Жизнь на две родины: история репатрианта из Карачаево-Черкесии

960
(обновлено 13:31 05.10.2020)
Репатриант из Карачаево-Черкесии Мусса Такушинов, сотрудник Госкомитета по репатриации, до переезда в Абхазию жил в Черкесске.

В интервью корреспонденту Sputnik он рассказал, как впервые попал на историческую родину и как стал участником Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов.

Sputnik, Илана Миквабия

- Как вы впервые попали в Абхазию, на свою историческую родину?

- Первый раз я приехал в Абхазию в 1968 году в пионерский лагерь, мне тогда было 11 лет. Наш председатель колхоза Мухамбиз Малхозов был депутатом Верховного Совета СССР, и в Москве, в гостинице "Россия", он встретил в коридоре абхаза по фамилии Бейя. Услышали оба, что разговаривают на одном языке, но с каким-то акцентом, так и познакомились. Бейя был из села Бзыбь, и он предложил председателю колхоза, чтобы дети приезжали в пионерский лагерь в его село. Таким образом, благодаря этим двум людям, там открылся пионерский лагерь. Директором этого лагеря был мой дядя, так я первый раз и приехал в Абхазию.

- Какие чувства и эмоции вы испытали, когда впервые попали в Абхазию?

- Это просто радость, на всю жизнь это в памяти осталось. Те ребята, абхазы, запомнились, с которыми мы играли, плавали, время провели изумительно, и вот это очень глубоко засело в моей детской памяти.

- Как часто после лагеря вы приезжали в Абхазию?

- Не каждый год, но по возможности, у нас здесь родственники Такушиновы живут, к ним отец приезжал. Были и друзья моего отца, были и односельчане, которые жили в Абхазии. И с 1968 года моя связь с Абхазией не прерывалась.

- А как вы попали на войну в Абхазии?

- Это ведь было летом, мы были с друзьями на речке, купались, и кто-то из наших ребят на речку спустился и рассказал о начале войны. Потом мы решили собраться и решать вопрос, каким образом можно помочь Абхазии. Тогда и начались эти добровольческие движения. Те, кто мог сразу сесть в машины и уехать – уехали, кому-то нужно было ехать в Чечню для того, чтобы вооружиться и идти через горы в Абхазию. Я направился в Абхазию через море, приехал в село Веселое, рядом с Сочи которое, и оттуда в час ночи мы приплыли в порт Гудаута.

- В каком батальоне вы воевали?

- В батальоне, где командовал Мухаммед Килба, в Пицунде. Мухаммед - мой одноклассник, мы с ним с одного аула. Он приехал в Абхазию первый, а потом я за ним. Я когда услышал, что Мухаммед приехал, начал его искать и узнал, что карачаево-черкесская группа находится в Пицунде, поехал туда, встретился с ним и остался в этом батальоне.

- Что вам больше всего запомнилось на войне?

- Больше всего запомнилась атмосфера взаимоотношения людей, патриотизм, уважение друг к другу, это было сразу заметно, когда мы прибыли в Абхазию. Отношение абхазского населения к народному ополчению Абхазии, к добровольцам было очень хорошее, не сравнить с тем, что сейчас. Тогда было хорошо, мы любили друг друга, уважали, берегли, помогали друг другу, ходили в гости друг к другу, ну то есть в зоне досягаемости, ведь были еще батальоны из Гагры, Бзыби.

- А сейчас какое отношение?

- Те чувства, которые были в начале войны, в ходе всей войны, вот эти чувства уважения, добра, любви у нас потихоньку в народе растаяли. Я не знаю, почему так произошло, хотя нет, вообще-то я знаю, но об этом не принято говорить, да и не хочу.

- Сколько вам было лет на момент начала войны?

- Мне было 33 года, я был отцом двоих детей.

- Не страшно было оставить свою семью и уехать на войну?

- Война – это, конечно, опасность, но мы редко задумывались об опасности. Любовь, сопереживание со своим народом – это перевешивает, ты не думаешь о том, что тебя могут убить. Вот когда в драку влезаешь, защищая свою девушку, ты же не думаешь, что тебя могут там убить, просто интуитивно идешь на защиту как мужчина, точно так же и на войне.

- А какие чувства вы испытали 30 сентября?

- Это была неимоверная радость, но с каждым годом в День Победы, День добровольца нет уже той теплоты, я не чувствую. Честно говоря, я не хочу участвовать в возложении цветов, хоть и участвую, в чествовании добровольцев, участвовать в Дне Победы, потому что нет этого настроения, этой надежды и веры, все тает.

- Расскажите, как вы решили переехать в Абхазию?

- После войны я десятки раз приезжал в Абхазию, я был в близких отношениях с Сергеем Васильевичем Багапш, мы познакомились с ним на войне, я приезжал, с ним часто встречался, потом я возглавил "Аидгылара" в Карачаево-Черкесии в 2009 году. Я приходил к нему за советом, решали те проблемы, которые возникали у нас, в наших взаимоотношениях, мы хотели, чтобы абхазы и абазины шире общались. Сергей Васильевич мне в этом очень сильно помогал, а в 2010 году было 20-летие "Аидгылара" Карачаево-Черкесии, и Сергей Васильевич приехал на него. Я организовывал программу по чествованию 20-летия общественной организации "Аидгылара", встреча прошла в очень хорошей атмосфере. После этого я сложил свои полномочия председателя "Аидгылара" и решил, что мне лучше всего уехать в Абхазию на постоянное место жительства. Я приехал сюда и встретился с моим другом Хрипсом Радионовичем Джопуа, на тот момент он был председателем Комитета по репатриации, он предложил работать мне вместе с ним в Комитете, и вот уже 10 лет я работаю в социально-адаптационном отделе.

