Лавров: позиция России по вопросу Голанских высот остается неизменной

68
Позиция Москвы о принадлежности Голанских высот Сирии остается неизменной, заявил российский министр иностранных дел Сергей Лавров.

СУХУМ, 6 апр – Sputnik. Глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров подтвердил неизменность позиции Москвы о принадлежности Голанских высот Сирии.

"Позиция России по вопросу Голанских высот остается неизменной. Они, безусловно, остаются сирийской территорией", - приводит слова министра РИА Новости.

Президент США Дональд Трамп ранее подписал декларацию о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами на встрече с израильским премьером Биньямином Нетаньяху. В ходе Шестидневной войны 1967 года Израиль отбил у Сирии и оккупировал Голанские высоты, а в 1981 году в одностороннем порядке их аннексировал. Принадлежность горного плато считается основным предметом израильско-сирийского конфликта, попытки решить который предпринимались до начала гражданской войны в Сирии.

68
Теги:
Сергей Лавров, Россия, Голанские высоты, Сирия
По теме
Сирийский депутат: Голанские высоты - сирийская земля, так было и будет
Человек с Голанских высот: как Израиль лишил абхазов новой родины

75 лет ООН: старые проблемы, новые вызовы и глобальные решения - статья Медведева

139
(обновлено 15:30 24.10.2020)
24 октября традиционно празднуется как День Организации Объединенных Наций. В этом году самая авторитетная глобальная организация отмечает 75-летний юбилей.

В этот день RT публикует статью заместителя председателя Совета безопасности Российской Федерации Дмитрия Медведева.

Несмотря на все проблемы и кризисы, с которыми сталкивалась ООН и ее государства-члены в эти годы, тяжело спорить с тем, что во многом благодаря международно-правовым и политическим механизмам, заложенным в Уставе организации, удалось не скатиться в пучину третьей мировой войны, разрешить многие острые вопросы послевоенного устройства на планете.

Однако, к сожалению, мы не всегда выносили правильные уроки из проблем, которые принесли нам XX и XXI века. Напомню, что при создании ООН государства-основатели, включая СССР, заложили ее миссию. Она состоит из трех принципов — стремления к стабильному и безопасному миру, продвижения идеи прав человека и построения более справедливого миропорядка.

© Sputnik / Екатерина Штукина
Заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев

Но уже на следующий год после создания организации вчерашние союзники по антигитлеровской коалиции, принёсшие свободу народам, оказались по разные стороны баррикад холодной войны, периодически переходящей в горячую. Сейчас невозможно себе представить, что в течение почти 40 лет мы жили в условиях ежедневной угрозы ядерной войны, уничтожения самого человечества.

Структуры ООН сделали очень много для того, чтобы мир отступил от бездны, для того, чтобы заработали механизмы разрешения конфликтных ситуаций в рамках правового поля. Так, одной из важнейших задач ООН является разоружение, сокращение и ликвидация всех запасов оружия массового уничтожения. На площадке Конференции по разоружению, учреждённой в 1978 году решением первой Спецсессии Генеральной Ассамблеи ООН, был разработан и принят ряд основополагающих международных соглашений, направленных на обеспечение безопасности народов, смягчение международной напряжённости и укрепление доверия между государствами в сфере обращения с ядерным оружием. Особую роль в этом процессе сыграл СССР.

Иран превысил допустимый ядерной сделкой уровень обогащения урана>>

Сегодня нам нужно незамедлительно продолжить работу по этому направлению. Рассчитываем, что в Совете Безопасности ООН состоится предложенный Россией очный саммит стран "ядерной пятерки" для обсуждения острейших проблем человечества. Оперативного решения также требует вопрос о продлении Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III). Позиции по продлению действия этого важнейшего документа нами также сформулированы.

США готовы разрушить ООН, Россия намерена ее спасти>>

Вместе с тем необходимо не только обеспечивать сокращение уже существующего вооружения, но и минимизировать риски возникновения новых угроз. В этом ключе Россия объявила мораторий на развёртывание новых ракетных систем в Европе и других регионах. Рассчитываем на встречные шаги наших западных партнёров. Также выступаем за заключение юридически обязательного соглашения всех космических держав о всеобъемлющем запрете на милитаризацию космоса. Целесообразность реализации такого подхода подтверждена Генеральной Ассамблеей ООН посредством одобрения предложенных Россией резолюций о предотвращении гонки вооружений в космосе и использовании его пространства в соответствии с международным правом.

