Валентина Матвиенко

Матвиенко: успех парламентской дипломатии определяют человеческие отношения

187
(обновлено 23:22 29.06.2020)
Почему нельзя навязывать единый стандарт демократии? С кем и как сотрудничают российские законодатели? Сложно ли работать в условиях ограничений из-за COVID-19?

Об этом в Международный день парламентаризма в эксклюзивном интервью Sputnik рассказала председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко.

— Почему именно Россия выступила с инициативой учреждения Международного дня парламентаризма? И можно ли говорить по прошествии двух лет, что данная инициатива востребована международным парламентским сообществом?

— Выступив с инициативой внесения этого дня в календарь ООН, Россия тем самым продемонстрировала свою убежденность в созидательном потенциале, консолидирующей силе парламентской дипломатии. Я, лично, считаю именно так. При всей разности взглядов, то, что нас, парламентариев, объединяет, перевешивает то, что нас разделяет. Парламентарии – не профессиональные чиновники, это представители избирателей, обычных людей. А люди везде в мире хотят в общем одного – безопасной и счастливой жизни для себя и своих детей. Честно говоря, меня удивляет, что идея праздника никому раньше не пришла в голову, ведь это, по сути, самый демократический праздник, поскольку парламентаризм – сердцевина любой демократической системы.

Конечно, два года – срок небольшой. Но за это время у нас прошло достаточно международных мероприятий, встреч, чтобы убедиться: инициатива получила положительный отклик со стороны парламентов и парламентариев, международного сообщества в целом.

— В средствах массовой информации, экспертном сообществе можно услышать мнение, что в наше время бурного развития технологий, быстрых изменений практически во всех сферах жизни налицо тенденция к снижению роли парламентов, межпарламентского сотрудничества. Тем самым и Международный день парламентаризма – праздник вчерашнего дня?

Мне кажется, жизнь показывает обратное. Да, мир меняется, меняются и требования к качеству принимаемых законов, и к работе парламентов. Но умаления их роли точно не происходит. И, уверена, не произойдет. Без парламента нет и не может быть реального участия граждан в принятии важнейших решений, управлении делами государства. Вы говорите о развитии технологий, но ведь это развитие имеет смысл, только если оно идет в интересах общества, в интересах человека. А этого не достичь без власти, представляющей интересы людей. Технологии должны работать на права и возможности людей, а не подменять или, тем более, отменять их. Это и есть формула, которая гарантирует, на мой взгляд, сохранение значения институтов парламентаризма, тем более во время перемен. Так что день парламентаризма — совершенно точно не праздник вчерашнего дня. Скорее, наоборот.

По моему убеждению, роль парламентов при принятии любых общественно значимых решений во всем мире будет только возрастать. И в национальных, и в международных делах. Я сейчас уже вижу эту тенденцию на примере парламентов, входящих в МПА СНГ, в Межпарламентский Союз. В нашем многополярном мире все вопросы должны решаться только путем переговоров, нельзя допустить доминирования чьей-то "единственно верной" точки зрения. И только межпарламентская дипломатия в дополнение к дипломатии традиционной способна соблюсти этот баланс.

При этом деятельность парламента не есть нечто застывшее, данное раз и навсегда. Она должна быть адекватной вызовам времени. Мы, в России, следуем этому правилу. Сейчас проводится голосование по поправкам в Конституцию. Они сохраняют Россию как государство с сильной президентской властью, что отвечает историческим и современным реалиям нашей страны. И вместе с тем укрепятся полномочия Совета Федерации и Государственной Думы. Таково веление времени. Сильный парламент – сильная демократия – сильная страна.

— Эпидемия коронавируса не могла не сказаться на связях парламентариев различных стран, их интенсивности. Но насколько это, на Ваш взгляд, критично для международных отношений? Как строится сегодня международная деятельность Совета Федерации?

— Эпидемия, разумеется, повлияла, но не критично. Ни на одном направлении работа не была остановлена, на некоторых даже развивалась, благодаря современным технологиям. Конечно, за месяцы вынужденной изоляции уже хочется личного общения с людьми. Живой контакт дает совершенно другой уровень общения, понимания в переговорах. Казалось бы, в чем разница? По видеосвязи так же смотришь друг на друга, так же видишь эмоции, но все же чего-то не хватает, каких-то мелочей, которых никакая видеосвязь передать не сможет.

Вместе с тем жизнь показывает – любые трудности преодолимы, было бы желание. Тем более, что в последние годы совместно с нашими союзниками и партнерами в сфере межпарламентского сотрудничества мы предприняли ряд шагов, которые, считаю, придали новый импульс его развитию.

Напомню две инициированные российской делегацией резолюции, которые были приняты МПС в последние годы. Они касались недопустимости вмешательства в дела суверенных государств и навязывания им какой-то будто бы единственно приемлемой, "классической" модели демократии. Такой модели нет и быть не может. Каждая страна вправе свободно выбирать ту форму демократического устройства, которая отвечает ее национальным и историческим особенностям, современным политическим реалиям. Именно наша страна стала автором обоих документов, ставящих заслон любым попыткам давления, диктата в международных отношениях. Принципиальную позицию заняла Председатель Союза Габриэла Куэвас Баррон и в связи с санкциями, введенными отдельными странами по отношению к парламентариям. Мы глубоко убеждены, что санкции против народных избранников - это, по сути, санкции против самого народа и против демократии. Рады, что это наше видение нашло понимание и поддержку у руководства самой большой парламентской организации мира.

