Конное шествие и "нартский костер": День памяти жертв Кавказской войны

350
(обновлено 11:30 22.05.2021)
День памяти жертв Кавказской войны отметили по традиции в Абхазии 21 мая. Sputnik собрал кадры с памятных мероприятий в столице.

21 мая в Абхазии почтили память махаджиров (термин, закрепившийся за вынужденными переселенцами с Кавказа - прим. ред.). Совместно со Всемирным абхазо-абазинским конгрессом Государственный комитет по репатриации организовал в Сухуме памятные мероприятия.

На набережной Махаджиров у Мемориала памяти жертв Кавказской войны была открыта фотовыставка, в Абхазском драмтеатре показали спектакль "Последний из ушедших", вечером началось факельное и конное шествие, была зажжена ритуальная свеча "ащамака" и разожжен "нартский костер", в море были опущены венки.

Почтить память вынужденно переселенных предков к Мемориалу пришли представители руководства страны, студенты, школьники, репатрианты.

Памятные мероприятия состоялись и в Гудауте. Церемония проходила у мемориала, который представляет собой корабль, символизирующий одно из турецких судов "Махмудиа", на котором из Абхазии была вывезена часть местных жителей. Он был построен архитектором Игорем Смыр в 2018 году и установлен вблизи городского причала. 

В Гагре память жертв Кавказской войны почтили шествием от колоннады до причала, далее состоялось возложение цветов.

21 мая 1864 года – день окончания Кавказской войны. После нее тысячи абхазов вынуждены были покинуть историческую родину и поселиться в Турции, Сирии, Иордании и других странах Ближнего Востока.

Эта дата ежегодно отмечается представителями абхазских диаспор по всему миру. Потомки абхазских махаджиров живут в 50 странах мира. Самая многочисленная абхазская диаспора – в Турции.

350
  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    День памяти жертв Кавказской войны отметили в Абхазии 21 мая. В Сухуме в этот день состоялось конное шествие.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Молодые люди с флагами прошлись по набережной до памятника махаджирам.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    После окончания Кавказской войны тысячи абхазов и адыгов были вынуждены покинуть родину и переселиться.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Почтить память махаджиров к памятнику в их честь пришли десятки жителей столицы.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Среди них были и представители абхазской диаспоры в Турции и Сирии.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    У памятника была зажжена ритуальная свеча "ащамака".

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Люди, пришедшие почтить память насильственно переселенных предков, развернули абхазские флаги.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Ритуальную свечу зажег потомок абхазских махаджиров Кадыр Тванба, который несколько лет назад принял решение вернуться на историческую родину.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    В памятных мероприятиях приняли участие представители молодежных организаций.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    По традиции у места, откуда отплывали корабли с махаджирами, был разожжен "нартский костер".

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Зажжены свечи в память о тех, кто так и не смог вернуться на родину.


Заброшенная неоклассика: санаторий Смецкого в Гулрыпше

288
(обновлено 18:31 18.06.2021)
Российский меценат и предприниматель Николай Смецкой переехал в Сухум в конце XIX века. Он создал в Гулрыпше славившуюся на весь Кавказ и даже Европу здравницу.

Николай Смецкой происходил из богатой дворянской семьи, которой принадлежали лесные угодья в Костроме, полотняная фабрика в Вологде. В 30 лет Николай Смецкой женился на Ольге Филимоновой, дочери помощника директора Оружейной палаты.

Парк Смецкого.
© Фото : из архива Анзора Агумаа

Стечение обстоятельств привело супружескую пару в Сухум. После перенесенной легочной болезни Ольге посоветовали "долечиться" на курортах Европы. Но Смецкие направились в Батуми. Это было осенью 1889 года. Только до Батуми они так и не добрались: в поезде им встретился попутчик, студент так вдохновенно и захватывающе рассказывал о красотах и великолепии Сухума, что супругам стало любопытно посетить его.

