Кове о неоткрытии участка в Стамбуле: политика не влияет на братские отношения

609
(обновлено 13:36 05.09.2019)
Министр иностранных дел Абхазии Даур Кове в международном пресс-центре ЦИК рассказал о голосовании на выборах президента республики за пределами страны.

СУХУМ, 25 авг - Sputnik, Бадрак Авидзба. Неоткрытие избирательного участка в Стамбуле не повлияет на отношение диаспоры к Абхазии, сказал министр иностранных дел Абхазии Даур Кове в международном пресс-центре ЦИК Абхазии.

"Абхазы - народ мудрый и из любой ситуации всегда находят выход и принимают единственно верное решение. Та ситуация, которая сложилась сегодня, должна послужить для всего нашего народа пониманием того, как нужно действовать в дальнейшем. Я не думаю, что данная ситуация, связанная с тем, что участок в Стамбуле не открылся, негативно повлияет на взаимоотношения с диаспорой. Это политический процесс, нас объединяют кровные узы, и никакая политика не должна влиять на братские отношения", - сказал он.

О причинах, почему избирательный участок не открылся в Стамбуле, станет известно после отчета представителей ЦИК республики, которые находятся в Турции, сообщил Даур Кове. Количество представителей абхазской диаспоры в Турции, имеющих право голоса, составляет не более 500 человек, отметил он.

Ранее председатель ЦИК республики Тамаз Гогия сообщил о том, что информации об открытии избирательного участка в Стамбуле не поступало в Центральную избирательную комиссию.

Ранее полпред Абхазии в Турции сообщил о том, что голосование граждан республики на выборах главы государства в Стамбуле может не состояться. Представительство подготовило участок для голосования в городе Сакарья, однако позже выяснилось, что официального разрешения ЦИКа на это не получало.

При этом ЦИК Абхазии неоднократно подчеркивал, что официально выборы главы Абхазии в Турции никто не отменял. По словам председателя ЦИК Абхазии, если в Стамбуле по тем или иным причинам не пройдут выборы президента Абхазии, это никак не повлияет на ход голосования в целом.

Участки для голосования открылись в 8:00 по местному времени и будут работать до 20:00. Всего в Абхазии насчитывается 152 избирательных участка в 35 избирательных округах. Два избирательных участка открылись в России: в Москве и Черкесске. Избирательный участок в Стамбуле не был открыт.

Президентом может стать гражданин Абхазии абхазской национальности, свободно владеющий государственным языком, не моложе 35 и не старше 65 лет, обладающий избирательным правом. Одно и то же лицо может быть главой государства не более двух сроков подряд. Одновременно с главой Абхазии избирается вице-президент.

Правом голоса обладают все граждане Абхазии, достигшие совершеннолетия и обменявшие старые образцы внутреннего паспорта на новые. Так, по уточненным данным, правом голоса обладают более 118 тысяч избирателей.

На заседании Парламента 4 апреля 2019 года, депутаты внесли изменения в процедуру голосования на выборах. Согласно законопроекту, принятому на сессии Парламента во втором и окончательном чтении, отменены маркировка пальца во время голосования и метод вычеркивания из бюллетеней кандидатов, теперь нужно будет ставить галочки напротив имени кандидата, за которого голосуешь. В бюллетенях указаны фамилии девяти кандидатов, а также графа "против всех".

Победителем голосования становится кандидат, набравший 50% и один голос от общего количества проголосовавших.

Читайте также:

609
Теги:
Даур Кове, выборы президента Абхазии
Темы:
Голосование на выборах президента Абхазии - 2019 (46)

"Государство утратило дееспособность": спасет ли Ливан революция

75
(обновлено 15:05 11.08.2020)
"Мы хотим падения режима!" — с таким лозунгом десятки тысяч человек вышли на улицы Бейрута после мощнейшего взрыва в порту.

СУХУМ, 11 авг -Sputnik. Некогда процветающая "ближневосточная Швейцария" погрязла в кризисе, и выхода из плачевного положения не видно. Что будет с Ливаном и как изменит ситуацию отставка правительства, читайте в материале Софьи Мельничук, Галии Ибрагимовой для РИА Новости.