- Вы переехали сюда вместе со своей семьей?

- Я сперва приехал сам, потом хотел перевезти семью, но нет такой возможности перевезти семью и жить здесь. Моя зарплата не позволяла мне кормить своих детей, а жене очень сложно было найти работу, как специалист она оказалась невостребованной. Когда вводили здесь казначейство, когда обучались люди и когда не знали, как это делать, я предложил им, что если они хотят, моя жена приедет, бесплатно обучит вас всей этой системе. Она с 1980 года работала в Министерстве финансов Карачаево-Черкесии, долгое время была заместителем министра финансов, опыт у нее огромный, но в Абхазии почему-то сказали, что сами знают как лучше.

Мы уже смирились с этим, они приезжают ко мне, живут, отдыхают летом во время отпуска, я езжу к ним, когда могу, так и живем. У меня уже два внука и две внучки.

960

Война в Сирии, политика Трампа и конфликт в Нагорном Карабахе: интервью Асада

258
(обновлено 12:18 08.10.2020)
Президент Сирийской Арабской Республики Башар Асад дал большое интервью РИА Новости, приуроченное к пятилетию с начала операции российских вооруженных сил в Сирии.

Тридцатого сентября исполнилось пять лет с начала операции российских вооруженных сил в Сирии. В интервью РИА Новости, приуроченном к этой дате, сирийский президент Башар Асад рассказал, можно ли считать, что война в его стране закончилась, что из действий российских военных запомнилось ему настолько, что он будет рассказывать об этом внукам, что стало поворотной точкой в затянувшемся конфликте и что ждет две страны в плане военно-технического сотрудничества.

Он также поделился своим видением причин обострения ситуации в Нагорном Карабахе, оценил перспективы выборов президента США и выдвижения Дональда Трампа на Нобелевскую премию мира. Кроме этого, сирийский лидер сообщил, есть ли у него данные о том, что американцы могут готовить на него покушение. Затронув и самую "горячую" тему последнего времени - коронавирус, Асад рассказал, хотел бы он привиться российской вакциной и нужна ли она сирийцам в целом. 

- Господин президент, спасибо вам большое за возможность провести это интервью в те дни, когда отмечается пятилетие со дня начала российской операции в Сирии. Спустя пять лет, можете ли вы сказать, что война в Сирии завершилась?

- Нет, определенно нет. Пока террористы занимают некоторые районы нашей страны и совершают различного рода преступления и убийства, война не закончена. И я думаю, что их руководители намерены сделать так, чтобы она продолжалась еще долгое время. Вот, что нам кажется.

- Какие моменты героизма россиян вы помните и храните в сердце? Какие из них, на ваш взгляд, заслуживают того, чтобы рассказывать о них внукам?

- Их так много. Я помню, конечно, многие из них. Спустя пять лет сотрудничества сирийской и российской армий в жестокой войне, я думаю, что героизм становится коллективным актом. Это не что-то индивидуальное, это не только несколько конкретных случаев героизма, о которых вы помните. Например, если вспоминать о военных пилотах, воздушных силах, то российские летчики продолжали совершать вылеты против террористов ежедневно, рискуя своими жизнями, а несколько самолетов были сбиты террористами. Если говорить о других офицерах, то они до сих пор поддерживают сирийскую армию не в тылу, а на передовой, а некоторые из них погибли как мученики. Так что однажды я расскажу своим внукам не только о героизме, но и об общих ценностях наших армий, которые сделали нас братьями в ходе войны. Благородные ценности, верность своему делу, защита мирного населения, защита невинных. Много чего можно рассказать об этой войне.

- А какой момент стал для вас поворотной точкой в этой войне?

- Сейчас прошло уже почти 10 лет с момента начала войны, так что я могу назвать несколько поворотных точек, а не одну. Первая случилась в 2013 году, когда мы начали освобождать от "Ан-Нусры" много районов, особенно расположенных в центральной части Сирии. Затем в 2014 году на другом направлении боевики ИГИЛ внезапно появились при американской поддержке и захватили одновременно очень важную часть территорий в Сирии и Ираке. Это был момент, когда террористы начали захват других районов, потому что ИГИЛ удалось отвлечь армию САР от выполнения ее миссии по освобождению западной части страны. После этого другим поворотным моментом стал приход в Сирию россиян в 2015 году, и мы вместе начали освобождать множество районов. На этом этапе после того, как россияне пришли поддержать армию Сирии, я бы назвал еще одной поворотной точкой освобождение восточной части Алеппо. Это тот момент, с которого началось освобождение других районов Сирии. Это было важно из-за значимости Алеппо, потому что этот момент стал началом крупномасштабного освобождения территории, которое продолжилось позднее в Дамаске, затем, совсем недавно, в оставшейся части Алеппо, а также в других районах на востоке и юге Сирии. Это и есть поворотные моменты. Если сложить их вместе, то все они являются стратегически важными, все из них изменили ход этой войны.

