Протестующий с перевернутым флагом США во время демонстрации в связи со смертью Джорджа Флойда, убитого полицейским (28 мая 2020). Миннеаполис

Снова русские: кому выгодно обвинять Москву в американском бунте

220
(обновлено 12:48 02.06.2020)
Волна протестов прокатилась по американским городам после гибели афроамериканца Джорджа Флойда при задержании.

Массовые беспорядки в США провоцирует Москва, а демонстранты громят полицейские участки, строго следуя "русской методичке". С такими обвинениями выступила бывший советник по национальной безопасности Сьюзан Райс. Вместо доказательств она предложила положиться на ее опыт и интуицию. Почему американцам повсюду мерещится "российский след", пишет Галия Ибрагимова для РИА Новости.

От протестов — к мародерству

Торговые центры в Лос-Анджелесе на карантине. Власти Калифорнии планировали открыть их в июне. Но первыми это сделали мародеры. Теперь двери и витрины элитных бутиков разбиты, все разграблено. Погромщики выносили бытовую технику, одежду, мебель, даже еду. Полицейские вертолеты пытались прекратить бесчинства, сбрасывали вниз воду. Но это не остудило пыл толпы. 

Протесты, разгоревшиеся после гибели афроамериканца Джорджа Флойда при задержании полицейскими, вслед за Миннеаполисом охватили Вашингтон, Сан-Франциско, Портленд, Майами, Индианаполис, Филадельфию, Атланту. Дерека Човина, непосредственно виновного в трагическом инциденте, разжаловали, он находится под следствием. Но демонстранты требуют не просто наказать стража порядка, а положить конец системному расизму в США. "Нет справедливости — нет мира! Нет произволу полицейских!" — выкрикивают демонстранты.

У многих в руках транспаранты с предсмертными словами Флойда: "Я не могу дышать". Сотни людей ложились на асфальт и повторяли эту фразу. Но мирные акции быстро переросли в столкновения, а затем — в беспорядки и грабеж.

В крупных городах объявили комендантский час — не помогло. В Вашингтоне протестующие окружили Белый дом, пытались прорваться внутрь. В Нью-Йорке толпа закидала камнями и сожгла двадцать полицейских машин. В Портленде погромщики устроили пожар в здании суда.

© Foto / из личного архива Александра Кубышкина

Угроза гражданскому обществу

Поначалу многие в США симпатизировали демонстрантам. Местные власти старались не реагировать на провокаторов, призывали полицейских не применять силу. Но когда в сотрудников правоохранительных органов полетели бутылки с зажигательной смесью, терпеть уже было нельзя. 

Губернатор Миннесоты ввел в штат Национальную гвардию, к помощи военных прибегли и в Лос-Анджелесе. В ход пошли слезоточивый газ и резиновые пули.

"Происходящее в Миннеаполисе больше не связано с гибелью Флойда. Погромы угрожают гражданскому обществу и внушают страх нашему городу, мешают его жизни", — объяснил губернатор Тим Вальц.

Дональд Трамп отреагировал еще жестче. Президент признал, что смерть Флойда — это "трагедия, которая вызвала у американцев ужас, горе и гнев". Но раскритиковал власти штатов, не усмиривших вовремя толпу. Протестующих он назвал "бандитами", одобрил применение силы. А на левые радикальные группировки обрушился с обвинениями в подстрекательстве и призвал их запретить.

В воскресенье служба безопасности отправила главу государства в подземный бункер Белого дома. Выйти оттуда он смог только после того, как угроза миновала.

В поисках виноватых

Довольно быстро в беспорядках "обнаружили" российский след. "В прошлой предвыборной кампании россияне оказались черными активистами. Не исключаю, что они вовлечены и в погромы", — сообщил в эфире CNN мэр Нового Орлеана Марк Мориал. О многолетнем расследовании, которое так и не выявило вмешательство Москвы в выборы 2016 года, мэр умолчал. 

Через пару дней эстафету подхватила бывший советник по национальной безопасности администрации Барака Обамы Сьюзан Райс. На том же CNN она предположила, что протестующие действовали по "российской методичке".