В конце 1892 года Смецкие приобрели в Сухуме 41 десятину земли за городским кладбищем и начали создавать парк: 50 видов пальм, 80 – эвкалиптов, более 50 – акаций, свыше 30 – камелий, хвойные растения и уникальная аллея кактусов. Так зародился сухумский дендропарк.

В прославившемся на всю Европу и весь Кавказ саду Смецкой построил свой первый дом авторства инженера и архитектора Ивана Бегича. В наши дни дача Смецкого, яркий пример неорусской классики, - официальная резиденция президента Абхазии.

Смецкие почти сразу после переезда начали вести активную меценатскую деятельность. Уже в 1902 году в Гулрыпше был открыт санаторий Смецкого "Гулрипш". Специально для строительства санатория неподалеку создали небольшие кирпичный и черепичный заводы, лес был расчищен, дорога проведена и даже создана небольшая, в семь километров, железная дорога, по которой было удобно везти строительные материалы.

Белое здание санатория начали называть "Гулрипш 1" после того, как в 1913 году был построен Красный корпус санатория "Гулрипш 2". Белый санаторий по своей архитектуре скорее близок к стилю неоклассики с элементами неорусского направления.

Санаторий Смецкого Гулрыпш.
© Фото : из архива Анзора Агумаа

Санаторий был рассчитан на помощь в лечении легочных больных, которые были сильно стеснены в средствах и не могли оплатить лечение самостоятельно. Для приема в этот санаторий существовали особые правила – принимались больные лишь с начальными формами туберкулеза. Считалось, что более поздние стадии болезни в этом климате вылечить было сложно.

Здание "Красного корпуса" было возведено в неорусском стиле, но с явными признаками модерна. Кроме главного здания, в комплекс построек вошли административный корпус, библиотека, бильярдная и даже небольшая часовня. 

Окна всех комнат пациентов санатория были с видом на море. На красивых террасах, обустроенных на верхнем этаже здания, были поставлены кресла, чтобы пациенты, наслаждаясь открывавшимся с высоты пейзажем, могли одновременно принимать солнечные ванны.

Бурная меценатская деятельность Смецких была прервана начавшейся первой мировой войной, а потом революцией 1917 года. Николай и Ольга Смецкие предпочли остаться в Абхазии. По свидетельству историка Вианора Пачулия, в 1921 году, когда советская власть установилась в Абхазии, в Сухум тайно прибыли из Турции племянники Смецкого, чтобы помочь ему уехать с ними, но Смецкой отказался. 

Супруги Смецкие были лишены всего своего имущества, оно было национализировано. На старости лет Николай Смецкой получал 50 рублей в месяц. Когда Николай Николаевич в 1931 году умер, его супруга Ольга Юрьевна, которая пережила его на девять лет, едва сводила концы с концами.

288
  • © Sputnik / Акоп Кущян

    Санаторий "Гульрипш 1" (белый корпус) был открыт российским меценатом Николаем Смецким в 1902 году.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    В Абхазию Смецкой переехал после перенесенной его женой Ольгой легочной болезни. Уже в 1911 году он получил здесь бессрочный паспорт.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Ему удалось создать на Черноморском побережье Абхазии славившуюся на весь Кавказ и Европу здравницу.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Медицинскую помощь в санатории получали пациенты, которые не могли позволить себе самостоятельно оплатить лечение.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Для приема в этот санаторий существовали особые правила – принимались больные лишь с начальными формами туберкулеза. Считалось, что более поздние стадии этой болезни в этом климате вылечить было сложно.


  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Здание было построено по проекту архитектора Владимира Александровича Попова.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Белое здание санатория по своей архитектуре скорее близко к стилю неоклассики с элементами неорусского направления.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Специально для строительства санатория были созданы небольшие кирпичный и черепичный заводы, был расчищен лес, проведена дорога и даже создана небольшая железная дорога, по которой было удобно везти строительные материалы.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Окна всех комнат пациентов санатория были с видом на море.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    С особой тщательностью строители подошли к расположению всех окон, холлов и коридоров здания и постарались сделать так, чтобы все они были направлены в сторону моря и получали хорошую соляцию.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    На красивых террасах, обустроенных на верхнем этаже здания, были поставлены кресла, чтобы можно было наслаждаться красотами пейзажа.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    В 1913 году был построен Красный корпус санатория "Гульрипш 2".

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Здание красного корпуса было возведено в неорусском стиле, но с явными признаками модерна.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Кроме главного здания в комплекс построек вошли административный корпус, библиотека, бильярдная и даже небольшая часовня.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Санатории "Гульрипш 1" и "Гульрипш-2" - объекты историко-культурного наследия республики.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    В настоящее время они заброшены, поглощены зарослями, деревья пробиваются сквозь окна и крыши зданий.

Как "пришить" старушку: премьера "Дорогой Памелы" в Абхазском драмтеатре

179
(обновлено 15:42 16.06.2021)
Премьера спектакля "Дорогая Памела" состоялась в Абхазском государственном драматическом театре имени Самсона Чанба 15 июня.

Поклонники Абхазского драматического театра имени Самсона Чанба долго ждали очередной постановки. Над спектаклем "Дорогая Памела" в театре работали с декабря прошлого года, однако из-за пандемии коронавируса репетиции проводились с большими интервалами.

Режиссером постановки "Дорогая Памела" стал заслуженный артист России, заслуженный деятель культуры Абхазии, режиссер Драмтеатра Адгур Кове. Пьесу взяли в репертуар театра неслучайно, это было сделано специально для одной из самых любимых публикой актрис – Народной артистки Абхазии Виолетты Маан. Именно она исполняет в этом спектакле роль Памелы.

В спектакле играют сразу три поколения актеров абхазского театра: Виолетта Маан, Майя Джикирба, Лаврик Ахба, Адгур Малия, Гарри Аджинджал, Лана Джопуа, Гудиса Тодуа.

Персонажи трагикомедии "Дорогая Памела" – обитатели трущоб современного большого города, обыкновенные неудачники. Судьба обошла их стороной, не подарив ни наследства, ни успеха, ни любви. Одни в череде неудач очерствели душой, их сердца не чужды лишь корыстных побуждений. Другие же, напротив, будто вопреки всему, сохранили доброту и отзывчивость.

В основе нового спектакля Драмтеатра - пьеса американского драматурга и сценариста Джона Патрика "Как бы нам пришить старушку". Произведение рассказывает о трех мошенниках, которые решили завладеть страховкой после смерти кроткой старушки Памелы Кронки, настоящего "божьего одуванчика", но главная героиня готова прощать обидчиков, несмотря на невзгоды, продолжает любить жизнь, верить в людей и заставляет авантюристов понять, что деньги - это не главное.

179
  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Премьера спектакля "Дорогая Памела" состоялась в Абхазском государственном драматическом театре имени Самсона Чанба 15 июня.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Репетиции постановки продолжались с декабря прошлого года.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Пьеса американского писателя рассказывает о трех мошенниках, которые решили завладеть страховкой после смерти кроткой старушки Памелы Кронки.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    В спектакле играют сразу три поколения актеров абхазского театра.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Роль Памелы Кронки исполнила Народная артистка Абхазии Виолетта Маан.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Одного из мошенников сыграл актер Адгур Малия.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Пьесу взяли в репертуар театра неслучайно, это было сделано специально для Виолетты Маан.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Злоумышленники готовят коварные планы по убийству старушки.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Но каждый раз им что-то мешает это сделать.

  • © Sputnik

    Главная героиня прощает обидчиков и заставляет их понять, что деньги - это не главное.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Очередной показ спектакля "Дорогая Памела" состоится в среду 16 июня, начало в 19:00.

Звезда не в шоке: что мишленовский шеф-повар делает в Абхазии

54
В Абхазии появилась гастрономическая достопримечательность – шеф-повар со звездой Мишлена. Как и зачем он променял европейский ресторан на сухумский, читайте в материале Sputnik.

Гастрономическая культура в Абхазии пользуется особым почетом, культ еды не выходит из моды. Здесь каждая домохозяйка считает свое меню достойным ресторанному и готова посоревноваться за вымышленную мишленовскую звезду с подругами по лестничной площадке. Но, как оказалось, в Абхазии есть человек с абсолютно реальной звездой от Мишлена.

Асмат Цвижба, Sputnik

Знакомство с Абхазией

Жан Ашнер живет в Сухуме всего пару месяцев, но весть о приезде в столицу шеф-повара со звездным статусом уже успела разлететься по всем чатам. Французский шеф приехал в Абхазию, чтобы возглавить ресторан в одном из недавно построенных отелей столицы. До приезда в Сухум он работал в Сиднее, Пекине, Абу-Даби, Стамбуле, Каракасе, Лондоне, Париже, Кельне, Рио, Москве. Возглавлял рестораны гостиничной сети Hilton, сети "Этаж" и "Жан-Жак", был бренд-шефом на Олимпиаде 2014 года в Сочи, организовывал ужины для короля Бельгии и принца Монако.

Маленькую южную столицу Ашнер предпочел мегаполисам еще в 2016 году. Тогда он познакомился с собственником гостиницы, в которой сейчас работает и был поражен его предпринимательскими способностями. О строительстве отеля речи еще не шло.

"Просто я давно хотел работать с ним. Для меня он уникальный человек, и у него есть чему научиться, несмотря на то, что я популярный повар. И как только он достроил гостиницу, я сказал, что готов работать", - сказал он.

Но в Абхазию шеф приехал не впервые. Во время работы в Сочи он с женой частенько пересекал границу, чтобы поужинать в ближайшей апацхе, как он говорит, "без пафоса". За первым ужином он попробовал абыста (мамалыгу – ред.), акуд (фасоль - ред.) и соления с бузиной. Последнее Ашнер называет блаженством.

"Моя любимая апацха находится в Гагре. Там работает семья - отец, мать, два сына, их дети. Там разнобойная посуда, ни о каком сервисе нет и речи, но это незаметно, потому что там очень душевно – ничего нет покупного, сами коптят мясо, место у ручья. Словом, очень атмосферно", - рассказывает он.

Спустя пару месяцев Ашнер утверждает, что уже легко может сам сварить котел абыста.

"Абхазская кухня вкусна и ясна тем, что она простая. Это не французская высокая кухня со своими термическими процессами, не американская молекулярная кухня. Это то, что растет в огороде. Сказать, что я специально учился готовить абхазские блюда, не могу. Достаточно раз-два посмотреть, как делают блюда. Самое важное, готовить с душой, тогда и гость будет доволен", - сказал он.

Путь к звезде

"Все началось с того, что отец сказал мне – найди работу там, где тепло и где ты будешь сыт", - начал свой рассказ о пути к высокой кухне Жан.

По его словам, в семье с еврейской мамой было принято ежедневно накрывать стол так, будто ждешь гостей, и не садиться за ужин без главы семьи. Маленький Жан постепенно стал интересоваться, что происходит с едой до того, как она в красивом виде попадает на стол. Так и произошла любовь с едой.

Жану удалось поступить в школу с вековой историей Le Cordon Bleu в Париже, а после обучения он устроился в кафе гостиницы Hilton у Эйфелевой башни.

"Изначально я получал 250 долларов, из них 175 я платил за квартиру, покупал 11 пачек сигарет и банку кофе. Это все, на что хватало. В выходные я ходил в свой ресторан, якобы мне было что-то интересно посмотреть, а на самом деле – поесть. Мне было все равно, сколько платят, я хотел кем-то стать", - вспоминает шеф.

И он действительно стал. Уже в 33 года Жан стал шеф-поваром ресторана "La maison de beaufe" в Бельгии. К тому моменту у заведения уже была одна мишленовская звезда, а в 2003 году шеф достал для него вторую.

