Ввод войск стран Организации Варшавского договора в Чехословакию.

Пражская весна и "Влтава-666": было ли это ошибкой Москвы

120
(обновлено 16:06 21.08.2018)
События происходившие ровно 50 лет назад в Чехословакии до сих пор вызывают массу споров. О том, что же именно происходило в Праге в 1968 году, рассуждает колумнист Максим Соколов.

Чехословацкая перестройка, называемая также Пражской весной, просуществовала менее восьми месяцев. Пятого января 1968 года главой КПЧ стал реформатор Александр Дубчек, а 21 августа 1968-го — ровно полвека назад — войска стран Варшавского договора (участие болгар, мадьяр и поляков было скорее символическим, воинские части были в основном советскими), не спросясь, вступили на территорию ЧССР и завершили перестройку (в официальной формулировке — "оказали братскую помощь чехословацкому народу"). Операция "Дунай" с кодовым сигналом "Влтава-666" началась в ночь с 20 на 21 августа. Какая светлая голова в Генштабе додумалась передавать в войска число зверя и что предполагалось этим изобразить, так и осталось неясным, в остальном же ход событий хорошо изучен и известен. Чехословацкая армия не сопротивлялась, стихийные протесты против вторжения были, но минимальные, пишет колумнист РИА Новости Максим Соколов.

После нескольких дней неизбежного бардака, когда ни чехословацкие власти, ни силы, оказывающие братскую помощь, ничего (кроме банков, почты, телеграфа и так далее) не контролировали, настало успокоение. Вывезенное в Москву чехословацкое руководство подписало капитуляцию и отказалось от невозможных мечтаний. В апреля 1969 года вместо Дубчека главой КПЧ стал Густав Гусак — и на двадцать лет в ЧССР установился режим "нормализации", окончившийся лишь "бархатной революцией" 1989 года. Фактически же — общим развалом соцлагеря.

Жители города в дни ввода войск стран Организации Варшавского договора. Репродукция иллюстрации из газеты Известия от 27 августа 1968 года.
© Sputnik / Скуратов
Жители города в дни ввода войск стран Организации Варшавского договора. Репродукция иллюстрации из газеты "Известия" от 27 августа 1968 года.

Реакция внешнего мира на братскую помощь была довольно умеренной, более того, чисто ритуальной. Фактически западные державы признали за СССР право (в пределах своей европейской сферы влияния) умиротворять сателлитов по собственному разумению ("Доктрина Брежнева"). Возможно, если бы братская помощь привела к большой крови, западный мир отреагировал бы иначе, но крови не было. Тем более что чехи за свою землю не воевали с 1620-го, не стали воевать и на этот раз.

Такое уважение к доктринальному творчеству Л. И. Брежнева было связано с тем, что дела самого Запада шли тогда далеко не блестяще.

США завязли во Вьетнамской войне, а дома у них творились нехорошие дела. Весной-летом 1968 года убили борца за гражданские права М. Л. Кинга и уверенно шедшего к президентству Р. Кеннеди. Настроения внутри страны были если не прямо революционные, то, во всяком случае, на этой линии. В таких обстоятельствах серьезно ввязываться в борьбу за пражский социализм с человеческим лицом не было ни сил, ни желания. Хватало других забот.

В Европе продолжали раздаваться отголоски мая 1968 года, причем не только во Франции, но и в ФРГ, и в Италии. Париж, Бонн, Рим были настолько заняты собой, что всерьез впрягаться за Прагу не было никакой охоты. К тому же большая часть руководства ЧССР подписала капитуляцию (о степени добровольности этого акта мы умолчим, но подписи-то налицо) — и как прикажете вписываться за капитулировавших?

Дело усугублялось тем, что братская помощь не была чистой блажью Кремля. Не будем уже говорить, что сигнал "Влтава-666" отдали не сразу и не вдруг, а после долгих совещаний и не менее долгих увещеваний чехословацких товарищей с просьбами унять прыть и быть несколько осторожнее на поворотах.

Но если посмотреть на политическую карту Европы того времени и представить, что Чехословакия больше не состоит в Варшавском договоре, то от такой перспективы волосы на голове вставали дыбом у любого тогдашнего генштабиста. Растянувшаяся по широте от ФРГ до СССР Чехословакия, в случае своего отпадения (уж там не важно, с человеческим лицом или с нечеловеческим), разрезала бы Варшавский блок на две части. На севере — ГДР и Польша, на юге — Болгария, Венгрия и Румыния, а между ними — непонятно что. С военно-оперативной точки зрения такая конфигурация совершенно чудовищна.

