Социальная сеть Фейсбук

Европа останется без "Фейсбука": началась война за инфосуверенитет

128
К тому, что иностранные журналисты обвиняют такие страны, как Китай или Россия, в авторитаризме, можно было уже привыкнуть, ибо это многолетняя практика западных коллег.

Но периодически в дискурсе западных медиа возникают нотки едва скрываемой зависти, причем возникают они в контексте тех особенных вызовов, которые современность бросает западным странам, пишет колумнист РИА Новости Иван Данилов.

И если в случае мер по подавлению и преодолению эпидемии коронавируса в Китае и России западные СМИ сконцентировались на отрицании реальных успехов, то в вопросе конфликта между глобальными интернет-гигантами и государственными структурами отрицание уже не работает.

И вот на фоне очередного скандала между властями Евросоюза и американской компанией Facebook автор британской The Guardian задает провокационный вопрос: а современные неолиберальные демократии, вообще, могут бороться с американскими IT-гигантами или возможность отстаивать интересы государства и защиту данных собственных граждан — это привилегия "авторитарных стран"?

Суть конфликта связана с тем, что Facebook, по большому счету, отказывается выполнять европейское законодательство в том виде, в котором его понимают сами европейские (конкретно — ирландские) государственные регуляторы. Евросоюз самым решительным образом настаивает на том, чтобы данные европейских пользователей находились в Европе и не передавались в США, и на территории ЕС приняты соответствующие законодательные нормы, которые, однако, на практике игнорируются американскими IT-гигантами, которые (вероятно, рассчитывая на политическое и дипломатическое прикрытие Вашингтона) исходят из своей фактической экстерриториальности.

Борьба против такого поведения ведется не только в сфере контроля за перемещением данных пользователей, но и за налоговые выплаты: именно попытка президента Макрона заставить Facebook и другие американские интернет-компании платить во Франции налоги с денег, зарабатываемых на французском рынке, привела к серьезному ухудшению всего спектра экономических отношений между США и Евросоюзом, а также угрозам взаимных пунитивных мер и заградительных тарифов, которые, по сути, являются экономическими санкциями.

Показательно, что на этот раз, столкнувшись с требованием ирландского регулятора, европейский сегмент Facebook, зарегистрированный в Ирландии, исходя из соображений налоговой оптимизации, выбрал тактику угроз, которые та же The Guardian описывает как угрозу "собрать свои игрушки и уйти". Business Insider описал позицию Facebook в более конкретных терминах:

"Facebook заявил, что может прекратить работу своего основного приложения и Instagram в Европе из-за новых правил, влияющих на то, как он передает данные из Европейского Союза в США".

Представитель компании подчеркнула, что это заявление (журналисты выудили его из судебных документов, в которых Facebook оспаривает соответствующее предписание ирландского регулятора) не является угрозой покинуть Евросоюз, а всего лишь указывает на то, что приложениям Facebook и Instagram для функционирования нужна именно возможность передавать данные европейских пользователей в США.

С точки зрения европейских критиков, эта позиция звучит довольно неубедительно. Несмотря на то, что с формальной точки зрения убедительность аргументов такого рода будет выяснять ирландская Фемида, на имиджевом (и политическом) уровне Facebook уже проиграл борьбу за европейское доверие.
Колумнист The Guardian, например, крайне недоволен тем фактом, что канал передачи данных европейцев в США не будет перерезан прямо сейчас и что дело отправится в суд: "Я как непрофессиональный читатель полагаю, что здесь много технических проблем, которые заставят юристов работать месяцы или даже годы. В этом случае данные европейских пользователей будут по-прежнему беспрепятственно поступать на серверы Facebook в США, где они будут открыты для слежки со стороны служб безопасности и других служб этой страны — при менее строгом надзоре по сравнению с тем, если бы они хранились на серверах в Европе".