- Теперь об актуальных событиях. Мы в России сейчас следим за региональным конфликтом Армении и Азербайджана. И, конечно, Турция играет в нем свою роль. Не буду судить, негативную или позитивную. Но хотел бы задать вопрос о Турции и политике Эрдогана. В последние годы Турция старается максимизировать свое международное влияние. Мы видим ее присутствие в Ливии, вмешательство в ситуацию в Сирии, территориальные споры с Грецией, а теперь – открытую поддержку Азербайджана. Что вы думаете о таком поведении Турции и лично Эрдогана? Должно ли международное сообщество уделять больше внимания этому нео-османизму?

- Позвольте мне высказаться откровенно и четко. Эрдоган поддерживает террористов в Сирии, он поддерживает террористов в Ливии, он был главным подстрекателем и инициатором начавшегося недавно конфликта в Нагорном Карабахе между Азербайджаном и Арменией. Так что в целом его поведение опасно. По разным причинам. Во-первых, потому что оно - отражение линии «Братьев-мусульман», а они – экстремистская, террористическая группировка. Во-вторых, он начинает войны в различных регионах, чтобы отвлечь общественное мнение в Турции от его действий внутри страны, особенно после его скандальных связей с ИГИЛ в Сирии. Все знают, что ИГИЛ продавала сирийскую нефть через Турцию под прикрытием американских ВВС, и о том, конечно же, что турки участвовали в торговле этой нефтью. Таковы его цели, и это опасно. К вопросу о том, должно быть международное сообщество быть в курсе этого или нет. Термин «международное сообщество» в действительности означает лишь небольшую группу стран - великие державы и богатые страны. Назовем их влиятельными на политической арене странами. Большинство этого международного сообщества – соучастники Турции по поддержке терроризма. Так что они знают, что делает Турция, им нравится, что она делает, Турция – инструмент этих стран по внедрению в этом регионе их политики, претворения в жизнь их идей. Поэтому – нет, мы совсем не можем рассчитывать на международное сообщество. Можно было бы рассчитывать на международное право, но его не существует: нет институтов, которые обеспечивали бы применение этого права на практике. Так что нам в Сирии приходится полагаться на себя и помощь друзей.

- И еще о конфликте в Нагорном Карабахе. Поступают сообщения о том, что террористов из группировок, которые раньше воевали в Сирии, перебрасывают в зону армяно-азербайджанского конфликта. Можете ли вы это подтвердить? Есть ли у вас данные о том, что боевики направляются из Сирии в…?

- Мы определенно можем это подтвердить, но не потому что у нас есть доказательства. Иногда доказательств нет, но есть указания на это. Турция использовала в Сирии террористов из разных стран. Она использовала те же методы в Ливии – использовала там террористов из Сирии, может, из других стран. Так что то, что она использует те же методы в Нагорном Карабахе, не требует доказательств, это очень вероятно, потому что, как я уже сказал, именно Турция привела к этой проблеме, начала этот конфликт: она его поощряла. Турция хотела достичь чего-то, и она собирается использовать те же методы.  И мы можем сказать с уверенностью, что она использует террористов из Сирии и других стран в Нагорном Карабахе.

- Давайте перейдем к теме отношений между нашими странами. Планируются ли у вас какие-то контакты или встречи с президентом Путиным?

- Мы находимся в постоянном контакте - главным образом по телефону - всякий раз, когда что-то происходит или есть необходимость в беседе. Конечно, мы продолжим общаться и, конечно, встретимся в будущем, но это зависит от политической ситуации в Сирии. И, как вы знаете, сейчас весь мир парализован пандемией коронавируса, так что в ближайшее время, я думаю, беседы будут проходить по телефону.

- Планируете ли вы поднимать вопрос о новых кредитах для Сирии, новых займах?

- В нашей экономической ситуации мы считаем важным обращаться за кредитами, но в то же время нельзя идти на подобный шаг, не имея возможности затем выплатить эти кредиты. Иначе это станет тяжелым бременем для экономики, так что нужно учитывать эти аспекты. Мы думаем о кредитах, мы обсуждали это с нашими российскими коллегами, но нужно подготовиться к такому шагу, прежде чем говорить об этом серьезно, на практическом уровне.

- Недавно Сирию посетила делегация из России, в том числе, здесь был вице-премьер Борисов. Заинтересована ли Сирия в покупке зенитных систем, таких как С-400? Или, может, нуждается в дополнительных С-300?

- Два года назад мы начали реализовывать план по модернизации нашей армии, и очевидно, что мы собираемся провести эту модернизацию в сотрудничестве с министерством обороны России, потому что вот уже несколько десятилетий наша армия полностью опирается на российские вооружения. Но у нас есть приоритеты, речь не обязательно идет о ракетах. Могут быть в настоящее время и другие приоритеты в том, что касается борьбы "на земле". У нас есть полномасштабный план, но мы должны действовать в соответствии с приоритетами. Обычно мы не говорим о деталях наших военных планов, но в целом, как я уже сказал, это касается модернизации армии во всех аспектах.

- Вы наверняка следите за президентской кампанией в США. Надеетесь ли вы, что новый американский президент, независимо от того, кто им станет, пересмотрит политику санкций в отношении Сирии?

- Мы обычно ждем от американских выборов избрания не президента, а главы корпорации, потому что есть совет директоров, и этот совет директоров состоит из лоббистов, крупных корпораций, таких как банки, оружейные и нефтяные компании и так далее. Так что выбирают главу корпорации, и у него нет ни прав, ни полномочий пересматривать какие-либо решения, он должен их только выполнять. Именно это и произошло с Трампом, когда он стал президентом.

