будет экономить в период пандемии, как решаются проблемы с неосвоенными средствами Инвестпрограммы, о чем удалось договориться двум абхазским вице-премьерам в Москве и что в Минэке думают о ситуации вокруг кредита "Гудаутской нефтебазы" - в материале корреспондента Sputnik Бадри Есиава. 

- Президент Абхазии Аслан Бжания на встрече с депутатами Парламента заявил, что абхазская сторона направит отчет об исполнении Инвестиционной программы социально-экономического развития республики российским коллегам до 30 июня. Удалось ли это сделать, и что именно отражено в этом отчете?

- Как вы знаете, решением межправительственной комиссии в декабре прошлого года была утверждена Инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию Абхазии на период 2020-2022 годы. В рамках реализации этой программы предусмотрен ряд организационных вопросов и ключевым вопросом была подготовка проектно-сметных документаций, которые должны были пройти Госэкспертизу в Абхазии и России.

В рамках выполнения этих обязательств, по решению сопредседателей межправкомиссии, 25 мая текущего года было соответствующее решение, которое предусматривало, что абхазская сторона должна до 30 июня провести экспертизу объектов подлежащих финансированию в 2020 году. Эти мероприятия абхазской стороной были выполнены и 35 заключений по объектам, предусмотренных Инвестпрограммой, прошли государственную экспертизу в России

- О какой сумме идет речь?

- Объем финансирования по Инвестпрограмме периода 2020-2022 предусмотрен в размере четырех с половиной миллиардов рублей. Из них в текущем году предполагается освоить порядка полутора миллиардов рублей. Структура программы предусматривает как новые объекты и мероприятия, так и объекты, которые в силу различных обстоятельств не были завершены в прошлые периоды, в том числе в рамках Инвестпрограммы 2017-2019 годов.

На данный момент по Инвестпрограмме 2017-2019 не освоено 392 миллиона рублей.

Мы незначительно продвинулись в этом вопросе. Когда мы приступили к выполнению своих обязанностей, эта сумма была в размере около 407 миллионов рублей. Мы начали реализовывать эти мероприятия, и вы могли наблюдать, что эта работа освещалась в прессе. Есть много объектов, на которых в настоящее время активно ведутся работы.

Что касается программы текущего периода, так как мы в основном занимались подготовкой проектно-сметной документации, финансирование составило порядка одного миллиона рублей и это расходы на прохождение экспертизы. На данном этапе будет формироваться пакет документов по заключению контрактов на предстоящий период.

- Вы сказали, что переходящих в следующую Инвестиционную программу объектов много. Не могли бы вы перечислить самые крупные из них и в какую сумму они обходятся?

- Крупные объекты, в том числе социально-значимые, хочу выделить ЦРБ Ткуарчала – проблемный объект, по которому мы сейчас активно работаем, необходимо завершить ряд организационных и финансовых вопросов для того чтобы сдать этот объект до конца года.

Гагрская школа находится на завершающей стадии, но по ней необходимо допфинансирование на приобретение оборудования, которое необходимо для его полноценного функционирования. Также речь идет о работах, связанных с благоустройством парка в Гагре, набережной и ряда других направлений, которые необходимо завершить в этом году. Еще одним проблемным объектом была автодорога в село Каманы, которая сейчас активно ремонтируется, и мы рассчитываем, что в течение месяца сдадим.

Отдельно хочу выделить вопрос о завершении работ по системе водоснабжения и канализации. Эта программа достаточно большая и по объему финансирования, и по количеству объектов. Поэтому она у нас будет продолжаться в рамках Инвестпрограммы 2020-2022.

Что касается канализационных очистных сооружений Гагрского района, расположенных в Пицунде, необходимо концептуально определиться в эффективности принятого в работу проекта, а именно в отношении эффективности проекта, который сейчас реализуется. Мы планируем в ближайшее время завершить все работы по оценке этого объекта. По нему предусмотрено существенное финансирование в период 2021-2022 годы и от быстроты, организованности наших действий будет зависеть реализация этой программы.

- Во время инспекционной поездки в Гагрский район, вы обратили внимание на то, что проект по строительству этих канализационных очистных сооружений по подготовленной смете обойдется государству в три раза дороже сухумских очистных сооружений. Будет ли пересматриваться объем расходов на этот проект и как вы могли бы объяснить столь существенную разницу между очистными сооружениями в Гагре и Сухуме?