Одна из важнейших тем современного международного парламентаризма — продвижение культурного многообразия через диалог. Ведь это альтернатива конфликтам, санкциям и войнам. Россия выступила с инициативой провести Всемирную конференцию по межрелигиозному и межэтническому диалогу с участием глав государств, парламентариев и лидеров мировых религий. Это предложение было поддержано в итоговой декларации 137-й Ассамблеи МПС, которая состоялась в 2017 году в Санкт-Петербурге, и затем вошло в резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН. Всемирная конференция должна состояться 21 мая 2022 года в России. Подготовка к ней уже идет. Приложим все усилия к тому, чтобы этот важнейший мировой форум стал не только событием в политической повестке 2022 года, но и подтверждением статуса России как уникальной площадки, на которой встречаются, договариваются, а если нужно и примиряются культуры, нации, религии, политические силы.

Мы добились снятия всех ограничений в отношении нашей делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы. Это далось нелегко, но благодаря занятой нами твердой позиции дискриминация российской делегации осталась в прошлом. Значение этого события трудно переоценить. Ведь тем самым мы наглядно показали, что в сфере межпарламентского взаимодействия дискриминация не допустима. Но дело не только в восстановлении справедливости, торжестве права и подлинной демократии над политическими играми. Мы рассчитываем на конструктивное взаимодействие в рамках ПАСЕ и вернулись сюда не воевать, сводить счеты, а работать на благо народов Европы, всех народов планеты.

Продолжаем сотрудничество в двустороннем формате. Так, недавно я в режиме видеоконференции провела переговоры с моим коллегой Председателем Сената Французской Республики Жераром Ларше. Мы обсудили совместный российско-французский доклад «Россия – Франция: за повестку дня, основанную на доверии».

Напомню, что это уже второй такой доклад, и мы видим в нем серьезный вклад парламентов в расширение политического диалога между Россией и Францией, в формирование двусторонней повестки дня на будущее, поскольку доклад – не просто сверка часов, но и своего рода «дорожная карта» дальнейших действий, охватывающая самые разные сферы взаимодействия. Это тот случай, когда парламенты опережают иные политические контакты и по-своему задают тон на будущее.

Думаю, что сегодня уже можно говорить об общем стремлении парламентариев наших стран сформировать новый стиль в международных отношениях. Именно в этом русле следует рассматривать, в частности, предложение российских сенаторов создать международную переговорную площадку парламентского уровня в целях сохранения международной договорной базы по сокращению вооружений.

Подготовка подобных совместных докладов, на мой взгляд, - очень эффективная форма взаимодействия парламентариев. Мы применяем ее и во взаимодействии с парламентами других стран. Так, сейчас профильные комитеты Совета Федерации и Сената Итальянской Республики работают над докладом, касающимся будущего отношений Российской Федерации и Италии. Его презентация может состояться уже в этом году.

Мы в России считаем страны СНГ нашими стратегическими партнерами. Еще раз убедилась во взаимности, находясь в начале марта с визитом в Белоруссии. С удовлетворением могу констатировать, что подготовка к VII Форуму регионов Беларуси и России, который будет посвящен историческому наследию Великой Победы над нацизмом, продолжается. В ходе состоявшегося 16 июня заседания Оргкомитета предварительно согласованы даты проведения Форума с 23 по 25 сентября 2020 года.

У многих сенаторов налажены прямые контакты с коллегами из зарубежных стран. Они часто перезваниваются, обмениваются мнениями. Считаю, что именно эти человеческие отношения лежат в основе парламентской дипломатии, определяя ее успех.

187

Неосвоенные средства и болезненный вопрос поддержки: интервью Кристины Озган

3213
(обновлено 10:42 03.07.2020)
Вице-премьер, министр экономики Абхазии Кристина Озган дала эксклюзивное интервью информационному агентству Sputnik.

На чем и сколько республика будет экономить в период пандемии, как решаются проблемы с неосвоенными средствами Инвестпрограммы, о чем удалось договориться двум абхазским вице-премьерам в Москве и что в Минэке думают о ситуации вокруг кредита "Гудаутской нефтебазы" - в материале корреспондента Sputnik Бадри Есиава. 

- Президент Абхазии Аслан Бжания на встрече с депутатами Парламента заявил, что абхазская сторона направит отчет об исполнении Инвестиционной программы социально-экономического развития республики российским коллегам до 30 июня. Удалось ли это сделать, и что именно отражено в этом отчете?

- Как вы знаете, решением межправительственной комиссии в декабре прошлого года была утверждена Инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию Абхазии на период 2020-2022 годы. В рамках реализации этой программы предусмотрен ряд организационных вопросов и ключевым вопросом была подготовка проектно-сметных документаций, которые должны были пройти Госэкспертизу в Абхазии и России.

В рамках выполнения этих обязательств, по решению сопредседателей межправкомиссии, 25 мая текущего года было соответствующее решение, которое предусматривало, что абхазская сторона должна до 30 июня провести экспертизу объектов подлежащих финансированию в 2020 году. Эти мероприятия абхазской стороной были выполнены и 35 заключений по объектам, предусмотренных Инвестпрограммой, прошли государственную экспертизу в России

- О какой сумме идет речь?

- Объем финансирования по Инвестпрограмме периода 2020-2022 предусмотрен в размере четырех с половиной миллиардов рублей. Из них в текущем году предполагается освоить порядка полутора миллиардов рублей. Структура программы предусматривает как новые объекты и мероприятия, так и объекты, которые в силу различных обстоятельств не были завершены в прошлые периоды, в том числе в рамках Инвестпрограммы 2017-2019 годов.

На данный момент по Инвестпрограмме 2017-2019 не освоено 392 миллиона рублей.

Мы незначительно продвинулись в этом вопросе. Когда мы приступили к выполнению своих обязанностей, эта сумма была в размере около 407 миллионов рублей. Мы начали реализовывать эти мероприятия, и вы могли наблюдать, что эта работа освещалась в прессе. Есть много объектов, на которых в настоящее время активно ведутся работы.

Что касается программы текущего периода, так как мы в основном занимались подготовкой проектно-сметной документации, финансирование составило порядка одного миллиона рублей и это расходы на прохождение экспертизы. На данном этапе будет формироваться пакет документов по заключению контрактов на предстоящий период.

- Вы сказали, что переходящих в следующую Инвестиционную программу объектов много. Не могли бы вы перечислить самые крупные из них и в какую сумму они обходятся?

- Крупные объекты, в том числе социально-значимые, хочу выделить ЦРБ Ткуарчала – проблемный объект, по которому мы сейчас активно работаем, необходимо завершить ряд организационных и финансовых вопросов для того чтобы сдать этот объект до конца года.

Гагрская школа находится на завершающей стадии, но по ней необходимо допфинансирование на приобретение оборудования, которое необходимо для его полноценного функционирования. Также речь идет о работах, связанных с благоустройством парка в Гагре, набережной и ряда других направлений, которые необходимо завершить в этом году. Еще одним проблемным объектом была автодорога в село Каманы, которая сейчас активно ремонтируется, и мы рассчитываем, что в течение месяца сдадим.

Отдельно хочу выделить вопрос о завершении работ по системе водоснабжения и канализации. Эта программа достаточно большая и по объему финансирования, и по количеству объектов. Поэтому она у нас будет продолжаться в рамках Инвестпрограммы 2020-2022.

Что касается канализационных очистных сооружений Гагрского района, расположенных в Пицунде, необходимо концептуально определиться в эффективности принятого в работу проекта, а именно в отношении эффективности проекта, который сейчас реализуется. Мы планируем в ближайшее время завершить все работы по оценке этого объекта. По нему предусмотрено существенное финансирование в период 2021-2022 годы и от быстроты, организованности наших действий будет зависеть реализация этой программы.

- Во время инспекционной поездки в Гагрский район, вы обратили внимание на то, что проект по строительству этих канализационных очистных сооружений по подготовленной смете обойдется государству в три раза дороже сухумских очистных сооружений. Будет ли пересматриваться объем расходов на этот проект и как вы могли бы объяснить столь существенную разницу между очистными сооружениями в Гагре и Сухуме?

-  Действительно, у меня вызвала много вопросов именно стоимость этого объекта и технические решения по нему. При этом сухумские очистные сооружения, в принципе, это один вид очистки – биологический, а в предлагаемом гагрском проекте – это механическая и химическая способы очистки. Сейчас мы занимаемся экспертной оценкой стоимости, которая основана именно на принципе принятия технических решений. Скорее всего, этот проект станет дешевле.

Учитывая, что этот проект оценивается в целом более чем 1,5 миллиарда рублей, в 2020 и 2022 годах заложена только часть от этой суммы - около 300 миллионов рублей, что составляет от всей стоимости проекта лишь 20%.

Мы изучаем этот вопрос и, по моим прогнозам, в течение ближайших двух или трех недель выйдем с конкретным предложением к руководству Абхазии для того, чтобы принять некое концептуальное решение о дальнейшем финансировании, либо пересмотре тех решений, которые были приняты ранее. Соответственно с такой инициативой мы будем выходить к российским коллегам.

В целом, если говорить о структуре Инвестпрограммы на предстоящие два года, в нее в основном вошли объекты инфраструктурного характера, по которым в обществе возникает больше всего вопросов – это водоснабжение, электроэнергия, дороги. Эти те ключевые проблемы, с которыми Абхазия все еще не смогла разобраться до конца.

При этом программа также включает в себя вопросы нормативного обеспечения, такие, как разработка кадастра объектов недвижимости – очень серьезный документ, который необходимо внедрить и который поможет нам эффективно работать с налогоплательщиками в сфере недвижимости и оборота земли.

Также предусмотрено строительство полигона бытовых отходов в Гулрыпшском районе, начало этапа проектирования тюрьмы, завершение проектирования Республиканской детской больницы в Сухуме.

- То есть, в случае благоприятных условий, все эти объекты мы сможем увидеть в Абхазии в ближайшие два года?

- Если не возникнет форс-мажорных обстоятельств, по которым абхазская сторона будет не в состоянии это сделать, других вариантов невыполнения обязательств я не принимаю.