 Испытание первой советской водородной бомбы в 1953 году. Кадры из архива>>

Военных в Кремле тогда слушали, тем более члены Политбюро, прошедшие войну, сами понимали, сколь губительны такие возможные изменения. А комплекс 22 июня, то есть "лишь бы не было войны" (это предполагало и недопущение таких изменений, резко ухудшающих военные возможности страны), был безусловным императивом для тогдашнего руководства СССР. И не только для руководства.

Конечно, можно возразить, что демократизация ЧССР ничем таким не грозила, напротив, только укрепила бы братские узы, связывавшие чехословацкий и советский народы. Доподлинно проверить это невозможно, тем более сейчас, когда уже нет ни СССР, ни ЧССР, а мы живем на другой планете. Но тем не менее.

Венгерская демократизация 1956 года, прошедшая путь от благонамеренных рассуждений насчет человеческого лица, имевших место в кружках Петефи, до развешивания коммунистов на улицах Будапешта, — скорее внушала вождям СССР осторожность.

Советский танк на одной из улиц Праги в августе 1968 года.
© Sputnik / Юрий Абрамочкин
Советский танк на одной из улиц Праги в августе 1968 года.

Те же вожди не дожили до 1989-го и последующих годов, но мы-то дожили и могли видеть на примере Прибалтики, а теперь — во много худшем виде — еще и на примере Украины, что начинается все очень благообразно, а затем — Господи, спаси и помилуй. Сами деятели весны, такие как Дубчек, Черник, Млынарж, были людьми вполне благонамеренными, истые перестройщики, но вопрос в том, долго ли бы они продержались. Особенно учитывая то, что "радикальный чумазый" начал являть свое лицо в Праге 1968-го еще до 21 августа. Советофобия быстро начала переходить в русофобию — причем до всяких танков.

Если советские вожди образца 1968 года предполагали, что дело, пущенное на самотек, окончится чем-нибудь в этом роде, мы не можем отказать им в известной прозорливости.

Приятного — ни для чехословаков, ни для советских граждан — в братской помощи не было ни тогда, ни потом. Да от таких решений никто и не ждет приятности. Если бы в ночь на 21 августа 1968 года в эфире не прозвучал сигнал "Влтава-666", возможно, революционная перестройка — со всеми плюсами и минусами этого процесса — началась бы в социалистическом лагере где-то на двадцать лет раньше, причем издержки могли бы оказаться выше.

Тот, кто считает и более высокие издержки допустимыми ради свержения коммунизма на двадцать лет раньше, чем в реальной истории, имеет право скорбеть о погубленных надеждах. Тот, кому и нынешние издержки представляются чрезмерно высокими, может сказать, что 21 августа дало еще двадцать лет худого, но мира. Кому что нравится.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

120
Теги:
оккупация, Леонид Брежнев, СССР, Чехия

Открытие границы и здравоохранение Абхазии: интервью Тамаза Цахнакия

1540
В конце июля в Абхазии участились случаи заражения коронавирусной инфекцией. Большинство зараженных – медсотрудники и члены их семей.

Министр здравоохранения Абхазии Тамаз Цахнакия в интервью радио Sputnik рассказал, сможет ли абхазская медицина справиться с наплывом туристов, почему приезжих не тестируют на границе и как действовать тем, кто обнаружил у себя симптомы коронавируса.

- Тамаз Мурманович, 1 августа открылась российско-абхазская граница, поток туристов хлынул в республику. Как в этой связи вы оцениваете ситуацию с точки зрения системы здравоохранения?

- Говорить о какой-то оценке мы не можем, все только началось. Посмотрим, как ситуация будет складываться в течение трех недель. Главное - соблюдать правила профилактики, стараться соблюдать меры личной гигиены, в местах массового скопления носить маски. Эти правила никто и не отменял, инструкции есть у всех организаций, где происходит размещение туристов или системы общепитов. По опыту Сочи мы видим, что огромное количество туристов, а выявляется в сутки не более пяти-шести человек.

- При переходе государственной границы, будет ли определяться состояние здоровья людей?

- Раньше, когда пересекающих было пять человек, это было легко сделать. Сейчас, когда их тысяча, это сложнее. Люди будут сутками стоять в очереди. Это сделать нереально, потому что человек, который идет пешком от российской границы до нашей под палящим солнцем, нагревается. Ни тепловизор, ни термометр не будут давать достоверную информацию в таком случае. 