-  Действительно, у меня вызвала много вопросов именно стоимость этого объекта и технические решения по нему. При этом сухумские очистные сооружения, в принципе, это один вид очистки – биологический, а в предлагаемом гагрском проекте – это механическая и химическая способы очистки. Сейчас мы занимаемся экспертной оценкой стоимости, которая основана именно на принципе принятия технических решений. Скорее всего, этот проект станет дешевле.

Учитывая, что этот проект оценивается в целом более чем 1,5 миллиарда рублей, в 2020 и 2022 годах заложена только часть от этой суммы - около 300 миллионов рублей, что составляет от всей стоимости проекта лишь 20%.

Мы изучаем этот вопрос и, по моим прогнозам, в течение ближайших двух или трех недель выйдем с конкретным предложением к руководству Абхазии для того, чтобы принять некое концептуальное решение о дальнейшем финансировании, либо пересмотре тех решений, которые были приняты ранее. Соответственно с такой инициативой мы будем выходить к российским коллегам.

В целом, если говорить о структуре Инвестпрограммы на предстоящие два года, в нее в основном вошли объекты инфраструктурного характера, по которым в обществе возникает больше всего вопросов – это водоснабжение, электроэнергия, дороги. Эти те ключевые проблемы, с которыми Абхазия все еще не смогла разобраться до конца.

При этом программа также включает в себя вопросы нормативного обеспечения, такие, как разработка кадастра объектов недвижимости – очень серьезный документ, который необходимо внедрить и который поможет нам эффективно работать с налогоплательщиками в сфере недвижимости и оборота земли.

Также предусмотрено строительство полигона бытовых отходов в Гулрыпшском районе, начало этапа проектирования тюрьмы, завершение проектирования Республиканской детской больницы в Сухуме.

- То есть, в случае благоприятных условий, все эти объекты мы сможем увидеть в Абхазии в ближайшие два года?

- Если не возникнет форс-мажорных обстоятельств, по которым абхазская сторона будет не в состоянии это сделать, других вариантов невыполнения обязательств я не принимаю.

- Как вы оцениваете выполнение Инвестиционной программы за 2017 и 2019 годы?

- В целом в сфере реализаций абхазской стороной своих обязательств, на мой взгляд, накопилось очень много организационных и финансовых проблем. И, как мне кажется, в этой области ключевым моментом является отсутствие на определенном этапе элементов контроля.

То есть, я думаю, не была выстроена четкая вертикаль управления всем процессом, и этот процесс нес хаотичный характер.

- В последние дни в обществе муссируется ситуация, в которой оказалась "Гудаутская нефтебаза". Сначала пользователи соцсетей обвинили Банк Абхазии в том, что он якобы незаконно выдал кредит в размере 40 миллионов рублей этой нефтебазе. Потом выяснилось, что эти деньги были выданы "Сухум-Банку", который в свою очередь кредитовал "Гудаутскую нефтебазу". Деньги не возвращены. Сейчас идут судебные тяжбы между ними и вчера "Абхазтоп" распространил заявление, в котором говорится, что "кредит был выдан незаконно, с нарушением требований законодательства в части обязательного согласования сделки с Министерством экономики". Что вы лично об этом думаете и какая позиция возглавляемого вами ведомства в этой неоднозначной ситуации?

- Действительно, на мой взгляд, с правовой точки зрения сделка была ничтожна, потому что для получения кредита, неважно какого, необходимо согласие собственника или уполномоченного органа, осуществляющего функции собственника. Уполномоченный орган, осуществляющий функции собственника Госкомпании "Абхазтопа" и соответственно "Гудаутской нефтебазы" является Министерство экономики.

Когда принималось решение по выдаче кредита, согласия Министерства экономики не было. Соответственно, ни на этапе принятия решений кредитным комитетом "Сухум-Банка", ни впоследствии оснований для этого не было. Нарушение правового процесса привело к тому, что все последующие сделки были незаконны.

На данный момент есть судебные решения, которые мы не можем поддерживать, и мы будем включать все механизмы для того, чтобы объект остался в госсобственности. Отчуждение госимущества в такой форме законодательством Абхазии не предусмотрено.

- Что конкретно решил суд по этому вопросу?

- Было первое решение суда, после которого было достигнуто "мировое соглашение" и в его рамках кредитор обязался погасить, указанную сумму, но здесь, к сожалению, есть серьезный аргумент, который не был учтен ни одной из сторон в процессе принятия решения. Это то, что финансовое состояние "Абхазтопа" и "Гудаутской нефтебазы" фактически не могло рассматриваться, как возможное для обслуживания кредита.

У самого "Абхазтопа" на сегодняшний день числится задолженность перед государством и своим партнером в сумме более 200 миллионов рублей, а "Гудаутская нефтебаза" фактически не работает. Их финансовая ситуация не позволяла брать на себя такие обязательства. По этой причине мое мнение такое, что изначально, когда заключалось "мировое соглашение" не была дана оценка финансовых возможностей по его исполнению. То есть, заведомо было понятно, что это решение не может быть выполнено.

- При всем этом деньги были выданы и банк не получил ни тело кредита, ни проценты по нему. Как быть в этой ситуации? Разве банк не должен вернуть свои деньги?

- Понимаете, когда банк заключает кредитный договор с государственным предприятием и знает, что оно ограничено в полномочиях, тем более в вопросах залога госимущества, всегда существует высокий риск. Поэтому банк изначально должен был понимать, что он может столкнуться с подобными проблемами.

- То есть, частично ответственность за эту ситуацию несет сам банк?

- Конечно. Если банк изначально получил бы гарантии от государства, то у государства соответственно были бы обязательства перед ним. Так как этого не было сделано, банк остался наедине с организацией, с которой он не имел права заключать эту сделку. Здесь идет речь о превышении должностных полномочий со стороны организаций, принимавших участие в сделке.

- Экономика Абхазии в период пандемии оказалась в сложной ситуации. Какие меры разрабатывает государства для поддержки населения, которое сегодня испытывает серьезные трудности, в том числе в связи с закрытием границ?

- Правительством на основании распоряжения президента были разработаны соответствующие мероприятия. Среди них вопросы, связанные с арендными платежами, отсрочкой налоговых обязательств и ряд других направлений. Сейчас правительство обращает серьезное внимание на сокращение расходов не связанных с выполнением обязательств по заработной плате и поддержанию порядка в стране.

Наиболее болезненный вопрос, конечно, это поддержка населения. Как вы знаете, финансовые возможности у нас ограниченные, были проблемы с выплатами зарплат бюджетникам, но нам удалось решить этот вопрос и закрыть задолженности за прошлый месяц, а также готовимся к выплатам в июле.

Поэтому обязательства государства перед населением, конечно, будут выполняться. Что касается вопросов по организации дополнительной поддержки, их нужно рассматривать в отдельном порядке в жесткой привязке к тем возможностям, которые у нас есть.

- Уже известно примерно, на какую сумму удастся сократить расходы государства?

- Сейчас подлежит ограничению все, что не связано с выполнением обязательств по выплате заработной платы и других социальных выплат. Другие расходы фактически не осуществляются, к примеру по приобретению техники, оборудования, ремонтов и так далее. В процентном соотношении говорить не буду, так как в разные периоды это разные суммы и часть из них, конечно, будет перенесена на четвертый квартал года.

- Речь идет о десятках миллионах?

- Значительно больше.

- На прошлой неделе вы вместе с вице-премьером, министром финансов Владимиром Делба в рамках рабочей поездки посетили Москву. С кем провели встречи, и какие темы на них обсуждались?

- У меня состоялись переговоры с руководителем Главгосэкспертизы России по вопросам двустороннего сотрудничества и по оказанию содействия Абхазии в становлении ее Государственной экспертизы.

В контексте встречи мы рассматривали блок вопросов, среди которых возможный переход на электронный документооборот. Это очень современная система, которую мне удалось лично увидеть и я считаю, что Абхазия может быстро и активно включиться в этот процесс. Возможно, через год или два мы сможем работать в современных условиях. Коллеги гарантировали, что они будут оказывать нам всяческую поддержку в решении этого вопроса.