- Раньше он и был много лет генеральным директором…

- Совершенно верно! Он и остался им. Трамп хотел следовать своей собственной политике, проводить ее, и почти поплатился за это: вспомните тему импичмента. Трампу пришлось проглотить каждое сказанное перед выборами слово. Вот почему, как я сказал, не стоит ожидать выборов президента, речь о генеральном директоре. Если вы хотите говорить об изменении политики, имейте в виду -  у вас тот же самый совет директоров, который не меняет свою политику. Генеральный директор может меняться, но совет останется прежним, так что не ждите ничего.

- А кто входит в этот "совет директоров"? Кто эти люди?

- Как я уже сказал, этот совет состоит из групп лобби, которые претворяют в жизнь то, что они хотят, они контролируют конгресс и других, в том числе средства массовой информации и так далее. Таким образом, это альянс различных корпораций, которые действуют в США в своих корыстных интересах.

- Трамп пообещал вывести американские силы из Сирии, но это ему не удалось. Теперь его номинировали на Нобелевскую премию мира. Как Вы считаете, если он сможет вернуть американских солдат домой, он получит премию мира?

- Его номинировали?

- Да.

- Не знал. Если вы хотите поговорить об этой номинации на премию мира, то мир заключается не только в выводе войск, хотя это хороший и необходимый шаг. Но мир – это ваша политика, ваше поведение. Прекращение оккупации территорий, прекращение свержений неугодных правительств только потому, что они вас не поддерживают, прекращение создания хаоса в различных регионах. Мир – это следование международным законам и Уставу ООН. Вот что такое мир, вот за что нужно давать Нобелевскую премию мира. Обама ее получил, он только был избран и ничего не сделал. Единственное его достижение на тот момент, возможно, заключалось в том, что переехал в Белый дом. И ему дали Нобелевскую премию. Думаю, что Трампу ее могут дать за что-то похожее. Не знаю, за что это будет. Но точно не за мир.

- Трамп недавно признал, что он хотел отдать приказ о вашей ликвидации, но бывший тогда главой Пентагона Мэттис его отговорил. Вы об этом знали? Были ли приняты какие-то меры?

- Убийства – это американский метод работы, modus operandi, они делают это постоянно на протяжении десятилетий. Повсюду, во всех уголках мира. Здесь нет ничего нового. Поэтому нужно иметь в виду, что подобного рода планы по различным причинам всегда существовали. И нам в условиях конфликта в Сирии следует ожидать от американцев чего-то похожего. Они оккупировали нашу землю, они поддерживают террористов. Это вполне ожидаемо. Даже если у нас нет такой информации, это должно быть очевидно. Как это предотвратить? Речь не о каком-то конкретном случае или плане в отношении того или иного человека или президента, речь о линии поведения. Ничто не удержит США от совершения подобных жестоких действий и атак, если в международных отношениях не будет баланса, при котором США не смогут уйти от ответственности за свои преступления. В противном случае такое поведение будет порождать все новые преступления подобного рода в различных регионах, и ничто их не остановит. 

- Были ли на вас другие покушения?

- Мне неизвестно о каких-то конкретных случаях. Но, как я сказал, это само собой разумеющееся, что такие попытки или даже, если быть более точным, планы есть. Вопрос только в том: такие планы по-прежнему актуальны или, скажем, поставлены на паузу? Никто не знает.

- Позвольте вернуться к ситуации в Сирии. Вы будете снова баллотироваться на пост президента в 2021 году?

- Пока рано об этом говорить, впереди еще несколько месяцев. Я могу принять решение по этому вопросу в начале следующего года.

- Интересно. Вы поздравили Александра Лукашенко с инаугурацией в Белоруссии. Может быть, вы видите сходство между политическими технологиями, использованными Великобританией и США с целью оказать поддержку белорусской оппозиции, и методами, которые применялись против сирийского государства в информационной войне?

- Я направил поздравление президенту Лукашенко, это естественно. Что касается происходящего в Белоруссии: вне зависимости от сходства двух стран, Сирии и Белоруссии, или различий, вне зависимости от того, происходит ли в стране реальный или искусственно созданный конфликт, Запад – до тех пор, пока он не изменит свою политику гегемонии по всему миру – будет вмешиваться в дела в любом уголке мира. Если у вас в стране есть конкретная проблема – неважно, какого масштаба – Запад все равно вмешается. И если это внутренний процесс, они будут делать его международным, только чтобы вмешаться и влезть в ваши дела. Если у вас нет проблем, они будут делать все возможное, чтобы их создать и сделать международными - для того, чтобы вмешаться в ваши дела. Это их политика.

Так что дело не в том, что именно происходит в Белоруссии. В любой стране - в Сирии, Белоруссии, в вашей стране - есть свои проблемы. А есть ли у Запада право вмешиваться или нет? Это то, чему мы должны противостоять. Итак, вернемся к вашему вопросу. Да, это то же самое поведение, та же стратегия, та же тактика. Единственная разница – в том, какими терминами они оперируют, какие заголовки используют. Они используют одни заголовки для России, другие для Венесуэлы, третьи для Сирии и так далее. То есть дело не в Белоруссии, дело в поведении Запада и его стратегии на будущее, потому что они думают, что подъем России, Китая и других сил в мире представляет для них экзистенциальную угрозу, и единственный способ противостоять ей - это создавать хаос по всему миру.