Режим, пади!

Все выходные разъяренные горожане штурмовали здания министерств, возле МИД вывесили плакат "Бейрут — столица революции". Тысячная процессия дошла и до ливанского парламента. Начались столкновения с полицией. Применили слезоточивый газ, дубинки, резиновые пули. Стреляли даже боевыми — в воздух.

На центральной площади Мучеников демонстранты воздвигли бутафорные виселицы, на которых "казнили" картонные фигуры политиков.

В знак солидарности с протестующими пожарные отказались покидать свои станции, заблокировав водомеры. И чтобы придать законность их действиям, губернатор Бейрута Марван Абуд издал приказ, по которому пожарные могут выезжать только на вызовы о возгораниях.

Премьер-министр Хассан Диаб заявил, что выхода из структурного кризиса нет, и предложил досрочные парламентские выборы. Протестующие уверены: этого недостаточно. В затяжном кризисе, как и во взрыве, ливанцы винят политическую элиту.

Спустя три дня протестов власти выполнили одно из требований недовольных: правительство в отставку. О роспуске кабмина, однако, пока официально не объявил Диаб.

Тройной кризис

Эксперты, да и многие политики, уже давно называют Ливан failed state — несостоявшимся государством. В стране несколько лет бушует политический и экономический кризис, тяжелая ситуация в сфере здравоохранения.

Больницы и раньше не справлялись с наплывом пациентов из-за пандемии, а сейчас раненые и вовсе лежат на полу в коридорах. Свет включают по расписанию, врачи не могут лечить пациентов. Перебои с электричеством по всему городу.

За июнь ливанский фунт потерял 60 процентов на черном рынке, опустившись до 9,5 тысячи за доллар. Официальный курс — 1507,5, но по нему рассчитываются лишь за импорт зерна, топлива и медикаментов. Через порт Бейрута, который предстоит восстанавливать, проходила большая часть грузов: от кофе до автомобилей.

Ценники на продукты меняются ежедневно, из-за подорожания в армейском меню пропало мясо. Многие бизнесы закрываются, безработица, по некоторым данным, достигла 25-30 процентов. Отчаянное положение толкает людей не только на уличные акции, но и на самоубийства: недавно в центре Бейрута застрелился мужчина, процитировав в предсмертной записке песню времен гражданской войны 1975-1990 годов о бедности.

И все же главная проблема — государственная система. "Политика в Ливане себя дискредитировала, — говорит РИА Новости эксперт Российского совета по международным делам Григорий Лукьянов. — Эта сфера вообще в стране очень закрытая и не подразумевает ротацию. Так уже около ста лет. По сути, Ливан живет при тех же порядках, которые привели в семидесятые годы к гражданской войне".

Религиозные разборки

Недовольство властями — лишь верхушка айсберга. "Последние десятилетия правительство и парламент Ливана почти не занимались реальными делами, а подсчитывали, сколько и какая конфессия получила портфелей", — поясняет Андрей Чупрыгин, старший преподаватель факультета мировой экономики и мировой политики Школы востоковедения ВШЭ.

В 1943 году на высшие посты в государстве ввели религиозную квоту. Так, президентом должен быть христианин-маронит, премьером — суннит, а спикером парламента — шиит. Думали, что это поможет избежать межконфессиональных конфликтов, однако ожидания не оправдались. После гражданской войны 1975-1990 годов квоту формально упразднили, заключив так называемое Таифское соглашение. Но на деле ничего не изменилось.

"Все контролируют конфессиональные группировки старых элит, — подчеркивает Чупрыгин. — Когда в Таифе подписали соглашение, люди вздохнули с облегчением: наконец будет гражданское общество. Но до сих пор решения в стране принимают те же 25 семей, которые были у власти 30, 40, 80, 150 лет назад. Они не собираются сдавать позиции и делиться властью с кем бы то ни было, кроме единоверцев".

Григорий Лукьянов указывает на еще один немаловажный аспект: христиан и суннитов сильно раздражает движение "Хезболла". "Сформировался проиранский "Хезболастан" — государство в государстве. Там действуют другие законы, развивается параллельная экономика. Даже внешняя политика альтернативная, — отмечает Лукьянов. — "Хезболла" не заботят социально-экономические трудности, их волнует лишь борьба с Израилем".

Плата за влияние

В воскресенье главы 36 стран и организаций под эгидой ООН договорились на онлайн-совещании выделить Ливану гуманитарную помощь на 300 миллионов долларов. Ее предоставят напрямую людям, через международные организации, а не через ливанское правительство, чтобы избежать разбазаривания средств.

Это инициатива французского президента Эммануэля Макрона. Он прибыл в Ливан сразу после взрыва, что неслучайно, считает Андрей Чупрыгин. "Официально он приехал обсуждать условия предоставления помощи, однако вышел на улицу и заявил: "Я не дам денег элитам, я не позволю их разворовать". Эта прогулка послужила одним из триггеров протестов, зазвучали требования вернуть Ливан под протекторат Франции", — указывает эксперт.

Париж, по его мнению, хотел бы укрепить позиции в Ливане, это отзывалось бы во всем регионе, а сам Макрон стремится к лидерству в Европе, в том числе по вопросам Ближнего Востока.

Не стоит забывать и о том, что десятилетиями огромное влияние на Ливан оказывала Саудовская Аравия. Именно там и подписали Таифское соглашение. "Саудиты через семью бывшего премьера Саада Харири вкладывали в Ливан деньги. Сейчас они демонстративно ушли из страны, обидевшись, что Харири подал в отставку. Для Ливана это большой удар", — говорит Чупрыгин.

Традиционно важную роль в политической жизни Ливанской Республики играла Сирия. Попав под санкции, правительство САР пользовалось ливанской финансовой и логистической системой, чтобы поддержать экономику. Однако помочь соседу Дамаск пока никак не может, уточняет эксперт.

Наблюдатели спорят, не попадет ли Ливан, приняв иностранную помощь, в зависимость от внешних сил, но очевидно, что самостоятельно страна из кризиса не выберется. Одно из главных условий потенциальных спонсоров — проведение реформ. Однако в деньгах власти заинтересованы, а в изменениях — нет.

Утопические требования

Собеседники РИА Новости уверены: требования протестующих утопичны, а спасти страну от коллапса способно только гражданское общество.

"Уровень образования в Ливане существенно выше, чем во многих арабских странах. Там многочисленное городское население. Хорошо развиты СМИ разной направленности. Гражданское общество — единственная надежда в утратившем легитимность и дееспособность государстве", — рассуждает Григорий Лукьянов.

Андрей Чупрыгин добавляет: во время предыдущих протестов молодежь на улицах скандировала, что они — не сунниты или шииты, а именно ливанцы. На это указывает и Лукьянов: "Люди пытаются избавиться от навязанных конфессиональных клише. Есть понимание, что у всей арабской нации общие интересы".

Впрочем, для реального решения ливанских проблем необходима политическая воля, которой у нынешнего поколения руководителей страны нет. А у протестующих, в свою очередь, нет ни четкой программы, ни лидеров. Да и в условиях общемировой экономической рецессии правительство — не важно, нынешнее или новое — не в состоянии предпринять ничего, что кардинально улучшило бы ситуацию.

75
Президент РФ В. Путин принимает участие в заседании Высшего Евразийского экономического совета

Не надо придумывать "пиррову победу" Лукашенко

614
(обновлено 19:06 10.08.2020)
Александр Лукашенко выиграл свои шестые президентские выборы — но его противники в стране и за рубежом не хотят признавать его победы.

Штаб Светланы Тихановской, занявшей второе место с десятью процентами голосов, заявил, что, по их данным, у них 70 процентов, а премьер Польши Матеуш Моравецкий предложил провести чрезвычайный саммит Европейского союза, посвященный ситуации в Белоруссии:

"Польша несет ответственность за своих ближайших соседей… После президентских выборов в Белоруссии, которые состоялись 9 августа 2020 года, власти использовали силу против своих граждан, которые добиваются перемен в стране. Мы должны солидарно поддержать белорусов в их стремлении к свободе".

Подобные заявления не были неожиданностью — еще до выборов было понятно, что радикальная оппозиция не признает итогов голосования и заявит о фальсификации, а Запад снова осудит "последнего диктатора Европы", пишет Петр Акопов для РИА Новости. Неожиданностью стало то, что о нелегитимности Лукашенко стала говорить часть русского общества — и не только либералы, всегда выступавшие как против белорусского президента, так и против союза с Белоруссией, но и часть патриотов, после истории с задержанием 33 россиян посчитавшая Лукашенко предателем и поверившая в то, что белорусский народ хочет смены власти. Откуда это наваждение?

У Лукашенко действительно есть оппозиция в Белоруссии — как есть она и у Владимира Путина в России. Если спросить сторонников Навального, сколько людей поддерживают Путина, ответ будет едва ли не таким же, какой дают сторонники Тихановской: три процента. Именно таким был, по их мнению, рейтинг Лукашенко — поэтому его 80 процентов вызвали громкое возмущение.

Путинские поправки к Конституции тоже не могли поддержать 78 процентов — это же понятно каждому "нормальному человеку"!

Радикальные оппозиционеры живут в своем выдуманном мире, в котором только их взгляды и мнение имеют значение. Убеждать их в том, что у Лукашенко есть массовая поддержка избирателей, не имеет никакого смысла — они хотят, чтобы он ушел, и все остальное не имеет значения. Мы — народ, говорят протестующие. Ну хорошо — а остальные тогда кто? Именно из-за такого отношения к мнению большинства, кстати, во многом и получился столь большой процент голосов за Лукашенко — молчаливое большинство увидело, что его вообще не принимают в расчет, его игнорируют, осознало, что меньшинство готово любым путем устроить смену власти в Белоруссии. И тогда это большинство активно пошло на выборы — чтобы сказать свое слово.

И не позволить устроить в Белоруссии "майдан" — хотя понятно, что Лукашенко и так не допустил бы ничего, подобного украинскому сценарию. Да, для "майдана" не было столь серьезных оснований, как на Украине, — но все равно усилия по раскачке ситуации в этот раз предпринимались достаточно серьезные.

Начавшиеся в ночь после выборов волнения в Минске и других городах должны были закончиться кровью — но она не пролилась, и теперь ставка будет сделана на продолжение протестов и попытку организовать забастовку. Но Лукашенко не хочет и не будет проливать кровь — жертвы нужны только его врагам, надеющимся на жертвенной крови запустить майданный сценарий. Для него есть западная (особенно польская) поддержка, некоторое количество сторонников — но нет главного: нет раскола ни в обществе, ни во власти. Авторитарная власть Лукашенко выстроена более чем прочно — а само белорусское общество не разделено (по типу украинского) и не хочет никаких потрясений. Десять процентов за Тихановскую и 4,6 процента против всех — вот и весь протестный потенциал. Причем те, кто против всех, явно не поддержат Тихановскую, то есть массовые акции неповиновения. А десять процентов проголосовавших за Тихановскую тоже распределены неровным слоем — понятно, что в Минске процент значительно выше. Но и среди них совсем немного откровенных радикалов — то есть тех, кто готов будет поиграть в "майдан". Опыт соседней Украины многому научил даже оппозиционно настроенных белорусов.

Наличие небольшого оппозиционного меньшинства на самом деле не представляет никакой угрозы ни власти Лукашенко, ни стабильности республики — опасны лишь попытки представить это меньшинство большинством. То есть сыграть в "майдан" — восставший народ против диктатора-узурпатора. То, что в Белоруссии нет ни диктатора (Лукашенко на порядок популярней любого своего противника), ни восставшего народа, не имеет для постановщиков никакого значения — нужна лишь правильная атмосфера (в СМИ и блогосфере), правильная картинка и правильная подача. В Белоруссии это не срабатывает на внутреннем уровне? Но остается еще внешний — можно устроить сильнейшее внешнее давление, попытаться загнать страну и ее власти в угол, очутившись в котором они начнут хаотично отбиваться и наделают массу ошибок. Подобные сценарии присутствовали в разных цветных революциях, как успешных, так и провальных, — пробовали их применять и против России.