Второй вопрос, которому было необходимо уделить особое внимание, касался подготовки специалистов в сфере строительства. Для того, чтобы этот вид работ выполнялся у нас в стране качественно и эффективно, необходимо серьезное кадровое сопровождение. Мы договорились о том, что подберем несколько кандидатов для обучения в центре Главгосэкспертизы. Это будут сотрудники профильных ведомств – Управления капитального строительства и Управления по строительству и архитектуры. Сейчас мы формируем список потенциальных кандидатов, с которыми побеседуем и попробуем выяснить, насколько они готовы к такому вопросу.

Следующее направление, которое мы также обсуждали – это подготовка нормативов в строительной сфере. Во всех этих трех направлениях мы достаточно плотно пообщались и будем действовать по ним в ближайшее время.

У меня состоялись переговоры с в Министерстве энергетики России, где обсудили пути решения проблемы, связанной с энергодефицитом в Абхазии в осенне-зимнее время и в период возможной остановки работы ИнгурГЭС на ремонт.

Пришли к выводу, что необходимо определить рабочую группу, которая будет заниматься технологической схемой поставок электроэнергии и финансовыми вопросами, связанными с этим.

Одна из ключевых встреч состоялась в Минэкономразвития России. Мы достаточно предметно пообщались по всем вопросам, в том числе касательно Инвестпрограммы. Помимо этого, рассмотрели вопросы возможного оказания помощи в развитии  туристической отрасли Абхазии и развития энергохозяйства республики.

3252
Валентина Матвиенко

Матвиенко: успех парламентской дипломатии определяют человеческие отношения

188
(обновлено 23:22 29.06.2020)
Почему нельзя навязывать единый стандарт демократии? С кем и как сотрудничают российские законодатели? Сложно ли работать в условиях ограничений из-за COVID-19?

Об этом в Международный день парламентаризма в эксклюзивном интервью Sputnik рассказала председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко.

— Почему именно Россия выступила с инициативой учреждения Международного дня парламентаризма? И можно ли говорить по прошествии двух лет, что данная инициатива востребована международным парламентским сообществом?

— Выступив с инициативой внесения этого дня в календарь ООН, Россия тем самым продемонстрировала свою убежденность в созидательном потенциале, консолидирующей силе парламентской дипломатии. Я, лично, считаю именно так. При всей разности взглядов, то, что нас, парламентариев, объединяет, перевешивает то, что нас разделяет. Парламентарии – не профессиональные чиновники, это представители избирателей, обычных людей. А люди везде в мире хотят в общем одного – безопасной и счастливой жизни для себя и своих детей. Честно говоря, меня удивляет, что идея праздника никому раньше не пришла в голову, ведь это, по сути, самый демократический праздник, поскольку парламентаризм – сердцевина любой демократической системы.

Конечно, два года – срок небольшой. Но за это время у нас прошло достаточно международных мероприятий, встреч, чтобы убедиться: инициатива получила положительный отклик со стороны парламентов и парламентариев, международного сообщества в целом.

— В средствах массовой информации, экспертном сообществе можно услышать мнение, что в наше время бурного развития технологий, быстрых изменений практически во всех сферах жизни налицо тенденция к снижению роли парламентов, межпарламентского сотрудничества. Тем самым и Международный день парламентаризма – праздник вчерашнего дня?

Мне кажется, жизнь показывает обратное. Да, мир меняется, меняются и требования к качеству принимаемых законов, и к работе парламентов. Но умаления их роли точно не происходит. И, уверена, не произойдет. Без парламента нет и не может быть реального участия граждан в принятии важнейших решений, управлении делами государства. Вы говорите о развитии технологий, но ведь это развитие имеет смысл, только если оно идет в интересах общества, в интересах человека. А этого не достичь без власти, представляющей интересы людей. Технологии должны работать на права и возможности людей, а не подменять или, тем более, отменять их. Это и есть формула, которая гарантирует, на мой взгляд, сохранение значения институтов парламентаризма, тем более во время перемен. Так что день парламентаризма — совершенно точно не праздник вчерашнего дня. Скорее, наоборот.

По моему убеждению, роль парламентов при принятии любых общественно значимых решений во всем мире будет только возрастать. И в национальных, и в международных делах. Я сейчас уже вижу эту тенденцию на примере парламентов, входящих в МПА СНГ, в Межпарламентский Союз. В нашем многополярном мире все вопросы должны решаться только путем переговоров, нельзя допустить доминирования чьей-то "единственно верной" точки зрения. И только межпарламентская дипломатия в дополнение к дипломатии традиционной способна соблюсти этот баланс.