- Вы уже упомянули коронавирус, его последствия для всего человечества. Болел ли им кто-то из правительства Сирии? Может, вы сами?

- Слава богу, нет. И я не думаю, что кто-то из нашего правительства был инфицирован.

- Это хорошо. А лично вы хотели бы привиться российской вакциной?

- Конечно, в сложившихся обстоятельствах каждый хотел бы привиться от этого опасного вируса. Как я понимаю, эта вакцина еще недоступна на международном рынке, но мы собираемся обсудить с российскими властями, когда она сможет поступить в Сирию. Это очень важно.

- Да, Россия уже заявляла, что вакцина может стать доступна для наших международных партнеров…

- Говорили, что она может быть доступна в ноябре.

- Будете ли вы запрашивать поставки российской вакцины?

- Определенно да. Сейчас это необходимо.

- А в каком количестве?

- Это зависит от того, какое количество вакцины будет доступно. Также нужно обсудить, сколько нам нужно, с органами здравоохранения Сирии.

- То есть вы собираетесь провести детальные переговоры с российскими властями?

- Конечно. Обязательно. Все в Сирии интересуются российской вакциной и тем, когда она будет доступна.

- Сохраняется ли в обществе на фоне вспышки коронавируса запрос на изменение конституции? Ведь пандемия создала новую парадигму в мире и, конечно, в сфере политики. Эти проблемы и ситуация с переговорами в Женеве вызвали сомнение в необходимости изменений конституции. Что вы думаете об этом?

- Нет, никакой связи между коронавирусом и конституцией нет. Мы изменили конституцию в 2012 году и сейчас мы обсуждаем ее в ходе переговоров в Женеве. Мы провели раунд переговоров примерно месяц назад. Из-за пандемии раунды были отложены, но не остановлены. 

В конце концов, женевские переговоры - это политическая игра, это не то, на чем сирийское общество сосредоточено. Сирийцы не думают о конституции, никто об этом не говорит. Их волнуют реформы, которые нам нужно запустить, и политика, которую нам нужно изменить, чтобы удовлетворить их потребности.  Это то, что мы сейчас обсуждаем, то, о чем мы беспокоимся и на чем правительство сосредотачивает свои усилия.   

- То есть вы хотите сказать, что переговоры в Женеве нужно продолжить, вопрос конституции стоит на повестке и что должно быть больше обсуждений? 

- Да, конечно. Мы их начали и продолжим в течение следующих нескольких недель.  

- Будет ли Сирия проводить судебный процесс против “Белых касок”? Должно ли, на Ваш взгляд, быть международное расследование их деятельности? Может, под эгидой ООН? 

- Когда происходит преступление, судят не нож или другое орудие, а преступника. В этом случае “Белые каски” - это лишь инструмент, средство, оружие, которое было использовано терроризмом. Их создали власти Великобритании, поддержали США и, конечно, Франция и другие западные страны, а использовала напрямую Турция. Все эти режимы - настоящие родители “Белых касок”, так что к ответственности должны быть привлечены прежде всего они, до самих “Белых касок”. Сейчас вопрос в следующем: есть ли в международном праве инструменты, чтобы сделать это? Нет, их нет. В противном случае США бы не избежали наказания за свои преступления, например, в Ираке, в Йемене и других местах. Не только США. Еще и Франция, Великобритания, другие страны, в том числе Соединенные Штаты в Сирии. Но как я уже сказал, нет таких институтов, которые бы привели в действие соответствующие законы. Так что нет, мы должны сосредоточиться больше на виновных, истинных виновных, истинных руководителях. А это - западные страны и их марионетки в регионе. 

- Но, возможно, должны быть конкретные шаги и в отношении “Белых касок”? Ведь они все еще продолжают свою деятельность?

- Да, конечно, они преступники. Об ином я и не говорю. Прежде чем стать “Белыми касками”, они были “Ан-Нусрой”. Есть видео и фотографии этих преступников. Их надо судить в Сирии. Но когда вы говорите о “Белых касках” как об организации, то она была создана на Западе. Люди в ней - преступники, но “Белые каски” - это западный институт, экстремистская террористическая организация, на основе “Ан-Нусры”.

- Вы говорите, что присутствие американских и турецких военных в Сирии незаконно. Что вы сделаете для того, чтобы прекратить его? 

- Это оккупация. И в данной ситуации нам нужно сделать две вещи: первое - избавиться от предлога, который они используют для оккупации, то есть террористов, в данном случае - “Исламского государства”. Большая часть мира знает, что ИГ было создано американцами и поддерживается ими, они дают им задания как и любой другой американской силе. Надо избавиться от этого предлога, поэтому уничтожение террористов в Сирии - это главный приоритет для нас. Если американцы и турки не уйдут после этого, вполне закономерно начнется народное сопротивление. Это единственный путь. Их не заставят уйти дискуссии или международное право, так как его нет. Других средств, кроме сопротивления, нет, и это то, что произошло в Ираке. Что заставило американцев уйти в 2007 году? Это стало результатом сопротивления иракского народа.

- Что вы думаете о соглашении между США и сирийскими курдами по добыче нефти? Предпримете ли вы какие-то меры в связи с этим? 

- Это грабеж, и единственный способ остановить его - освободить наши территории. Если этого не сделать, никакие меры не смогут остановить их, потому что они грабители. Вы не можете остановить вора, пока не посадите его в тюрьму или каким-то образом не сдержите его, изолировав от той территории, где он может совершить ограбление. Так же надо поступить и с этими ворами. Их надо выгнать из региона, это единственный способ. И сирийское правительство должно контролировать каждую часть Сирии, чтобы ситуация нормализовалась. 