- Сейчас в республике не работает горячая линия Минздрава. Как действовать людям, если они заподозрят у себя симптомы инфекции?

- Да, действительно, есть технические проблемы, но мы будем просить мобильного оператора вернуться к прежнему режиму работу. В случае, если у человека есть подозрения, нужно обратиться к своему врачу или к участковому врачу.

- Как быть жителям районов Абхазии?

- Что касается жителей районов Абхазии, существует определенная схема маршрутизации. В каждом районе выделена одна машина, которая транспортирует пациента, если это необходимо, в Гудаутскую больницу.

- Хватает ли в республике лаборантов, которые занимаются выявлением результатов тестов?

- Чем больше исследований проходит, тем нам сложнее. Всего лаборантов, которые могут заниматься ПЦР-диагностикой, трое, но мы планируем направить на курсы повышения квалификации еще двоих. Они владеют методами лабораторной диагностики, и им будет легче освоить новую методику. Также хотел бы добавить, что 8 августа в Абхазию будет завезен компьютерный томограф. В Гудаутском госпитале под него уже сделано помещение.

- На совещании оперштаба ваш заместитель говорил о том, что при ухудшении эпидситуации абхазская система здравоохранения может "захлебнуться". Вы с ним согласны?

- Понимаете, мы готовили медучреждение, исходя из численности нашего населения. На 100 тысяч населения предполагается 20 тяжелобольных, нуждающихся в искусственной вентиляции легких. Это порядка 60 человек, исходя из нашего количества населения. По статистике из всех заболевших, 80% - бессимптомные носители, 2,5% - тяжелые больные. Могу сказать, что пока в эту статистику мы укладываемся.

- Многие говорили, что с наступлением жары пойдет спад случаев заражения. В этом есть логика?

- Считается, что да, что ультрафиолет влияет. К тому же, в жару люди не сидят в помещениях, где скученность. Они выходят на улицу и, если нет совсем близкого контакта, вероятность заразиться меньше.

Читайте также:

1540
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии

Иммунитет есть: ученые определили долю россиян с антителами к SARS-CoV-2

132
(обновлено 17:54 03.08.2020)
Второй волны коронавирусной инфекции удастся избежать, если иммунитет будет у 50-70 процентов населения.

СУХУМ, 3 авг - Sputnik. Пока необходимых для иммунитета цифр нет нигде в мире. В Германии — 14 процентов, в Испании — пять. По предварительным данным, в России — 20 процентов, пишет Альфия Еникеева для РИА Новости.

Вычислить по антителам

По оценкам международной группы ученых, эпидемия закончится, когда коллективный иммунитет — доля переболевших или привитых от болезни — достигнет 66%. Это требует вакцины. Сейчас, когда препараты только тестируются, подобный результат невозможен, полагают шведские и британские специалисты. Кстати, согласно их модели, хватит и 43%.

"У нас, конечно, такого нет, даже если считать "среднюю температуру по больнице". В разных регионах показатели отличаются. По нашей информации, в Петербурге популяционный иммунитет — на уровне 26 процентов. В Ленинградской и Московской областях — 20 с небольшим. В Хабаровске и Тюмени — 19", — рассказывает РИА Новости директор Санкт-Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера, академик РАН Арег Тотолян.

По поручению Роспотребнадзора возглавляемая им научная команда уже второй месяц занимается коронавирусной статистикой. Всего в проекте участвуют более 70 тысяч человек из 26 регионов. Основной инструмент — тест на антитела, которые появляются на вторую-четвертую неделю болезни.

"Мы обследовали в каждом регионе 2800-3000 человек. Выборку формировала компьютерная программа на основе анкет. Охватили семь возрастных групп — с года до 18, с 19 до 29 и далее с шагом в десять лет. Последняя категория — 70 плюс. Больных в активной фазе в исследование не включали. Это было единственное ограничение. Ведь нас интересовали IgG-антитела, а они образуются не сразу, но дольше всего сохраняются в организме и защищают от повторного инфицирования", — уточнил академик.

Трехкратная проверка

Сейчас эпидемиологи обрабатывают результаты первого этапа проекта. Исследование полностью завершили лишь в 14 регионах из 26. В остальных, в том числе в Москве, Республике Крым и Ставропольском крае, сбор данных продолжается.

"В августе уже почти по всем регионам будут предварительные итоги. Второй этап запланирован на первую половину сентября, а в конце ноября проведем третий. То есть мы в течение полугода трижды проверим тех же самых волонтеров. Это позволит отследить динамику, понять, как долго антитела сохраняются в организме. Пока ясности в этом вопросе нет", — подчеркнул ученый.

До сих пор нет ни одного подобного исследования, подтвердила заведующая отделом иммунологии российского научно-исследовательского противочумного института "Микроб" Роспотребнадзора, доктор медицинских наук Светлана Бугоркова.

"С одной стороны, имеются данные по повторному заболеванию, но они единичны и вызывают вопросы по первоначальной диагностике. С другой стороны, есть экспериментальная работа, в ходе которой ученые не смогли повторно заразить COVID-19 макак-резус. Однако авторы просто смоделировали заражение, излечение, получили титр антител и повторно инфицировали. Не увидели репликацию вируса и на этом основании сделали вывод, что реинфицирование невозможно. Надо это оценить в динамике, определить длительность иммунитета", — отмечает ученый.

По мнению Светланы Бугорковой, изучающей иммунный ответ организма на SARS-Cov-2, в пользу невозможности повторного заражения скорее говорит формирование клеток памяти — так называемый адаптивный иммунитет.

"Уже доказано, что в организме человека формируются Т-клетки, специфичные к новому коронавирусу. Среди них есть характерные для острой фазы и те, что образуются при выздоровлении. Последние несут фенотип клеток памяти и как раз могут обеспечить защиту от повторного заражения. О ее долговременности пока трудно говорить. Но можно провести аналогию с коронавирусом SARS-CoV, вызвавшим эпидемию атипичной пневмонии в 2002 году. Эта инфекция по структуре, механизму проникновения в организм, возникающим изменениям очень похожа на нынешнюю. Показано, что иммунные клетки, ответственные за формирование гуморального — антительного — ответа, в организме пациентов, переболевших атипичной пневмонией, сохранялись недолго. А Т-клетки памяти находили и через несколько лет после выздоровления. Более того, они реагировали даже тогда, когда не было антител", — рассуждает иммунолог.

Клетки помнят все

Шведские ученые обработали огромное количество образцов крови при помощи довольно дорогого анализа ELISPOT (Enzyme-Linked ImmunoSpot), позволяющего определять Т-лимфоциты, которые играют важную роль в иммунном ответе на SARS-CoV-2. Оказалось, что и у тех, кто переболел COVID-19, но не имел IgG-антител, работал Т-клеточный иммунитет.

"Шведы считают, что титр антител, если его использовать как единственный индикатор популяционного иммунитета, не дает полную информацию. Как минимум часть людей будет реагировать преимущественно по клеточному типу ответа. То есть без антител, но с активированными Т-клетками памяти. К сожалению, оценить охват адаптивного иммунитета довольно сложно, пока проще тестировать на антитела. Но, исходя из общей иммунологии, к тем, у кого антитела, смело можно прибавить еще десять процентов. Это те, кто переболел и приобрел Т-клеточный иммунитет", — говорит Светлана Бугоркова.

По мнению Тотоляна, называть окончательные результаты рано, но уже понятно, что в России антитела к этой инфекции есть примерно у четверти населения.

"Мы сравнили предварительные данные по регионам и заметили удивительную закономерность. Независимо от процента переболевших максимальная иммунная прослойка — у детей от года до шести и от семи до 14 лет. А ведь заболеваемость среди них была низкая", — подчеркивает академик.

Именно в этой группе происходит пассивная иммунизация: дети, как правило, больше контактируют друг с другом и болеют бессимптомно. Вторая по численности категория с большой иммунной прослойкой — пожилые люди старше 70 лет. Как предполагают исследователи, это связано с тем, что в России бабушки и дедушки часто сидят с внуками, пока родители на работе. Именно через них они и могли приобрести иммунитет.

 

132

Гражданин и начальник: Цахнакия об абхазской медицине в связи со вспышкой COVID-19

0
Министр здравоохранения Абхазии Тамаз Цахнакия в интервью радио Sputnik Абхазия рассказал о ситуации в стране в связи со вспышкой коронавируса, о наличии медикаментов, оснащении больниц и ожидаемой российской помощи

 

Гражданин и начальник: Цахнакия об абхазской медицины в связи с вспышкой COVID-19

Тамаз Цахнакия сообщил, что медучреждения страны обеспечены необходимыми медикаментами на ближайший квартал, их пополнение будет происходить по мере необходимости.

 

В ближайшее время планируется возобновить работу телефона горячей линии Минздрава. Также 8 августа в Гудаутскую больницу доставят новый тамограф

Об этом и многом другом боле подробно слушайте в аудиофайле.

Читайте также:

0
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии