Хаджимба встретился с Кумпиловым в ходе визита в Адыгею

331
Поездка стала первым официальным зарубежным визитом президента после переизбрания на пост главы государства.

СУХУМ, 8 ноя — Sputnik. Рауль Хаджимба совершил однодневный визит в Республику Адыгея и вернулся в Абхазию, сообщается на сайте президента. 

Президент Абхазии посетил Адыгею по приглашению руководства республики.

Он принял участие в торжественном мероприятии, посвященном 80-летию первого президента Адыгеи Аслана Джаримова, а также встретился с главой Республики Адыгея Муратом Кумпиловым.

Ранее сообщалось, что в ходе встречи президент Абхазии и глава Адыгеи обсудят актуальные вопросы отношений Абхазии и Адыгеи.

Первый визит Рауля Хаджимба в Адыгею прошел в 2015 году, следующая поездка президента Абхазии в северокавказскую республику состоялась в 2017 году. Кроме того, глава государства по два раза посещал Карачаево-Черкесию в 2015 и 2016 годах, и Кабардино-Балкарию в 2016 и 2017 годах соответственно. Республику Северная Осетия Рауль Хаджимба посещал в качестве президента один раз – в 2017 году.

Читайте также:

331
Теги:
Рауль Хаджимба, Адыгея

Карабахский кризис: напоминание о необходимости решать замороженные конфликты

246
(обновлено 14:51 07.10.2020)
Очередная военная эскалация в Нагорном Карабахе стала напоминанием не только соседям Армении и Азербайджана, но и всему миру, насколько зыбким может быть застарелый неразрешенный межгосударственный и межэтнический спор.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" – для Sputnik.

"То, что происходит в Нагорном Карабахе, для нас большой урок, потому что замороженные конфликты означают столкновения в будущем, в которых международное сообщество бессильно". Это - оценка президента Сербии Александра Вучича. Его страна географически находится далеко от Кавказского региона. Но во многом те процессы, которые развивались в 90-е года на территории бывшей Югославии, имеют схожие алгоритмы с ситуацией на постсоветском пространстве.

И в этом контексте очередная военная эскалация в Нагорном Карабахе стала напоминанием не только соседям Армении и Азербайджана, но и всему миру, насколько зыбким может быть застарелый неразрешенный межгосударственный и межэтнический спор.

Карабахский конфликт: не только Кавказ

Сегодня, когда военное противостояние между Баку и Ереваном продолжается, значительное большинство публикаций фокусируется на его ходе и возможных последствиях для конфликтующих сторон. Но конфликт в Карабахе по своей значимости выходит далеко за рамки отдельно взятого региона. И тем более отдельно взятого противостояния. Он снова возвращает нас к коллизиям между принципами государственной целостности и национального самоопределения.

В переговорах под эгидой Минской группы ОБСЕ эти два принципа рассматриваются, как равноценные. Скептики могут сказать, что в нынешних условиях для возвращения в дипломатическое поле нет предпосылок. Но стоит иметь в виду, что любая война заканчивается миром, вопрос лишь в его условиях. И если это так, то трудно представить себе появление какого-то документа, сильно отличающегося по своей сути от того, что представлено в т.н. базовых принципах нагорно-карабахского урегулирования.

Однако сами эти принципы – компромисс между двумя дискурсами – территориального единства и самоопределения. И дискуссия вокруг примата того или другого принципа неизбежно возвращает нас в 1991 год.

В ходе распада и СССР, и Югославии эти вопросы были в центре всеобщего внимания. И сегодня, через почти три десятилетия после двух тектонических сдвигов, существенно перекроивших политико-географический ландшафт Евразии, становится намного более наглядно и ощутимо: случись процессы распада двух многоэтничных государств в соответствии с четкими правовыми критериями, затяжные конфликты могли бы или не произойти, или протекать в более мягкой форме.

Но тогда верх взяли соображения политической целесообразности, а международное сообщество согласилось принять за основу юридический принцип uti possidetis (сохранение административных границ), не утруждая себя арбитражем и выстраиванием переходных механизмов от статуса союзных республик и автономий к новым независимым государствам. Законодательство о сецессии, которое имелось в том же СССР (документы о праве выхода из единого государства, принятые в апреле 1990 года), даже не были никем особо приняты во внимание. Как результат, «окукливание» конфликтов, к разрешению которых внешним игрокам все равно пришлось приступать. И еще придется. Новая эскалация на Кавказе напомнила об этом еще раз.

В чем Россия и Запад едины?

В последние годы о постсоветских этнополитических конфликтах пишут, как правило, через призму "большой геополитики". В абхазском и в югоосетинском контексте речь ведут о противостоянии между Россией и НАТО, а в приднестровском - о конкуренции РФ и Евросоюза.

Но карабахский кейс резко выделяется на этом фоне. Здесь Россия и Запад (в лице США и Франции как сопредседателей Минской группы ОБСЕ) едины во мнении относительно обновленных Мадридских принципов как фундаменте будущего урегулирования. Оперативное появление совместного заявления Владимира Путина, Эммануэля Макрона и Дональда Трампа о необходимости скорейшего прекращения огня и возвращения в дипломатический формат трудно представить, если бы речь шла о каком-то другом конфликте. К слову сказать, главы трех государств - сопредседателей Минской группы совместно обращались к Баку и Еревану лишь в канун известной Казанской встречи 2011 года. После чего переговорный процесс перешел в стадию, скорее управления конфликтом, чем его разрешения.

Конфликт и соседи

В карабахском конфликте стороны противостояния не идентифицируют себя четко с интересами только России или только Запада, и само противоборство не выстраивают таким же образом. Однако роль третьих сил здесь не следует недооценивать. Прежде всего, необходимо говорить о трех соседях Армении и Азербайджана - Турции, Иране и Грузии. И о трех моделях реагирования.

В первом случае мы видим полную поддержку позиций Баку. И жесткую критику мнения «большого трио» по урегулированию. Столь жесткой и однозначной турецкой поддержки Азербайджана не было, начиная с 1991 года, хотя Анкара и не скрывала никогда своих политических симпатий.

Иран можно рассматривать, как пример иного рода. Еще в начале 1990-х гг., столкнувшись с новыми реалиями, появлением новых независимых государств на Кавказе, Тегеран пытался зарекомендовать себя в качестве медиатора. Затем иранская сторона отошла в тень, но позиция осталась неизменной - урегулирование должно быть на основе мирного решения и компромисса самих участников конфликта. При возможной поддержке стран-соседей, но без вмешательства внешних сил, каковыми в Тегеране считаются ЕС и США. Отсюда, при вполне мирной риторике, неприятие базовых принципов урегулирования конфликта, предполагающих проведение миротворческой операции.

Особняком в этом ряду стоит Грузия. Эта страна не обладает мощными военными ресурсами Турции и Ирана – государств, стремящихся к роли самостоятельных евразийских держав, способных бросить вызов ведущим мировым игрокам. Грузия сама пережила два этнополитических конфликта. И потеря Абхазии с Южной Осетией остается незаживающей травмой не только для политического класса этой страны, но и ее граждан. Но в то же самое время официальный Тбилиси с самого начала карабахского конфликта выразил готовность помочь в посредничестве между конфликтующими сторонами.

По справедливому замечанию теоретика международных отношений Роберта Ротштейна, "малые державы даже без ядерного оружия могут иметь влияние на международные отношения, которое выходит далеко за рамки их региональных субсистем". Что же за ресурс имеется у Грузии?

Президент Саломе Зурабишвили (в прошлом французский карьерный дипломат и глава грузинского МИД) уже предложила встречу в Тбилиси в формате переговоров под эгидой Минской группы. Это, с одной стороны, укрепляет связи Грузии с западными партнерами, а с другой – не рассматривается как фактор, который мог бы нервировать Москву.

Не стоит забывать, что внутри самой Грузии проживают многочисленные общины армян (Джавахети) и азербайджанцев (Квемо Картли), а также у Тбилиси и Баку есть неразрешенная проблема вокруг монастырского комплекса Давид-Гареджи. Все это заставляет руководство страны задействовать различные страховочные механизмы, ибо проблема Карабаха наряду с внешнеполитическим воздействием имеет и внутриполитическое продолжение, а стабильность в стране, межэтнический мир – основа основ.

Таким образом, очередная эскалация конфликта в Карабахе вновь показала, что любое противостояние развивается не в вакууме. Оно мгновенно актуализирует как исторические сюжеты, так и актуальные проблемы не только в отношениях противостоящих друг другу сторон, но и влияет на положение дел у соседей, воздействует на более широкие международные контексты.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

246

Асад назвал Эрдогана главным инициатором обострения конфликта в Карабахе

448
Обострение конфликта в Нагорном Карабахе продолжается уже вторую неделю. Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики.

СУХУМ, 6 окт - Sputnik. Президент Сирии Башар Асад заявил в интервью РИА Новости, что турецкий лидер Тайип Эрдоган был главным инициатором обострения конфликта в Нагорном Карабахе.

"Он поддерживает террористов в Ливии, он был главным подстрекателем и инициатором начавшегося недавно конфликта в Нагорном Карабахе между Азербайджаном и Арменией", - сказал Асад.

По словам сирийского лидера, Эрдоган начинает войны, чтобы отвлечь внимание турок от внутренних проблем после скандалов с его связями с боевиками ИГ (террористическая группировка, запрещена в РФ).

"Все знают, что ИГ продавала сирийскую нефть через Турцию под прикрытием американских ВВС, и о том, конечно же, что турки участвовали в торговле этой нефтью. Таковы его цели, и это опасно", - отметил Асад.

При этом президент Сирии уверен, что "богатые страны" являются соучастницами турецкого лидера Тайипа Эрдогана в поддержке терроризма, Турция стала инструментом их политики, и Дамаск не может рассчитывать на международное сообщество и международное право в вопросе сирийского урегулирования. 

Как сообщили ранее РИА Новости источники в сирийской оппозиции, знакомые с ситуацией, в Нагорном Карабахе убиты 93 наемника из Сирии, тела 53 из них накануне были доставлены в САР. Другой источник в сирийской оппозиции ранее заявлял РИА Новости, что по состоянию на 1 октября в Карабахе находились 322 "хорошо оснащенных" сирийских наемника.

"Так что то, что она использует те же методы в Нагорном Карабахе, не требует доказательств, это очень вероятно, потому что, как я уже сказал, именно Турция привела к этой проблеме, начала этот конфликт: она его поощряла. Турция хотела достичь чего-то, и она собирается использовать те же методы. И мы можем сказать с уверенностью, что она использует террористов из Сирии и других стран в Нагорном Карабахе", - сказал Асад.

Минобороны Азербайджана 27 сентября заявило, что ВС Армении обстреляли населенные пункты на линии соприкосновения в Карабахе, согласно этим данным, есть погибшие среди гражданских и военных. По заявлению минобороны Армении, Карабах "подвергся воздушным и ракетным атакам". В Ереване заявляли, что Баку "начал наступление" на карабахском направлении. В непризнанной Нагорно-Карабахской республике сообщили, что артиллерийскому обстрелу подверглись мирные населенные пункты в Карабахе, в том числе столица Степанакерт, власти призвали население укрыться, а позже объявили в Карабахе военное положение и мобилизацию.

Военное положение и всеобщую мобилизацию объявила и Армения. Бывший заместитель министра юстиции Армении, экс-омбудсмен Карабаха Рубен Меликян заявил РИА Новости, что всеобщая мобилизация объявляется в Армении впервые. Президент Азербайджана утвердил введение военного положения в ряде городов и регионов республики и комендантского часа в стране, а также объявил о частичной мобилизации.

Ряд государств, в том числе РФ и Франция, призвали стороны к сдержанности. Турция заявила, что окажет Азербайджану любую запрашиваемую им поддержку на фоне очередного обострения ситуации в Нагорном Карабахе.