К сожалению, несмотря на предпринимаемые усилия по поддержанию мира, мы по-прежнему остаёмся свидетелями односторонних агрессивных действий, грубых попыток вмешательства во внутренние дела суверенных государств, предпринимаемых, в частности, США и их союзниками, входящими в блок НАТО.  Во многих точках мира продолжают тлеть очаги вооружённого противостояния, каждый день гибнут люди. И, как правило, только согласованная правовая оценка той или иной ситуации со стороны Совета Безопасности ООН позволяет понять, кто прав, а кто виноват, кто агрессор, а кто жертва агрессии.

В противном случае в условиях информационных вбросов, фальсификации фактов, методов гибридной войны есть риск, что черное будет выдаваться за белое, неправовое станет законным, правду спрячут за красивой телевизионной картинкой или постами в социальных сетях.

В этой связи принципиальное значение приобретает обеспечение безопасности в глобальном информационном пространстве. Архитектура международной кибербезопасности должна отвечать не только современным вызовам, но и учитывать перспективы технологического прогресса.

Эксперт: США – основной пользователь кибератак и идеологического воздействия в интернете>>

Развитие "цифры", к сожалению, неизбежно влечет и рост числа преступлений в информационной среде (которые, отметим, стали гораздо более распространены в период пандемии нового коронавируса). Россия неоднократно призывала мировое сообщество договориться о новых механизмах противодействия киберпреступности и обеспечения стабильности информационной среды.

Ранее на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН подавляющим большинством голосов была принята российская резолюция, которая в том числе создала переговорный механизм для решения проблем международной информационной безопасности. Данная резолюция необходима с учетом того, что вызовы трансграничного характера могут быть эффективно урегулированы только при активном участии всего международного сообщества. Структуры ООН могут выступить площадкой для принятия универсального международного договора, базирующегося на общепризнанных принципах и нормах международного права и отвечающего общим интересам в информационной сфере. Такой инструмент должен способствовать поддержанию международного мира и безопасности и не допускать использования технологий в целях, не согласующихся с международным правом.

Никакие другие международные организации, а тем более военные альянсы, не могут поколебать монополию уставных органов ООН на выражение воли мирового сообщества. Размывание ответственности за глобальную безопасность, попытки различных организаций и отдельных держав расклеивать ярлыки на государства и правительства, вершить судьбы мира неизбежно отбросят нас на десятилетия назад.

Продолжает повторяться типичный сценарий незаконного вмешательства во внутренние дела государств: насаждение раскола в обществе, поддержка и вооружение оппозиции для свержения действующего правительства с формальной ссылкой на демократические ценности. В 2003 году международная коалиция во главе с США, включавшая ряд стран НАТО, вторглась в Ирак.

Под предлогом борьбы с международным терроризмом и поиска оружия массового уничтожения был свергнут и казнен законный президент страны Саддам Хусейн, разрушено "авторитарное государство" и создано "истинно демократическое".  Что получилось из этого — всем известно. Другой пример — с 2012 года США в сотрудничестве со странами НАТО предоставляли тайную военную поддержку повстанцам в Сирии. Это привело лишь к масштабному кровопролитию и внутреннему кризису в этой стране.

Также вызывают особую насторожённость попытки подорвать роль ООН и создать вместо неё некое "сообщество (клуб) демократических наций". Такого рода идеи не объединяют, а разделяют человечество, способствуют нагнетанию международной напряженности и в конечном счете ведут к прямым конфликтам. ООН же создавалась на фоне развития концепции прав человека, придания гуманистической направленности сотрудничеству государств в самых разных сферах.

Идеи прав человека пронизывают сегодня почти все темы, находящиеся в фокусе внимания структур ООН: от экологии и защиты персональных данных до кибербезопасности и биотехнологий. Сегодня в правовой системе каждого государства отражены запреты дискриминации, пыток, бесчеловечного отношения, произвольного вторжения в личную жизнь.

Всеобщая декларация прав человека вместе с Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах и Международным пактом о гражданских и политических правах являются фундаментом международного признания и закрепления прав человека. Поощрение и защита содержащихся в указанных документах прав являются руководящим принципом работы ООН.

Как сказал один из разработчиков Всеобщей декларации прав человека, лауреат Нобелевской премии Рене Кассен: "… характерной чертой Декларации является ее универсальность: она распространяется на всех людей без какой-либо дискриминации; она также применяется на всех территориях независимо от их экономического или политического режима".

Помимо признания, первостепенно важно обеспечить должный баланс различных категорий прав человека. Именно поэтому в ходе разработки Всеобщей декларации Советский Союз указывал на необходимость закрепления широкого перечня социальных и экономических прав. Данный тезис находит свое очевидное подтверждение и сегодня. Нынешний мировой экономический спад, вызванный глобальной пандемией, заставляет государства переосмыслить ценностные ориентиры и расставить приоритеты в пользу защиты жизни и здоровья людей, прав человека, гарантирующих достойное и безопасное существование.

Эпидемия COVID-19 отчетливо показала, что сами по себе политические свободы не могут спасти жизни людей. Для этого нужны эффективная и доступная система медицинской помощи и социальной защиты, общегосударственные программы обеспечения санитарной безопасности, предельная координация усилий всех уровней публичной власти. Именно сильные государства, способные быстро мобилизовать экономику и политические институты для противодействия пандемии, успешно справились с её последствиями, сохранили миллионы жизней.

Подход, ставящий во главу угла защиту прав человека, оправдан с учетом того, что первые послевоенные десятилетия прошли под девизом "Никогда снова" (Never Again). Цивилизованные народы, от имени которых и была создана ООН, как и другие международные организации, возникшие в конце 1940-х — 1950-е годы, были призваны не допустить повторения ужасов Второй мировой войны, геноцида, военных преступлений, попрания основополагающих прав и свобод человека, унижения достоинства личности.

Иранская ядерная сделка: детали и факты>>

И путь к достижению этой цели виделся прежде всего в максимально возможном ограничении участия государства в социальном развитии, абсолютизации личной, индивидуальной свободы, непрерывном расширении перечня субъективных прав, часто в ущерб общественным интересам. Одновременно именно на национальные государства в рамках так называемых "позитивных обязательств" возлагаются всё более существенные обязанности не просто по воздержанию от нарушения прав конкретного человека, но по обеспечению их соблюдения, гарантированию "надлежащего" государственного управления (good governance).

Опасения возрождения тоталитарных "супергосударств", каким была фашистская Германия, заставили правительства многих стран (прежде всего европейских) после окончания Второй мировой войны пойти на существенное ограничение собственного национального суверенитета, делегирование полномочий на надгосударственный уровень. Этот опыт получился весьма различным.

При этом нельзя забывать о трех обстоятельствах.

Во-первых, слабое государство не может обеспечить права своих граждан, защититься от глобальных угроз. Сам пример драматического перерождения Веймарской республики в Третий рейх отчетливо показал, что предоставление широких демократических свобод, не обеспеченное экономическим ростом, заботой о гражданах, способностью государства реально противостоять экстремистским проявлениям, неминуемо ведет к маргинализации политической повестки, разгулу преступности, беззащитности демократических институтов и, как следствие, угрозе развала государства либо скатывания к диктатуре.

К сожалению, и Россия два раза за предшествующее столетие (в 1917 и 1991 годах) стояла на пороге анархии и распада государства. И оба раза развал страны сопровождался лозунгами о всеобщей свободе и демократии. И сегодня мы видим примеры "несостоявшихся государств" (failed states), не способных построить стабильную политическую систему, обеспечить своим гражданам уверенность в завтрашнем дне (в том числе и на постсоветском пространстве).

Во-вторых, для стабильного развития человечества мало плюрализма и неограниченной свободы слова. Как в 1945 году, так и сегодня миллионы людей не только в развивающихся странах, но и странах с экономикой, считающейся развитой, живут за чертой бедности, не могут удовлетворить базовые потребности для себя и своей семьи, чувствуют себя изгоями, оторванными от достижений современной цивилизации.

Движение Black Lives Matter, захлестнувшее западные страны в 2020 году, отчетливо продемонстрировало глобальный неудовлетворенный запрос на справедливое мироустройство, на преодоление разрыва между богатыми и бедными, на доступ к необходимой медицинской помощи, современному образованию, достойному заработку независимо от цвета кожи или социального статуса. Пандемия COVID-19 в десятках стран оголила проблемы, связанные с неравенством. Многие люди были брошены на произвол судьбы.

Указанные обстоятельства подтверждают, что социальную справедливость невозможно восстановить только развитием рыночной экономики без вмешательства государства (согласно концепции Laissez-faire) или щедрыми, но разовыми благотворительными проектами. Для этого необходимы рука государства, осмысленная бюджетная политика, ответственное и стабильное правительство, понимание долгосрочных целей социально-экономического развития. От государств требуются решительные шаги по адаптации национальных экономических и политических систем к современным вызовам.

Ключевая миссия государства сегодня — дать возможность каждому гражданину почувствовать себя полноценным членом общества, предоставить равные возможности для самореализации, сформировать у людей чувства собственного достоинства и уверенности в завтрашнем дне. Технологии стремительно меняются, но человек остаётся таким же, каким был десятки, сотни и даже тысячи лет назад. В центре его интересов всегда семья, близкие, мечты о лучшем будущем для своих детей, желание быть услышанным и понятым окружающими.

Глобальная закулиса о будущем мире>>

Тотальное запугивание, искусственное создание образа неприятеля, нагнетание истерии в СМИ и социальных медиа — чрезвычайно опасное явление, которому должны противостоять в том числе структуры ООН. Сотни лет народы наших стран жили в страхе перед врагом, перед неизбежной угрозой войны. Но на страхе и недоверии нельзя построить стабильный мир. На место страху должна наконец прийти надежда. Еще в 1953 году второй Генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршёльд сказал: "Чтобы построить для человека мир без страха, мы должны быть без страха. Чтобы построить справедливый мир, мы должны быть справедливыми".

В-третьих, ни одна из глобальных проблем не может быть решена без восстановления верховенства международного права, основанного на согласованной воле государств. Основным источником международного права остается международный договор, подписанный и ратифицированный суверенными государствами. Именно к этой категории источников относится и Устав ООН. Нормы международного права могут черпать свою легитимность только в предусмотренных национальными конституциями демократических процедурах, ясно выраженной воле наций на присоединение к тем или иным международным документам.  

Следование этим подходам, сохранение уникальной архитектуры ООН, учет интересов и уважение национальных особенностей друг друга как никогда необходимы сегодня. При этом искреннее стремление к сотрудничеству и взаимопомощи, солидарность будут способствовать достижению целей, предусмотренных в Уставе ООН. В связи со взрывом в Бейруте в августе 2020 года в Ливан незамедлительно прибыли российские спасатели для оказания помощи пострадавшим.

Валдайский клуб: как COVID-19 будет влиять на мир ближайшие 25 лет>>

Во время пандемии Россия оказывала широкомасштабную поддержку Венесуэле, Ирану и ряду других стран, предоставляя медицинское оборудование и средства индивидуальной защиты. Российские военнослужащие были задействованы в оказании медицинской помощи в Италии, гуманитарные мероприятия продолжаются в Сирии. Выступая на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, президент России Владимир Путин предложил всем сотрудникам ООН бесплатно получить российскую вакцину от коронавируса "Спутник V".

В условиях продолжающейся мировой эпидемии необходимо обеспечить беспрепятственные поставки продовольствия, оборудования и технологий на наиболее пострадавшие территории. Россия последовательно выступает с предложениями о всеобщем отказе от применения торговых и финансовых рестрикций к гуманитарным поставкам. Никакие политические соображения не могут мешать сотрудничеству для спасения жизней.

Нельзя забывать, что ООН создавалась как организация, которая должна искать решения самых острых глобальных проблем, стоять на страже интересов мира и безопасности. Она призвана избавить грядущие поколения от бедствий войны, утвердить веру в основные права человека, обеспечить соблюдение норм международного права и улучшить условия жизни людей. В конечном счете, для достижения этих высоких идеалов и была создана Организация Объединенных Наций.

139

Карабахский кризис: напоминание о необходимости решать замороженные конфликты

246
(обновлено 14:51 07.10.2020)
Очередная военная эскалация в Нагорном Карабахе стала напоминанием не только соседям Армении и Азербайджана, но и всему миру, насколько зыбким может быть застарелый неразрешенный межгосударственный и межэтнический спор.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" – для Sputnik.

"То, что происходит в Нагорном Карабахе, для нас большой урок, потому что замороженные конфликты означают столкновения в будущем, в которых международное сообщество бессильно". Это - оценка президента Сербии Александра Вучича. Его страна географически находится далеко от Кавказского региона. Но во многом те процессы, которые развивались в 90-е года на территории бывшей Югославии, имеют схожие алгоритмы с ситуацией на постсоветском пространстве.