"Есть мирные демонстранты. Они выступают против несправедливости и неравенства. Но есть и провокаторы, которые пытаются перехватить повестку протестов. Опыт подсказывает мне, что действуют они прямо по русскому сборнику тактических схем", — сказала Райс.

Переключившись на поиски "российского следа", американские СМИ вспомнили еще одно обвинение в адрес Москвы. Пару лет назад в Вашингтоне утверждали, что российские хакеры поддерживают движение Black Lives Matter. Его активисты тоже выступали против произвола полицейских.

Дискуссии о "российском следе" раскритиковал Трамп. Президент предположил, что CNN делает это в погоне за рейтингами.

Не промолчали и в Москве. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил, что Россия "никогда не вмешивалась в американские дела и не собирается вмешиваться сейчас".

Поляризация Америки

Американское общество крайне поляризовано. Этим Дмитрий Суслов, заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, объясняет массовый характер протестов. Все дело в ценностном расколе, который усилился с приходом к власти Дональда Трампа. 

"Часть американцев исповедует либеральные ценности, часть — консервативные. Есть сторонники эмиграции, но много и тех, кто поддерживает строительство стены на границе с Мексикой. Добавьте конфликт глобалистов с протекционистами. Миннеаполис напомнил и о расовой проблеме. Плавильный котел сработал в отношении белого населения, но черное так и не смогло стать полноценной частью общества", — объясняет РИА Новости Суслов.

Пандемия коронавируса, по мнению эксперта, подчеркнула уязвимость афроамериканцев. "Смертность от инфекции среди черного населения гораздо выше. Скорее всего, это следствие ограниченного доступа к медицине. Позволить себе дорогостоящее лечение афроамериканцы не могут из-за меньших доходов по сравнению с белыми", — говорит Суслов.

Обвинения впрок

Поиски "русского следа" политолог связывает с нежеланием властей признавать внутренние противоречия.

"Американская элита полагает, что общество — здоровое. Все портят Трамп и русские. Если убрать Трампа и устранить "российский след", то страна вернется к норме. Но бунты в городах показывают, что этой нормы давно нет. Никто не признает необходимости серьезных реформ", — рассуждает Суслов.

Выступление Райс, считает политолог, надо воспринимать в русле предвыборной кампании. "Можно предположить, что бывшая чиновница планирует войти в команду Джо Байдена, если он станет следующим президентом. И обвинения в адрес Москвы — это продолжение давления демократов на Трампа, который якобы действует заодно с Кремлем", — указывает эксперт.

Суслов не исключает, что победа Байдена послужит началом очередного "российского дела". "Американцы сразу обвинили Москву в намерении повлиять на выборы. Теперь эти подозрения усилились. Демократы в конгрессе могут предложить санкции за погромы в Миннеаполисе. Дальше — больше. Байден вообще способен обвинить Москву в попытке уничтожить американское общество и может сделать это одним из предвыборных тезисов", — прогнозирует политолог.

Но поиски внешнего врага, по мнению эксперта, не сулят ничего хорошего ни российско-американским отношениям, ни системе международной безопасности. Более того, попытка воспользоваться привычными идеологическими стереотипами опасна для самой Америки: ведь протесты реальны, как и проблемы, вызвавшие бурю. А намеками на российский след ничего не решить.

220

Площадь Независимости в Киеве.

Идеалы Майдана: Украина тратит треть своих денег на репрессивный аппарат

28
Для нищей, перманентно находящейся в экономическом кризисе страны — это очень много. Из уст поклонников нынешней версии украинского государства в качестве оправдания звучит: "Так ведь в стране война", пишет автор.

В проекте государственного бюджета Украины на 2021 год заложены рекордные расходы на репрессивно-силовой блок: 308 миллиардов гривен, что эквивалентно 29 процентам всех доходов государственного бюджета, пишет Сергей Левченко для РИА Новости. При этом на Украине почти 80 процентов доходов консолидированного бюджета получает именно бюджет государственный, в отличие, например, от России, где доходы федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации примерно равны. То есть упомянутые 308 миллиардов гривен — это более 23 процентов доходов, получаемых суммарно государственным и всеми местными бюджетами Украины.

Для нищей, перманентно находящейся в экономическом кризисе страны — это очень много. Из уст поклонников нынешней версии украинского государства в качестве оправдания звучит: "Так ведь в стране война". На самом деле, и само это утверждение весьма спорно, да еще и расходы непосредственно на Министерство обороны составляют меньше 45 процентов от суммы, предусмотренной на весь репрессивно-силовой блок. Кроме Министерства обороны, на Украине сегодня существует немаленький перечень репрессивных органов, подавляющее большинство из которых не имеет вообще никакого отношения к так называемой войне, а некоторые практически неподконтрольны государству.

Необходимости не только предлагаемого объема финансирования, но даже существования ряда таких органов явно не наблюдается, но об этом точно не будут спрашивать у украинского налогоплательщика, а в ряде случаев — и у высших украинских чиновников.

Что же собой представляет украинский репрессивно-силовой блок. К нему, помимо Министерства обороны, относятся многочисленные правоохранительные структуры (включая антикоррупционные), прокуратура, судебные органы, органы исполнения наказаний и спецслужбы. Вот их перечень из проекта закона о госбюджете на 2021 год и предусмотренные на них расходы в миллиардах гривен:

— Министерство обороны Украины — 137,5;
— Министерство внутренних дел — 98,3;
— Государственная судебная администрация — 15,7;
— Служба безопасности Украины — 15;
— Офис генерального прокурора — 9,5;
— Государственная уголовно-исполнительная служба — 7,2;
— Служба внешней разведки — 4;
— Главное управление разведки Министерства обороны — 4;
— Администрация специальной службы защиты связи и информации — 3,9;
— Государственное бюро расследований — 2,5;
— Бюро экономической безопасности (вместе с налоговой милицией) — 2,5;
— Верховный суд Украины — 2,4;
— Управление государственной охраны — 1,7;
— Национальное агентство по вопросам предупреждения коррупции — 1,1;
— Национальное антикоррупционное бюро Украины — 1,1;
— Еще 6 органов — 1,6.

Нетрудно сосчитать, что всего таковых 21. И это еще не выделена отдельной строкой Специализированная антикоррупционная прокуратура — расходы на нее учтены в составе расходов Офиса генерального прокурора, хотя де-факто ему она не подчиняется, равно как не подчиняется она и государству Украина.

До наступления на Украине эры "тотальной демократии" таких органов было гораздо меньше. Не было антикоррупционного бюро, агентства по предупреждению коррупции, Специализированной антикоррупционной прокуратуры, Государственного бюро расследований и так далее. Другими были и аппетиты репрессивно-силового блока: в 2013 году расходы на него были равны 14,5 процента доходов госбюджета, в относительном измерении — аккурат в два раза меньше нынешних.

Увеличение количества правоохранительных органов точно не привело к улучшению ситуации с преступностью и соблюдением правопорядка на Украине. Наоборот, зачистка профессионалов из МВД и слабый интерес руководства государства к проблемам простых украинцев, сталкивающихся с преступностью (о чем не стесняются говорить прямо), превращение МВД в аппарат, обслуживающий интересы министра Авакова, и функционирование под крышей МВД и спецслужб парамилитарных формирований националистического толка (как правило, прикрывающих националистическими лозунгами еще и обычную преступную деятельность), избирательное преследование людей и правосудие — все это резко ухудшило криминальную ситуацию в стране. Случаи безнаказанных избиений и убийств людей, отжатия бизнеса, не говоря уж о кражах, грабежах и разбое, стали повседневным явлением на Украине.

Правда, согласно официальной статистике, в сравнении с последним спокойным 2012 годом выросло только количество убийств (в три раза) и похищений людей (почти в три раза), тогда как количество грабежей и разбоя даже сократилось. Но это особенности учета и квалификации нынешних преступлений, когда расстрел автобуса, брошенная граната и тому подобное зачастую квалифицируется как "хулиганство", а комментарий в социальных сетях как "измена", "сепаратизм" и "терроризм".

Отдельно стоит остановиться на антикоррупционной деятельности правоохранителей, которая формально была поставлена государством едва ли не во главу угла.

Блок антикоррупционных органов представлен Национальным антикоррупционным бюро, Национальным агентством по вопросам предупреждения коррупции, Специализированной антикоррупционной прокуратурой и Высшим антикоррупционным судом. Все эти органы были созданы по указке "западных партнеров" Украины. Соответствующие обязательства Украина брала на себя в ходе переговоров о предоставлении кредитов.

Кастинг будущие руководители этих органов проходили в посольстве США. Собственно, американскому послу или временному поверенному в делах США на Украине де-факто они и подчиняются. Любая попытка сместить руководителей этих органов с занимаемых должностей сопровождается гневной отповедью из американского посольства и в унисон из посольств стран — членов G7 и заканчивается ничем. Наиболее показательна тут история руководителя Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника.

Сытник активно участвовал во вмешательстве в прошлую избирательную компанию в США на стороне демократов. Именно он с помощью бывшего тогда депутатом Сергея Лещенко слил в СМИ компромат об "амбарной книге" Партии регионов и нанес удар по главе избирательного штаба Трампа Полу Манафорту. После победы Трампа на выборах он тем не менее усидел в своем кресле — во многом потому, что демократы де-факто сохранили контроль над посольством США на Украине. После этого Сытник вляпывался в один скандал за другим. В том числе был пойман на факте коррупции и даже официально признан украинским судом коррупционером. Но и это не привело к его отставке с должности главы антикоррупционного бюро. Да что там — не так давно его назначение на эту должность противоречащим Конституции признал Конституционный суд. И ничего: после очередной отповеди, сделанной послами G7, он продолжает занимать свой пост. В надежде на победу Байдена на ноябрьских выборах в США, которая могла бы решить все его проблемы.

Кстати, весь антикоррупционный блок с 2015 года смог посадить за решетку аж двух (!) безвестных чиновников даже не средней руки. Антикоррупционные ведомства при этом приписывают себе возврат в бюджет около 600 миллионов гривен, но расходы на их содержание за период деятельности были в десятки раз большими, даже если верить этим цифрам.

Разумеется, коррупции в стране при этом меньше не стало — наоборот. Еще и добавилась коррупция в рамках движения против коррупции.

Однако западных кураторов деятельность этих органов полностью устраивает, поскольку реальная их цель — поиск и слив компромата на местных политиков и бизнесменов "западным партнерам". Для, так сказать, лучшей управляемости.

Никаких шансов на изменение сложившейся ситуации не наблюдается. Скорее наоборот: в рамках новых кредитов Украина берет на себя все новые обязательства по передаче "западным партнерам" контроля над очередными силовыми (и не только силовыми) ведомствами. Но финансироваться они при этом продолжат из скудеющего украинского бюджета.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

28
Джамбул Жордания

Лучшее впереди: интервью с заслуженным артистом Абхазии Джамбулом Жордания

227
(обновлено 23:17 27.09.2020)
В этом году у Русского драматического театра имени Фазиля Искандера сразу несколько круглых дат: 20 лет уникальному спектаклю "Тартюф", 25 лет со дня основания Высшей театральной студии при театре и 20 лет со дня ее окончания.

Колумнисту Sputnik Алексею Шамба удалось встретиться с одним из первых выпускников Высшей театральной студии Джамбулом Жордания, поздравить в его лице весь коллектив РУСДРАМа и взять небольшое интервью у одного из самых любимых артистов Абхазии. 

- Спасибо за поздравления, Леша! Этот тройной юбилей очень важен для всего театра, особенно учитывая те трудности, с которыми нам пришлось тогда столкнуться. Даже не верится, что нашей маленькой истории уже 20 лет.               

- Как парнишка из Очамчыры решил стать артистом?

- В эту профессию меня привела музыка. Она и сейчас ведет меня по жизни. Все началось с увлечения игрой на гитаре. Когда мне было семь лет, родители, ценители музыки, показали несколько простых аккордов, а уже через год я стал заниматься в Доме культуры в родной Очамчыре у легендарного Резо Нармания. Затем окончил Сухумское музыкальное училище по классу гитары. Во время обучения мы с однокурсниками организовали комик–группу "Шашлык" и развлекали народ на различных мероприятиях. Оказалось, что у меня получается повышать людям настроение, поэтому, когда открылась Высшая театральная студия, я в нее за компанию решил попробовать поступить. 

- Программа, по которой вы учились, была усеченной? 

- Нет. Это было настоящее, полноценное обучение. Занятия проводились очень серьезно, и требования к нам были соответствующие. Мы проходили все необходимые для профессионального актера дисциплины: мастерство актера, сценическую речь, танец, а также историю искусств и многие другие предметы. Наш руководитель курса Мераб Читанава был очень энергичным, деятельным и требовательным преподавателем. В то же время он щедро делился своими знаниями и давал нам возможность проявлять себя. Например, свои первые режиссерские шаги я сделал именно в то время.

- Это же было почти сразу после окончания войны? Как и кому удалось в то сложное время открыть Высшую театральную студию? 

- После Отечественной войны 1992-1993 годов Сухумский государственный русский театр юного зрителя, который в 1991 году был преобразован в Государственный Русский театр драмы, остался без труппы. В нем работали в основном приезжие актеры. И чтобы реанимировать театр и воспитать местные кадры, решили открыть актерскую студию. Директор театра Нина Эдуардовна Балаева смогла убедить руководство республики в необходимости обучения актеров для новой труппы. Финансовых возможностей почти не было, и обучать будущих актеров решили на месте своими силами. Даже сейчас эта задача воспринимается как очень сложная, а тогда обучить на хорошем уровне актеров и, по сути, создать театр с нуля казалось чем-то на грани фантастики. Но Нина Эдуардовна справилась, в том числе за счет своего здоровья. 

- В то время просто жить было трудно, а ты еще и учился. Как удавалось все успевать?

- Большинство из нас на момент поступления были взрослыми людьми, к концу первого курса мы с Аней поженились, поэтому материальный вопрос был для нас очень актуальным. Мы старались использовать любую возможность заработать, что часто приводило к опозданиям на занятия, но не всегда по нашей вине. Приходилось очень много ездить и встречаться  с большим количеством людей. С тех пор каждое опоздание для меня – это стресс. Поэтому когда, наконец, мы все собирались в театре, то работали, что называется до упора, а иногда даже по ночам.

- Кто из первого выпуска студии до сих пор в строю? 

- Из 12 поступивших на наш курс в 1995 году осталось девять. Потом - семь, чуть позже - пять. Затем двое вернулись. Мне удалось сочетать несколько направлений, и супруге моей тоже, поэтому мы из театра никогда не уходили. Сегодня в строю я с Аней Гюрегян, Дима Щукин с Симоной Спафопуло, Марина Скворцова и до недавнего времени Армен Амирбекян. 

- Часто можно услышать о том, что в истории театра есть период до назначения Ираклия Хинтба генеральным директором и после. Ты помнишь свою первую реакцию на это необычное назначение?

- Да, конечно. Огромное удивление, как и у многих. Но после того как Ираклий рассказал о своих планах, удивление сменилось большим интересом. Ну, а когда эти планы стали реализовываться, появилась уверенность в том, что все получится. Было сразу видно, что он серьезно готовился к этому непростому делу. Но главное, что подкупило, – это его абсолютная любовь к театру и порядочность. Русскому театру вообще повезло с руководством на всех этапах. В период послевоенной разрухи директором стала Нина Эдуардовна Балаева, которая не дала театру исчезнуть и приложила огромные усилия, чтобы создать и воспитать профессиональную труппу. Затем руководителем стал Ираклий Ревазович Хинтба, который впервые в Абхазии с успехом применил менеджерский подход к управлению театром и реализовал очень сложную задачу: сделал РУСДРАМ современным, посещаемым и успешным. 

- Какие механизмы он использовал для достижения этих целей? Не секрет, что после его назначения был создан новый Устав театра, в котором Ираклий замкнул на себе почти все полномочия, включая функции художественного совета. 

- Новый директор не был режиссером или актером со свойственными этим профессиям амбициями, поэтому мог использовать все доступные инструменты, не думая, что кого–то огорчит. Основные методы, с помощью которых был сделан этот культурный рывок –  приглашение режиссеров и других театральных специалистов из России, продуманная репертуарная политика, мощная рекламная деятельность, работа со спонсорами и выстраивание грамотных отношений с государством. Результат очевиден: за короткий срок РУСДРАМ стал самым популярным культурным заведением в стране. 

- Трудно пришлось вначале?

- Мы очень долго ждали полноценной работы и интересных постановок. Но даже просто представить, что у нас в театре будет столько разноплановых спектаклей, было невозможно. Сегодня у нас постоянная афиша на несколько месяцев вперед. Мы регулярно выходим на сцену, что очень важно для актеров. Ежегодно в театре как минимум  шесть-семь премьер.

- Ты играешь почти в каждом спектакле, причем, в основном главные и разноплановые, даже разнохарактерные роли. Твоя работа на сцене – это импровизация или строгое следование указаниям режиссера? 

- В театре невозможно просто следовать. Это не кино. Обычно режиссер ставит актеру конкретную задачу. Она заключается в том, что актеру нужно воздействовать на своего партнера. Допустим, партнер – друг. Он ему деньги дает. Можно улыбнуться и поблагодарить, а можно кричать от радости. От этого задача не изменится. Я сегодня так сыграю, а завтра по-другому. Это импровизация, но строго в рамках моей задачи. 

- Какой спектакль для тебя самый сложный по-актерски и почему?

- "Все мои сыновья" Артура Миллера в постановке Антона Киселюса. Я играю в этом спектакле роль Джо Келлера, отца семейства. Камерное пространство сцены и близость зрителей, аналогии происходящего в пьесе с нашей историей и реальностью, необходимость каждый раз глубоко переживать, а точнее, заново проживать каждое событие и каждый диалог – все это очень непросто. Приходится долго и серьезно готовиться не только к каждому спектаклю, но и к каждой репетиции. Это особенная работа, особая режиссура и острые, пронзительные чувства. Спектакль заставляет переоценить многое не только актеров, но и зрителей. Но главное, он требует предельной честности и мужественности.

- В этом году из–за карантина несколько месяцев не было спектаклей. Тебе удалось отдохнуть?

- Отдохнуть? Это не про РУСДРАМ. Для нас отдых – это смена деятельности. Мы реализовали несколько новых проектов. Выпустили кинотеатральные версии "Широколобого" и "Хаджи-Мурата" и получили прекрасные рецензии критиков, много общались со зрителями и нашими российскими коллегами в онлайн-режиме, почти каждый из нас принял участие в моноспектаклях на основе произведений абхазской литературы. В общем, стали осваивать интернет-пространство и получили интересный для себя опыт. Главное, что стало понятным – для развития всегда есть возможности.

- В этом году в РУСДРАМе освоили новую площадку – крышу здания театра, на которой впервые на абхазском языке прозвучали вокальные партии рок-оперы "Иисус Христос – супер звезда". Как рождался этот проект?

- У нас в труппе много поющих актеров как среди нашего поколения, так и среди молодежи, и идею показать наши музыкальные возможности Ираклий озвучивал уже давно. Поэтому, когда начался карантин и появилось больше свободного времени, мы за три недели реализовали этот проект. Я перевел на абхазский язык вокальные партии и сделал кавер–версии музыкального сопровождения. 

- Трансляция этой записи на YouTube канале театра собрала много просмотров. В комментариях часто встречается вопрос о том, как удалось добиться такого чистого и прозрачного звука?

- Здесь нет никаких секретов. Задача заключалась в том, чтобы музыка и вокал гармонично сочетались и дополняли друг друга. Поэтому пришлось очень тщательно подбирать необходимую тональность для каждого вокалиста и не перегружать аранжировку. В результате музыкальное сопровождение состоит из одной гитарной партии и небольшого набора звуков синтезатора. Мне кажется, что получилось неплохо. Чуть позже стало известно о том, что гендиректором принято решение поставить в этом сезоне полную версию рок-оперы "Иисус Христос - суперзвезда" на основной сцене с живым звуком и на двух языках: русском и абхазском. Это будет очень интересный проект, у которого еще нет аналогов в Абхазии.

- У тебя есть свой канал на YouTube, созданный для обучения абхазскому языку. На кого он рассчитан и в чем его особенность? 

- Главное, что хочется сказать сразу, абхазский язык – это не монстр, как думают многие, в том числе, и абхазы. На самом деле его можно освоить в любом возрасте, но начинать лучше с детства. В моем проекте на каждую букву абхазского алфавита написана простая и понятная песенка, которые поют забавные кукольные персонажи. Между буквами создаются и развиваются маленькие истории. Таким образом, ребенок привыкает к правильной абхазской речи, у него формируется понятийный аппарат и произношение. Важно, что эти уроки можно слушать в фоновом режиме, занимаясь другими делами. Этот игровой подход снимает лишнее напряжение у детей и воздействует на подсознание, что очень эффективно. Поэтому изучение абхазского языка может быть приятным и веселым. Особенно хорошие результаты достигаются, когда вся семья включена в процесс.

- Джамбул, ты очень многогранен – разноплановый актер, успешный режиссер, преподаватель. Но когда ты говоришь про музыку, у тебя по-особенному загораются глаза. Мне не показалось? Что для тебя является главным?

- Я так вопрос не ставлю, просто в каком-то направлении у меня больше профессионализма. Я до сих пор себя считаю музыкантом, хотя знаю, что меня уже так никто не воспринимает. На самом деле, четких границ между музыкой и театром не существует. Часто одно перетекает в другое. Например, мои музыкальные знания используются в жизни театра не меньше, чем актерские. Любые записи и аранжировки – все проходит через меня и мою маленькую, но полноценную студию, которая одновременно является и гримеркой, и комнатой отдыха.

- Что самое важное для тебя как для актера?

- Быть честным перед зрителем, и чтобы зритель это почувствовал. 

227

Такие обстоятельства: Нанба о ранении в день освобождения Сухума и своем спасении

0
(обновлено 22:48 27.09.2020)
Ветеран Отечественной войны народа Абхазии Алхас Нанба рассказал в эфире радио Sputnik о ранении, которое получил в день освобождения Сухума на площади Свободы, и о том, как спасся.
Такие обстоятельства: Нанба о ранении в день освобождения Сухума и своем спасении

Ветерану Отечественной войны народа Абхазии Алхасу Нанба было 23 года, когда он принимал участие в операции по освобождению Сухума от грузинских захватчиков.

27 сентября 1993 года он получил ранение в область шеи на площади Свободы и был доставлен в Новоафонский госпиталь.

"В Афоне, как мне после рассказывали, у меня уже не было пульса. Отдельно отложили и накрыли простыней, как погибшего. Было много раненых. Врач кабардинец проходил и открыл простыню. Спросил, что со мной, ему объяснили. Он сказал, чтобы быстро занесли, мол, попробует что-то сделать. Влили мне литр крови, и я стал подавать какие-то признаки жизни", - рассказал Нанба.

Ветеран не знает имени врача, спасшего ему жизнь, но отмечает, что доктора в то время совершали подвиги не меньше тех, кто с оружием в руках отстоял право на свободу и жизнь.

"На самом деле они проделывали огромную работу и спасали многих ребят. Эти люди совершали большой подвиг", - сказал Нанба.

Более подробно беседа в аудиофайле.

 

0