Всемирный торговый центр

Эксперт: терроризм - составная часть политики некоторых государств

153
(обновлено 17:34 11.09.2015)
Во всем мире 11 сентября вспоминают трагедию 2001 года, произошедшую в Нью-Йорке, когда два самолета врезались в башни-близнецы, в результате теракта погибло более трех тысяч человек.

СУХУМ, 11 сен – Sputnik, Саид Барганджия. Терроризм — это не внешне эффектные кровавые действия каких-то отщепенцев, а составная часть политики государств, в первую очередь, Соединенных Штатов Америки, для которых "шок и трепет" для гражданского населения тех, кого они назначили "нехорошими парнями" — неотъемлемая часть своей внешней политики, сказал эксперт Александр Студеникин.

По словам эксперта, чем дальше мы от произошедшего теракта 11 сентября 2001 года, тем больше сомнений в "авторстве" тех, на кого нам показали в качестве главных злодеев. 

"Самое милитаризованное государство, суммарный военный бюджет которого превышает аналогичные бюджеты 15 крупнейших в военном отношении государств, и подверглось такой разрушительной атаке кучки фанатиков?" — задается вопросом Студеникин.

Как считает эксперт, сомнения подтверждаются последующими действиями США — резкое и масштабное проникновение в Афганистан, Среднюю Азию, продолжение агрессивных действий по всему миру под предлогом борьбы с "международным терроризмом".

"Мы свидетели, как США и их западные союзники поступали и поступают с более слабыми суверенными государствами, которым не повезло оказаться на геополитическом пути Америки. Югославия и Ирак, Афганистан и Ливия, Сирия и теперь Украина", — отметил он.

Что касается Абхазии, то все послевоенное время республика противостояла террористической деятельности Грузии, которая вела такую войну именно на государственном уровне. 

"Жертвами такой войны стали сотни наших ребят из правоохранительных органов и мирных жителей", — подчеркнул эксперт.

Александр Студеникин считает, что террор не способен привести к желаемому для организаторов результату, если у государства, на которое направлены удары террористов, есть мощная идеология и дееспособная власть, поддерживаемая народом.

© РИА Новости
Крупнейший теракт в мировой истории. Нью-Йорк, сентябрь 2001 года

153
Теги:
безопасность, терроризм, Теракты 11 сентября (2001), Азия, Америка, Весь мир, Северная Америка, США, Абхазия

Россия предложила Западу большую сделку в Сети

34
(обновлено 15:46 31.07.2021)
Россия считает необходимым заменить Будапештскую конвенцию о компьютерных преступлениях 2001 года.

СУХУМ, 31 июл - Sputnik. С Будапештской конвенцией полностью согласны западные страны, однако он устарел и действующих правовых инструментов недостаточно. О деталях российской инициативы читайте в материале Ксении Мельниковой для РИА Новости.

Универсальное решение

МИД и Генпрокуратура вместе с другими профильными ведомствами подготовили проект универсальной конвенции о борьбе с киберпреступностью. Документ передал в ООН замгенпрокурора Петр Городов.

"Преступное использование ИКТ создает широкие возможности для осуществления других форм преступной деятельности, включая компьютерные атаки на объекты критически важной инфраструктуры, компьютерный шпионаж, сексуальную эксплуатацию детей в сети Интернет, терроризм, мошенничество, незаконный оборот персональных данных, отмывание денежных средств", — говорится в проекте.

Двадцать лет назад в столице Венгрии приняли конвенцию о компьютерных преступлениях. Под документом подписались США, Япония, Австралия, Израиль, а также страны — члены Совета Европы, кроме России.

В Москве не понравилась статья 32 о "трансграничном доступе к хранящимся компьютерным данным". Это позволяет спецслужбам проводить операции в компьютерных сетях других государств, не ставя в известность официальные власти. В России небезосновательно указывали на угрозу безопасности и суверенитету. Совет Европы впоследствии скорректировал документ, но Москва позицию не изменила.

Многие государства считают, что в киберпространстве не должно быть границ. В России полагают, что правительства разных стран могут устанавливать собственные правовые режимы, но при этом сотрудничать, соблюдая взаимный суверенитет.

К тому же Будапештская конвенция попросту устарела. Там, к примеру, речь идет всего о девяти возможных киберпреступлениях. А Россия выделила уже 23 категории. В том числе несанкционированный доступ к персональным данным, создание и распространение вредоносных программ, фальсифицированных лекарств, склонение к самоубийству, детская порнография, подстрекательство к подрывной или вооруженной деятельности, незаконный оборот оружия, реабилитация нацизма, оправдание геноцида или преступлений против мира.

Москва предлагает создать новые структуры и механизмы, как на национальном — круглосуточные контактные центры, так и на международном уровне — проводить конференции стран-участниц. Понадобится секретариат и международная техническая комиссия из 23 членов.

Не устает предлагать

Поддержат ли проект, пока не ясно. В 1998-м Россия с трибуны ООН первой предупредила мир о рисках киберпространства.