И в этом контексте очередная военная эскалация в Нагорном Карабахе стала напоминанием не только соседям Армении и Азербайджана, но и всему миру, насколько зыбким может быть застарелый неразрешенный межгосударственный и межэтнический спор.

Карабахский конфликт: не только Кавказ

Сегодня, когда военное противостояние между Баку и Ереваном продолжается, значительное большинство публикаций фокусируется на его ходе и возможных последствиях для конфликтующих сторон. Но конфликт в Карабахе по своей значимости выходит далеко за рамки отдельно взятого региона. И тем более отдельно взятого противостояния. Он снова возвращает нас к коллизиям между принципами государственной целостности и национального самоопределения.

В переговорах под эгидой Минской группы ОБСЕ эти два принципа рассматриваются, как равноценные. Скептики могут сказать, что в нынешних условиях для возвращения в дипломатическое поле нет предпосылок. Но стоит иметь в виду, что любая война заканчивается миром, вопрос лишь в его условиях. И если это так, то трудно представить себе появление какого-то документа, сильно отличающегося по своей сути от того, что представлено в т.н. базовых принципах нагорно-карабахского урегулирования.

Однако сами эти принципы – компромисс между двумя дискурсами – территориального единства и самоопределения. И дискуссия вокруг примата того или другого принципа неизбежно возвращает нас в 1991 год.

В ходе распада и СССР, и Югославии эти вопросы были в центре всеобщего внимания. И сегодня, через почти три десятилетия после двух тектонических сдвигов, существенно перекроивших политико-географический ландшафт Евразии, становится намного более наглядно и ощутимо: случись процессы распада двух многоэтничных государств в соответствии с четкими правовыми критериями, затяжные конфликты могли бы или не произойти, или протекать в более мягкой форме.

Но тогда верх взяли соображения политической целесообразности, а международное сообщество согласилось принять за основу юридический принцип uti possidetis (сохранение административных границ), не утруждая себя арбитражем и выстраиванием переходных механизмов от статуса союзных республик и автономий к новым независимым государствам. Законодательство о сецессии, которое имелось в том же СССР (документы о праве выхода из единого государства, принятые в апреле 1990 года), даже не были никем особо приняты во внимание. Как результат, «окукливание» конфликтов, к разрешению которых внешним игрокам все равно пришлось приступать. И еще придется. Новая эскалация на Кавказе напомнила об этом еще раз.

В чем Россия и Запад едины?

В последние годы о постсоветских этнополитических конфликтах пишут, как правило, через призму "большой геополитики". В абхазском и в югоосетинском контексте речь ведут о противостоянии между Россией и НАТО, а в приднестровском - о конкуренции РФ и Евросоюза.

Но карабахский кейс резко выделяется на этом фоне. Здесь Россия и Запад (в лице США и Франции как сопредседателей Минской группы ОБСЕ) едины во мнении относительно обновленных Мадридских принципов как фундаменте будущего урегулирования. Оперативное появление совместного заявления Владимира Путина, Эммануэля Макрона и Дональда Трампа о необходимости скорейшего прекращения огня и возвращения в дипломатический формат трудно представить, если бы речь шла о каком-то другом конфликте. К слову сказать, главы трех государств - сопредседателей Минской группы совместно обращались к Баку и Еревану лишь в канун известной Казанской встречи 2011 года. После чего переговорный процесс перешел в стадию, скорее управления конфликтом, чем его разрешения.

Конфликт и соседи

В карабахском конфликте стороны противостояния не идентифицируют себя четко с интересами только России или только Запада, и само противоборство не выстраивают таким же образом. Однако роль третьих сил здесь не следует недооценивать. Прежде всего, необходимо говорить о трех соседях Армении и Азербайджана - Турции, Иране и Грузии. И о трех моделях реагирования.

В первом случае мы видим полную поддержку позиций Баку. И жесткую критику мнения «большого трио» по урегулированию. Столь жесткой и однозначной турецкой поддержки Азербайджана не было, начиная с 1991 года, хотя Анкара и не скрывала никогда своих политических симпатий.

Иран можно рассматривать, как пример иного рода. Еще в начале 1990-х гг., столкнувшись с новыми реалиями, появлением новых независимых государств на Кавказе, Тегеран пытался зарекомендовать себя в качестве медиатора. Затем иранская сторона отошла в тень, но позиция осталась неизменной - урегулирование должно быть на основе мирного решения и компромисса самих участников конфликта. При возможной поддержке стран-соседей, но без вмешательства внешних сил, каковыми в Тегеране считаются ЕС и США. Отсюда, при вполне мирной риторике, неприятие базовых принципов урегулирования конфликта, предполагающих проведение миротворческой операции.

