Арсҭаа Наамык

Вслед за дочерью: история семьи репатриантов из Турции

2132
(обновлено 09:40 09.07.2019)
Об истории семьи репатриантов по фамилии Арстаа, вернувшейся несколько лет назад из Турции на свою историческую родину в Абхазию, и о том, насколько труден был путь домой, читайте в материале Sputnik Абхазия.

Sputnik

Семья из Турции

У каждого репатрианта, вернувшегося в Абхазию, своя особая история, пример семьи Арстаа, некогда жившей в турецком городе Дюздже, в своем роде необычен. В большинстве случаев первыми в республику приезжают мужчины - потомки изгнанных махаджиров, через некоторое время они привозят и свои семьи.

Атанур Акусба
© Фото : Пресс-служба Президента Республики Абхазия

В случае с семьей Арстаа все было иначе, но обо всем по порядку. Несколько лет назад в Абхазию приехала семья Намыка Арстаа. Глава семейства Намык впервые побывал на земле предков в 2007 году, однако за три года до этого путь от Турции до Абхазии проделала его дочь Ханде, она была в группе детей, которые приехали в республику на отдых.

Намык говорит, что решение переселиться в Абхазию приняли именно благодаря дочери, которая была под большим впечатлением от того, что она увидела и услышала, находясь в республике.

"Тогда ей было 11 лет, вернувшись в Турцию, она только и говорила про Абхазию, насколько она красива, что там живут великолепные гостеприимные люди. Ханде рассказывала о красивых местах, в которых она побывала. На следующий год после того, как я уже сам побывал в республике, я отправил в Абхазию своего сына, это было в 2008 году. Спустя два года из-за трудностей с работой и языком он вернулся в Турцию, но к счастью, ненадолго", - поделился воспоминаниями Намык Арстаа.

Твердо решив жить на своей исторической родине, Намык приехал в Абхазию в 2013 году. Государство выделило им дом в Дранде. В течение 20 дней он сделал все необходимое, чтобы в доме можно было жить.

"Когда дом был готов к проживанию, привез всю семью сюда, с тех пор мы живем на родной земле и ни на минуту не пожалели о своем выборе", - признался он.

Без страха и упрека: репатриант Енгин Садзба о жизни в Абхазии>>

Для того чтобы завести хорошие отношения с соседями, новые знакомства в республике, времени много не понадобилось, говорит Арстаа.

© Foto / Наамык Арстаа
Хозяйство Наамыка Арстаа

"Приехав в Абхазию, я купил машину и решил работать в области туризма. Мне стала нравится эта работа и туристы, которых я возил, были довольны. Со временем моя работа стала масштабнее, и мне удалось открыть свою турфирму. Сейчас дела в фирме идут хорошо, все дела передал сыну, который с успехом справляется с работой", - сказал репатриант. 

Работа на земле

Намык Арстаа говорит, что в Абхазии есть хорошие возможности заниматься сельским хозяйством, что он с удовольствием и делает. Совместно с представителем абхазской диаспоры в Турции Шамилем Эшба он занялся выращиванием овощей в селе Уарча.

"Я не мог просто так сидеть, ничего не делая, так как я вырос в селе, хотел выращивать овощи", - рассказал он.

© Foto / Астанда Ардзинба
Наамык Арстаа

Помимо выращивания овощей, Намык своими руками делает заготовки на зиму, он закатывает банки с вареньем, компотом, асыдзбалом и так далее. Жена репатрианта - мастер по вышиванию и вязанию вещей, в Сухуме у нее есть свое производство.

"Она приходит уставшей с работы, и я ей помогаю по дому, делаю все, что в моих силах", - сказал он с улыбкой.

Кроме всего прочего, сейчас Намык увлекся и выращиванием кур.

"Я подумал, если буду продавать 30 кур по 500 рублей, это 15 тысяч в месяц. Потом поехал к Рахми Ардзинба, который выращивает кур, и взял у него 400 цыплят", - подчеркнул Арстаа.

Хозяйство Наамыка Арстаа
© Foto / Астанда Ардзинба
Хозяйство Наамыка Арстаа

"Птичье дело": как репатриант Рахми Ардзинба обрел "свое небо">>

Эксперимент оказался удачным, в прошлом году Намык купил инкубатор и уже сам может выращивать кур и отправлять их на продажу. Он уверен, что абхазская диаспора не должна бояться возвращаться на историческую родину из-за страха не трудоустроиться, при желании работу найти в республике можно, считает Намык Арстаа.

2132
Темы:
Репатриация: проблемы и перспективы (131)
По теме
Турецкая формула "сладкой" абхазской истории Суреи Чаха
Рекордное количество репатриантов получили абхазские паспорта в 2018 году
Два абхазских села в Турции войдут в Федерацию абхазских культурных центров

Искусство для каждого: как танцор из Турции занялся стрит-артом в Абхазии 

6707
(обновлено 10:36 26.05.2020)
Репатриант из Турции Кадыр Тванба - один из немногих уличных художников в Абхазии. В интервью Sputnik он рассказал о том, почему на стене работать сложнее, чем на холсте, и как к нему приходят идеи для рисунков. 

С репатриантом из турецкого городка Дюздже, молодым художником и танцором Кадыром Тванба мы познакомились в апреле 2018 года. К тому времени он жил в Абхазии чуть больше полугода, но уже был знаком активным пользователям Instagram, куда он выкладывал авторские рисунки абхазских пейзажей, к тому же уже солировал в нескольких номерах госансамбля "Кавказ".

Кадир Танба
© Фото : предоставлено Кадиром Тванба

Асмат Цвижба, Sputnik

Настенные фантазии 

Спустя год после нашего знакомства у Кадыра появилось новое увлечение. Творческие фантазии молодого художника уже "не вмещались" в холст, и он решил освоить стрит-арт. Первая работа - яркая желтая улитка на стене по проспекту Аиааира. Для проходящих это все лишь красочный рисунок. На самом деле, улитка - частый персонаж работ Кадыра. Художник ассоциирует ее с абхазами, которых насильственно депортировали на кораблях в страны Ближнего Востока в годы Кавказской войны.

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Желтая улитка на стене по проспекту Аиааира

"Дело в том, что если "посыпать" улитку солью, она практически моментально умрет. Люди, которые на кораблях переезжали в Турцию, были вынуждены пить морскую воду из-за нехватки пресной. Многие умирали", — объяснил нам Кадыр в 2018-м.

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Берлинский арт-проекте "Street Art Berlin”

По словам Кадыра, интерес к уличной живописи появился у него еще в студенческие годы на лекциях по настенной росписи. Позже художнику посчастливилось принять участие в берлинском арт-проекте "Street Art Berlin”, где он представил свою работу на тему махаджирства - портрет девушки в национальном абхазском костюме. 

На один рисунок у художника уходит в среднем семь дней. Кадыр признается, что рисовать на стене намного сложнее - она может быть повреждена или просто быть старой. 

"Но на улице у каждого человека есть возможность увидеть произведение искусства и таким образом быть ближе к искусству", - считает он.

Образы и идеи для будущего рисунка появляются сами собой - это отрывок из прочитанного произведения, событие, эмоция, музыка. Но большинство работ Кадыра посвящены истории Абхазии и махаджирству. Недаром последний рисунок под названием "Приветствие ласточки" был сделан на улице Убыхская. 

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Работа Кадыра Тванба на одной из улиц города Сухум

"Наша культура содержит много элементов, которые можно отражать в искусстве. Искусство - язык, который обеспечивает мне диалог с сердцами людей. Именно таким образом я могу донести нашу культуру до большего числа людей. Когда я работаю на улице, то постоянно слышу в свой адрес: "Мы хотим видеть больше рисунков на улицах". До сих пор я никогда не слышал негативных комментариев. Улыбки на лицах людей стоят всей проделанной работы", - сказал он. 

© Sputnik
Процесс создания работы "Приветствие ласточки"

В планах у Кадыра новые уличные проекты. Секреты художник раскрывать не стал, но пообещал, что новые рисунки обязательно приятно удивят жителей Абхазии и заставят их взглянуть на стрит-арт с новой стороны.Спустя три года проживания в Абхазии Кадыр признается, что уже может легко общаться на русском языке и почти не чувствует языкового барьера. В этом ему помогли друзья из университета и ансамбля. 

Читайте также:

6707

Дом для архитектора: как репатриантка Шебнем Маршан нашла себя в Абхазии

6499
(обновлено 21:10 26.04.2020)
Архитектор из Турции Шебнем Маршан решила остаться в Абхазии навсегда, проведя здесь две недели. Что заставило ее вернуться на историческую родину и как сложилась жизнь репатриантки в Стране души, читайте в материале Sputnik.

Под Новый год несколько лет назад в центре столицы Абхазии открылась студия архитектуры и дизайна. Большие стеклянные витрины, яркие шторы и необычное освещение привлекали внимание всех прохожих.

Асида Квициния, Sputnik.

Последняя просьба отца

Репатриантка из Турции Шебнем Маршан живет в Абхазии уже больше пяти лет. Впервые она посетила историческую родину со своей семьей в 2013 году.

"В детстве родители много рассказывали о нашей исторической родине, в нашем доме часто звучала абхазская речь. Мой покойный отец Осман-Нури Маршан просил нас поехать в Абхазию, и мы решили выполнить его последнюю просьбу", - рассказывает Шебнем.

В Абхазии семью Маршан встретил представитель этого рода Дмитрий Маршан.

"Мы приехали ночью, сильно устали и пошли отдыхать. Мне трудно найти подходящие слова, чтобы описать чувства, которые я испытала, проснувшись утром. После пробуждения первое, что я сказала маме - мы должны жить здесь. Прошло семь лет с моего первого приезда, но я по-прежнему не могу забыть то утро в Абхазии", - рассказывает репатриантка.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Шебнем Маршан и Дмитрий Маршан

Новый дом

Проведя в Абхазии две недели, семья Маршан вернулась к своей размеренной жизни в Турции, но Шебнем твердо решила переехать на историческую родину.

Отец Дмитрия Зураб Маршан предложил Шебнем переехать в его дом и жить одной большой семьей.

Определившись с жильем, Шебнем решила работать по профессии и открыть студию дизайна в Сухуме.

В начале 2015 года она присмотрела себе здание под офис и приступила к реставрации, в 2016 году офис был готов.

"У меня не было проблем с переездом, но возникли сложности с общением. Я не знала русского, но немного понимала абхазский. В Стамбуле я ориентировалась лучше, чем в Сухуме, знала, как там все устроено, как устроить свою работу. В Сухуме даже после открытия я не рекламировала свою студию. Мне хотелось понять людей, их вкусы и предпочтения, что им нравится, а что нет", - вспоминает Маршан.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Студия архитектуры и дизайна

Реакция людей на дизайнерскую студию была "удивительной", говорит Шембнем. Местные жители оставляли положительные отзывы, что придавало сил и гнало прочь сомнения в правильности своего решения о переезде.

"Не буду скрывать, иногда я думала, правильно ли поступила. Но меня окружали хорошие люди, и они сильно меня поддерживали. Есть удивительный момент, которым я хотела бы поделиться. Я замечаю черты характера, свойственные мне, в людях, и понимаю, что они генетически заложены в абхазской нации. Этих особенностей темперамента нет ни у кого в Турции и за ее пределами. Встречая людей в городе, я вижу в них некий свет, что-то родное, это вдохновляет, и я понимаю, что поступила правильно, оставшись здесь. Мы похожи, и мне комфортно жить здесь", - говорит Маршан.

Из истории семьи Маршан

До махаджирства прадедушка Шебнем Хрипс Маршан проживал в высокогорном селе Цабал. Она рассказывает, что ее прадед не хотел покидать свою страну, но обстоятельства вынудили его уехать из Абхазии.

Хрипс переехал в Турцию со своей молодой женой и обосновался в городе Румели. Они прожили там много лет, у них родилось шестеро детей. Затем прадед Шебнем со своей большой семьей переехал в Стамбул. Дети Хрипса были уже взрослые, многие обзавелись семьями и разъехались. В тот период не далеко от Эски-шехира строилась абхазская деревня Дзюда. И уже дедушка Шебнем собрал свою семью и обосновался в этой деревне.

Шебнем подготовила к нашему интервью материалы о ее семье. Сестра репатриантки прислала в электронном виде книгу, где описывается родовое древо всех представителей фамилии Маршан. Это древо составил отец Шебнем, чтобы представители фамилии не теряли свои корни и продолжали поддерживать связь в Турции. В книге черным цветом выделены имена тех, кто родился в Абхазии до махаджирства, синим те, кто появился на свет уже в Турции.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Шебнем Маршан
"В фамильном древе обычно не пишут имена женщин, но мы решили написать, чтобы знать сколько нас и где каждый находится",  - отметила Шебнем Маршан.

На сегодняшний день в Турции проживает уже четвертое поколение семьи Маршан. Но семья Маршан продолжает соблюдать абхазские традиции и обычаи. Родители Шебнем старались сохранить родной язык и привить любовь своим детям к абхазской культуре.

"Наши родители часто рассказывали нам о нашем родовом селе Цабал. Мы соблюдали все правила абхазского этикета и хорошо знали все тонкости Апсуара. Нам объясняли понятие Аламыс, что мы лицо семьи и должны вести себя скромно и достойно. Чтобы сохранить абхазскую культуру, заключались браки только между абхазами. В нашем роду нет представителей других народов", - рассказывает Шебнем.

Абхазская жизнь

Шебнем родилась и выросла в Турции, училась в Стамбуле и долгое время работала в Италии, но нашла себя именно в Абхазии. Она мечтает построить здесь дом и перевезти в Абхазию всю свою семью.

В Абхазии Маршан занимается архитектурными и интерьер-дизайнерскими проектами, а так же реставрирует старинные сооружения.

Архитектор хочет больше работать с молодежью. У нее проходят стажировку молодые специалисты, которые недавно окончили университет.

"Молодые люди должны набираться опыта и искать больше возможностей и перспектив для своего развития", - говорит она.

Из-за своего графика Шебнем ограничена во времени, но, по ее словам, ей хотелось бы больше помогать молодым архитекторам и дизайнерам и делиться своим опытом, чтобы облик родной Абхазии был еще краше.

Читайте также:

6499

ЕС устроил демарш США из-за "Северного потока - 2"

0
(обновлено 10:37 15.08.2020)
Евросоюз устроил демарш США из-за новых санкций, которые они собираются ввести в отношении "Северного потока - 2".

Свое недовольство высказали 24 из 27 стран - участников ЕС, сообщило немецкое издание Welt. Против американцев выступили даже те государства, которые раньше на это не решались. Российские политологи увидели в этом знак Вашингтону. Что хотят показать европейцы и быть ли российскому газопроводу - смотри в нашем видео.

0