- Как вы оцениваете выполнение Инвестиционной программы за 2017 и 2019 годы?

- В целом в сфере реализаций абхазской стороной своих обязательств, на мой взгляд, накопилось очень много организационных и финансовых проблем. И, как мне кажется, в этой области ключевым моментом является отсутствие на определенном этапе элементов контроля.

То есть, я думаю, не была выстроена четкая вертикаль управления всем процессом, и этот процесс нес хаотичный характер.

- В последние дни в обществе муссируется ситуация, в которой оказалась "Гудаутская нефтебаза". Сначала пользователи соцсетей обвинили Банк Абхазии в том, что он якобы незаконно выдал кредит в размере 40 миллионов рублей этой нефтебазе. Потом выяснилось, что эти деньги были выданы "Сухум-Банку", который в свою очередь кредитовал "Гудаутскую нефтебазу". Деньги не возвращены. Сейчас идут судебные тяжбы между ними и вчера "Абхазтоп" распространил заявление, в котором говорится, что "кредит был выдан незаконно, с нарушением требований законодательства в части обязательного согласования сделки с Министерством экономики". Что вы лично об этом думаете и какая позиция возглавляемого вами ведомства в этой неоднозначной ситуации?

- Действительно, на мой взгляд, с правовой точки зрения сделка была ничтожна, потому что для получения кредита, неважно какого, необходимо согласие собственника или уполномоченного органа, осуществляющего функции собственника. Уполномоченный орган, осуществляющий функции собственника Госкомпании "Абхазтопа" и соответственно "Гудаутской нефтебазы" является Министерство экономики.

Когда принималось решение по выдаче кредита, согласия Министерства экономики не было. Соответственно, ни на этапе принятия решений кредитным комитетом "Сухум-Банка", ни впоследствии оснований для этого не было. Нарушение правового процесса привело к тому, что все последующие сделки были незаконны.

На данный момент есть судебные решения, которые мы не можем поддерживать, и мы будем включать все механизмы для того, чтобы объект остался в госсобственности. Отчуждение госимущества в такой форме законодательством Абхазии не предусмотрено.

- Что конкретно решил суд по этому вопросу?

- Было первое решение суда, после которого было достигнуто "мировое соглашение" и в его рамках кредитор обязался погасить, указанную сумму, но здесь, к сожалению, есть серьезный аргумент, который не был учтен ни одной из сторон в процессе принятия решения. Это то, что финансовое состояние "Абхазтопа" и "Гудаутской нефтебазы" фактически не могло рассматриваться, как возможное для обслуживания кредита.

У самого "Абхазтопа" на сегодняшний день числится задолженность перед государством и своим партнером в сумме более 200 миллионов рублей, а "Гудаутская нефтебаза" фактически не работает. Их финансовая ситуация не позволяла брать на себя такие обязательства. По этой причине мое мнение такое, что изначально, когда заключалось "мировое соглашение" не была дана оценка финансовых возможностей по его исполнению. То есть, заведомо было понятно, что это решение не может быть выполнено.

- При всем этом деньги были выданы и банк не получил ни тело кредита, ни проценты по нему. Как быть в этой ситуации? Разве банк не должен вернуть свои деньги?

- Понимаете, когда банк заключает кредитный договор с государственным предприятием и знает, что оно ограничено в полномочиях, тем более в вопросах залога госимущества, всегда существует высокий риск. Поэтому банк изначально должен был понимать, что он может столкнуться с подобными проблемами.

- То есть, частично ответственность за эту ситуацию несет сам банк?

- Конечно. Если банк изначально получил бы гарантии от государства, то у государства соответственно были бы обязательства перед ним. Так как этого не было сделано, банк остался наедине с организацией, с которой он не имел права заключать эту сделку. Здесь идет речь о превышении должностных полномочий со стороны организаций, принимавших участие в сделке.

- Экономика Абхазии в период пандемии оказалась в сложной ситуации. Какие меры разрабатывает государства для поддержки населения, которое сегодня испытывает серьезные трудности, в том числе в связи с закрытием границ?

- Правительством на основании распоряжения президента были разработаны соответствующие мероприятия. Среди них вопросы, связанные с арендными платежами, отсрочкой налоговых обязательств и ряд других направлений. Сейчас правительство обращает серьезное внимание на сокращение расходов не связанных с выполнением обязательств по заработной плате и поддержанию порядка в стране.

Наиболее болезненный вопрос, конечно, это поддержка населения. Как вы знаете, финансовые возможности у нас ограниченные, были проблемы с выплатами зарплат бюджетникам, но нам удалось решить этот вопрос и закрыть задолженности за прошлый месяц, а также готовимся к выплатам в июле.

Поэтому обязательства государства перед населением, конечно, будут выполняться. Что касается вопросов по организации дополнительной поддержки, их нужно рассматривать в отдельном порядке в жесткой привязке к тем возможностям, которые у нас есть.

- Уже известно примерно, на какую сумму удастся сократить расходы государства?

- Сейчас подлежит ограничению все, что не связано с выполнением обязательств по выплате заработной платы и других социальных выплат. Другие расходы фактически не осуществляются, к примеру по приобретению техники, оборудования, ремонтов и так далее. В процентном соотношении говорить не буду, так как в разные периоды это разные суммы и часть из них, конечно, будет перенесена на четвертый квартал года.

- Речь идет о десятках миллионах?

- Значительно больше.

- На прошлой неделе вы вместе с вице-премьером, министром финансов Владимиром Делба в рамках рабочей поездки посетили Москву. С кем провели встречи, и какие темы на них обсуждались?

- У меня состоялись переговоры с руководителем Главгосэкспертизы России по вопросам двустороннего сотрудничества и по оказанию содействия Абхазии в становлении ее Государственной экспертизы.

В контексте встречи мы рассматривали блок вопросов, среди которых возможный переход на электронный документооборот. Это очень современная система, которую мне удалось лично увидеть и я считаю, что Абхазия может быстро и активно включиться в этот процесс. Возможно, через год или два мы сможем работать в современных условиях. Коллеги гарантировали, что они будут оказывать нам всяческую поддержку в решении этого вопроса.

Второй вопрос, которому было необходимо уделить особое внимание, касался подготовки специалистов в сфере строительства. Для того, чтобы этот вид работ выполнялся у нас в стране качественно и эффективно, необходимо серьезное кадровое сопровождение. Мы договорились о том, что подберем несколько кандидатов для обучения в центре Главгосэкспертизы. Это будут сотрудники профильных ведомств – Управления капитального строительства и Управления по строительству и архитектуры. Сейчас мы формируем список потенциальных кандидатов, с которыми побеседуем и попробуем выяснить, насколько они готовы к такому вопросу.

Следующее направление, которое мы также обсуждали – это подготовка нормативов в строительной сфере. Во всех этих трех направлениях мы достаточно плотно пообщались и будем действовать по ним в ближайшее время.

У меня состоялись переговоры с в Министерстве энергетики России, где обсудили пути решения проблемы, связанной с энергодефицитом в Абхазии в осенне-зимнее время и в период возможной остановки работы ИнгурГЭС на ремонт.

Пришли к выводу, что необходимо определить рабочую группу, которая будет заниматься технологической схемой поставок электроэнергии и финансовыми вопросами, связанными с этим.

Одна из ключевых встреч состоялась в Минэкономразвития России. Мы достаточно предметно пообщались по всем вопросам, в том числе касательно Инвестпрограммы. Помимо этого, рассмотрели вопросы возможного оказания помощи в развитии  туристической отрасли Абхазии и развития энергохозяйства республики.

3213

Борьба с COVID-19, открытие границ и медицина Абхазии: интервью Тамаза Цахнакия

15718
(обновлено 19:57 30.05.2020)
Министр здравоохранения Тамаз Цахнакия подвел промежуточные итоги в борьбе с коронавирусной инфекцией после двух месяцев действия ограничительных мер на территории республики.

О том, чем руководствовались власти Абхазии, вводя ограничительные меры в республике, насколько успешно справились медики с поставленной задачей, кто оказал неоценимую помощь и рассматривается ли вопрос открытия государственных границ, в интервью Sputnik рассказал министр здравоохранения страны Тамаза Цахнакия.

- Два месяца назад Абхазия вступила в активную фазу борьбы с коронавирусной инфекцией. Руководству страны пришлось предпринять беспрецедентные меры для защиты населения от этого заболевания. Какую реакцию населения вы и ваши коллеги ожидали, принимая решения о введении карантина, комендантского часа в некоторых районах и ряда ограничительных мер, и насколько эти действия вызвали понимание со стороны граждан?

- Конечно, это было очень правильное решение и, конечно, это было непросто. Закрылись рынки, все пункты общественного питания, то есть места, где люди работали и зарабатывали себе на жизнь. Но мы тогда стояли перед угрозой того, что этот вирус уже тогда мог массово распространиться у нас в республике. Поэтому мы приняли эти меры с дальнейшим закрытием границ. Ингурскую границу мы закрыли раньше, потому что в Грузии уже были первые выявленные больные, и к тому же на тот период была сезонная заболеваемость гриппом и ОРВИ.

Тогда прямо на границе мы установили санитарный медицинский пост и контролировали всех, кто въезжал на нашу территорию, и только после этого им давали разрешение на въезд. В дальнейшем граница по реке Псоу тоже была закрыта, и это значительно сократило количество людей, въезжающих в Абхазию. Был период, когда мы дошли почти до нулевой отметки по числу граждан, прибывающих в республику. Естественно, граждан Абхазии мы должны были пропускать, и других решений не должно было быть, но в то же время мы приняли исчерпывающие меры. Народ нас услышал и, кстати, очень четко в феврале и марте выполнял наши рекомендации.

Картина карантина: как живет Абхазия в режиме ЧС>>

- Первый случай проникновения коронавируса на территорию Абхазии был зафиксирован в начале апреля, когда из Москвы в Гал вернулась жительница республики. Затем она была госпитализирована в клинику Зугдиди, где был подтвержден диагноз. Многих эта новость шокировала. Как лично вы ее восприняли?

- Мы это восприняли как свершившийся факт. Мы этого ожидали, и в конечном итоге наши граждане тоже заболели этим вирусом. Это было неизбежно, и мы всегда об этом говорили. Другое дело, что она была отслежена от одной до другой границы. Все ее родственники были обследованы на сопредельной территории, и результат у них был отрицательный. Сама пациентка выздоровела. Это был первый звонок для нас всех, что мы не избежим этого заболевания, и оно придет к нам. Так и произошло. Слава богу, все 28 пациентов, за исключением пациентки 1925 года рождения, которая скончалась от осложнений, все остальные практически выздоровели. У абсолютного большинства заболевание протекает в легкой форме.

- На какие правила ориентировались руководство страны, Минздрав и оперативный штаб по защите населения от коронавируса прежде всего?

- Изначально мы утвердили рекомендации Всемирной организации здравоохранения по части профилактики, диагностики и лечения коронавирусной инфекции. Затем у нас были рекомендации Роспотребнадзора, которые применялись не только в России, но и в странах СНГ. Они, конечно, в большей степени тоже основывались на правилах ВОЗ. В дальнейшем инструктивную, нормативную базу по части профилактики и диагностики лечения издавал непосредственно Минздрав Абхазии. В том числе были соответствующие распоряжения Координационного и Оперативного штабов по защите населения от коронавирусной инфекции. Они все выполнялись.

Как выявляют и лечат: главный терапевт Абхазии ответила на вопросы о коронавирусе>>

- Насколько мировая пандемия и кризис выявили слабые места в медицине Абхазии и в кадровых вопросах?

- Такие проблемы возникли во всем мире. В той же Италии, где практически 70% населения заболело этим вирусом. Хотя медицина Италии - одна из передовых в Европе, но, к сожалению, мы видели, что она рухнула. Врачи практически всех специальностей стали там инфекционистами и работали с пациентами с диагнозом COVID-19, в том числе с теми, кто нуждается в искусственной вентиляции легких. Таких специалистов тоже оказалось мало.

Без права выхода: абхазы о борьбе с коронавирусом в разных странах>>

Мы, собственно говоря, в аналогичной ситуации. За исключением того, что у нас нет тяжелых больных. В этом наше спасение. У нас есть дефицит специалистов. К примеру, у нас в стране всего 16 инфекционистов, и поэтому, в первую очередь, мы подготовили терапевтов, проводили в ежедневном формате тренинги, в том числе с участием экспертов ВОЗ, которые неоднократно посещали Абхазию. Врачи других специальностей тоже были подготовлены на случай, если произойдет вспышка заболеваемости. Одними силами 16 инфекционистов мы не справимся. Все реаниматологи и другие специалисты должны будут быть задействованы в этой работе. Это при том, что нужно оказывать и общесоматическую помощь неотложным, экстренным больным.

На карантине из-за COVID: Сухумская инфекционка осталась без половины медперсонала>>

Мы также столкнулись с тем, что материально-техническая база у нас была недостаточной на случай поступления большого количества больных. По статистике, на сто тысяч населения 20 тяжелобольных пациентов нуждаются в ИВЛ. Теоретически, путем соответствующих подсчетов, мы ожидали около 50 таких пациентов.

Организация "Мы-Вместе", Московская абхазская диаспора, наши соотечественники активно нам помогали и собрали нам достаточно серьезную сумму, на которую мы смогли приобрести оборудование, медикаменты, средства индивидуальной защиты и многое другое. Это дало возможность обеспечить Гудаутскую больницу в полном объеме для лечения до 700 тяжелых больных. В этом медучреждении мы можем развернуть 300, а при необходимости 350 коек. Сегодня там работает типовой инфекционный корпус на 40 коек-мест с отделением реанимации. То есть, в этом отношении, что можно было сделать, мы сделали. Несмотря на то, что на тот момент были проблемы с завозом этого оборудования и ряда медикаментов, расходных материалов, масок, мы смогли этого добиться, в том числе при гуманитарной поддержке России и международных организаций, ПРООН, которые нам оказывали и оказывают по сей день помощь.

Минздрав Абхазии назвал сумму оказанной республике помощи в борьбе с COVID-19>>

- После того как Гудаутскую инфекционную поликлинику подготовили для приема граждан с коронавирусной инфекцией, в Гудаутской ЦРБ перестали принимать пациентов, только в экстренных случаях. Многим приходилось обращаться за помощью в Республиканскую или Гагрскую ЦРБ. Инфекционная поликлиника расположена отдельно от больницы в нескольких десятках метров от нее, и у каждой из них есть отдельные заезды и входы, почему нельзя было разрешить врачам больницы работать в прежнем режиме и принимать пациентов?

- Этого нельзя было делать. Когда идет пандемия в мире и эпидемический процесс, хотя и незначительный у нас, мы должны быть готовы ко всему. Например, не дай бог, если к нам поступили бы 500 человек, где бы мы их разместили? Поэтому мы подготовили все необходимое, но при этом в приказе было сказано, чтоб экстренным больным с жизнеугрожающим состоянием оказывали неотложную помощь – хирургическую, реанимационную, и после стабилизации пациента транспортировать его в Республиканскую больницу.

Такие моменты мы тоже учли и организовали отдельный вход и в приемную в Республиканской больнице. Плановые операции мы отменили.

- Сейчас в Абхазии наблюдается снижение активности анонимных пользователей социальных сетей, которые периодически распространяли дезинформацию, но в первое время такие сообщения появлялись чуть ли не каждый день. Как профильные органы с этим боролись?

- Как вы знаете, при Оперативном штабе был создан колл-центр, и там проводилась достаточно большая работа. Пресс-служба Минздрава, в частности, активно работала со СМИ, а также на наших интернет-ресурсах, сайте Минздрава выкладывалась официальная и достоверная информация. Конечно, на первых порах этого не всегда было достаточно, но с каждым разом эта работа становилась все активнее.

Поэтому мы и укрепляем нашу пресс-службу, чтобы максимальным образом построить работу таким образом, чтобы не возникало вопросов у населения, которое должно получать достоверную информацию из первых уст во избежание кривотолков и недопонимания. Мы и дальше будем работать в этом направлении.

- Как вы считаете, нужно ли бороться с "фейками" более жестко и подключать правоохранительные органы?

- Правоохранительные органы этим занимаются, особенно в части провокаций, призывов, нарушающих закон и Конституцию. Тем более в условиях чрезвычайной ситуации это должно пресекаться жестким образом. Повторюсь, если предоставлять людям достоверную информацию, они не будут участвовать в подобных дискуссиях.

- Наши медики в эти месяцы были сильно загружены работой, это продолжается и по сегодняшний день. На ваш взгляд, насколько успешно они приняли этот вызов и как оцениваете их работу?

- Работу наших медиков я оцениваю очень хорошо. Да, на первых порах, конечно, были определенные проблемы. Не скрою, некоторые даже испытывали страх. Не только наше население, но и сами медики впервые столкнулись с этой угрозой. Весь мир не знал, что с этим делать и чего ожидать. Поэтому со временем, когда стали обладать больше достоверной информацией и были обеспечены всем необходимым, опасений и страха стало меньше. Наши медики выполнили тогда и выполняют сейчас свой профессиональный долг.

- Минздрав Абхазии планирует поощрить своих сотрудников?

- Мы поощряем их. Уже произвели доплаты в виде премий, и в последующем эта практика будет продолжаться, пока не завершится проблема с коронавирусом.

- Как оцениваете слаженность работы ведомств, на которые была возложена ответственность за борьбу с этим вирусом? В первую очередь речь идет о Минздраве, МВД, МЧС, СЭС.

- Мы работаем слаженно и четко. У нас все инструктивно прописано, мы на постоянной связи, на все ситуации реагируем мгновенно и содействуем в решении поставленных задач, что дало свой положительный результат, а именно то, что сегодня в Абхазии эпидемии нет.

- Жители Абхазии надеются, что в скором времени откроется граница с Россией. Когда это может произойти и какие условия должны быть для этого в Абхазии и самой России?

- Учитывая то, что у нас эпидемиологическая ситуация стабильная и нет новых случаев на сегодняшний день, в последних распоряжениях президента были прописаны соответствующие послабления в части работы рынков, пунктов общественного питания, салонов красоты, общественного транспорта, но при определенных санитарно-эпидемиологических условиях. Это дало многим гражданам возможность кормить свои семьи, но мы, конечно, понимаем, что открытие границы – это глобальный вопрос, но сегодня этот вопрос пока не рассматривается, так как и с российской стороны граница закрыта. Там эпидемиологический процесс еще не пошел на спад.

Для нас самое главное – это здоровье нашего населения. Прогнозы мы делать не можем, и никто не может этого сделать. Даже эксперты не могут с уверенностью сказать, когда все это закончится. Мы будем действовать в соответствии с эпидситуацией. Да, это сложно для всех нас, но еще раз повторяю, мы должны максимально защитить наше население, иначе нам всем будет нелегко.

Интервью подготовлено при участии пресс-службы Министерства здравоохранения Абхазии.

15718
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

"Немытый граф" и "гетто" столицы: взгляд молодых архитекторов на проблемы Сухума

121
(обновлено 23:13 07.07.2020)
Пресс-конференция инициативной группы архитекторов "Ҳара ҳақалақь" ( "Наш город") прошла во вторник на набережной Сухума.

Члены инициативной группы "Ҳара ҳақалақь" называют себя группой архитекторов "постсоветской" школы, дизайнеров, художников инженеров, урбанистов и журналистов, которые неравнодушны к судьбе Сухума и намерены использовать свои знания для его развития.

Корреспондент Sputnik узнал, что молодые архитекторы планируют сделать со столицей Абхазии, где и почему в Сухуме образовалось "гетто" и как заставить предпринимателей следовать одному стилю.

Асмат Цвижба, Sputnik

Доступные идеи

Идея объединиться возникла у членов группы весной, когда появились планы соорудить новую конструкцию у знаменитой "Брехаловки", которая, по мнению архитекторов, не вписывается в общую концепцию "культового" пространства Набережной махаджиров. Своими переживаниями, которые разделили многие жители Сухума, группа поделилась с администрацией столицы, конструкцию так и не воздвигли.

"После этого мы были вдохновлены и поняли, что можем друг другу как-то помочь. Мы стали анализировать и думать, что не так в городе, который похож на немытого графа. Мы пришли к выводу, что город замусорили мы сами, потому что у нас не было правил. Далее мы составили список мер, которые нужно сделать, чтобы его "отмыть"", - объяснила архитектор Кама Кация.