"В Европе, чтобы стать шеф-поваром, нужно поработать лет 20-25. Мне повезло, понадобилось 12 лет. Это очень короткий срок, в который я вложил всю свою энергию и знания", - сказал он.

Как только Ашнеру удалось "поймать" звезду, самые крупные рестораны всей Европы объявили на него охоту, стараясь переманивать к себе. Вот и до приезда в Абхазию Жана звали в Москву, Крым, Хабаровск, Екатеринбург и даже Алтай.

  • Жан Ашнер
    © Foto / предоставил Жан Ашнер
  • Жан Ашнер
    © Foto / предоставил Жан Ашнер
  • Жан Ашнер
    © Foto / предоставил Жан Ашнер
  • Жан Ашнер
    © Foto / предоставил Жан Ашнер
1 / 4
© Foto / предоставил Жан Ашнер
Жан Ашнер

- А сколько вам платят здесь? – к месту спрашиваю я.

- Очень много, – без уточнений ответил Жан.

Работа = отдых

Жан утверждает, что от работы не устает, наоборот, отдыхает.

"У нас всегда беда с супругой, которая хочет уехать куда-то в отпуск. Я не знаю, что делать в отпуске", - смеется он.

Дома шеф готовить не отказывается. С дочкой любит готовить мясо, а жене достается гарнир – она вегетарианка. Любимое блюдо звездного шефа – котлеты с макаронами, исключительно тещиного производства. К домашней кухне Ашнер приучает и дочь.

"Несмотря на то, что мы с женой, которая тоже долгое время работает в ресторанном бизнесе, гурманы, мы стараемся дочь кормить более домашней едой. Чтобы ее организм привыкал, потому что не домашняя еда имеет коммерческий вкус. Все повара готовят из заготовок, пусть никто не говорит, что это не так. А дома все готовится медленно, долго", - объясняет он.

В Абхазии Жан и его команда, которую он привез с собой, используют местные продукты – сыр, мясо, овощи, рыбу, молоко. К примеру, вместо моцареллы в итальянской пицце будет сулугун, а в будущем в роллах будет местная барабулька или ставрида.

"Но во всех блюдах будет присутствовать французский стиль – соусы, подача, вкус и атмосфера", - уточняет он.

Жана расстраивает, что в России и в Абхазии ресторан – это бизнес, который нацелен на зарабатывание больших денег.

"В Европе нет понятия ресторанный бизнес, есть понятие ресторанное дело – место, где собственник работает, чтобы содержать свою семью, а не получать миллионы. В этом и разница", - объясняет он.

Маэстро считает, что теория о том, что лучшие повара – мужчины, лишь стереотип.

"Нет, есть очень популярные шеф-повара женщины, но они с мужским характером, задатками. Даже в лице, походке и манере разговора превращаются в мужчину", - добавил он.

Мечты шефа

Под конец разговора Жану приносят чашку кофе. Не латте, не фраппе и даже не эспрессо. Такой же, как делают абхазские домохозяйки, по-турецки.

"Это настоящий кофе. Я его начал пить после Сочи", - уточняет он.

Мишленовский повар мечтает освоить индийскую кухню, а еще построить высококлассный ресторан на фуникулере в Сухуме, куда будут съезжаться гурманы всего мира. Но на эту мечту нужно очень много денег, подчеркивает он.

© Foto / предоставил Жан Ашнер
Жан Ашнер

Жан не строит долгосрочных планов, но не исключает возможности покупки небольшого дома в Нижней Эшере, пейзажи которой его покорили.

"Нужно уже остепениться и жить нормальной жизнью, доказывать ничего уже никому не нужно", - сказал он.

Мечтает Жан и о собственном деле – вырастить свой скот, сделать теплицу и такой ресторан, где все блюда будут сделаны из того, что собрано в огороде. Будет это в Абхазии или России, шеф еще не знает.

54
Темы:
Перевод на абхазский