"Орудие вторжения": турецкий эксперт прокомментировал вступление Украины в НАТО

151
(обновлено 10:59 11.06.2021)
Украина в 2019 году стала шестым государством, получившим статус партнера НАТО с расширенными возможностями.

СУХУМ, 11 июн - Sputnik. Орудием вторжения и нападения для американского империализма назвал НАТО профессор и доктор наук из Университета Мармара Барыш Достер, комментируя вопрос возможного вступления Украины в альянс, об этом пишет Sputnik Turkiye.

По его словам, если Украина войдет в НАТО, то это станет настоящей головной болью для Турции.

"Мы не можем рассматривать желание США принять в ряды НАТО Украину и Грузию (при том, что в нормальных условиях в НАТО достаточно членов) отдельно от инициативы НАТО и США по окружению и блокированию России, отдельно от попыток США напрямую и через НАТО установить свой флаг на постоянной основе в Черном море, от империалистических замашек США в отношении России, Средней Азии, Черноморского региона, Каспийского бассейна и Евразии", - сказал Башыр Достер.

Вспоминая слова президента Франции Макрона о том, что "мозг НАТО умер", Достер добавил, что это произошло еще в 1989-1991 годах, когда распался Советский Союз, рухнул Варшавский договор, ушла в прошлое Берлинская стена.

"Потом начался поиск врагов НАТО. Речь зашла о "наркоторговле, торговле людьми, контрабанде химических веществ, ядерных материалов". Это было сделано, чтобы узаконить и обосновать НАТО. Когда не удалось убедить массы в том, зачем существует НАТО, речь зашла о "необходимости расширения НАТО, поскольку Россия - это непосредственная военная угроза, а Китай – реальная, существенная экономическая угроза", - добавил профессор.

По мнению Достера, приход НАТО не может принести "ничего кроме оккупации, кровопролития, проблем, слез, жестокости и варварства". Он убежден, что Турция должна сказать "нет" расширению НАТО, в этом случае будет наложено вето, и Украина не станет членом альянса.

"Я как турецкий интеллигент, республиканец и кемалист хочу кое о чем напомнить нашим братьям украинцам. В 2008 году в конце российско-грузинской войны тогдашний грузинский лидер Михаил Саакашвили съел перед камерами свой галстук. Значит, есть вероятность того, что и украинский лидер Владимир Зеленский съест свой галстук. Я галстуков не ел и никому из политиков не рекомендую этого делать", - заключил эксперт.

Верховная рада Украины в декабре 2014 года внесла изменения в два закона, отказавшись от внеблокового статуса государства. В феврале 2019 года парламент Украины принял изменения в конституцию, закрепив курс страны в ЕС и НАТО. Украина стала шестым государством, получившим статус партнера НАТО с расширенными возможностями. Бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен ранее заявил, что для вступления в альянс Украине потребуется достигнуть ряда критериев, на реализацию которых уйдет большое количество времени. Эксперты полагают, что Киев не сможет претендовать на членство в НАТО в ближайшие 20 лет.

Читайте также:

151

Россия в международной повестке и в отношениях с Абхазией: интервью политолога Трапш

49
(обновлено 20:16 12.06.2021)
Своим мнением о роли России в международной повестке и актуальных вопросах российско-абхазских взаимоотношений в интервью радио Sputnik поделился кандидат исторических наук, политолог Николай Трапш.

Беседу вела Лиана Эбжноу.

Sputnik

– Николай, как вы считаете, какова роль России в международных отношениях, как вы оцениваете позицию государства, какие существенные победы в международной повестке за последние годы вы обозначите?

– Сложно обозначить какую-то конкретную роль, мы вышли из времен, когда был биполярный мир, когда Советский Союз и Соединенные штаты Америки конкурировали между собой. Мы уже вышли из эпохи однополярного мира, когда однозначно доминировали США, сейчас мы имеем дело с многополярным миром и в каждой конкретной международной ситуации складывается разная конфигурация, в которой могут быть разные лидеры, либо индивидуальные, либо группа стран. 

Россия в последние годы достигла достаточно весомых успехов в плане позиционирования себя как региональной державы, претендующей на свое независимое веское слово в международных делах. Понятно, что это определяется, с одной стороны, ее статусом как ядерной державы, достаточно успешным преобразованием вооруженных сил, которые после кризисной ситуации в 90-х годах сейчас являются одними из самых современных в мире, что подтвердили военные действия в Сирии. Это также определяется достаточно жесткой позицией российской дипломатии в отстаивании национальных интересов.

В тоже самое время, говорить о том, что есть только успехи нельзя, потому как на сегодняшний день, мы можем констатировать, что устойчивых, влиятельных союзников у России на международной арене нет. Есть партнеры, с которыми отношения складываются не всегда стабильно. Говорят, что у России есть союзник в лице Белоруссии, но мы наблюдаем, что белорусский лидер до сих пор не признал ни Абхазию, ни Южную Осетию, хотя по идее, как союзник России, он должен был это сделать.

Иногда преувеличенно трактуется значение таких структур как ОДКБ, ШОС и других. На самом деле Россия там играет значимую роль, но сказать однозначно, что она там управляет этими структурами в полной мере тоже нельзя. Поэтому Россия сейчас находится в такой активной обороне, она сдерживает напор санкций, пытается сохранить те позиции, которые есть в своем регионе и показать, что она в отдельных случаях может претендовать на что-то большее, в случае как это было в Сирии, как сейчас происходит в Центральной Африканской Республике. Россия стремится если не во все страны Азии, Африки и Латинской Америки экспортировать свое влияние как Советский Союз, но по крайней мере точечно, там где есть серьезные прежде всего экономические интересы и это очень важно для сегодняшнего внешнеполитического курса. 

– Вы говорите о нынешнем положении страны, а какой потенциал и ресурсы российского государства и в чем основные сложности вы бы отметили?

– Здесь несколько проблем. Потенциал государства очень высок, прежде всего, потому что Россия обладает значительной территорией, которая содержит очень важные полезные ископаемые, стратегические возможности влиять на обстановку и в Европе, и в Азии. Сейчас мы можем говорить о том, что разворачивается активная борьба за Арктику, но для того, чтобы быть успешным, нужно, чтобы некоторые исходные составляющие изменились.

Во-первых, все равно нужно в обозримой перспективе уходить от сырьевого характера экономики. То есть до той поры, пока мы (Россия - прим.) зависим от экспорта нефти и газа, мы уязвимые, в том числе и потому, что конъюнктура цен на эти энергоносители колеблется, в том числе потому что эти энергоносители, в конечном счете, когда-то закончатся. Здесь нужна стратегия, нужно строить современную экономику, основанную на знаниях, инновациях, технологическом лидерстве. К сожалению, здесь встает вторая проблема, нам нужно серьезно реформировать систему науки и образования, которая должна не только сохранять свои кадры, но и давать современный продукт.

Еще один принципиальный момент, это неоднородность освоения территории, у России серьезные проблемы с развитием Восточной Сибири и Дальнего Востока, которые прежде всего связаны с недостаточной населенностью и недостаточным планирование того, что там может происходить. Здесь мы сталкиваемся и с угрозой китайской экспансии, и с тем, что те ресурсы, которые там имеются, мы не можем использовать в полной мере. Например, если мы хотим использовать нефтяные и газовые месторождения в Восточной Сибири, мы должны осуществить колоссальные финансовые и технологические инвестиции, а для этого на сегодня возможности нет. Поэтому, преодоление технологического отставания, реструктуризация экономики, формирование нового пространства знания – это принципиальные задачи, без решения которых Россия не сможет быть не только мировой державой но может утратить и свой региональный статус.

– 16 июня в Женеве состоится встреча Владимира Путина с Джо Байденом. Вы ожидаете каких-то решений в результате этой встречи, каких вопросов они могут касаться и насколько эта встреча может определить конкретную политику?

–  Мне кажется, что каких-то супер прорывных решений ожидать не приходится, потому что они могут быть только в том случае, если Россия пойдет на какие-то уступки. Мы прекрасно помним времена Горбачева, Ельцина, когда каждая встреча преподносилась как прорыв, потому что Советский Союз и потом Россия вынуждены были уступать, ограничивать себя и в конечном итоге жертвовать национальными интересами. Естественно, Путин сейчас на это не пойдет, поэтому ожидать какого-то прорыва или успеха от сторон вряд ли следует.

Другое дело, что встреча назрела, потому что стороны в своей конфронтации подошли к очень опасной черте, потому что за их противостоянием многие важные проблемы которые актуальны для обоих сторон оказываются на периферии. Это и борьба с международным терроризмом, и экологическая обстановка, и развитие глобализации, потенциальные риски и угрозы. Мне кажется, что здесь есть какая-то попытка остановиться и зафиксировать текущую обстановку, чтобы потом сформировать пространство для развития отношений без постоянно нарастающей конфронтации.

Понятно, что конфронтация будет и во время этой встречи, но мне кажется, что то, что она состоится это уже ясный сигнал, что речь идет о том, чтобы постараться свести конфронтацию к контролируемым показателям, то есть без нарастания, которое может привести и к столкновениям, если не напрямую между Россией и США, то между странами Восточной Европы, которые поддерживают Америку.