Несколько лет назад для защиты американской компании хватило бы одного звонка от американского посла, но сейчас, в условиях, когда Евросоюз (в основном за счет усилий Франции и Германии) буквально "выгрызает" для себя статус отдельного субъекта мировой политики, интервенция американских дипломатов только ухудшила бы ситуацию.

Однако так как старые привычки умирают тяжело, можно предположить, что повлиять на решение ирландского суда (а конфликт, пускай и в форме другого, может при определенных обстоятельствах дойти даже до высшей судебной инстанции не только Ирландии, но и Евросоюза) они все-таки попробуют.
Невозможно не отметить тот факт, что европейские официальные лица прямо демонстрируют недоверие американским компаниям и довольно жестким образом продвигают концепцию, которую можно назвать "цифровым суверенитетом" или "суверенитетом данных".

Очень маловероятно, что даже угроза ухода Facebook и Instagram с европейского рынка повлияет на европейскую позицию. Скорее, в нынешних условиях именно американским компаниям придется прогнуться под требования европейских регуляторов.

В этом контексте ситуация напоминает действия Дональда Трампа, который мотивирует свою рейдерскую атаку на китайскую соцсеть TikTok необходимостью защитить данные американских пользователей от попадания в руки китайских государственных структур, и в отличие от Евросоюза Вашингтон требует именно изменения структуры собственности, а не только локации конкретных серверов.

Когда в России в 2015 году принимался обновленный закон "О персональных данных", критики действий российских законодателей утверждали, что интернет должен быть свободным и что законы такого рода — это знак авторитарности, технической отсталости и цивилизационной деградации России. На практике оказалось, что и Евросоюз, и США в разных формах действуют исходя из того же принципа, причем российские требования в плане хранения данных в России, как и наказания за нарушение этих норм, — очень мягкие по сравнению с европейскими монструозными штрафами или американским "рейдерством".

Возможно, пришло время перенять определенную часть, по крайней мере, европейского опыта в этом вопросе и дать российским регуляторам больше возможностей по принуждению американских компаний к точному соблюдению российских законов. А на угрозы уйти с российского рынка вполне можно отвечать по-европейски: полным и тотальным игнорированием хотелок наших заокеанских партнеров.

128

Улица Крещатик в Киеве.

Украина разрешит не платить налоги своим гражданам

95
(обновлено 11:47 07.03.2021)
На днях от имени Владимира Зеленского в Верховной раде был зарегистрирован законопроект о налоговой амнистии.

Обычно налоговая амнистия — это предоставляемая государством возможность в течение ограниченного периода времени легализовать без штрафов и других видов преследования, только с уплатой специального сбора (как правило, по сниженной относительно обычных налогов ставке), доходы (активы), с которых ранее налоги уплачены не были, пишет Сергей Левченко для РИА Новости.

Главной целью мероприятия является начало взаимодействия государства и налогоплательщиков-уклонистов с чистого листа. Что нередко сопровождается усилением налогового контроля и санкций за нарушение налогового законодательства и происходит в рамках налоговой реформы. Еще одна важная цель — привлечение в страну ранее выведенных из нее гражданами капиталов. Налоговая амнистия, как правило, направлена на вовлечение в правовое поле наиболее богатой прослойки граждан. Некоторая фискальная выгода от легализации активов является приятным довеском, но целью обычно не является.

Но Украина — страна необычная. Зарегистрированные от имени Зеленского законопроекты направлены прежде всего на получение дополнительных доходов бюджетом. Причем в первую очередь за счет широких слоев населения, имеющих какие-то накопления и активы, путем фактического введения презумпции виновности. При этом налоговая реформа параллельно не проводится.

Результат такой налоговой амнистии наверняка будет провальным. Тем более что для нее нет и необходимых условий, о которых будет сказано ниже. Выиграют разве что сотрудники создаваемого Бюро экономической безопасности, которые после ее завершения смогут произвольно предъявлять претензии не участвовавшим в амнистии гражданам. Доказывать свою правоту при этом придется последним.