При этом деятельность парламента не есть нечто застывшее, данное раз и навсегда. Она должна быть адекватной вызовам времени. Мы, в России, следуем этому правилу. Сейчас проводится голосование по поправкам в Конституцию. Они сохраняют Россию как государство с сильной президентской властью, что отвечает историческим и современным реалиям нашей страны. И вместе с тем укрепятся полномочия Совета Федерации и Государственной Думы. Таково веление времени. Сильный парламент – сильная демократия – сильная страна.

— Эпидемия коронавируса не могла не сказаться на связях парламентариев различных стран, их интенсивности. Но насколько это, на Ваш взгляд, критично для международных отношений? Как строится сегодня международная деятельность Совета Федерации?

— Эпидемия, разумеется, повлияла, но не критично. Ни на одном направлении работа не была остановлена, на некоторых даже развивалась, благодаря современным технологиям. Конечно, за месяцы вынужденной изоляции уже хочется личного общения с людьми. Живой контакт дает совершенно другой уровень общения, понимания в переговорах. Казалось бы, в чем разница? По видеосвязи так же смотришь друг на друга, так же видишь эмоции, но все же чего-то не хватает, каких-то мелочей, которых никакая видеосвязь передать не сможет.

Вместе с тем жизнь показывает – любые трудности преодолимы, было бы желание. Тем более, что в последние годы совместно с нашими союзниками и партнерами в сфере межпарламентского сотрудничества мы предприняли ряд шагов, которые, считаю, придали новый импульс его развитию.

Напомню две инициированные российской делегацией резолюции, которые были приняты МПС в последние годы. Они касались недопустимости вмешательства в дела суверенных государств и навязывания им какой-то будто бы единственно приемлемой, "классической" модели демократии. Такой модели нет и быть не может. Каждая страна вправе свободно выбирать ту форму демократического устройства, которая отвечает ее национальным и историческим особенностям, современным политическим реалиям. Именно наша страна стала автором обоих документов, ставящих заслон любым попыткам давления, диктата в международных отношениях. Принципиальную позицию заняла Председатель Союза Габриэла Куэвас Баррон и в связи с санкциями, введенными отдельными странами по отношению к парламентариям. Мы глубоко убеждены, что санкции против народных избранников - это, по сути, санкции против самого народа и против демократии. Рады, что это наше видение нашло понимание и поддержку у руководства самой большой парламентской организации мира.

Одна из важнейших тем современного международного парламентаризма — продвижение культурного многообразия через диалог. Ведь это альтернатива конфликтам, санкциям и войнам. Россия выступила с инициативой провести Всемирную конференцию по межрелигиозному и межэтническому диалогу с участием глав государств, парламентариев и лидеров мировых религий. Это предложение было поддержано в итоговой декларации 137-й Ассамблеи МПС, которая состоялась в 2017 году в Санкт-Петербурге, и затем вошло в резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН. Всемирная конференция должна состояться 21 мая 2022 года в России. Подготовка к ней уже идет. Приложим все усилия к тому, чтобы этот важнейший мировой форум стал не только событием в политической повестке 2022 года, но и подтверждением статуса России как уникальной площадки, на которой встречаются, договариваются, а если нужно и примиряются культуры, нации, религии, политические силы.

Мы добились снятия всех ограничений в отношении нашей делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы. Это далось нелегко, но благодаря занятой нами твердой позиции дискриминация российской делегации осталась в прошлом. Значение этого события трудно переоценить. Ведь тем самым мы наглядно показали, что в сфере межпарламентского взаимодействия дискриминация не допустима. Но дело не только в восстановлении справедливости, торжестве права и подлинной демократии над политическими играми. Мы рассчитываем на конструктивное взаимодействие в рамках ПАСЕ и вернулись сюда не воевать, сводить счеты, а работать на благо народов Европы, всех народов планеты.

Продолжаем сотрудничество в двустороннем формате. Так, недавно я в режиме видеоконференции провела переговоры с моим коллегой Председателем Сената Французской Республики Жераром Ларше. Мы обсудили совместный российско-французский доклад «Россия – Франция: за повестку дня, основанную на доверии».

Напомню, что это уже второй такой доклад, и мы видим в нем серьезный вклад парламентов в расширение политического диалога между Россией и Францией, в формирование двусторонней повестки дня на будущее, поскольку доклад – не просто сверка часов, но и своего рода «дорожная карта» дальнейших действий, охватывающая самые разные сферы взаимодействия. Это тот случай, когда парламенты опережают иные политические контакты и по-своему задают тон на будущее.

Думаю, что сегодня уже можно говорить об общем стремлении парламентариев наших стран сформировать новый стиль в международных отношениях. Именно в этом русле следует рассматривать, в частности, предложение российских сенаторов создать международную переговорную площадку парламентского уровня в целях сохранения международной договорной базы по сокращению вооружений.

Подготовка подобных совместных докладов, на мой взгляд, - очень эффективная форма взаимодействия парламентариев. Мы применяем ее и во взаимодействии с парламентами других стран. Так, сейчас профильные комитеты Совета Федерации и Сената Итальянской Республики работают над докладом, касающимся будущего отношений Российской Федерации и Италии. Его презентация может состояться уже в этом году.

Мы в России считаем страны СНГ нашими стратегическими партнерами. Еще раз убедилась во взаимности, находясь в начале марта с визитом в Белоруссии. С удовлетворением могу констатировать, что подготовка к VII Форуму регионов Беларуси и России, который будет посвящен историческому наследию Великой Победы над нацизмом, продолжается. В ходе состоявшегося 16 июня заседания Оргкомитета предварительно согласованы даты проведения Форума с 23 по 25 сентября 2020 года.

У многих сенаторов налажены прямые контакты с коллегами из зарубежных стран. Они часто перезваниваются, обмениваются мнениями. Считаю, что именно эти человеческие отношения лежат в основе парламентской дипломатии, определяя ее успех.

188

Колесниченко: Украина выглядит глупо в борьбе с международным терроризмом

0
Украина вышла из меморандума с РФ о сотрудничестве в борьбе с терроризмом. Председатель Президиума Международного совета российских соотечественников Вадим Колесниченко прокомментировал в эфире радио Sputnik данное решение.
Колесниченко: Украина выглядит глупо в борьбе с международным терроризмом

Правительство Украины  прекратило действие меморандума о сотрудничестве с Россией в борьбе с терроризмом.

Инициатором стала Служба безопасности страны. Согласно пояснительной записке, это решение "позволит создать дополнительные правовые и политические основания для защиты национальных интересов Украины в условиях вооруженной агрессии Российской Федерации и повышения авторитета Украины".

Меморандум о сотрудничестве в борьбе с терроризмом Москва и Киев подписали в июле 2012 года в Ялте. Он автоматически продлевается каждый год, если "ни одна из сторон не уведомит не менее чем за 90 дней до окончания очередного годичного периода в письменной форме другую сторону о своем намерении прекратить его действие".

Председатель Президиума Международного совета российских соотечественников Вадим Колесниченко рассказал в эфире радио Sputnik о том, какие последствия можно ожидать от расторжения Киевом меморандума.

"На самом деле это серьезный документ, потому что подразумевает обмен информации о возможных терактах, связях, транзите, об оружии и лицах, которые замышляют те или иные теракты. Более того, это же международная информация, а не только, которая между странами происходит. В этой части мы имеем серьезную проблему, потому что не будем иметь информацию о том, кто перемещается в нашу страну, за кем надо установить контроль, либо  кто является подозреваемым. Разрешить это очень опасно и нехорошо. Конечно же,  с точки зрения борьбы с международным терроризмом, Украина выглядит глупо", - сказал  Колесниченко.

При этом он отметил, что в Европе и в США Украину за подобный шаг никто не осудит.

"Это политическая составляющая, никто журить и пенять Украину не будет по той простой причине, что проблемы-то у России могут возникнуть. Учитывая все, что делает Украина, является антироссийским, то поощряется в Европе и в США. К сожалению, это не последнее соглашение о взаимодействии с Россией, которое Украиной будет расторгаться, даже в ущерб себе. Разве разумно, когда во всем мире идет борьба с терроризмом, а одна из стран заявляет о том, что ей нет необходимости сотрудничать с огромной державой в вопросах борьбы с терроризмом, о каком авторитете может идти речь", - сказа Вадим Колесниченко.

 

0