- Как вы оцениваете ситуацию в Идлибе?  Как Сирия собирается решать проблему изгнания оттуда террористов? Сколько их сейчас там, по вашим оценкам?

- С 2013 года мы приняли определенную, скажем так, методологию работы в отношении регионов, где террористы контролируют большую часть мирного населения или городов. Мы даем им возможность сложить оружие взамен на амнистию от правительства. Это сработало во многих областях Сирии. Но если они не стремятся к примирению, мы вынуждены решать вопрос военным путем, что и происходило во всех районах, которые мы освобождали с 2013 года. Эта методология применима к районам, где произошло национальное примирение и боевики были сирийцами. Однако Идлиб - другой случай: именно там сконцентрировано большинство иностранных террористов в Сирии, поэтому они либо должны уйти в Турцию – они пришли в Сирию оттуда или через ее территорию, - либо вернуться в свои страны, либо умереть в Сирии.

- Возвращаются в Европу? 

- В основном в Европу. Некоторые из них приехали из России, из арабских стран, из очень многих стран мира. Все эти джихадисты хотели приехать воевать в Сирию.

- Сейчас этот район находится, скажем, под присмотром и в условиях совместных операций русских, турок, иногда американцев.  На ваш взгляд, это сотрудничество эффективно? Как этот опыт можно использовать в будущем?

- Нет, я не считаю его эффективным по одной простой причине: если бы это было эффективно, нам бы не пришлось сосем недавно начать боевые действия во многих районах Алеппо и Идлиба, потому что турецкий режим должен был убедить террористов покинуть этот район и дать возможность сирийской армии, сирийскому правительству и учреждениям взять его под контроль, но они этого не сделали.

Каждый раз они берут на себя одно и то же обязательство, однако не выполнили ни одного из своих обещаний или обязательств.  Поэтому я бы не сказал, что это сотрудничество было эффективным. Но давайте посмотрим. У них еще есть шанс оказать давление на террористов, чтобы они ушли с севера от трассы M4 в Идлибе. Это их последнее обязательство по соглашению с российской стороной, но они его так и не выполнили. Давайте подождем и посмотрим.

- Рассматриваете ли вы возможность переговоров с Израилем в плане прекращения враждебных действий?  И возможно ли, что в будущем Сирия установит дипломатические отношения с Израилем, как это недавно сделали некоторые арабские страны?

- Наша позиция по этому вопросу была ясна с начала мирных переговоров в девяностых годах, то есть почти три десятилетия назад, когда мы сказали, что мир для Сирии – это о наших правах. Наше право – это наша земля. У нас могут быть нормальные отношения с Израилем только тогда, когда нам вернут нашу землю. Все очень просто. Это будет возможно тогда, когда Израиль будет к этому готов, а он не готов. Он никогда и не был готов: мы никогда не видели в израильском режиме официального лица, готового сделать хоть один шаг к миру. Поэтому теоретически да, но практически пока что нет.

- Мне казалось, что новости о нормализации отношений других арабских стран с Израилем станут стимулом к началу переговоров об этом между Сирией и Израилем. Но, насколько я понимаю, таких переговоров нет?

- Нет, абсолютно никаких переговоров, абсолютно ничего.

- Вы уже упомянули усиление ваших вооруженных сил. Есть ли для этого какие-то препятствия?

- Когда вы говорите о крупных проектах, у вас всегда есть препятствия. Но вы можете преодолеть их. Нет ничего невозможного. Иногда это могут быть финансовые препятствия, иногда это может касаться приоритетов, иногда это касается ситуации на земле. Это единственное препятствие. В остальном - нет, у нас нет никаких препятствий. Мы движемся вперед в этом направлении, но на это нужно время. Это вопрос времени, не более того.

- Некоторые международные игроки говорят, что для многих западных правительств и, возможно, бизнеса выход Ирана из Сирии является предварительным условием для экономического восстановления страны и сотрудничества с сирийским правительством. Согласится ли на это Сирия? Попросит ли Дамаск Иран уйти из страны, и если да, то когда?

- Во-первых, у нас нет иранских сил, и это абсолютно очевидно. Они поддерживают Сирию, направляют военных экспертов, которые работают с нашими войсками на земле, находятся с армией Сирии. Но давайте рассмотрим один конкретный пример: около года назад американцы сказали россиянам, чтобы те «убедили иранцев отодвинуться на 80 километров от границы с Голанскими высотами», оккупированными израильтянами. Несмотря на то, что никаких иранских военных там не было, иранцы проявили себя очень гибко, они сказали: "Хорошо, иранского персонала не будет южнее этой линии". Американцы заявили, что если будет договоренность по этому вопросу, то они начнут вывод из оккупированной восточной части Сирии на границе с Ираком, называемой ат-Танф. Но ничего не произошло, они (американцы) не ушли. Так что вопрос Ирана – повод для оккупации сирийской земли и поддержки террористов. Он используется как маска для прикрытия их реальных намерений. Единственный путь, при котором они выполнят то, что говорят, это когда Сирия станет государством-марионеткой Соединенных Штатов. Это то, что они хотят, и ничего более. Все остальное, о чем они говорят, - ложь, сфабрикованные обвинения. Так что, я не думаю, что есть какое-то реальное решение вопроса с американцами до тех пор, пока они не захотят поменять свое поведение.

- И последний вопрос. Есть ли что-то, чем вы гордитесь? И о чем вы жалеете из того, что сделали или не сделали?

- За время войны?

- За время вашего пребывания на посту президента.

- Тут надо видеть разницу между политикой и ее реализацией. Что касается политики, с самого начала мы сказали, что собираемся прислушиваться к народу Сирии, поэтому реформировали конституцию в 2012 году. Мы сказали, что собираемся бороться с террористами и продолжаем заниматься этим спустя десять лет. Мы сказали, что должны сохранить нашу независимость – национальную независимость, и это то, за что мы сражаемся, и нам необходимо создавать союз с нашими друзьями. Что касается этой политики, я думаю, мы были правы. Что касается недоверия к Западу, мы были правы по многим фронтам. Что же касается реализации политики, то речь идет о тактике, о многих вещах, про которые можно сказать, что они были ошибочными. Например, были ли попытки примирения правильными? Я так говорю, потому что в ряде районов те люди, которые были амнистированы, не стали жить по закону. Так что вы можете сказать, что это было неправильным, но на самом деле примирение было очень важным шагом. Я не думаю, что мы были неправы в плане политики. А в сфере реализации везде есть много ошибок, иногда и каждый день.

- Господин президент, наше время заканчивается. Спасибо вам еще раз за откровенное и продолжительное интервью!

- Спасибо! Спасибо, что приехали в Сирию.

- Спасибо вам большое.

258

Амина Аншба о ближайших планах: вся надежда на начало 2021 года

633
(обновлено 10:06 09.10.2020)
Просьба об интервью застала абхазскую теннисистку Амину Аншба в Москве, где она продолжает поддерживать форму и тренироваться в ожидании возобновления международных турниров и открытия границ.

Спортсменка с радостью согласилась ответить на вопросы Sputnik Абхазия, поделилась своими ближайшими профессиональными планами, вспомнила встречу с президентом и загадала три желания.

 - Амина, сейчас получается смотреть матчи Открытого чемпионата Франции?

- Я постоянно слежу за результатами и смотрю матчи. Фаворитом среди мужчин считаю короля грунта Рафаэля Надаля. Поддерживаю Рублева, так как мы выпускники одной теннисной школы "Спартак" и давно знаем друг друга.

- А что скажете о женском турнире и претендентах на победу?

- Относительно женского состава тут возможны сюрпризы, так как многие топовые игроки выбыли.

- Фактор отсутствия зрителей на трибунах может играть против фаворитов?

- Однозначно, поддержка зрителей важна, особенно более мастеровитым игрокам, которые привыкли к большому количеству зрителей. Но в условиях пандемии приходится подстраиваться под новые правила.

- Чей стиль и манеры игры в современном теннисе вам самой больше всего импонируют?

- Мне импонирует игра Симоны Халеп, считаю ее игру тактически грамотной и достаточно стабильной.

- Если вспомнить начало вашей профессиональной карьеры, какими были идеалы тогда?

- Когда я только начинала заниматься теннисом, кумиром многих девочек являлась Мария Шарапова, и все мечтали быть похожими на нее. Я не была исключением, но со временем появилось множество других достойных игроков, у которых есть чему поучиться.

- Ваше мнение о Шараповой после истории с допингом изменилось?

- Ни в коем случае не изменилось. По моему мнению, дело по допингу Марии Шараповой было сильно раздуто, в то время прессовали российских спортсменов во всех видах спорта. Это скорее относилось к политике, а не к спорту.

- Ситуация в мире спорта в связи с распространением коронавируса неоднозначная, какие-то турниры отменяют, границы закрыты, но где-то соревнования все же проходят…

- К сожалению, в связи с пандемией очень изменилось расписание теннисных турниров, их практически нет, а в те страны, где есть хоть какие-либо турниры, въезд гражданам РФ запрещен... Невозможно заранее определить свой календарь, вся надежда на начало следующего года, когда, возможно, границы, наконец-то, откроются.

- Удавалось ли поддерживать форму и тренироваться в период летнего карантина?

- В период летнего карантина я старалась тренироваться где только возможно. Иногда это было просто даже на улице! Так как в Москве было запрещено посещение теннисных клубов, мы искали корты за городом, ездили по два часа от Москвы для того, чтобы хоть немного потренироваться. Позже меры упростили, и стало намного легче.

- Поддерживаете ли общение с теннисистками из других стран?

- У меня большое количество друзей среди теннисистов из разных стран мира, и мы постоянно поддерживаем общение, переписываемся, созваниваемся и видимся на турнирах.

- Встреча с президентом Абхазии, которая состоялась в августе, уже стерлась из памяти или это то, что запоминается на всю жизнь?

- Встреча с президентом - это то, о чем рассказывают своим внукам, сидя у камина, а они в свою очередь рассказывают своим детям. Такие события производят глубокое впечатление на человека и их невозможно забыть.

- В социальных сетях подписчики считают вас одной из самых красивых теннисисток современности. Вам льстит такое внимание?

- Правда? Я даже не знала. Мне конечно льстит такое внимание.

- Если бы можно было выбрать: стать известной теннисисткой или моделью с мировым именем, что бы вы выбрали?

- Несомненно, я бы выбрала карьеру теннисистки. Хочется, чтоб тебя ценили за твои спортивные достижения, а не за внешность. И все-таки спорт - это образец здорового образа жизни, чего к, сожалению, не скажешь о модельном бизнесе.