Налоговые амнистии не являются явлением совсем уж диковинным. Они проводились в разное время в самых разных странах. Едва ли не наиболее успешными считаются налоговые амнистии, проведенные в 1999 году в Ирландии и в 2006-2007 годах в Казахстане. В Ирландии амнистии сопутствовало усиление налогового контроля и увеличение штрафов на фоне либеральной в рамках ЕС налоговой системы. Налоговая амнистия привела к саморазоблачению почти 3,7 тысячи уклонистов, от которых бюджет получил 227 миллионов евро. В Казахстане были легализованы активы на сумму, составляющую 8,7 процента ВВП страны. Изюминкой кампании было то, что все поданные декларации подлежали уничтожению после ее завершения.

Вслед за Казахстаном по его лекалам налоговую амнистию попыталась провести Киргизия. Результат получился ошеломительным: в мероприятии не принял участие ни один человек. Причины очевидны: в стране отсутствовали необходимые условия — экономическая и политическая стабильность, доверие к власти.

Что же касается Украины, то тут в наличии целый букет неблагоприятных условий:

  • Тотальное недоверие населения и бизнеса к власти, отягощенное принятием ею решений о применении санкций к собственным гражданам и внесудебном блокировании/изъятии активов.
  • Абсолютная политическая и экономическая нестабильность, да еще и с возможным скатыванием к горячей фазе противостояния в Донбассе.
  • Отсутствие какой-либо конфиденциальности информации в стране, в которой уже столько лет функционирует сайт "Миротворец", а переговоры президента страны с президентом США "сливаются" в открытый эфир.

Именно в таких условиях на Украине решили провести налоговую амнистию. Да еще и на каких условиях!

Декларированию подлежат денежные активы, имущество и имущественные права. При этом наличные денежным активом не считаются. Деньги в наличной форме задекларировать будет просто нельзя: если они не выведены за границу, их нужно будет нести в украинский банк. Это притом что Национальный банк с 2014 года уничтожил более сотни коммерческих банков — больше половины от всех, работавших до Майдана. И процесс этот, хоть и пошел на спад, но не остановился: в декабре НБУ "прихлопнул" очередной банк. При этом государство в случае банкротства банка гарантирует вкладчикам возврат всего 200 тысяч гривен, то есть чуть больше семи тысяч долларов. Можно себе представить очередь из желающих легализовать свои миллионы, играя в банковскую рулетку.

Стоимость неденежных активов декларанту придется подтверждать за свой счет путем проведения их оценки.

Декларантами не смогут быть лица, которые в любом периоде начиная с 1 января 2005 года подавали или должны были подавать декларации в рамках законодательства о предупреждении коррупции. Другими словами, из круга декларантов выпадают чиновники, судьи, прокуроры и тому подобные. Хотя, конечно, это не исключает возможности декларирования их активов на родственников.

Даже если человек хочет и имеет право подавать декларацию, то его активы не будут восприняты государством в качестве объектов декларирования в случае проведения в их отношении досудебного следствия по признакам уклонения от уплаты налогов. Разумеется, человек вполне может не знать, что в отношении каких-то его активов такое следствие ведется. То есть появляется еще одна рулетка.

Любопытны и нюансы, связанные с налогообложением задекларированного. Пять процентов придется заплатить от денежных средств, размещенных в украинских банках, а также от стоимости прочих активов, находящихся на Украине. Девять процентов в отношении того же, но размещенного за рубежом. А вот в случае покупки декларантом облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ), он отделается уплатой 2,5 процента. Это притом что выплата ОВГЗ гарантируется государством в полном объеме и по ним можно будет получить около десяти процентов дохода, не облагаемого налогом в отличие от доходов по депозитам. Фишка тут в том, что ОВГЗ не продаются с прилавков как пирожки. Из-за особенностей приобретения ОВГЗ (плата за открытие и сопровождение инвестиционного счета, оплата комиссий за проведенные операции) овчинка хоть как-то стоит выделки только на крупных суммах — скажем, от миллиона гривен. То есть этот вариант будет интересен и доступен ограниченному кругу лиц.

Предусмотренное в рамках налоговой амнистии декларирование активов — дело добровольное. Но есть нюанс. Если лицо декларацию не подало, то состав и объем активов, по которым государство считает налоги уплаченными по умолчанию, ограничен наличием:

—  или одной квартиры площадью до 120 квадратных метров, или дома до 240 квадратных метров на территории Украины (измерением площади здесь и далее гениально уравнивается недвижимость на Крещатике и где-нибудь в Крыжополе);

— объектом нежилой недвижимости площадью до 60 квадратных метров;

— земельного участка до двух гектаров в селах и до 0,1 гектара в городах;

— легкового транспортного средства с объемом двигателя до трех литров и стоимостью до 80 тысяч долларов;

— стоимости всех остальных активов, включая денежные сбережения, в сумме до 400 тысяч гривен (14 тысяч долларов).

Уплата налогов со всех активов, имеющихся у лица сверх перечисленного, государством подвергается сомнению. То есть вводится презумпция виновности — причем отнюдь не для толстосумов, а для довольно широких слоев населения.

В итоге именно перед широкими слоями населения ставится выбор: декларировать активы и платить с них налоги (даже в случае законного получения доходов) или же иметь риск столкнуться с интересом силовых органов. Дотянуться до иностранных активов более обеспеченных сограждан у них вряд ли получится: руки коротки.

То есть конечная цель законопроекта — максимально ограбить население и, по возможности, политических оппонентов. Что совпадает с целями других инициатив власти вроде законопроекта о коллаборационизме или бесконечных санкций Зеленского.

Впрочем, в украинских условиях люди скорее рискнут столкнуться с презумпцией виновности, чем побегут декларировать активы.

95

Сопоставимо с Великой депрессией: чем грозит раздутый мировой долг

241
(обновлено 11:17 07.03.2021)
Как пандемия коронавируса сказалась на мировой экономике и какие есть выходы из кризиса, читайте в материале аналитика.

СУХУМ, 7 мар - Sputnik. Мир погряз в долгах. Пандемия вынудила правительства резко увеличить госрасходы, а центральные банки — снизить процентные ставки. В результате общая задолженность в три с половиной раза превысила объем мировой экономики. И это далеко не предел. Чем грозит такая закредитованность, читайте в материале Ирины Бадмаевой для РИА Новости.

Мировая долговая яма

Господдержка экономики в период пандемии влетела в копеечку. Точнее, в 24 триллиона долларов — настолько увеличился глобальный долг в 2020-м. Для сравнения, в 2019-м прибавилось 10,8 триллиона, в 2018-м — 3,3.

Общая сумма займов достигла 281 триллиона долларов, подсчитали в Институте международных финансов (IIF). Это долги и государств, и корпораций, и банков, и населения. Причем львиная доля, как ни парадоксально, приходится на развитые страны. В лидерах — США, Япония, ЕС, Южная Корея, Великобритания.

Соотношение госдолга к ВВП более чем критическое. В США — 108 процентов, Великобритании — 100,5, во Франции — 116, в Японии — 240.

Правительства и центральные банки объясняют все пандемией. Экономика нуждалась в финансовых вливаниях. Так, Федеральная резервная система США 15 марта прошлого года на экстренном заседании снизила процентную ставку до 0-0,25. К слову, Дональд Трамп неоднократно призывал обнулить стоимость кредитов.

Как отмечают экономисты, коронавирус пришелся кстати. Расчехлить "денежный принтер" давно хотелось.

"По обе стороны океана власти искали предлог, чтобы США и Европа рефинансировали огромный долг под исторически самую близкую к нулю процентную ставку. Прежние займы заменили на более масштабные, но на льготных условиях. Столь слаженные действия выглядят как хорошо спланированная финансовая спецоперация", — рассуждает Петр Пушкарев, ведущий экономист информационно-аналитического центра TeleTrade.