Но Россия, несмотря на все последствия развала Союза, — сильная, потенциально самодостаточная и обладающая огромной исторической памятью держава. Белоруссия — лишь осколок исторической России, случайно ставший независимым. Но попавший в крепкие руки Лукашенко — который даже в самые тяжелые для России (и единства постсоветского пространства) 90-е годы не забывал о нашей общности и братстве. Естественно, что в Белоруссии, как и во всех осколках СССР, наши геополитические противники пытались вести работу по воспитанию западно ориентированной элиты, по превращению временного развала исторической России в постоянный, прочно зацементированный. Лукашенко не поощрял русофобию — но в маленькой и вынужденной быть независимой стране неизбежно возникали как исторические мифы (обосновывающие независимость), так и центробежные настроения. Мы не Россия, мы Европа — конечно, не в украинских масштабах, но для десятимиллионной республики много ли надо?

При всей маргинальности подобных настроений их потенциальную опасность нельзя преуменьшать. Причем опасны они как для будущего русского единства, так и для независимого (на какой-то исторический период) белорусского государства. Если каким-либо образом в будущем прозападные силы смогли бы прийти к власти в Белоруссии, это стало бы катастрофой и для самих белорусов.

Маленькую страну превратили бы не просто в геополитический придаток Запада — она стала бы сателлитом Польши и частью заградительного кордона против России. То есть с ней попытались бы сделать то же самое, что сейчас пытаются сделать с Украиной.

Даже теоретическая возможность такого сценария должна быть исключена — России предстоит еще долгая и напряженная борьба за вывод Украины из-под западного влияния, за ее возвращение на общую историческую дорогу русского народа.

Несправедливо обвинять Лукашенко в том, что он не хочет полного объединения с Россией в одно государство: его историческая функция была в другом — в сохранении двух Россий, Большой и Белой, вместе, рядом, в поддержании действительно братских отношений. Объяснять это тем, что "Белоруссии просто некуда было деваться от Москвы", нечестно и неправильно — желающих увести от России любой осколок СССР было предостаточно. Личный выбор Лукашенко совпадал с желанием белорусского народа — но это не уменьшает его заслуг перед нашей общей русской историей. Сетования на то, что Россия не подготовила в Белоруссии какие-то другие "пророссийские силы" и теперь обречена поддерживать "предателя Лукашенко, от которого устал собственный народ", — от лукавого. Никакого краха Лукашенко или его ухода на Запад никогда не произойдет — убеждать в этом российское общественное мнение могут только недалекие люди или сознательные провокаторы. Но ни те, ни другие не определяют политику России в отношении братской Белоруссии.

Главным же уроком этих выборов для самого Лукашенко должно стать понимание того, что очень важно не поддаваться на провокации не только на улицах Минска, но и против белорусско-российских отношений. Братских не на словах — а на деле.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

614

Эффективна и безопасна: Россия зарегистрировала вакцину от коронавируса

0
(обновлено 20:40 12.08.2020)
Владимир Путин объявил о первой в мире регистрации вакцины от коронавируса. Препарат был разработан специалистами Министерства обороны России и НИЦЭМ имени Гамалеи и получил название "Спутник V".

Вакцина успешно прошла испытания на добровольцах. Участники тестирования отметили, что чувствуют себя хорошо и не заметили никаких побочных эффектов после вакцинации.

По словам медиков, у всех добровольцев выработался иммунитет к COVID-19, а сам препарат доказал свою безопасность.

Также новым российским лекарством заинтересовались во многих странах мира, сейчас ведутся переговоры о возможности тестирования и запуска препарата в производство в других государствах.

Помимо совместной разработки Министерства обороны России и Центра имени Гамалеи, созданием вакцины занимаются еще 2 российские компании - новосибирский ГНЦ ВБ "Вектор", который уже начал испытание на людях трех своих прототипов, и НИИ вакцин и сывороток из Санкт-Петербурга. Ожидается, что первые партии препаратов для массовой вакцинации россиян появятся уже к середине августа.

0
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19