- Этот год для многих стал по-настоящему тяжелым и богат на различные испытания. Если бы можно было загадать одно желание, как на Новый год, каким бы оно было?

- А можно три? (смеется). Первое - чтобы прекратились все войны. Второе - чтобы про коронавирус мы только вспоминали, перечитывая старые статьи. Третье - больше побед на турнирах.

633

“Настоящая резня”: ученые рассказали, как коронавирус действует на сердце

0
(обновлено 15:59 30.10.2020)
У тех, кто перенес COVID-19, могут остаться шрамы не только в легких, но и на сердечной мышце.

СУХУМ, 30 окт - Sputnik. Причем серьезность осложнений не зависит от того, насколько тяжело протекала болезнь. Даже спустя полгода медики фиксируют у пациентов воспаление тканей сердца — в том числе у "бессимптомников". Стоит ли теперь ожидать всплеска инфарктов и миокардитов, читайте в материале Альфии Еникеевой для РИА Новости.

Сердечные шрамы

Одними из первых о вероятных осложнениях на сердце после COVID-19 заговорили китайские специалисты. В марте они обследовали 416 пациентов с подтвержденным коронавирусом и примерно у 20 процентов обнаружили серьезные повреждения сердечной мышцы. Кроме того, они привели данные, что в реанимационном отделении одной из уханьских больниц аритмию диагностировали у 44 процентов пациентов.

Медики предположили: нарушения в работе сердца — результат цитокинового шторма, потенциально опасной реакции организма, разрушающей ткани в очаге воспаления. В частности, так возникали миокардит и аритмия.

Уже в июле стало ясно, что повреждения могут быть долговременными. По данным специалистов из Германии и Италии, даже через два с половиной месяца после выздоровления у 78 процентов пациентов есть аномалии в работе сердца. У 60 процентов — признаки миокардиального воспаления. При этом степень ущерба не зависит от того, насколько тяжело болел человек. Серьезные осложнения встречались даже у тех, кто перенес COVID-19 бессимптомно.

Оказалось, вирус не просто вызывает воспаление в сердечной мышце, но и инфицирует ее клетки. В исследовании немецких ученых следы SARS-CoV-2 выявлены в тканях сердца более чем 60 процентов умерших от COVID-19. А у шестнадцати человек зафиксировали клинически значимые уровни вирусной нагрузки в сердечной мышце на момент смерти.

Настоящая резня

В начале сентября ученые из Института Гладстона в Сан-Франциско (США) опубликовали на сайте препринтов biorxiv снимки сердечной ткани, пораженной вирусом SARS-CoV-2. Изображения, сделанные на электронном микроскопе через 24, 48 и 72 часа после заражения, ужасали. Казалось, будто фрагменты волокон сердечной мышцы — саркомеры — разрезали скальпелем, как при хирургической операции. А в ядрах их клеток на месте ДНК зияли черные дыры.

Авторы работы назвали увиденное "резней" и отметили: повреждения совершенно не похожи на те, которые бывают при приобретенных или наследственных заболеваниях сердца.

Сравнив полученные результаты с образцами сердечной ткани умерших от коронавируса, они заметили сходные, хотя и не идентичные изменения. По словам исследователей, это объясняет, почему даже после выздоровления пациенты жалуются на одышку и слабость.

Насколько быстро восстанавливаются саркомеры, пока не ясно. Однако, по мнению ученых, даже краткосрочные повреждения повышают риск миокардита или инфаркта.

Сердечников станет больше

Директор Института трансляционных исследований Скриппса (США), знаменитый кардиолог Эрик Тополь в октябре систематизировал данные исследователей. В статье в журнале Science он написал: серьезные проблемы с сердцем наблюдаются почти у половины людей, переболевших COVID-19. Чаще всего речь идет о миокардите, аритмии, острой и хронической сердечной недостаточности, а также ограниченном некрозе кардиомиоцитов — мышечных клеток сердца.

Причем, подтвердил он, серьезные осложнения возникают и у тех, кто перенес инфекцию бессимптомно. Учитывая, что у 30-40 процентов заразившихся нет проявлений болезни, врач полагает, что сердечных патологий, связанных с COVID-19, будет намного больше, чем зарегистрировано сейчас.

По словам профессора Национального медицинского исследовательского центра терапии и профилактической медицины, эксперта Лиги здоровья нации кардиолога Мехмана Мамедова, в России, как и во всем мире, в ближайшие месяцы количество сердечно-сосудистых заболеваний увеличится. Однако дело не только в осложнениях после COVID-19.

"В эпоху пандемии и самоизоляции многие больницы переквалифицировали для борьбы с новой инфекцией. Это, конечно, повлияло на пациентов-хроников, в том числе с кардиологическими патологиями. Ожидаемый рост, вероятно, обусловлен как уже имеющимися проблемами с сердцем, так и последствиями перенесенного коронавируса. Но, на мой взгляд, ожидать, что именно COVID-19 даст высокую заболеваемость, не стоит. По крайней мере, убедительных статистических данных пока нет", — сказал профессор в разговоре с РИА Новости.

Кроме того, он подчеркнул, что осложнения зависят не только от тяжести течения инфекции, но и от множества других факторов: возраста, сопутствующих заболеваний, генетической предрасположенности. Но связь между COVID-19 и кардиологическими проблемами, безусловно, есть, и сбрасывать ее со счетов нельзя.

0
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19