Причем на фоне паники удалось привлечь инвесторов, ранее не горевших желанием вкладываться в надежные, но совершенно не привлекательные по доходности долговые активы ЕС или США, добавляет собеседник агентства.

Жизнь в долг характерна для большинства стран. Но этот долг надо обслуживать. "Ситуация становится рискованной при платежах по кредитам выше 30 процентов. Более 50 — опасным", — говорит независимый финансовый эксперт Алексей Бушуев.

В зоне риска — развивающиеся страны, в том числе Ливан, Китай, Малайзия и Турция. У них долг — 250 процентов ВВП. Даже при рекордно низких ставках им сложно обслуживать кредиты, поскольку резко упали государственные доходы.

"Если центральные банки продолжат стимулирующую монетарную политику, глобальный долг в течение полутора-двух лет превысит 300 триллионов долларов. Кредитный пузырь может лопнуть, породив мировой кризис, сопоставимый с Великой депрессией 1930-х", — предупреждает Олег Чередниченко, доцент кафедры экономической теории РЭУ имени Г. В. Плеханова.

Власти это осознают. Поэтому ожидается разворот монетарной политики в сторону сдерживания. Причем в ближайшие месяцы.

С подушкой безопасности в кризис

Банк России уже завершил цикл смягчения денежно-кредитной политики. Об этом заявила в феврале глава регулятора Эльвира Набиуллина. Если в предыдущие кризисы ЦБ повышал ключевую ставку, то на этот раз понижал. В прошлом году — с 6,25 до 4,25 процента. Так стимулировали экономическую активность в период пандемии.

© Видео Ruptly / instagram.com/vkikilias / lv.wikipedia.org / New Media Department of Nowon-Gu District Office, Seoul

Коронакризис заставил влезть в долги и Россию. Выручка от продажи нефти и газа упала, а расходы бюджета увеличились более чем на четыре триллиона рублей.

В результате госдолг вырос почти на 40% — до 19 триллионов рублей. Но это всего 18% ВВП — совершенно безопасный уровень.

За год Минфин выпустил облигации федерального займа более чем на пять триллионов рублей. Это делали про запас, пользуясь интересом инвесторов, пока нет новых санкций.

"России не нужен срочный заем. Можно развиваться за счет собственных накопленных ресурсов. Это лучше, чем субсидировать экономику ценой масштабного наращивания внешнего долга, как поступают западные страны", — отмечает Петр Пушкарев.

Однако и заемные средства не помешали бы. Они бы помогли не только быстрее восстановиться после пандемии, но и преодолеть инерцию предыдущих двух-трех лет стагнации, продолжает собеседник.

По словам Владимира Путина, "накопленные резервы достаточны для того, чтобы обеспечить стабильную ситуацию, исполнение всех бюджетных и социальных обязательств даже при возможном ухудшении ситуации в глобальной экономике".

Президент и правительство рассчитывают на "подушку безопасности". А это примерно 563 миллиарда долларов — международные резервы Банка России. Еще 124 миллиарда — у Фонда национального благосостояния.

Однако турбулентность на энергорынках сохраняется. Резкие скачки — серьезное испытание для всей мировой экономики. В том числе российской, по-прежнему сидящей на "нефтяной игле". Поэтому необходимо наконец сосредоточиться на диверсификации, которую обсуждают десятилетиями.

241

Начался суд по делу Ахры Авидзба в здании СГБ Абхазии

105
(обновлено 20:21 07.03.2021)
Ахре Авидзба грозит от двух до шести лет лишения свободы. Защищает обвиняемого адвокат Инга Габилая.

СУХУМ, 7 мар - Sputnik, Асмат Цвижба. В Сухуме в здании Службы госбезопасности начался суд по делу экс-помощника президента Абхазии Ахры Авидзба.

Суд проходит под председательством судьи Леварсы Багателия.

Ахра Авидзба обвиняется в незаконном хранении оружия вместе с группой лиц по предварительному сговору. Ему грозит от двух до шести лет лишения свободы.

 

105
Темы:
Задержание Ахры Авидзба