Ибрагим Чкадуа

Информационный фронт: как абхазские журналисты вели свою войну

357
(обновлено 21:33 28.09.2018)
Отечественная война народа Абхазии велась не только на поле боя, но и на информационном "фронте". О том, как абхазские журналисты работали в военных условиях и даже вещали на языке врага, читайте в материале Sputnik.

Асмат Цвижба, Sputnik

Военная редакция

Председатель Союза журналистов Абхазии Руслан Хашиг в годы Отечественной войны занимал пост главного редактора Абхазского телевидения. По его словам, успех Абхазии в информационном освещении конфликта – результат оперативной работы журналистов.

"Самым важным решением Абхазской телерадиокомпании стало то, что 14 августа мы начали эвакуировать основные технические средства для создания резервной студии в Гудауте. Процесс мы полностью завершили 15 августа, и уже 18 августа мы вышли в эфир", — рассказал он.

По словам Хашиг, первая  военная "студия" располагалась в обычном частном доме в Лыхны.

Грузины нас боялись: абхазские журналисты рассказали о боях на информационном фронте>>

"В первые месяцы войны нас приняла семья Виктора Дзидзария. В доме в буквальном смысле жила вся телевизионная редакция со всеми службами. Нам передали не только дом, но и все хозяйство. А соседи кормили и поили нас, чтобы было комфортно работать", — добавил он.

© Sputnik Зафас Гамгия, Асмат Цвижба
Пресс-конференция журналистов абхазских СМИ, освещавших Отечественную войну народов Абхазии

Через два месяца Абхазское телевидение переехало во Дворец культуры Лыхны, а зимой 1993 года редакция работала в здании детского сада Гудауты.

"Там мы уже создали редакцию, запустили все службы и проработали до начала октября 1993 года", — объяснил Руслан Хашиг.

Информационное "оружие"

Если на первом этапе для журналистов самым важным был вопрос технического обустройства для ближнего вещания, то уже в 1993 году журналисты поставили перед собой цель – вещать на Сухум. Установили передатчики в районе Верхней Эшеры.

"Однако наши враги очень сильно следили за нашими техническими новшествами и нанесли удар по нашему передатчику в Эшере. К счастью, наш специалист не пострадал. То же самое произошло и на Восточном фронте", — рассказал журналист.

Жители со всех районов приносили телевизионщикам кассеты, магнитофоны, камеры. Помощь оказывали и зарубежные журналисты, которые делились собственными снятыми материалами.

В штате было более 80 человек. По словам Хашиг, сложнее всего было удержать специалистов на "информационном поле битвы".

"Многие сотрудники отказывались оставаться на работе и уходили на фронт. Мы очень долго вели переговоры с каждым сотрудником и, к счастью, удалось многих убедить, что информационная поддержка во время войны по значимости не меньше, чем фронтовая работа. И сегодня мне очень сложно представить Победу без абхазских журналистов", — рассказал он.

 Переубедить удалось не всех. Десять журналистов абхазского телевидения и радио все же предпочли уйти на передовую, шестеро погибли.

"Даже на фронте были смены, а у нас работа шла все 24 часа. Каждый день вне зависимости от того, что происходило в стране, мы выходили в эфир. Потому что мы были единственным источником информации", — сказал Хашиг.

Сегодня кадры военной хроники стали архивом, документами войны.

"Главной задачей было успеть показать, что происходит на войне, успеть заснять подвиг каждого. Мы не работали на архив, мы даже не могли себе позволить остаться на сутки в одном и том же месте. Каждый день мы отправляли съемочные группы на  разные направления, и они должны были вернуться оттуда, чтобы вечером выйти в эфир, а утром снова отправиться в новые места. На этом "фронте" мы выиграли своей правдой", — отметил Хашиг.

Поймать двух зайцев

Военные снимки Ибрагима Чкадуа сегодня стали фотолетописью войны в Абхазии. Но главным его оружием был все же не фотоаппарат, а автомат.

"Я не был фотографом, просто во время войны вспомнил свое юношеское увлечение. И среди тех, кто создал фотоархив войны, как раз и были непрофессионалы. Особенно ценные кадры сняли наши медсестры", — рассказал Ибрагим Чкадуа.

Солдату не всегда удавалось "поймать двух зайцев". По его словам, в памяти осталось много кадров, которые не успели попасть в объектив.

© Sputnik Зафас Гамгия, Асмат Цвижба
Ибрагим Чкадуа в пресс-центре Sputnik Абхазия

"Я очень жалею, что не успел снять вертолет, который позже сбили, не успел снять, как люди садились в него. Так случилось, что в этот момент я оказался рядом. Я не снял, потому что видел мучения этих людей, видимо, в тот момент мне не хватило профессионального "цинизма", — вспомнил фотограф.

В отличие от своего коллеги, оператор Абхазского телевидения Гарри Аристава успел снять практически все. И даже то, что не собирался. Дело в том, что камера оператора "не знала отдыха", выключить ее было невозможно.

Моя "военная" камера была в тот момент неисправна — ее было сложно как включить, так и выключить. Но, благодаря этому, та часть съемки, что была на бегу, была полностью охвачена.  Помню, однажды Гарри Дбар сказал, что я не выключил камеру из-за малодушия, на самом деле это было не так", — рассказал оператор.

Но самыми запоминающимися кадрами оператора стали первые эмоции у Красного моста. По словам Аристава, именно этот архив передал всю атмосферу тех событий первых дней войны.

"Нашей главной задачей было "сломать" сюжеты врагов, потому что в основном они основывались на лжи. И телевидение играло в этом большую роль", — добавил он.

© Sputnik Зафас Гамгия, Асмат Цвижба
Гарри Аристава в пресс-центре Sputnik Абхазия

Репортажи для врага

В момент начала войны журналистка Екатерина Бебия уже 12 лет работала на Абхазском радио.  По ее словам, именно радио стало рупором для всего населения Абхазии и доставало туда, где телевизоры не ловили.

"Абхазское радио могли слушать и в оккупированном Сухуме, и на Восточном фронте, и даже за рубежом", — рассказала Бебия.

В оккупированном Сухуме радио слушали не только абхазы, но и грузины. Для них на радио был "специальный" сотрудник.

"Редактором грузинской версии радио был Ачукба Тимур, который владел грузинским языком. И грузины слушали нас, и боялись, потому что радио говорило правду", — добавила журналистка.

© Sputnik Зафас Гамгия, Асмат Цвижба
Екатерина Бебия в пресс-центре Sputnik Абхазия

По словам Екатерины, солдаты очень хотели, чтобы их услышали и просили записывать голоса. Но для многих, к сожалению, радио стало "горевестником".

"В памяти у меня осталась история, когда я записывала Сашу Пачулия, который воевал на Восточном фронте. Он сказал мне: "Мне больно, что я здесь, может, мои родные не знают, где я ". На следующий день я дала в эфир его голос, а его уже не было в живых", — вспомнила она.

357
Темы:
25-летие Дня Победы и Независимости Абхазии (59)
Загрузка...