Особняком в этом ряду стоит Грузия. Эта страна не обладает мощными военными ресурсами Турции и Ирана – государств, стремящихся к роли самостоятельных евразийских держав, способных бросить вызов ведущим мировым игрокам. Грузия сама пережила два этнополитических конфликта. И потеря Абхазии с Южной Осетией остается незаживающей травмой не только для политического класса этой страны, но и ее граждан. Но в то же самое время официальный Тбилиси с самого начала карабахского конфликта выразил готовность помочь в посредничестве между конфликтующими сторонами.

По справедливому замечанию теоретика международных отношений Роберта Ротштейна, "малые державы даже без ядерного оружия могут иметь влияние на международные отношения, которое выходит далеко за рамки их региональных субсистем". Что же за ресурс имеется у Грузии?

Президент Саломе Зурабишвили (в прошлом французский карьерный дипломат и глава грузинского МИД) уже предложила встречу в Тбилиси в формате переговоров под эгидой Минской группы. Это, с одной стороны, укрепляет связи Грузии с западными партнерами, а с другой – не рассматривается как фактор, который мог бы нервировать Москву.

Не стоит забывать, что внутри самой Грузии проживают многочисленные общины армян (Джавахети) и азербайджанцев (Квемо Картли), а также у Тбилиси и Баку есть неразрешенная проблема вокруг монастырского комплекса Давид-Гареджи. Все это заставляет руководство страны задействовать различные страховочные механизмы, ибо проблема Карабаха наряду с внешнеполитическим воздействием имеет и внутриполитическое продолжение, а стабильность в стране, межэтнический мир – основа основ.

Таким образом, очередная эскалация конфликта в Карабахе вновь показала, что любое противостояние развивается не в вакууме. Оно мгновенно актуализирует как исторические сюжеты, так и актуальные проблемы не только в отношениях противостоящих друг другу сторон, но и влияет на положение дел у соседей, воздействует на более широкие международные контексты.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

246

Атака на Францию: откуда в стране религиозные экстремисты

0
Неизвестный мужчина обезглавил женщину и убил еще двоих в церкви Нотр-Дам в Ницце в четверг 29 октября. По одной из версий мотива нападения - заявление президента Франции о том, что ислам находится в кризисе и необходимо построить "французский, просвещенный ислам".

Францию сотрясают ужасающие новости: убийство прихожан в церкви Нотр-Дам в Ницце, попытка зарезать полицейских в Авиньоне. А две недели назад неподалеку от Парижа 18-летний выходец из Чечни Абдулах Анзоров обезглавил преподавателя истории Самюэля Пати за то, что тот показал ученикам на уроке карикатуры из Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда. Власти усиливают борьбу с исламизмом. Что привело страну в такую ситуацию и почему проблема мусульманского радикализма выходит на передний план, разбирался аналитик РИА Новости.

Даниил Низамутдинов

Террористы: кто и откуда

В Ницце погибли трое, несколько раненых. Как передает Рейтер, одну женщину обезглавили. Атаковавшего задержали. По словам мэра города Кристиана Эстрози, он твердил "Аллах акбар", что указывает на теракт. Напавшего на полицейских в Авиньоне застрелили.

Это далеко не первые жестокие преступления на почве исламского радикализма, совершенные во Франции в последнее десятилетие.

Расстрел школы в Тулузе (2012), нападение на редакцию Charlie Hebdo (2015), атака на театр Bataclan и рестораны в Париже (2015), теракт на Английской набережной в Ницце (2016), казнь священника в Сент-Этьен-дю-Рувре (2016), многочисленные покушения на полицейских — вот неполный перечень.

Обобщенный облик террориста таков: молодой мусульманин, житель бедных пригородов, приехавший из Северной Африки или потомок иммигрантов. В ряде случаев преступники открыто демонстрировали связи с запрещенными террористическими организациями или были уличены в них.

ERIC GAILLARD
Силы безопасности охраняют территорию после сообщения о нападении с ножом в церкви Нотр-Дам в Ницце, Франция, 29 октября 2020 г

На протяжении нескольких десятилетий страны Западной Европы активно принимали у себя беженцев и иммигрантов из мусульманских стран. Малоимущие люди селились в пригородах, где с годами неизбежно повышался уровень преступности. Многие пригороды Парижа, Марселя, Ниццы, Страсбурга и других французских городов постепенно превратились в гетто, где царят преступники, наркодилеры и торговцы оружием. Это "зоны вне права", районы беззакония, которые не то что обычные граждане объезжают стороной — туда боится сунуться полиция.

Для примера: в начале октября в Шампиньи-сюр-Марн в десяти минутах езды от Парижа уже не первый раз в этом году несколько десятков человек атаковали полицейский участок: десять минут они обстреливали здание градом пиротехники, пытались выломать двери и разбили несколько автомобилей на парковке. Полицейские отсиживались внутри.

Разумеется, власти и сами несут ответственность за возникновение и существование этих "горячих" кварталов, поскольку долгие годы попросту закрывали глаза на то, что там происходит, или отделывались косметическими мерами. Так, после нападения на комиссариат полиции, кроме громких заявлений, решили взять под контроль... торговлю пиротехникой. А задержали в итоге лишь одного подозреваемого, хотя на место происшествия даже министр внутренних дел выезжал.

Безработица, материальная необеспеченность, замкнутая этническая среда и социальное неравенство подталкивают молодых людей к протесту. На этой почве и цветет французский радикализм, поскольку некоторые канализируют протест через свою мусульманскую идентичность, чему активно помогают радикальные имамы.

Безусловно, нельзя навешивать ярлыки на всех. Маргиналов меньшинство, однако зачастую именно агрессивное меньшинство задает тон в плотной общине.

Боевая подготовка

Еще в девяностые годы во Франции появились радикалы, которые ездили воевать за границу, например в Чечню. Власти закрывали на это глаза, потому что в той или иной степени поддерживали сепаратистов.

В 2005-м полыхнуло уже в самой Франции. Шокирующие кадры массовых беспорядков в пригородах потрясли весь мир: погромы, поджоги, атаки на полицию не стихали две недели.

В следующем десятилетии — новая волна: молодых французов активно вербовали для боевых действий в Ираке и Сирии. Только по официальным данным в зоны конфликта отправились сотни французских джихадистов: там они проходили военную подготовку и участвовали в боях. Некоторые вернулись — как, например, участники терактов 13 ноября 2015 года в Париже, в результате которых погибли 130 человек.

Суть проблемы власти осознали достаточно давно: и при Николя Саркози, и при Франсуа Олланде пытались запускать проекты, направленные на интеграцию, дерадикализацию исламской молодежи. Однако эти начинания по большей части провалились: то ли масштаб проблемы недооценили, то ли было слишком поздно, то ли меры нужно было принимать иные.

Теперь пришла очередь Эммануэля Макрона: за несколько дней до убийства учителя президент выступил с громким призывом оградить французских мусульман от иностранного влияния, усилить борьбу с экстремистами и построить в стране "просвещенный ислам". А министр внутренних дел Жеральд Дарманен объявил войну "врагам Республики".

Суть намерений Макрона

Часть исламского населения страны обособилась под влиянием проповедников и все дальше отстраняется от традиционных республиканских ценностей, замыкаясь в рамках общины с ее жесткими религиозными и культурными практиками.

© AFP 2019 / OLIVIER HOSLET
Президент Франции Эммануэль Макрон

Для усиления борьбы с этой формой "сепаратизма" правительство должно к декабрю подготовить соответствующий законопроект.

В частности, власти хотят запретить домашнее образование и обучение в нелегальных школах, зачастую контролируемых экстремистами. Вместо этого планируется ввести обязательное обучение в республиканских школах для детей с трех лет. Государственный контроль за частными школами усилят.
Указывают на недопустимость "конфессиональных" меню в столовых учебных заведений, отдельных бассейнов для женщин и других общинных практик.

Собираются усилить контроль за финансированием мечетей и некоммерческих организаций. Имамов готовить внутри страны по утвержденной программе, а иностранных проповедников, подозреваемых в продвижении идей салафизма и ваххабизма, — выслать вместе с другими радикалами.

Опасность нарастает

После убийства преподавателя власти демонстрируют решительность: объявили о роспуске нескольких распространявших радикальную пропаганду мусульманских ассоциаций, закрыли мечеть города Пантен, которая опубликовала видео с призывами против Самюэля Пати. Сообщили о депортации 231 подозреваемого в экстремизме иностранца.

Достаточно ли этого? Известный своими правыми взглядами журналист и писатель Лоран Обертон считает, что однозначно нет. По его словам, высылка двух сотен радикалов — "это просто смешно", и вообще непонятно, почему до сих пор они спокойно находились в стране, если на них давно завели досье. При этом убийца Самюэля Пати никогда не был под наблюдением.

"С того момента, как во Франции появились люди, готовые умирать во имя своей идеологии, горячие линии, разного рода пакты и другие подобные меры недостаточны. Мы столкнулись с очень тяжелой проблемой, которая приобрела огромный размах", — говорит он.

По мнению писателя, ситуацию надо рассматривать глобально, она давно стала критической. Терроризм — лишь симптом, побочный эффект повседневного насилия. С радикализацией надо бороться комплексно и на корню: это касается и контроля за миграцией, и работы в школах, и решения социальных проблем, и жесткой борьбы с преступностью.

Обертон опасается, что во Франции совсем скоро может произойти настоящий социальный взрыв и начнется хаос. Способствует этому и текущее положение дел с коронавирусом. Весной эпидемия привела к панике и пустым полкам в магазинах. Повторный карантин на неопределенный срок спровоцирует сильнейший кризис в экономике, и это в первую очередь ударит по малообеспеченным семьям.

© AFP 2019 / VALERY HACHE
Полиция блокирует доступ к базилике Нотр-Дам-де-л'Ассомпшн в Ницце 29 октября 2020 года после того, как мужчина с ножом убил трех человек в церкви, перерезав горло по крайней мере одному из них, что официальные лица считают последнее нападение джихадистов, потрясшее страну

"Представьте, например, новую вспышку насилия в пригородах, как в 2005-м, только с учетом возросшей террористической угрозы и полиции, совершенно не готовой к этому", — указал он.

Традиционная толерантность

Лоран Обертон также отмечает, что борьбе с исламизмом мешает возведенная в абсолют толерантность, навязанная в том числе и властью. Поскольку в угоду этой идеологии не принято и фактически запрещено называть вещи своими именами: ведь преступник не имеет национальности. Стоит только сказать лишнее, сразу станешь нерукопожатным: тебя моментально подвергнут остракизму, заклеймив крайне правым, исламофобом и расистом.

© AFP 2019 / VALERY HACHE
Женщина стоит на коленях у полицейской машины и плачет на улице после нападения с ножом в Ницце 29 октября 2020 года.

"Сегодня, высказываясь о свободе слова, ситуации на Ближнем Востоке или даже французской истории, мы уже не можем говорить напрямую то, что думаем. Проблема чрезвычайно глубока, и пока нам не хватит смелости решить ее в корне, у нас нет никаких шансов", — уверен писатель.

Преподаватель и эссеист Жан-Поль Бригели тоже возмущается тем, что, например, учителя во Франции зачастую прибегают к самоцензуре и стараются уходить от опасных и неудобных тем, в частности, религии. Причем не только в неблагополучных пригородах.

"Сначала не следовало упоминать теорию эволюции Дарвина, оскорблять пророка или просто говорить об исламе. Сегодня мы подвергаем цензуре таких авторов, как Вольтер, потому что он написал "Фанатизм, или Пророк Магомет". Это скатывается уже к урокам физкультуры с требованиями отдельных раздевалок для обрезанных и необрезанных учеников. Я уже не говорю об отдельных бассейнах для девочек", — сказал Бригели.

По его словам, на этом поле Республика с ее светским подходом постоянно отступает. А убийство Самюэля Пати серьезно ухудшит ситуацию. "Это еще один сигнал преподавателям, многие из которых и так напуганы до смерти: "Не говорите того или этого, если не хотите, чтобы такое произошло с вами". А ведь это и так не та профессия, представители которой излучают храбрость", — добавляет он.

По его мнению, проблемой жестко и решительно должны заниматься как в сфере образования, так и правоохранительные органы.

"Нужно, чтобы МВД и Минюст делали свое дело. Надо положить конец сверхтерпимости. Во Франции тысячи иностранных радикалов, которых следует немедленно выслать из страны. Думаете, Саудовская Аравия или Алжир стали бы терпеть такое у себя? Франция для исламистов — тютя. И с этим надо заканчивать", — подчеркнул преподаватель.

Все же он еще сохраняет какой-то оптимизм, но прекрасно осознает слабость французских элит. Однако серия убийств, совершенных 29 октября, просто не оставила выбора властям: необходимость решительных действий давно перезрела.

0