– Предлагаю поговорить о российско-абхазских отношениях. Президент Абхазии Аслан Бжания в поздравительном адресе президенту России Владимиру Путину подчеркнул, что союзничество и стратегическое партнерство между странами имеют жизненно важное значение для республики и власти Абхазии намерены неукоснительно следовать двусторонним соглашениям. Какова на ваш взгляд динамика отношений в части реализации совместных проектов?

– Мне кажется, что динамика на сегодняшний день практически стремится к нулю и причин тому несколько. С одной стороны, в условиях пандемии и постпандемийного периода, который начался, Россия в большей степени погружена в свои проблемы и в меньшей степени в развитие стратегических отношений с Абхазией, которой уделяется внимание, но это не приоритетный тренд в российской политической жизни.                

Здесь очень важно оживить эту повестку, но здесь мы сталкиваемся с субъективными трудностями. По сути своей Россия от идеи фактической поддержки Абхазии просто так, без каких-то преференций в свою сторону постепенно отказывается. Договор о военной поддержке обуславливает защищенность Абхазии от возможного конфликта с Грузией, по крайней мере, при нынешней российской власти. С другой стороны, Россия вряд ли захочет каких-то существенных инвестиций в экономику Абхазии в силу разных причин, в том числе ограниченных возможностей без встречных шагов.

Встречный шаг, который хочет Россия, очевиден, он связан с возможностями официального юридического закрепления статуса тех российских коммерческих проектов, которые будут реализовываться в Абхазии. Это вопрос очень сложный и болезненный для обеих сторон, и на сегодняшний день решение, которое удовлетворило бы обе стороны, мы не видим. Если можно что-то считать положительной динамикой, то это то, что будет вырабатываться путь к этому решению, но он не скорый, но считать, что без этого какие-то существенные инвестиции пойдут в Абхазию крайне преждевременно.

Да, Россия выполняет те социальные обязательства, которые она взяла по отношению к населению Абхазии, сомнений в этой генеральной линии нет. Но ключевой вопрос, если мы хотим восстановления экономики Абхазии, то сделать это только за счет внутренних ресурсов невозможно, сделать ее современной тоже невозможно. Здесь нужна помощь со стороны главного стратегического партнера, а для этого нужно понимать, что эта помощь должна быть на каких-то паритетных началах. Очень важно, чтобы менталитет абхазской политической элиты перестроился и сложилось понимание того, что время, когда помогали и ничего не хотели взамен, однозначно закончилось. Нужно икать ту единственную дорогу, на которой можно сохранять и отстаивать абхазские национальные интересы, с другой стороны, идти вперед и пытаться сформировать новую экономическую реальность.

– На днях в Международном информационном агентстве Sputnik прошел видео-мост Москва-Сухум-Цхинвал на тему роли России в становлении Абхазии и Южной Осетии. Посол России в Абхазии Алексей Двинянин отметил, что развития отношений между странами на основе гармонизации законодательств двух государств позволит сблизить нормы и стандарты,  существующие сегодня в Абхазии, с параметрами Евразийского экономического Союза. Каковы на ваш взгляд перспективы этого вопроса, в какие сроки это осуществимо, какие возможности открываются с одной стороны, а с другой, есть ли какие-то риски для абхазского государства?

– Здесь есть два возможных решения, первое – берется абхазское законодательство и полностью переписывается под российское. Тем более во многих аспектах правовые системы близки и осуществляется эффективная интеграция, но ясно, что возникнут политические вопросы, которые не позволят этому сценарию быстро реализоваться или по крайней мере вызовут жесткую реакцию в абхазском обществе. Этот путь явно не приемлем. 

Вопрос в другом, в чем должна выражаться эта гармонизация законодательства? Если это касается только экономических процессов, это одно, если это касается скрытого намека на системную интеграцию, против которой, скажем, Южная Осетия не возражает, – это совсем другое. Одно дело вести такой обоюдный диалог с взаимными уступками в экономической сфере, другое дело - поступаться политическим и юридическим суверенитетом, на что абхазское общество и государство на сегодня пойти не готовы. Тут очень важно выбрать правильный тренд.

Другой момент, для того, чтобы эффективно интегрироваться в евразийское пространство, нужно совершенно четко понимать, зачем и с какой целью мы туда интегрируемся, что мы можем предложить этому экономическому пространству. Если мы можем предложить только прекрасную природу и туристическую инфраструктуру, то мы будем в заведомо проигрышном положении, если собираемся предложить феерические проекты вроде разработки нефти, то это тоже очень опасный путь, на котором сиюминутный выигрыш может повлечь большие стратегические издержки. Прежде чем интегрироваться в евразийское пространство, нужно определиться с тем, что мы абхазы хотим делать со своим пространством. 

