Шараф Маршан

Три родины одной семьи: история абхазского рода Маршан

1399
(обновлено 09:25 23.01.2019)
Представитель Абхазии в Сирии, репатриант Шараф Маршан поделился с корреспондентом Sputnik историей того, как его предки, представители княжеского рода Маршан из Цабала, были вынуждены покинуть свою историческую родину в конце XIX века, кем они стали и как вернулись домой.

Бадри Есиава, Sputnik

В поисках нового дома

Представитель княжеского рода Аюб Маршан из села Цабал был вынужден покинуть родину в 1878 году. Причиной этому стала тяжелая общественно-политическая ситуация в Абхазии после окончания Кавказской войны и притеснение со стороны царской России.

Об истории этой династии вспоминает правнук Аюба Шараф Маршан, который переехал в Абхазию вместе с семьей, когда началась война в Сирии. Сегодня он работает в Министерстве по репатриации.

Сначала семья Маршан попала в Турцию. Спустя некоторое время - в Сирию, где они обосновались. Тогда, вероятно, никто и подумать не мог, что обратная дорога домой для их потомков займет почти 150 лет.

© Foto / предоставлено Маршаном Маршан
Хамди Маршан

Его отец военнослужащий сирийской армии Хамди Маршан женился на девушке Коша хан Куджба. У них родилось четверо сыновей - Мамдух, Кемал, Шараф, Уалид и дочь Мукарам.

В те годы все выходцы с Кавказа жили в одном из районов Дамаска, но жаркий и сухой климат сирийской столицы был для них настоящим испытанием. Тогда старейшины поручили молодым найти более комфортное для них место, и выбор пал на предгорный район Эль-Кунейтра в 60 километрах на юго-запад от Дамаска. Было это примерно в конце 1890-х годов.

© Foto / предоставлено Маршаном Маршан
Мукарам Маршан

Вокруг Эль-Кунейтры представители кавказских народов образовали шесть сел. Семья Маршан разместилась в селе Мумсия, где жили только абхазы и абазины. Они в основном занимались земледелием и скотоводством. Были дружны и вместе давали отпор разбойникам, посягавшим на их имущество.

"Мы очень любили и уважали друг друга. Когда в соседней деревне была свадьба или похороны, мы туда ехали и помогали там. Мои родители говорили на абхазском языке, но так как представителей других народов было больше, молодое поколение утратило этот язык", - поделился Шараф Маршан, который владеет французским, турецким и всеми диалектами адыгейского языка. На абхазском языке он говорит с трудом, но хорошо понимает.

Жизнь и гибель Мамдуха Маршан

В 1932 году в семье Хамди Маршан и Коша хан Куджба родился сын, которого назвали Мамдухом. По воспоминаниям Шарафа, его старший брат всегда обладал качествами лидера и хорошо учился. Он с детства мечтал стать пилотом и, когда видел пролетающий в небе самолет, говорил, что его мечта непременно сбудется.

© Foto / предоставлено Маршаном Маршан
Мамдух Маршан

После школы Мамдух поступил в летное военное училище в Алеппо, где он познакомился с будущим президентом Сирии Хафезом Асадом – отцом действующего главы республики Башара Асада. Они сдружились.

Они вместе попали на курсы повышения квалификации в тогда еще советскую Киргизию, где Мамдух проникся симпатиями к коммунизму. Раньше он к нему относился негативно, но быт советских люди, их образ жизни и мышление пришлись ему по нраву. 

Во Фрунзе, киргизской столице, они провели полтора года. По возвращении в Сирию Мамдух поступил на службу в ВВС. Однажды в небе с ним приключилась интересная история, которая имела не менее интересное продолжение.

В тот день король Иордании Хусейн ибн Талал летел в Лондон через воздушное пространство Сирии, заранее не согласовав с властями страны свои планы. Мамдух и его товарищи совершали тренировочные полеты. Им поступил приказ сбить нарушителя. 

"Мамдух на своем самолете МИГ-17 догнал их и вышел с пилотами на связь. Он любил мужественных людей и всегда испытывал к ним уважение. Мамдух не стал стрелять в тот самолет и заставил пилотов повернуть обратно. После этого король Хусейн приказал сотрудникам посольства Иордании в Сирии узнать имя смельчака, развернувшего королевский лайнер", - рассказал Шараф Маршан.

Со временем Мамдух стал убежденным коммунистом, начал агитировать и искать единомышленников. За такие взгляды его уволили со службы. Без работы Маршан оставался недолго. В 1964 году его пригласили на службу в ВВС Иордании, куда он и переехал с сестрой Мукарам, которая уже там вышла замуж. 

Мамдух находился в Иордании три с половиной года, пока не началась война между Сирией и Израилем. Написав письмо королю Иордании и извинившись перед ним, Мамдух вернулся в Сирию.

Но на границе его арестовали сирийские спецслужбы за то, что тайно покинул страну. Спустя неделю его вызволил из тюрьмы, несмотря на сопротивление чиновников, Хафез Асад, который на тот момент был уже министром обороны.

Мамдуха Маршан восстановили в должности, и он отправился на войну. В первых воздушных боях он сбил два вражеских самолета. Весть об этом пронеслась по всей стране, и он стал национальным героем. 

В 1971 году Хафез Асад возглавил Сирию, а Мамдух Маршан занял пост начальника генштаба ВВС республики в звании генерал-лейтенанта.

В 1982 году на генштаб напали члены ультраправой партии "Братья мусульмане". Маршан жил напротив этого здания. Как только началась перестрелка, он взял автомат и вышел на улицу.

"Кто-то из его коллег сказал, что ему там не место, пусть разбираются солдаты. Мамдух поругал его и вышел. В это время подъехала машина, водитель которой вышел и начал убегать. Охрана его застрелила. Мамдух увидел, что в автомобиле бомба и начал всем кричать, чтобы уходили", - поделился воспоминанием Шараф.

Сам Мамдух не успел далеко отойти. Заминированный автомобиль взлетел на воздух. Взрыв был такой силы, что его тело так и не нашли. Семье удалось похоронить лишь найденные на месте теракта скрещенные кинжалы с его погонов и ствол от табельного пистолета.

Братья и сестра

Второй сын в семье Маршан Кьамал был журналистом и отличался своими оппозиционными взглядами. Состоял в запрещенной организации. Еще в молодости он переехал жить в Ливан, где вел передачу на местном телевидении.

Спустя несколько лет Кьамал перебрался в Иорданию и женился. Он умер восемь лет назад на 75 году жизни. Похоронен рядом с предками в Кунейтре, которую сейчас контролирует израильская армия. У Кьамала остались две дочери и сын. 

Самый младший из братьев Уалид Маршан достиг успехов в военном деле. Он был военным и общественным деятелем Сирийской Арабской Республики, генерал-майором, представителем абхазской диаспоры.

© Foto / предоставлено Маршаном Маршан
Шараф и Уалид Маршан

"Не могу сказать, что Уалид в школе был отличником, но он был очень шустрым и смышленым. Как и Мамдух, он тоже закончил военное училище и военную академию. В послужном списке есть немало подвигов", - отметил Шараф.

Он добавил, что во время арабо-израильской войны Уалид был командиром диверсионной группы. Вместе со своими боевыми товарищами он высадился на стратегической точке, которую сдерживал противник и успешно отбивал все атаки. Маршану и его группе удалось освободить эту территорию с минимальными потерями.

Карьера его пошла в гору. Уалида назначили начальником Службы безопасности по городу Хама, а затем по всей Сирии. Он два раза приезжал в Абхазию вместе с Шарафом - в 1982 и 1986 годах. Помогал соотечественникам во время войны в Абхазии. Внес вклад в признание суверенитета республики Сирией.

Уалид Маршан умер 17 октября 2017 года на 69 году жизни.

Из числа детей Хамди Маршан и Коша хан Куджба в живых остались только Шараф и его сестра Мукарам. Сейчас ей 81 год, она живет в Иордании. У нее шестеро сыновей.

© Foto / предоставлено Маршаном Маршан
Виссарион Аплиа, Шараф и Уалид Маршан

Врач по образованию Шараф Маршан был депутатом трех созывов Парламента Сирии и председателем Черкесского культурного центра в Дамаске. Он и его семья прибыли в Абхазию в 2011 году вместе с первой группой абхазов из Сирии.

1399
Темы:
Репатриация: проблемы и перспективы (131)
По теме
Человек с татуировкой звезды. Невыдуманная история Шарафа Маршан
Рауль Хаджимба почтил память Уалида Маршан
Памятник генералу Уалиду Маршан открыли в Сухуме

Кровь предков: история репатрианта Атакана Бганба

2095
(обновлено 12:48 08.11.2020)
Атакан Бганба - репатриант из Турции, чье имя в переводе с турецкого означает "кровь предков".

Возможно многие в Сухуме замечали мужчину средних лет, который частенько сидит в кофейне в одиночку возле морпорта, он очень общительный, правда не знает ни русского, ни абхазского языка, и местные жители с ним беседуют на английском.

Атакан родился в Стамбуле и только в 46 лет узнал о том, что он абхаз. Об истории жизни Атакана и о его возвращении на историческую родину читайте в материале Sputnik.

Илана Миквабия, Sputnik

Судьбоносная встреча

Свою историю Атакан начал с рассказа о работе в 2016 году в Саудовской Аравии, где он познакомился с абхазом по фамилии Хапат, последний и рассказал Атакану про Абхазию.

В Стамбуле принято каждого выходца из Кавказа называть черкесом, поэтому Атакан и не знал, какой именно он национальности, этим и поделился во время разговора со своим новым знакомым. Тот ему посоветовал по приезде в Стамбул пойти в Абхазский культурный центр, где могут помочь выяснить историю его происхождения.

Вернувшись в Стамбул в 2017 году, Атакан первым делом пошел в Абхазский культурный центр, где и подтвердили его принадлежность к абхазам и рассказали, что он может поехать в республику и получить гражданство как репатриант из Турции, что Атакан и сделал. Также в центре он узнал, что дата его рождения - 21 мая – совпадает с днем памяти махаджиров.

В 2018 году он впервые приехал на свою историческую родину, чтобы получить паспорт гражданина Абхазии.

"Мне очень понравилось здесь, но особенно в душу запал Сухум, он не похож ни на какой другой город мира", - делится Атакан.

После получения паспорта он вернулся в Стамбул и понял, что хочет попробовать пожить в Абхазии, поэтому спустя несколько месяцев принял решение о переезде. И вот, с 2019 года Атакан живет в столице Абхазии – Сухуме.

Жизнь до переезда

Родился Атакан в Стамбуле в 1971 году, но уже через год после его рождения родители развелись, и он переехал с матерью в Германию, где она вышла замуж, а в 1974 году они вернулись в Стамбул. Он поделился, что ни с отцом, ни с матерью у него не было теплых отношений, его воспитывали бабушки и дедушки. У него даже нет ни одной фотографии с родителями.

"С того дня, как я родился, я не ощущал заботы ни со стороны своей мамы, ни со стороны отца. Они оба были настолько заняты выяснением отношений друг с другом, что я чувствовал предательство с их стороны. Я был одинок", - с грустью рассказал Атакан.

В 18 лет Атакан выиграл грант на обучение в Стамбульском техническом университете Йылдыз и в 22 года окончил факультет геодезии и кадастровой инженерии, это направление он выбрал благодаря своей бабушке, которая была учителем географии. Несколько лет после окончания университета он работал по своей специальности за границей.

Атакан рассказал и о том, что когда-то он был профессиональным пловцом и участвовал более чем в 300 матчах по водному поло. Расстаться с этим видом спорта ему пришлось из-за того, что тренировки занимали большую часть его времени, а ему нужно было зарабатывать на жизнь.

© Foto / предоставлено Атаканом Бганба
1991 год, национальная команда Турции по водному поло на Всемирных играх в Шеффилде, Великобритания. Атакан слева в верхнем ряду

То, что было в промежутке с 2000 года по 2009, он вспоминать особо не хочет, это был очень трудный период в его жизни, он играл в азартные игры и проигрывал много денег. Но в один момент Атакан понял, что пора остановиться и начать свою жизнь с чистого листа. В 2010 году он женился, а через два года у него родилась дочь.

Последние восемь лет до переезда в Абхазию Атакан работал инженером в Иордании, Омане, Саудовской Аравии и Австрии. Также он является одним из тех, кто участвовал в строительстве тоннеля Стамбульского метрополитена.

© Foto / предоставлено Атаканом Бганба
Работа по прокладке туннеля в Стамбульском метро

Возвращение на родину предков

Уже больше года Атакан живет в Сухуме. С грустью он вспоминает первые месяцы после переезда в Абхазию. Ему было очень сложно, потому что люди, с которыми он знакомился, обманывали и подводили его. А как-то раз у него украли вещи и деньги, и помощь в такое трудное для него время ему оказал Комитет по репатриации.

"Сотрудник Комитета по репатриации Аляс Нанба - человек, который протянул мне руку помощи. Он давал мне деньги, направлял в правильные места, рассказывал, где что можно купить, помог найти мне квартиру и по сей день помогает мне. Аляс – это тот человек, которому я доверяю", - поделился Атакан.

Спустя какое-то время он нашел работу в компании, которая занимается доставкой товаров из Америки, жизнь стала налаживаться.

"Я ни на кого не держу обиду. Я понимаю, что в жизни есть не только хорошие вещи, но и плохие. Одиночество очень закаляет человека. А сейчас я могу только смеяться над плохими воспоминаниями из прошлого", - с улыбкой говорит Атакан.

Со своей женой он развелся в 2017 году, его восьмилетняя дочь живет с матерью, он не видел ее с марта 2019 года. Но, по его словам, бывшая жена с его дочерью тоже хотят переехать в Абхазию. 30 октября они находились в Измире, где произошло землетрясение, быстро собрав свои вещи, они уехали в Англию к родственникам, через несколько месяцев они планируют приехать в Абхазию.

Завершая свой рассказ, Атакан отметил, что, несмотря ни на что, он очень счастлив, что живет в Абхазии, он обзавелся друзьями, он чувствует себя здесь спокойно и хорошо и с нетерпением ждет приезда своей дочери.

Выражаем благодарность сотруднику Государственного комитета по репатриации Иналу Хутаба за помощь в переводе с турецкого языка на русский.

2095

Жизнь на две родины: история репатрианта из Карачаево-Черкесии

1269
(обновлено 13:31 05.10.2020)
Репатриант из Карачаево-Черкесии Мусса Такушинов, сотрудник Госкомитета по репатриации, до переезда в Абхазию жил в Черкесске.

В интервью корреспонденту Sputnik он рассказал, как впервые попал на историческую родину и как стал участником Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов.

Sputnik, Илана Миквабия

- Как вы впервые попали в Абхазию, на свою историческую родину?

- Первый раз я приехал в Абхазию в 1968 году в пионерский лагерь, мне тогда было 11 лет. Наш председатель колхоза Мухамбиз Малхозов был депутатом Верховного Совета СССР, и в Москве, в гостинице "Россия", он встретил в коридоре абхаза по фамилии Бейя. Услышали оба, что разговаривают на одном языке, но с каким-то акцентом, так и познакомились. Бейя был из села Бзыбь, и он предложил председателю колхоза, чтобы дети приезжали в пионерский лагерь в его село. Таким образом, благодаря этим двум людям, там открылся пионерский лагерь. Директором этого лагеря был мой дядя, так я первый раз и приехал в Абхазию.

- Какие чувства и эмоции вы испытали, когда впервые попали в Абхазию?

- Это просто радость, на всю жизнь это в памяти осталось. Те ребята, абхазы, запомнились, с которыми мы играли, плавали, время провели изумительно, и вот это очень глубоко засело в моей детской памяти.

- Как часто после лагеря вы приезжали в Абхазию?

- Не каждый год, но по возможности, у нас здесь родственники Такушиновы живут, к ним отец приезжал. Были и друзья моего отца, были и односельчане, которые жили в Абхазии. И с 1968 года моя связь с Абхазией не прерывалась.

- А как вы попали на войну в Абхазии?

- Это ведь было летом, мы были с друзьями на речке, купались, и кто-то из наших ребят на речку спустился и рассказал о начале войны. Потом мы решили собраться и решать вопрос, каким образом можно помочь Абхазии. Тогда и начались эти добровольческие движения. Те, кто мог сразу сесть в машины и уехать – уехали, кому-то нужно было ехать в Чечню для того, чтобы вооружиться и идти через горы в Абхазию. Я направился в Абхазию через море, приехал в село Веселое, рядом с Сочи которое, и оттуда в час ночи мы приплыли в порт Гудаута.

- В каком батальоне вы воевали?

- В батальоне, где командовал Мухаммед Килба, в Пицунде. Мухаммед - мой одноклассник, мы с ним с одного аула. Он приехал в Абхазию первый, а потом я за ним. Я когда услышал, что Мухаммед приехал, начал его искать и узнал, что карачаево-черкесская группа находится в Пицунде, поехал туда, встретился с ним и остался в этом батальоне.

- Что вам больше всего запомнилось на войне?