По словам художницы Мадины Бигуаа, несмотря на то, что у многих жителей республики активность группы вызывает скептицизм, ее члены предлагают реальные решения по облагораживанию, реставрации и архитектурным решениям в столице, которые можно реализовать за вполне приемлемый бюджет.

"Мы хотим показать перспективы нашей столицы, какой у нас правильно спланированный город. Он пережил непростой период, но тем не менее именно этот период дал нам возможность начать все с нуля. У Сухума есть шанс стать красивым, комфортным городом. Если Сухум будет красив настолько, насколько заслуживает, то станет привлекательным для всех", - считает художница.

© Sputnik
Пресс-конференция архитекторов и дизайнеров

Архитекторы подчеркивают, что у них нет никаких претензий к собственникам зданий, чьи визуальные решения их не устраивают, к тому же их инициатива исходит не по заказу частных или государственных лиц, а на бескорыстной основе.

"Это не потому что мы пытаемся быть лояльными, а потому что мы понимаем, что не было правил, четкой регламентации и чаще всего люди старались в меру своих возможностей, эстетических представлений, но пришло время все разъяснить", - сказала Бигуаа.

На официальных страницах в Facebook и Instagram инициативная группа делится проектами по реконструкции улиц, исторических зданий, заведений, фасадов и, по их словам, предлагают финансово осуществимые варианты, которые будут вписываться в общий облик города. К примеру, на страницах уже появились проекты изменения зданий на улице Конфедератов и Набережной махаджиров.

С идеями молодых архитекторов уже ознакомился и глава администрации Сухума Беслан Эшба, который, по словам членов группы, дал задание о подготовке проектов по изменению облика Брехаловки, площади имени Сергея Багапш и фуникулера.

© Sputnik
Пресс-конференция архитекторов и дизайнеров

Дорогу пешеходам

Сухум должен стать привлекательным не только для его жителей, но и туристов, считает архитектор Беслан Багателия. По его мнению, столице нужно брать пример с таких городов как Амстердам и Венеция, где широко развита пешеходная инфраструктура.

"Нам нужно освобождать город от автомобилей, которые должны остаться только на неисторической части города. Нужно делать фасады, развивать велоинфраструкту, а по городу можно передвигаться на общественном транспорте, самокате или велосипеде. Это делается не только для туристов, но и для здоровья нации", - сказал он.

Еще один необходимый шаг – создание безбарьерной среды для маломобильных граждан и людей с ограниченными возможностями, отметил Багателия.

"Мы начали с участка на Набережной махаджиров, где мы отстояли отказ от бордюров. Мы донесли идею до властей, которые пошли нам на встречу", - добавил он.

В ходе пресс-конференции были затронуты и проблемы ландшафтного дизайна города. На вопрос журналистов об обоснованности и грамотности массовой обрезки деревьев на улицах Сухума ландшафтный дизайнер Наала Мирзоян ответила, что, по ее мнению, проблема заключается в том, что в компетентных за обрезку растений органах отсутствует связь со специалистами-ботаниками и существует нехватка штата.

"Я не могу сказать, что работы проводились неграмотно или не вовремя. У "Зеленого хозяйства" не было того объема штатных сотрудников, которые могли бы справиться с масштабами нашего города. К тому же, даже сегодня в администрации города нет должности ландшафтного архитектора, как не было и в "Зеленом хозяйстве", - объяснила она.

По мнению специалиста, прежде чем проводить массовую обрезку деревьев, необходимо продумать план озеленения города на будущее.

"К примеру, в случае с олеандрами, необходимо было посадить молодые растения между зрелыми. Маленькие бы подросли, затем была бы проведена глубокая обрезка, и никто бы этого даже не заметил. Сейчас наш город спасает то, что у нас есть определенный зеленый фон, который позволяет закрыть глаза на проблемы", - объяснила она.

Сухумское "гетто"

Идеи молодых архитекторов выходят за рамки центра Сухума. По их словам, необходимо развивать "вглубь", в том числе уделять большое внимание густонаселенным Новому району и Старому поселку. В качестве примера архитектора Кама Кация предложила провести облицовку или покраску панельных домов.

Архитектор Беслан Багателия считает, что одна из проблем Нового района – пристройки и надстройки у многоэтажных домов.

"Ведь среда формирует сознание, и дети, которые растут в такой среде, будут с определенным культурным кодом и вкусовыми качествами. Когда ты видишь, что вокруг тебя разные пристройки, между дворами нет пространства, все это превращается в "гетто"", - сказал он.

Для того, чтобы не "захламлять" район пристройками необходимо регламентировать размещение пристроек и выносить коммерческие объекты на первые этажи, добавил Багателия.

Нет закона

Архитектор Мадина Чкотуа подчеркнула, что несанкционированные пристройки являются проблемой не только отдельных районов столицы, а системной ошибкой, так как в государстве около десяти лет назад истек срок градостроительного плана и нет прописанных дизайн-кодов, которые регламентируют правила размещения вывесок, использования отделочных материалов, установления освещения, транспортных остановок.

© Sputnik
Пресс-конференция архитекторов и дизайнеров

Участники инициативной группы отметили, что, в случае необходимости и обращения властей, они совместно с другими архитекторами Абхазии готовы начать работу над градостроительным планом Сухума.

121