Пока нет четкой перспективы, куда мы идем с точки зрения развития абхазской экономики и пока нет такого понимания, я думаю, очень опасно двигаться в плане интеграции, иначе это может быть началом пути к поглощению. Даже, не идя на какие-то политические и иные уступки, связанные с юридическим суверенитетом, мы окажемся экономически настолько зависимы, что уже политические моменты не будут иметь никакого значения.    

– Народная артистка России и Абхазии Хибла Герзмава удостоена государственной премии России за выдающиеся достижения в области искусства и сегодня в День России президент Владимир Путин вручил награды в Кремле. Недавно также Народный поэт Абхазии Мушни Ласуриа стал лауреатом Патриаршей литературной премии. Как вы оцениваете развитие культурных отношений двух стран и каков их потенциал?

– Что касается культуры, то потенциал очень высокий, и он будет только развиваться. Мы можем четко констатировать, что с момента как Абхазия, так или иначе, стала соприкасаться с имперской Россией пройден долгий путь. Здесь система культурных связей и культурного взаимодействия очень прочная и способна к развитию. Можем ли мы отделить Фазиля Искандера от Абхазии, или от России, где он провел много лет и стал российским писателем тоже? Наверно нет. Точно также и с Хиблой Герзмава и многими другими представителями абхазской творческой интеллигенции и культурной элиты.

Принципиально важный вопрос – сохранение культурной самобытности и идентичности, то есть очень легко интегрироваться в большую российскую культуру, но тут нужно понимать, что в ней тоже не все однозначно и можно в ней просто раствориться. Каждый раз говоря о достижениях, которые отмечены на российском уровне, мы должны понимать, что для сохранения нашей культурной идентичности принципиально важно развивать то, что может быть не востребовано большой российской культурой, скажем литература на абхазском языке или самобытную абхазскую живопись, скульптуру.          

12 июня в Российской Федерации отмечается один из самых молодых государственных праздников  страны — День России. В этот день в 1990 году первый Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете России, в которой было провозглашено главенство Конституции России и ее законов.

В Декларации утверждались равные правовые возможности для всех граждан, политических партий и общественных организаций; принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной властей; необходимость существенного расширения прав автономных республик, областей, округов, краев.

Важными вехами в укреплении российской государственности стало принятие нового названия страны — Российская Федерация (Россия), новой Конституции, отражающей новые политические реалии, государственных символов.

49

Сын в обмен на пленных: в Армении новая война угроз и компроматов

169
(обновлено 08:31 11.06.2021)
В Армении стартовала парламентская кампания. В стране все острее стоят вопросы возврата пленных Азербайджаном и проблема демаркации границ .

СУХУМ, 11 июн - Sputnik. Главный сюжет предвыборных баталий в Армении — освобождение армянских военных из азербайджанских тюрем. Противники Никола Пашиняна упрекают его в бездействии. Он говорит, что готов обменять пленных на сына Ашота. А болезненная для республики проблема демаркации границ только усугубляется. Подробнее читайте в материале Галии Ибрагимовой для РИА Новости. 

Война компроматов

О военнопленных в Армении твердят с конца прошлого года, когда подписали заявление о прекращении огня в Нагорном Карабахе. Азербайджан не идет на уступки и задержанных в декабре называет диверсантами. Нет согласия даже относительно числа арестованных. Ереван говорит о двухстах, Баку подтверждает захват шестидесяти.

Противники Никола Пашиняна еще до парламентской кампании распекали его за беспомощность. Перед выборами упреки звучат все жестче. Бывший президент Армении Серж Саргсян, который ведет на выборы блок "Честь имею", уличил и. о. премьера в трусости.

"Военные каждый день живут в страхе, что с ними произойдет ужасное: пытки, изнасилования, убийства. Пашинян, вообще, понимает, в каком состоянии люди в тюрьмах? Пусть Ашотика (сын Пашиняна. — Прим. ред.) обменяет на удерживаемых солдат", — предложил Саргсян.

Эмоции он не сдержал после встречи Пашиняна с избирателями в Армавирской области, где тот заявил: "Да простят нас военные за пребывание в плену еще месяц или два. Но они не простят нас, если мы уступим независимость Армении ради их освобождения".

За такое отношение ему досталось и от главного конкурента — бывшего президента Роберта Кочаряна. Он возглавляет блок, объединяющий партии "Дашнакцутюн" и "Возрождающаяся Армения". Кочарян уверен: "Азербайджан использует пленных как рычаг давления на Пашиняна, чтобы принудить его к новым уступкам".

Соперники и. о. премьера отказались участвовать с ним в теледебатах. "Нет смысла говорить с напастью, ведущей Армению к гибели", — высказались в предвыборном штабе первого президента страны Левона Тер-Петросяна. На предстоящих 20 июня выборах он руководит партией "Армянский национальный конгресс". Возвращение в политику Тер-Петросян объяснил "нависшей угрозой развала".

Спорная демаркация

За словом в карман не полез и Пашинян. Предшественников назвал "стаей выскочек", виновных в развале вооруженных сил и тотальной коррупции. Более того, согласился обменять сына Ашота: "Тебе, Саргсян, как сутенеру многих лет и специалисту по торговле людьми, говорю — согласен. И официально предлагаю Алиеву сына вместо всех военнопленных".

Отправиться в Азербайджан в статусе заложника не против и сам Ашот. "Всегда был готов и готов сейчас", — написал он в Facebook.
Азербайджан внимательно следит за предвыборной кампанией. Баку не раз давал понять, что в этот период не будет обсуждать проблему пленных. И только после появления в Ереване устойчивой власти дискуссия не исключена.

Однако Баку сулил подвижки в вопросе военнопленных, если под контроль Азербайджана перейдет дорога Шуша — Красный Базар. Сейчас там российские миротворцы. Еще одно вероятное условие обмена — передача Арменией под влияние Баку семи азербайджанских сел.

Но произошедший на днях подрыв на мине азербайджанских журналистов в Кельбаджарском районе изменил расклад. Погибли три человека. Ответственность Баку возложил на Ереван. По версии азербайджанской стороны, минирование проводили армянские солдаты, позже взятые в плен. Баку требует карты минных полей.

Пашинян ответил, что военные находились недалеко от границы Кельбаджара в рамках демаркации армяно-азербайджанской границы.

Условие за условием

"В Армении в разгаре война компроматов. Конкуренты сливают порочащую информацию. Пашинян — не исключение, — рассуждает в беседе в РИА Новости эксперт РСМД Сергей Мелконян. — Готовность обменять сына — всего лишь предвыборная риторика. Он обвиняет конкурентов в неспособности представить план освобождения военнопленных, но сам не может ничего предпринять".

Политолог обращает внимание на условия ноябрьского заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе. Один из пунктов — освобождение пленных: "Пока Баку не выполнит это, Еревану следовало снять и с себя ответственность за документ".

После окончания войны не все армянские военные успели покинуть территории, перешедшие под контроль Баку. Политолог считает, что и в этом вопросе ответственность лежит на Пашиняне: "В результате, например, в Гадрутском районе они оказались в окружении. Баку считает их диверсантами и потому не отпускает".

Мелконян полагает, что в преддверии выборов Азербайджан может освободить значительную часть военнопленных. Пашинян преподнесет это как личное достижение, чтобы повысить рейтинг.

"Впрочем, и Баку преследует ту же цель: повысить рейтинги Пашиняна, — считает Мелконян. — Для Азербайджана он самый удобный визави. В отличие от Кочаряна или Саргсяна, не может отказаться выполнять обещания по разблокировке транспортных коридоров в регионе".

Коридоры и мины

"Зачем Азербайджану сын Пашиняна, если он ни в чем не виноват? Баку удерживает диверсантов, отказавшихся сложить оружие после окончания войны. Первую группу армянских военных в Гадрутском районе пленили в декабре, через месяц после подписания ноябрьского заявления. Времени было достаточно, но они не покинули местность и напали на мирных жителей, устанавливавших вышки сотовой связи", — говорит азербайджанский политолог Ниджат Гаджиев.

Он признает, что подвижки по этому вопросу были возможны до подрыва на минах в Кельбаджарском районе группы журналистов. "Армянские военные ночью проникли вглубь Кельбаджарского района. Шестерых захватили в плен, но они успели заминировать часть территорий. Через неделю там погибли двое сотрудников СМИ", — приводит версию Гаджиев.

Несмотря на претензии сторон, политолог полагает, что компромисс возможен — если Армения не станет препятствовать демаркации границ и республики взаимно признают территориальную целостность. "Еще одно условие — разблокирование транспортных коридоров, прежде всего Зангезурского. Он позволит нам получить прямой выход на анклав Нахичевань", — прогнозирует Гаджиев.

При этом и армянский, и азербайджанский эксперты признают: найти точки соприкосновения по спорным вопросам непросто. Многое зависит от итогов выборов. Не менее важное условие — политическая воля для решения проблем. Но пока ни у одной стороны ее нет.

169