- Больше всего запомнилась атмосфера взаимоотношения людей, патриотизм, уважение друг к другу, это было сразу заметно, когда мы прибыли в Абхазию. Отношение абхазского населения к народному ополчению Абхазии, к добровольцам было очень хорошее, не сравнить с тем, что сейчас. Тогда было хорошо, мы любили друг друга, уважали, берегли, помогали друг другу, ходили в гости друг к другу, ну то есть в зоне досягаемости, ведь были еще батальоны из Гагры, Бзыби.

- А сейчас какое отношение?

- Те чувства, которые были в начале войны, в ходе всей войны, вот эти чувства уважения, добра, любви у нас потихоньку в народе растаяли. Я не знаю, почему так произошло, хотя нет, вообще-то я знаю, но об этом не принято говорить, да и не хочу.

- Сколько вам было лет на момент начала войны?

- Мне было 33 года, я был отцом двоих детей.

- Не страшно было оставить свою семью и уехать на войну?

- Война – это, конечно, опасность, но мы редко задумывались об опасности. Любовь, сопереживание со своим народом – это перевешивает, ты не думаешь о том, что тебя могут убить. Вот когда в драку влезаешь, защищая свою девушку, ты же не думаешь, что тебя могут там убить, просто интуитивно идешь на защиту как мужчина, точно так же и на войне.

- А какие чувства вы испытали 30 сентября?

- Это была неимоверная радость, но с каждым годом в День Победы, День добровольца нет уже той теплоты, я не чувствую. Честно говоря, я не хочу участвовать в возложении цветов, хоть и участвую, в чествовании добровольцев, участвовать в Дне Победы, потому что нет этого настроения, этой надежды и веры, все тает.

- Расскажите, как вы решили переехать в Абхазию?

- После войны я десятки раз приезжал в Абхазию, я был в близких отношениях с Сергеем Васильевичем Багапш, мы познакомились с ним на войне, я приезжал, с ним часто встречался, потом я возглавил "Аидгылара" в Карачаево-Черкесии в 2009 году. Я приходил к нему за советом, решали те проблемы, которые возникали у нас, в наших взаимоотношениях, мы хотели, чтобы абхазы и абазины шире общались. Сергей Васильевич мне в этом очень сильно помогал, а в 2010 году было 20-летие "Аидгылара" Карачаево-Черкесии, и Сергей Васильевич приехал на него. Я организовывал программу по чествованию 20-летия общественной организации "Аидгылара", встреча прошла в очень хорошей атмосфере. После этого я сложил свои полномочия председателя "Аидгылара" и решил, что мне лучше всего уехать в Абхазию на постоянное место жительства. Я приехал сюда и встретился с моим другом Хрипсом Радионовичем Джопуа, на тот момент он был председателем Комитета по репатриации, он предложил работать мне вместе с ним в Комитете, и вот уже 10 лет я работаю в социально-адаптационном отделе.

- Вы переехали сюда вместе со своей семьей?

- Я сперва приехал сам, потом хотел перевезти семью, но нет такой возможности перевезти семью и жить здесь. Моя зарплата не позволяла мне кормить своих детей, а жене очень сложно было найти работу, как специалист она оказалась невостребованной. Когда вводили здесь казначейство, когда обучались люди и когда не знали, как это делать, я предложил им, что если они хотят, моя жена приедет, бесплатно обучит вас всей этой системе. Она с 1980 года работала в Министерстве финансов Карачаево-Черкесии, долгое время была заместителем министра финансов, опыт у нее огромный, но в Абхазии почему-то сказали, что сами знают как лучше.

Мы уже смирились с этим, они приезжают ко мне, живут, отдыхают летом во время отпуска, я езжу к ним, когда могу, так и живем. У меня уже два внука и две внучки.

1269

Разминирование местности и восстановление линий электропередач в Нагорном Карабахе

0
(обновлено 12:05 01.12.2020)
Военнослужащие Международного противоминного центра Минобороны России продолжают инженерную разведку и разминирование местности в зоне ответственности российских миротворческих сил в Нагорном Карабахе.

Саперы очистили от взрывоопасных предметов участок местности в Лачинском коридоре и обеспечили безопасность работы ремонтных бригад, восстанавливающих высоковольтную линию электропередач, разрушенную во время боевых действий. Также российские миротворцы обеспечивают безопасность и оказывают помощь ремонтным бригадам в восстановлении линий электропередач, связи, газопровода и трансформаторных подстанций.

За прошедшие сутки в Нагорном Карабахе восстановлены три опоры ЛЭП, 1,2 тысячи метров газопровода, более 1,5 тысячи метров линий связи, а также две трансформаторные подстанции.

 

0