В 2011-м представила проект конвенции "Об обеспечении международной информационной безопасности", главная цель которой — предотвращение кибертерроризма и кибермошенничества, а также конфликтов в IT-пространстве. Не поддержали. Зато многие положения этого проекта вошли в документы, принятые в ШОС, СНГ и ОДКБ.

Шесть лет спустя Москва разработала еще одну конвенцию. И снова Запад был против. За двадцать лет там подогнали законодательство под будапештское соглашение, поэтому в Европе готовы говорить о его модернизации, но не замене.

В ООН при активном участии Москвы сформировали комитет по разработке конвенции о противодействии использованию ИКТ в преступных целях. На днях туда поступила копия российского предложения. К 2023-му может появиться глобальная конвенция. Так что не исключено, что основой этого документа послужит как раз российский проект.

"Мировое сообщество сталкивается с киберпандемией"

Россия открыта для сотрудничества в сфере кибербезопасности. Этот вопрос не раз обсуждали с США. Еще в 2013-м президенты Владимир Путин и Барак Обама договорились о взаимодействии в области информационно-коммуникативных технологий. Подготовили двусторонние механизмы для обмена информацией.

А на первой встрече Путина и Дональда Трампа американский лидер предложил создать двустороннюю экспертную группу для анализа кибербезопасности. Но, вернувшись в Вашингтон, передумал. Потом сотрудничество и вовсе прекратилось.

Противодействие киберугрозам обсуждали на недавнем саммите в Женеве, напомнил в статье для журнала "Россия в глобальной политике" министр иностранных дел России Серей Лавров.

"Откровенный и в целом конструктивный разговор (Джо Байдена и Владимира Путина) завершился договоренностью начать предметный диалог о стратегической стабильности при важнейшей констатации недопустимости ядерной войны, а также достижением пониманий о целесообразности консультаций по вопросам кибербезопасности", — указал глава МИД.

Однако между Москвой и Вашингтоном сохраняются глубокие противоречия, подчеркивает старший эксперт Центра перспективных управленческих решений, консультант ПИР-Центра Олег Шакиров. "Особенно по таким вопросам, как атрибуция в киберпространстве, возможность применения норм международного гуманитарного права к кибератакам. Это усугубляется все новыми примерами использования ИКТ в военных и разведывательных целях, публичными обвинениями и угрозами", — пояснил он в беседе с РИА Новости.

Двусторонние механизмы для обмена информацией имеются. "Но непонятно, как ими пользуются. Они конфиденциальные. Россия неоднократно предлагала США возобновить сотрудничество.

Есть и многосторонний формат, который развивается в разных организациях, главная из них — ООН. Добиться общего понимания государств того, как вести себя в киберпространстве, сложно. Это небыстрый процесс", — считает собеседник.

И все же стоит поторопиться. Москва прямо говорит, что мир сталкивается с самой настоящей киберпандемией. В 2019-м потери глобальной экономики от кибератак достигли 2,5 триллиона долларов. К 2022-му может быть и восемь триллионов. По прогнозам Сбербанка, из-за киберпреступников российская экономика в 2021-м недосчитается шести триллионов рублей.

34

Бывшая колония Запада требует вернуть оккупантов

84
(обновлено 16:42 31.07.2021)
Трудно представить более неуклюжее начало для дипломатического визита, чем у госсекретаря США Энтони Блинкена, впервые посетившего Индию.

Он первым делом провел разговор с "гражданским обществом", под которым в Америке подразумевают кого угодно в оппозиции к местной власти. Но даже эти оппозиционеры, как, впрочем, и принимавшие затем Блинкена высшие лидеры Индии, задавали — или держали в уме — главный для этой страны вопрос: зачем вы вывели войска из Афганистана, господин госсекретарь, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Индийский взгляд на происходящее в мире всегда очень полезен, потому что уж слишком часто потом выясняется, что индийцы — со своего угла зрения — хорошо видят то, что другие поначалу считают пустяками. Внезапная пустота на том месте, где американские военнослужащие создавали иллюзию стабильности (а это и Афганистан, и Ирак) воспринимается в этой стране так, как если бы обрушилось небо. Но ведь небо не может упасть только над Индией, осколки заденут и еще кого-то, как минимум.

Российский взгляд на вещи понятен и остается таким давно: если в Афганистане всю территорию и всю власть захватит движение "Талибан"* (а это и происходит), то под угрозой — сначала страны Центральной Азии, а уже потом наши с ними границы. Однако это не главная для России проблема. Но вот как мыслит строго частное лицо — Ништа Каушики, профессор одного из индийских университетов, в газете, близкой к правящей в стране партии "Бхаратия джаната".

"Новое стратегическое сближение Пакистана, Китая и России уже происходит, и это окажет дестабилизирующее воздействие на страны Южной и Центральной Азии. При таком ходе событий Индии, возможно, придется пересмотреть все свои традиционные стратегии".

Сближение, о котором речь, — интересная штука. Несколько лет назад российская дипломатия начала очень аккуратно укреплять связи с Пакистаном, чему так же аккуратно помогал главный (на сегодняшний день) друг Пакистана — Китай. Сегодня эта долгосрочная инвестиция начинает приносить плоды. Движение "Талибан", как известно, имеет давние связи с пакистанцами, что помогает нынешней задаче Москвы и Пекина — попытаться договориться с талибами о минимальных правилах поведения в регионе. Например, о ненападении на соседние страны (к которым относится и Китай, и российские союзники в Азии) и в целом о недопустимости попыток экспорта джихадизма за пределы страны. При этом никто не питает к талибам особо нежной любви, хотя есть понимание, что это все-таки не "Исламское государство"*, а нечто чуть более приемлемое. Так же как приемлемым, для нас — по крайней мере, постепенно стал режим в Иране. Пакистан же во всей этой истории выступает посредником, гарантом, в общем, имеет свою выгоду, включая продолжение его участия в китайских планах создания инфраструктуры торговых путей через всю Евразию.

Индия тем временем не смогла урегулировать свою изначальную вражду с Пакистаном, который раньше натравливали на нее Штаты. Вдобавок отказалась участвовать в тех самых проектах Пекина. При этом фактический уход американцев из Пакистана и постепенное проникновение туда китайского влияния обострили неприязнь между Дели и Пекином. Пока президентом США был Дональд Трамп, нынешнее правительство Индии пыталось чуть-чуть сдвинуться в сторону Вашингтона, не превращаясь при этом в безвольный инструмент Америки по борьбе с Китаем. Но сейчас власть в Соединенных Штатах другая (вот и Блинкен сочувственно выслушивает всех недовольных внутренней политикой индийских властей), и — подлянка, сэр — Америка вообще оставляет надежды контролировать военным путем Ближний Восток и Центральную Азию. Сохраняет себе только задачу "сдерживать" Китай и в целом очень надеется, что Индия будет помогать в этой затее, вопреки своим экономическим и прочим интересам.

Кстати, одновременно с Блинкеном, поехавшим в Дели, в соседнюю Юго-Восточную Азию отправился министр обороны США Ллойд Остин. Причем объезжает он только те страны, где раньше мелькал хоть какой-то антикитайский настрой — Сингапур, Филиппины и Вьетнам.

И что теперь делать Индии? Упомянутый профессор дает фантазии карт-бланш. Надо заново обсуждать сложившуюся ситуацию с Россией, надо воздействовать на Пакистан через Иран (и снова подружиться с таковым, назло США), да хоть через Саудовскую Аравию, имеющую свой счет как к пакистанцам, так и к талибам. В общем, Пакистан надо разоблачать и изолировать. Но при этом не забывать о новых военных технологиях, включая искусственный интеллект, отражающие дроны, тактическое ядерное оружие и средства борьбы с подлодками.

То, что мы сейчас наблюдаем в этом регионе планеты, — хорошая иллюстрация к наступающему на нас миру почти без США (не говоря о том, что Европа тоже серьезным игроком в мировой политике выглядит все меньше).

Запад в целом и Америка в частности еще не ушли в себя полностью, они лишь оставляют пустоту в некоторых регионах типа Ближнего Востока и Центральной Азии. Они еще повыясняют отношения с Китаем, Россией или кем-то еще. Но в качестве предупреждения о том, каким может оказаться завтрашний мир, нарастающая пустота очень полезна.

Вспомним 2001 год (скоро "юбилей" сентябрьского гипертеракта бешеных исламистов в Нью-Йорке). Нам из Москвы тогда казалось, что логика двигает Запад и не-Запад к общим действиям против врагов цивилизации. Оказалось, что это только у нас была такая логика, а западники вместо того начали уничтожать свое общество — и сейчас заняты этим по уши.

Те же рефлексы проявились в ходе войны в Сирии: джихадизм — это пустяки. И вот получается, что теперь большие державы типа Индии ощущают себя временно одинокими перед той угрозой, которую Запад год за годом отметал в сторону как несущественную. Но это, повторим, только временно.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

84

Общее число случаев COVID-19 в Абхазии превысило 22 тысячи

320
(обновлено 23:16 31.07.2021)
Диагноз коронавирусная инфекция подтвержден у 172 человек из 595 протестированных в Абхазии.

СУХУМ, 31 июл - Sputnik. Общее число случаев коронавирусной инфекции с начала пандемии в Абхазии составляет 22083, сообщает оперштаб по защите населения от COVID-19.

Отмечается, что зарегистрировано 307 летальных случаев, выздоровели 17806 человек.

В Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 169 пациентов, в тяжелом состоянии 39 человек, состояние здоровья 46 пациентов – средней степени тяжести.

© Sputnik / Леон Гуния
COVID - 19 в Абхазии

В Сухумской инфекционной больнице 42 пациента, 20 человек в тяжелом состоянии здоровья, в Очамчырской ЦРБ - 26, в Гагрской ЦРБ – 49, 11 человек в тяжелом состоянии здоровья, в Ткуарчалской ЦРБ – 15 пациентов.

320
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии