Выгодна ли России американская смута?

474
(обновлено 08:51 07.07.2020)
Новая стадия американского кризиса, продолжающегося в открытой фазе уже скоро четыре года и в последние недели перешедшего в открытую смуту, ставит перед нами простой вопрос: какая Америка нам нужна?

"Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга".

Эти слова, сказанные Гарри Трумэном 23 июня 1941 года, хорошо известны, пишет колумнист РИА Новости  Петр Акопов. То, что сенатор (и будущий президент) тогда продолжил фразу — "хотя мне ни при каких условиях не хочется увидеть Гитлера в победителях" — мало что меняет. Америка — а позиция Трумэна была близка не только немалой части элит, но и большинству рядовых американцев — не испытывала никакого желания участвовать в разгоравшейся в Европе войне.

И если симпатизирующих Германии было немало, и не только в элите (все-таки вклад немцев в "американскую кровь" превышает даже английский), то уж за коммунистическую Россию болели совсем немногие. "Пускай они убивают друг друга как можно дольше" — было еще и стратегическим расчетом той части англосаксонской американской элиты, которая видела в мировой войне верный шанс выйти на первые роли на планете, окончательно оттеснив материнскую цивилизацию, Великобританию.

Пускай убивают — англичане, немцы, русские в ходе войны в любом случае ослабнут, и тогда Америка станет править миром. Так, в принципе, и произошло — за исключением того, что не всем миром, а его большей частью: Советский Союз вышел из войны сверхдержавой, распространившей свое влияние на Европу и Азию.

Потом было сорок лет противостояния — пока СССР внезапно не занялся непродуманным и крайне неудачным реформированием своего внутреннего устройства (а заодно и своей внешней политики) и не развалился. США тут же объявили себя победителем в холодной войне — и попытались стать мировым гегемоном. Точнее, мировым гегемоном хотели быть транснациональные элиты (большая часть которых имеет англосаксонское происхождение), использующие США в качестве инструмента.

Но "мир по-американски" плюс глобализация всей Земли очень быстро зашли в тупик — как потому, что несостоявшийся гегемон надорвался (а выстроенная транснационалами финансовая система все больше походила на мошенническую пирамиду), так и вследствие роста сопротивления держав-цивилизаций, имеющих собственное представление о будущем мироустройстве.

Формальную точку в мире по-американски в 2013-2014 годах поставили Сноуден и Крым — Россия уже не просто бросила открытый вызов гегемону, она проверила его на прочность, и иллюзия всемогущества рассеялась уже и у всего остального мира. Невыдача Сноудена и возвращение Крыма в ответ на попытку увести Украину — после этого мир стал другим.

Но и в Америке вскоре начался тяжелейший внутренний кризис — формальным поводом для него стала победа Дональда Трампа на президентских выборах в 2016-м, но, по сути, все давно уже шло к тяжелому внутреннему разлому и конфликту. К 2020 году ситуация в Штатах стала уже совсем малоуправляемой — приближающиеся выборы взвинчивают ставки и провоцируют взрыв.

Сконструированные богатыми белыми элитариями-транснационалами "Жизни черных важны" используются не просто для сноса Трампа, сколько, как кажется многим, для демонтажа старой Америки. Но зачем? Что собираются строить на ее месте? Или речь не о демонтаже, а о том, чтобы, поменяв форму, сохранить содержание, причем не внутреннее содержание, а внешнюю функцию, глобальную цель?

И что делать России в этой ситуации? Поддержать одну из сторон? Спокойно наблюдать за американским бардаком — надеясь на то, что он растянется по времени и еще больше ослабит Штаты?

Понятно, что в массовом сознании у нас распространена позиция Гарри Трумэна — пускай они воюют между собой как можно дольше. "Чума на оба ваши дома", "чем хуже, тем лучше", война демократов и республиканцев на взаимное уничтожение — неудивительно, что в России очень плохо относятся к США как таковым. Не к народу — а к той элите, с которой наша страна имела дело в послевоенный период. Если Штаты станут слабее, это только нам на руку. Но мало кто задумывается: а какие Штаты?

Есть еще, правда, некоторая часть отечественных западников, которая постоянно предупреждает: пускай Америка — плохой полицейский, но другого глобального жандарма все равно нет, а вообще без старшего в мире нельзя, все пойдет вразнос, мы слабы, нас подомнет Китай (или кто еще — хотя когда и кто нас подминал после того, как Русь вышла из-под ордынского ига?), так что России невыгодно быстрое падение США. Эта постоянная мантра разделялась частью нашей публики, но чем больше сходила с ума Америка, чем безответственнее и абсурднее становилось поведение ее элиты, тем меньше оставалось доводов в пользу подобной позиции.

Дело ведь не просто в том, что все годы борьбы с Трампом американский истеблишмент использует Россию как пугало, а в том, что подобное шельмование перешло уже все возможные границы. Почему русских сейчас обвинили в выплате талибам вознаграждений за убитых американцев? Потому, что нужно было сыграть на противопоставлении: пока мы, хорошие люди, боремся с расизмом, насилием полиции и "привилегиями белых" у себя дома, в Америке, наш президент-предатель не заботится даже защитой наших прекрасных солдат, воюющих далеко от дома!

Когда мы говорим о том, что "жизни черных важны", мы на самом деле хотим защитить всех американцев, а Трампу не важны вообще никакие американские жизни! Потому что он — предатель и русская марионетка! Да заодно давайте еще и новые санкции против России введем!

Беда не в том, что в американской внутренней политике Россия стала разменной монетой, а в том, что вся американская внешняя политика оказывается заложницей внутреннего конфликта.

Да, внутренние расклады всегда влияли на внешнюю политику США — но до определенного уровня. Сейчас же внутриполитические противоречия приводят к размыванию самого понятия "американская внешняя политика", потому что отношения с Китаем, Россией, Европой понимаются противоборствующими сторонами совершенно по-разному.

Да, слова (например, "санкции") они могут употреблять одни и те же, но вкладывать в них совершенно разные понятия. Потому что они преследуют разные цели: Трампу нужна сильная Америка, а его противникам нужен сильный лидер глобализирующегося мира.

Во втором случае не имеет значения ни состав населения, ни история, ни название страны: переименуют США в "Новое всеобщее государство" — и вперед, снова "пасти народы". Другое дело, что сил на это у новой Америки будет еще меньше, чем у старой, но это как раз тот случай, когда раненый зверь смертельно опасен.А если победит Трамп? Тогда у Америки появится шанс снова стать нормальным государством — имеющим и отстаивающим свои национальные интересы. С таким государством можно договариваться, враждовать, дружить, потому что у него есть национальные интересы и национальная элита, понимающая границы своих возможностей и учитывающая в первую очередь интересы своего населения, частью которого она себя, безусловно, осознает.

Победа такой Америки отвечает интересам России — с другой, глобалистской Америкой у нас не может быть ничего, кроме смертельного противостояния. Надеяться на то, что американская перестройка погрузит США в смуту, превратив тем самым в безопасное для окружающих государство, не приходится. Наоборот, антитрамповское восстание направлено на сохранение той самой Америки, которую весь мир очень хочет потерять.

"Ни один из них не держит данного слова", — говорил в 1941 году Трумэн о Сталине и Гитлере. Ни Байден, ни Трамп не держат своего слова (хотя Дональд ничего не смог сделать в отношениях с Путиным совсем не по своей вине) — России нет смысла иметь с ними дело? Однако дело не в личностях политиков, а в тех исторических тенденциях, которые они выражают.

Трамп — это уходящая Америка, белая Америка прошлого? Нет — это шанс и на освобождение Америки от пут глобализации, и на появление национального государства США. Это, по сути, единственный путь для сохранения США как государства — в противном случае, предприняв еще одну попытку удержать мировую гегемонию, Штаты окончательно надорвутся и развалятся, свалившись в смуту. Но так это же выгодно России?

Нет — потому что на пути к этому обрыву под руководством либеральных интервенционистов-глобалистов США могут попытаться раздуть реальный мировой пожар. Такой сосед нам не нужен, пускай лучше у Трампа получится "сделать Америку снова великой".

474

Самолет ВВС США B-52 Stratofortress с крылатой ракетой X-51A

"Игнорировал закон": кому нужны разведывательные полеты США над Россией

25
(обновлено 13:00 24.11.2020)
Шестимесячный срок со дня уведомления Соединенными Штатами о выходе из Договора по открытому небу истек.

СУХУМ, 24 ноя - Sputnik. Вашингтон больше не участвует в сделке, которую "Россия грубо нарушала годами". Администрация Трампа считает, что выводит страну из устаревших договоров, "дававших преимущества противникам ценой национальной безопасности". Теперь Москва намерена добиваться от оставшихся в соглашении гарантий выполнения обязательств. Есть ли шанс на то, что команда Байдена вновь откроет американское небо, читайте материал Софья Мельничук для РИА Новости.

Нет ДОН без доверия

Одна из главных претензий Белого дома к Москве — ограничение инспекционных полетов над некоторыми районами, а именно: Южной Осетией, Абхазией, Чечней и Калининградом. Американцы в ответ закрыли небо Аляски и островов в Тихом океане.

Согласно договору, с 2002 года 35 стран-участниц могут проводить разведывательные полеты над территориями друг друга. Полученные данные доступны всем. При этом самолеты не вооружены, видеоаппаратуру предварительно проверяют, а на борту находится представитель инспектируемой страны.

В 2019-м в рамках ДОН состоялось более 1,5 тысячи таких полетов. Но контроль и укрепление доверия между странами — не единственная цель. Тут бывают и важные политические сигналы. Например, после начала конфликта в Донбассе США выполняли полеты над востоком Украины в знак поддержки Киева.

Нечистоплотные игры

В Кремле считают этот договор очень важным фактором взаимного доверия и контроля над вооружением. Выход из соглашения США делает его нежизнеспособным, отметил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Однако Москва продолжит соблюдать положения документа — при нескольких условиях, подчеркивали в МИД.

Первое — европейские страны гарантируют, что не передадут данные своих облетов Соединенным Штатам. Второе — российские самолеты смогут инспектировать американские объекты в Европе. Пока никаких гарантий не поступило, и Москву это категорически не устраивает.

"Не секрет, что США требуют от союзников пойти на подписание документов, в соответствии с которыми после выхода Вашингтона (из ДОН. — Прим. ред.) они будут передавать американской стороне информацию, полученную по итогам наблюдательных полетов над Россией, — говорил Константин Гаврилов, руководитель российской делегации на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями. — Это не просто нарушение ДОН, это — нечистоплотные игры на ниве договора, который стал очередной жертвой в стратегии Вашингтона на планомерный вывод из строя звеньев международной архитектуры контроля над вооружениями и нераспространения".

"Это безумие"

Выход США из ДОН в первую очередь бьет по союзникам Вашингтона в Европе. Им важен доступ к данным, которые собирали американские самолеты. Представители нескольких европейских стран выражали сожаление по поводу решения Вашингтона. "Мы понимаем, что были трудности, связанные с соблюдением положений со стороны России. Однако это, на наш взгляд, не повод выходить из договора", — говорил глава МИД Германии Хайко Маас.

Во французском внешнеполитическом ведомстве указывали, что США не предоставили доказательств нарушений соглашения Москвой. В совместном заявлении Испания, Бельгия, Финляндия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Чехия и Швеция подчеркнули, что ДОН остается "функционирующим и полезным".

В самих Штатах нет единодушия по этому вопросу. Например, член комитета сената по международным отношениям Роберт Менендес так оценивает действия Белого дома: "Президент Трамп нагло проигнорировал закон и в одностороннем порядке совершил политически мотивированный выход даже после того, как проиграл президентские выборы".

"Это безумие", — комментировал генерал ВВС США и бывший директор Агентства национальной безопасности, директор ЦРУ Майкл Хайден. Глава Госдепа при Рональде Рейгане Джордж Шульц, министр обороны при Джордже Буше Уильям Перри и бывший сенатор и неофициальный советник Барака Обамы Сэмьюэл Нанн отправили в Белый дом письмо с призывом сохранить Договор по открытому небу.

Конец соглашений

За четыре года президентства Дональда Трампа весь мир убедился: в контроле над вооружениями он не заинтересован. В 2018-м американский лидер объявил о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий — иранской ядерной сделки 2015 года — под предлогом того, что Тегеран ее не соблюдает.

Спустя год та же участь постигла Договор о ракетах средней и меньшей дальности, подписанный Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым.
В 2020-м источники в администрации рассказали, что в Белом доме обсуждали ядерные испытания — впервые с 1992 года. Это нарушило бы мораторий, который распространяется на США, Россию, Китай, Британию и Францию.

Неясна судьба Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3) 2010 года. Второй раунд переговоров завершился в сентябре, США предложили России ряд дополнительных условий, среди которых есть невыполнимое: подключение к соглашению Китая. СНВ-3 истекает в феврале, и опрошенные РИА Новости эксперты сильно сомневаются, что его удастся продлить.

Как бы то ни было, Договор по открытому небу, скорее всего, станет последней жертвой администрации Дональда Трампа. Джо Байдена рано поздравлять с официальной победой, но вероятность того, что он займет Овальный кабинет, растет с каждым днем.

Войти по-новой

Некоторые эксперты считают, что Байдену стоило бы подумать о возвращении в Договор по открытому небу. Однако это вряд ли произойдет, полагает Дмитрий Суслов, заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ ВШЭ.

"В США за несколько десятилетий сложилась четкая позиция: если они выходят из соглашения по контролю за вооружениями, они туда не возвращаются, — говорит он в беседе с РИА Новости. — Более того, претензии к России по ДОН Штаты предъявляли много лет, еще при администрации Обамы. Существует консенсус между Белым домом, Пентагоном и разведсообществом о том, что Москва не в полной мере соблюдает и нарушает положения документа".

К тому же, указывает эксперт, возвращение в договор потребует ратификации решения верхней палатой конгресса. Учитывая, что она может вновь оказаться под контролем республиканцев, это сулит новые проблемы.

Однако даже если Байден решит отменить решение предшественника, это займет время. "К тому же сейчас Трамп создает дополнительные препятствия", — отмечает в разговоре с РИА Новости Олег Шакиров, консультант ПИР-центра, старший эксперт Центра перспективных управленческих решений. Речь о намерениях Белого дома заставить ВВС страны избавиться от самолетов, которые используются для наблюдательных полетов.

"Долгое время конгресс из-за действий республиканцев не выделял средства на их модернизацию, и борьба эта была направлена на подрыв ДОН, — поясняет собеседник агентства. — Без наблюдательных самолетов возвращаться будет сложнее".

Помимо этого, добавляет Шакиров, нужно учитывать, кто займет кресла в кабинете Байдена. Так, Майкл Карпентер — бывший советник по внешней политике, например, тоже выступал против участия США в ДОН, так как Россия якобы собирает информацию об американской инфраструктуре для зловредных действий.

Если говорить более масштабно, главная идея Байдена — восстановление доверительных отношений с Европой, подчеркивает Шакиров. И учитывая, что для нее договор важен, возможно, США к нему пусть и не сразу, но вернутся — ради союзников.

25

"Серьезная ошибка": зачем Молдавии вывод российских миротворцев

119
(обновлено 11:14 24.11.2020)
Майя Санду, глава проевропейской Партии действия и недавно избранный президент Молдавии, выступила за вывод российских военных из Приднестровья.

СУХУМ, 24 ноя - Sputnik. А между тем во время предвыборной кампании она обещала наладить диалог с Москвой. Изменилась ли ее позиция и кому выгоден уход миротворцев, читайте в материале Галии Ибрагимовой для РИА Новости.

Новый формат старого конфликта

"Приднестровье — отколовшийся регион. Представители конституционной власти Молдавии не могут туда попасть. Но мы найдем формат решения конфликта. Он должен включать полный вывод российских войск с молдавской территории", — заявила Майя Санду за месяц до инаугурации.

Новоизбранный президент высказалась и по поводу инициативы Игоря Додона, озвученной в феврале. Действующий лидер предложил тогда Приднестровью широкую автономию в обмен на интеграцию левого берега Днестра в состав страны.

"Я против вариантов, о которых говорили Додон и его партия. Потому что они, хоть и не давали четких решений, имели в виду федерализацию Молдовы", — пояснила Санду.

Реакция Додона на слова преемницы не заставила себя ждать. Намерение вывести из Приднестровья российских военных он назвал "серьезной ошибкой", которая негативно повлияет на русскоязычное население всей Молдавии. "Это что за призыв избранного президента? Тем более в стране, где есть нерешенный конфликт и тридцать пять процентов населения говорят на русском", — подчеркнул Додон.

При этом во время предвыборной кампании Санду обещала наладить диалог с Москвой. И если новый президент "не прекратит антироссийскую риторику", Додон компенсирует это "за счет парламента и правительства".

Парламентское большинство сейчас контролирует лояльная Додону Партия социалистов, которая может заблокировать любое решение по Приднестровью. Впрочем, многие наблюдатели в Кишиневе не считают, что Санду выступает против Москвы. Она, например, хочет разблокировать экспорт в Россию, который по ряду наименований закрыт после подписания Молдовой Соглашения об ассоциации и свободной торговле с ЕС.

Что касается неурегулированного конфликта, то и по этому вопросу Санду признает важность позиции Москвы. "К окончательному политическому решению мы не сможем прийти самостоятельно. Россия — часть переговорного формата", — отметила она.

Геополитическое перепутье

Дислоцированные в Приднестровье в девяностые годы российские миротворцы и военнослужащие оперативной группы войск не в первый раз становятся объектом критики. Призывы вывести российский контингент звучали и перед парламентскими выборами в 2018-м.

Сторонники евроинтеграции в Кишиневе обвиняли тогда миротворцев в подстрекательстве к сепаратизму. Добиться их вывода пытались при поддержке ООН, но международная организация заняла нейтральную позицию. Присутствие контингента в Приднестровье признали важным фактором стабильности. Однако дальнейшее его пребывание в ПМР поставили под вопрос.

Несколько раз Кишинев препятствовал ротации военных и не позволял им въехать в страну. Москву упрекали в том, что через миротворцев она оказывает давление на молдавские власти и препятствует интеграции страны в ЕС и НАТО.

Тирасполь, в свою очередь, обвинял молдавских сторонников евроинтеграции в попытках спровоцировать новый виток конфликта. Звучала и критика в адрес Румынии. Приднестровские власти напоминали, что после распада СССР "угроза румынизации молдавских территорий" стала основной причиной войны между Тирасполем и Кишиневом. При этом именно ввод российских миротворцев остановил вооруженный конфликт.

Провести плановую ротацию российских военных в Приднестровье удалось в октябре — за месяц до президентских выборов.

"Нет претензий к миротворцам"

"Наладить отношения с отколовшимся Приднестровьем не смог даже пророссийский президент Додон. Вряд ли это получится у ориентированной на Европу Санду. И дело не только в ее взглядах, которые не у всех в Тирасполе находят поддержку. Сейчас приднестровская проблематика не самая актуальная", — говорит молдавский политолог Корнел Чуря.

Эксперт обращает внимание, что Санду не исключила "вывода российских войск", но не конкретизировала, кого имеет в виду — миротворцев или военнослужащих оперативной группы.

"Важно понимать, что в молдавском обществе в целом нет претензий к миротворцам. В свое время международное сообщество допустило их в Приднестровье, чтобы остановить конфликт, — продолжает Чуря. — Но оперативная группа — это уже непосредственно российские военные. Непонятно, зачем они там, ведь конфликт заморожен. Давно выдвигают идеи заменить даже миротворцев на мониторинговую группу наблюдателей, не говоря уже о военных".

Молдавский политолог напоминает: сейчас переговоры между Кишиневом и Тирасполем формально развиваются на основе так называемых Берлинских договоренностей или "берлинского пакета". Эти соглашения стороны подписали в немецкой столице в 2017 году, где пообещали начать интеграцию со сферы образования, связи и сельского хозяйства. Но диалог забуксовал.

"Заявления Санду о Приднестровье показали, что в тонкостях переговорного процесса она пока плавает. Избранный президент начала со старого: обвинила власти ПМР в контрабанде товаров через контролируемые территории, подняла вопрос об угрозе федерализации. Но всерьез эти проблемы никто не обсуждает. В молдавском обществе по-прежнему сильно убеждение, что только через переговоры и укрепление национальной экономики можно интегрировать Тирасполь", — объясняет Чуря. И добавляет: в нынешних реалиях эта идея, скорее всего, утопична.

"Горячие головы" в Тирасполе

"Большинство в парламенте занимают социалисты — оппоненты Санду. При таком раскладе пересмотреть итоги приднестровского конфликта или вывести российских миротворцев она вряд ли сможет. Молдавия — парламентская республика, где должность президента скорее номинальная. Глава государства без одобрения законодателей не имеет серьезных рычагов влияния на политические процессы", — рассказывает РИА Новости директор молдавского Центра анализа, исследований и прогнозирования Balkan-Centre Сергей Манастырлы.

По его мнению, даже если Санду инициирует внеочередные парламентские выборы и сформирует лояльное большинство, к выводу российских миротворцев это не приведет.

"Несмотря на то что вооруженное противостояние в Приднестровье далеко позади, миротворцы — все еще фактор сдерживания. Правда, сегодня они сдерживают "горячие головы" в Тирасполе, которые не прочь обострить противостояние с Кишиневом. Внутри ПМР достаточно тех, кто наживается на нынешнем статус-кво, объединение страны им невыгодно. На этой почве возможно новое обострение. Это понимают и в Кишиневе, а потому не пойдут на вывод миротворцев", — полагает Манастырлы.

Вместе с тем эксперт считает возможным объединение Приднестровья с Молдавией в среднесрочной перспективе. Сейчас между правым и левым берегами Днестра налаживаются бизнес-связи, приднестровцы хотят участвовать в политических процессах Молдавии, активно голосуют на президентских выборах.

Реинтеграция Приднестровья в состав Молдавии выгодна и России, уверен Манастырлы. Жители ПМР в основном симпатизируют Москве, а значит, с мнением российской стороны будут больше считаться и в Кишиневе.

119
Михаил Беляев

Беляев: COVID усилил кризис старого устройства мира

0
Кандидат экономических наук, эксперт РИСИ в эфире радио Sputnik рассказал, как разработка препаратов от коронавируса влияет на экономику.

Ученые сомневаются, что одной вакцины против коронавируса может быть недостаточно. Генетики из Кембриджского университета объясняют это тем, COVID-19 мутировал в три отдельных штамма. И есть существенные отличия китайского от патогенов из Европы и Северной Америки. Тем временем борьба между разработчиками вакцин все острее. И это отражается на фондовых рынках. Как разработка препаратов от коронавируса влияет на экономику, рассказал эксперт РИСИ Михаил Беляев в эфире радио Sputnik.

По его словам, идея глобализации и устройство мира устарели, поэтому сейчас период растерянности, приходится искать новые решения.

"Вакцины разрабатывают конкретные компании конкретных стран и каждая из них борется за свой экономический интерес. Их глобализация вроде как интересует, но с точки зрения потребительского рынка. А когда речь идет уже о производстве вакцины, кажется, что хорошо бы им занять доминирующее положение или получить солидный "кусок" этого рынка. Старые формы отношений подошли к своему исчерпанию, сложился их кризис. Старые формы отношений и устройство мира пришли в ветхое состояние и требуется их модернизация. COVID только усилил и сделал более выпуклыми и острыми эти противоречия. Это период растерянности. На теоретическом уровне есть понимание, куда это выражается, но конкретные формы будут вырабатываться. И ВОЗ собираются придать совершенно новые функции и полномочия, и уже поговаривают, что ООН должна сохраниться, как главенствующий, глобальный институт. И все остальные международные организации. МВФ тоже должен быть реформирован… Все эти вопросы на повестке дня. Все понимают, что надо идти к сотрудничеству, но каждый хочет идти к сотрудничеству через максимальный учет своих национальных интересов. Это закон развития международных отношений", - сказал Беляев.

0