448

Защищайтесь: как правильно выбрать маску во время пандемии COVID-19

21
Все маски обеспечивают разный уровень защиты. Идеальная – должна останавливать как крупные капли, выбрасываемые в воздух при кашле или чихании, так и более мелкие, которые образуются, когда люди разговаривают или просто дышат.

О том, как правильно выбрать маску, какие средства защиты можно найти в Абхазии, насколько надежны одноразовые медицинские маски, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Минздрав Абхазии настоятельно рекомендует носить маски во всех общественных местах. Однако найти врача, который мог бы разъяснить, какая маска наиболее надежна и на какую вовсе не стоит тратить деньги, оказалось практически невозможно. Поэтому основную часть материала пришлось черпать из открытых, но достоверных медицинских источников.

Ни одна бактерия не пройдет

Как отмечается на сайте "Стопкоронавирус", самое убедительное средство защиты от вируса – специальные медицинские антибактериальные полнолицевые и полулицевые маски. Но найти их в аптеках невозможно, они производятся в ограниченном количестве и предназначены для сотрудников биологических лабораторий и некоторых категорий медиков.

Хорошим средством защиты считаются специальные медицинские респираторы с правильно подобранным антивирусным картриджем. Они, как и антибактериальные маски, носятся врачами, контактирующими с коронавирусными пациентами в инфекционных больницах.

Наиболее надежными считаются маски с маркировкой N99, которые снижают риск заражения на 99%, и N95 – защищают на 95%. Оба вида плотно прилегают к лицу и носу – у вирусных частиц мало шансов проникнуть под маску.

Но респираторы не всегда защитят окружающих, если носитель – больной COVID-19. Они не служат барьером между зараженным человеком и атмосферой – клапан, который фильтрует воздух на вдохе, не делает этого на выдохе. То есть частицы вируса могут попадать в атмосферу. Смысл такого клапана – облегчить дыхание человеку, облаченному в респиратор.

Эффективными считаются и одноразовые хирургические маски из трехслойного материала. Они частично защищают пользователя от попадания вирусов в его дыхательные пути и служат хорошим барьером между носителем вируса и окружающим пространством. Главное – купить зарегистрированную медицинскую маску, на упаковке должен быть номер регистрационного удостоверения Росздравнадзора.

Однако главный санитарный врач Абхазии Людмила Скорик рекомендует не столько медицинские маски, сколько самодельную лицевую маску из плотной хлопчатобумажной ткани, "которая подвергается кипячению и глажке утюгом на высокой температуре".

"И это будет эффективнее, чем какие-то медицинские маски одноразового использования", – отметила Скорик.

Бесполезная защита

Зачастую в магазинах Абхазии под видом медицинских продаются строительные или гигиенические маски. Но не стоит забывать, что к средствам индивидуальной защиты также относят строительные и другие респираторы и маски, использующиеся на грязном производстве. Здесь нужно понимать, что степень защиты может быть маркирована по шкале FFP. Только средства с маркировкой FFP3, а также изделия с американской маркировкой N99 претендуют на защиту от бактерий и вирусов.

Следует также понимать, что маска может не обеспечивать стопроцентную защиту. Но чем меньше вируса попадет в организм, тем легче иммунной системе справиться с задачей.

Носи правильно

Маски эффективны только в сочетании с частой чисткой рук.

  • Перед тем как надеть маску, надо помыть руки спиртовой салфеткой или водой с мылом.
  • Закрыть рот и нос маской и убедиться, что между лицом и маской нет промежутков.
  • Нельзя прикасаться к маске во время ее ношения. 
  • Заменять маску новой, как только она станет влажной, и не использовать повторно одноразовые маски.
  • При снятии маски не касаться передней ее части. 
  • После снятия маски – немедленно выбросить ее в закрытое мусорное ведро, затем продезинфицировать или помыть руки.

Все последние новости о ситуации с коронавирусом в Абхазии и в мире - в спецпроекте Sputnik

21
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии