Семья Нусрета Ахба

Новая жизнь на старой родине: о пути Нусрета Ахба из Турции в Абхазию

2012
(обновлено 11:48 01.08.2019)
О том, что заставило потомка махаджиров Нусрета Ахба вернуться на историческую родину из Турции и как он создал здесь счастливую семью, читайте в материале Sputnik Абхазия.

Для того чтобы вернуться на родину предков, где они жили более 150 лет назад, нужно обладать решительностью. Многим абхазам, родившимся и живущим за пределами республики, тяжело возвращаться к родным истокам – многое связывает с "новым" местом.

Несмотря на все сложности, находятся люди, которые вопреки преградам все же решают вернуться туда, откуда когда-то ушли их предки. На постоянное жительство в Абхазию Нусрет Ахба приехал пять лет назад, по его признанию, эта идея не оставляла его с самого детства.

Сырма Ашуба, Sputnik

Первая пятилетка 

"Мне было около семи лет, когда умерла моя бабушка. К нам в дом часто приходили друзья деда, они рассказывали много историй про Абхазию, это я хорошо помню. Мне всегда было интересно, где на карте находится Абхазия, думал, как туда можно добраться", - рассказывает репатриант.

Желание связать свою судьбу с республикой еще больше усилилось после войны, в которой приняли участие многие представители диаспоры.

"На войне погиб мой односельчанин Ефкан Цыба, также в Абхазии воевали Али и Бекир Ашуба, Аишагуль Ашуба и многие другие. Их подвиг вдохновил нас еще больше, и желание оказаться в Абхазии усилилось", - говорит Ахба.

Репатриант родился в турецком селе Сауксу, однако абхазы называют на абхазский манер – Джгерда. Позже семья перебралась в Стамбул, так как отец Нусрета работал в городе.

"Несмотря на то, что официально села, в которых живут абхазы, носят турецкие названия, жители дают им наши названия, чтобы не так остро ощущать разлуку с родиной. В детстве я очень много времени проводил в деревне, сразу как нас отпускали на школьные каникулы, я ехал в село, потому что там наш язык, традиции, все то, что мне так дорого", - вспоминает он.

Семья Нусрета Ахба
© Фото : предоставлено Нусретом Ахба
Семья Нусрета Ахба

Приехать и остаться

До приезда в Абхазию Нусрет Ахба всегда говорил своим друзьям, что женится на абхазке и останется жить на родине, так он и поступил.

"Я решил переехать в Абхазию, а брат остался с матерью, то, что у меня есть родной брат, облегчило мне путь сюда", - говорит репатриант.

Ахба поделился впечатлениями, которые у него были, когда впервые ступил на абхазскую землю.

"Я ни секунды не чувствовал, что нахожусь не дома, было такое ощущение, что я ненадолго уехал и вернулся домой", - подчеркнул Ахба.

Супруга Нусрета Оксана Табагуа журналист по образованию, семью они создали четыре года назад, и уже растят двоих сыновей – Инала и Темура. По мнению репатрианта, людям, живущим в Турции, тяжело бросить семьи, работу, могилы предков и вернуться на историческую родину.

"Но при этом мы должны помнить, что у нас есть родная земля. Если в семье двое или трое братьев, пусть один останется в Турции, другие вернуться сюда, ведь здесь наш дом. Абхазия должна заполниться абхазами, и один из способов – возвращение диаспоры", - уверен он.

Самое сложное - адаптироваться, найти себя на родине, устроиться на работу, говорит Ахба.

"Правильно должен работать государственный проект по поддержанию крестьян, я думаю, что стране будет тяжело до тех пор, пока простой крестьянин не будет иметь возможность встать на ноги", - сказал репатриант.

Нусрет называет себя счастливым человеком, так как осуществил мечту детства – вернулся домой, создал здесь семью и нашел хорошую работу.

Историю возвращения на родину Нусрета Ахба читайте также на национальной версии портала Sputnik Абхазия.

Читайте также:

2012
Темы:
Репатриация: проблемы и перспективы (131)

Искусство для каждого: как танцор из Турции занялся стрит-артом в Абхазии 

6688
(обновлено 10:36 26.05.2020)
Репатриант из Турции Кадыр Тванба - один из немногих уличных художников в Абхазии. В интервью Sputnik он рассказал о том, почему на стене работать сложнее, чем на холсте, и как к нему приходят идеи для рисунков. 

С репатриантом из турецкого городка Дюздже, молодым художником и танцором Кадыром Тванба мы познакомились в апреле 2018 года. К тому времени он жил в Абхазии чуть больше полугода, но уже был знаком активным пользователям Instagram, куда он выкладывал авторские рисунки абхазских пейзажей, к тому же уже солировал в нескольких номерах госансамбля "Кавказ".

Кадир Танба
© Фото : предоставлено Кадиром Тванба

Асмат Цвижба, Sputnik

Настенные фантазии 

Спустя год после нашего знакомства у Кадыра появилось новое увлечение. Творческие фантазии молодого художника уже "не вмещались" в холст, и он решил освоить стрит-арт. Первая работа - яркая желтая улитка на стене по проспекту Аиааира. Для проходящих это все лишь красочный рисунок. На самом деле, улитка - частый персонаж работ Кадыра. Художник ассоциирует ее с абхазами, которых насильственно депортировали на кораблях в страны Ближнего Востока в годы Кавказской войны.

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Желтая улитка на стене по проспекту Аиааира

"Дело в том, что если "посыпать" улитку солью, она практически моментально умрет. Люди, которые на кораблях переезжали в Турцию, были вынуждены пить морскую воду из-за нехватки пресной. Многие умирали", — объяснил нам Кадыр в 2018-м.

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Берлинский арт-проекте "Street Art Berlin”

По словам Кадыра, интерес к уличной живописи появился у него еще в студенческие годы на лекциях по настенной росписи. Позже художнику посчастливилось принять участие в берлинском арт-проекте "Street Art Berlin”, где он представил свою работу на тему махаджирства - портрет девушки в национальном абхазском костюме. 

На один рисунок у художника уходит в среднем семь дней. Кадыр признается, что рисовать на стене намного сложнее - она может быть повреждена или просто быть старой. 

"Но на улице у каждого человека есть возможность увидеть произведение искусства и таким образом быть ближе к искусству", - считает он.

Образы и идеи для будущего рисунка появляются сами собой - это отрывок из прочитанного произведения, событие, эмоция, музыка. Но большинство работ Кадыра посвящены истории Абхазии и махаджирству. Недаром последний рисунок под названием "Приветствие ласточки" был сделан на улице Убыхская. 

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Работа Кадыра Тванба на одной из улиц города Сухум

"Наша культура содержит много элементов, которые можно отражать в искусстве. Искусство - язык, который обеспечивает мне диалог с сердцами людей. Именно таким образом я могу донести нашу культуру до большего числа людей. Когда я работаю на улице, то постоянно слышу в свой адрес: "Мы хотим видеть больше рисунков на улицах". До сих пор я никогда не слышал негативных комментариев. Улыбки на лицах людей стоят всей проделанной работы", - сказал он. 

© Sputnik
Процесс создания работы "Приветствие ласточки"

В планах у Кадыра новые уличные проекты. Секреты художник раскрывать не стал, но пообещал, что новые рисунки обязательно приятно удивят жителей Абхазии и заставят их взглянуть на стрит-арт с новой стороны.Спустя три года проживания в Абхазии Кадыр признается, что уже может легко общаться на русском языке и почти не чувствует языкового барьера. В этом ему помогли друзья из университета и ансамбля. 

Читайте также:

6688

Дом для архитектора: как репатриантка Шебнем Маршан нашла себя в Абхазии

6488
(обновлено 21:10 26.04.2020)
Архитектор из Турции Шебнем Маршан решила остаться в Абхазии навсегда, проведя здесь две недели. Что заставило ее вернуться на историческую родину и как сложилась жизнь репатриантки в Стране души, читайте в материале Sputnik.

Под Новый год несколько лет назад в центре столицы Абхазии открылась студия архитектуры и дизайна. Большие стеклянные витрины, яркие шторы и необычное освещение привлекали внимание всех прохожих.

Асида Квициния, Sputnik.

Последняя просьба отца

Репатриантка из Турции Шебнем Маршан живет в Абхазии уже больше пяти лет. Впервые она посетила историческую родину со своей семьей в 2013 году.

"В детстве родители много рассказывали о нашей исторической родине, в нашем доме часто звучала абхазская речь. Мой покойный отец Осман-Нури Маршан просил нас поехать в Абхазию, и мы решили выполнить его последнюю просьбу", - рассказывает Шебнем.

В Абхазии семью Маршан встретил представитель этого рода Дмитрий Маршан.

"Мы приехали ночью, сильно устали и пошли отдыхать. Мне трудно найти подходящие слова, чтобы описать чувства, которые я испытала, проснувшись утром. После пробуждения первое, что я сказала маме - мы должны жить здесь. Прошло семь лет с моего первого приезда, но я по-прежнему не могу забыть то утро в Абхазии", - рассказывает репатриантка.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Шебнем Маршан и Дмитрий Маршан

Новый дом

Проведя в Абхазии две недели, семья Маршан вернулась к своей размеренной жизни в Турции, но Шебнем твердо решила переехать на историческую родину.

Отец Дмитрия Зураб Маршан предложил Шебнем переехать в его дом и жить одной большой семьей.

Определившись с жильем, Шебнем решила работать по профессии и открыть студию дизайна в Сухуме.

В начале 2015 года она присмотрела себе здание под офис и приступила к реставрации, в 2016 году офис был готов.

"У меня не было проблем с переездом, но возникли сложности с общением. Я не знала русского, но немного понимала абхазский. В Стамбуле я ориентировалась лучше, чем в Сухуме, знала, как там все устроено, как устроить свою работу. В Сухуме даже после открытия я не рекламировала свою студию. Мне хотелось понять людей, их вкусы и предпочтения, что им нравится, а что нет", - вспоминает Маршан.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Студия архитектуры и дизайна

Реакция людей на дизайнерскую студию была "удивительной", говорит Шембнем. Местные жители оставляли положительные отзывы, что придавало сил и гнало прочь сомнения в правильности своего решения о переезде.

"Не буду скрывать, иногда я думала, правильно ли поступила. Но меня окружали хорошие люди, и они сильно меня поддерживали. Есть удивительный момент, которым я хотела бы поделиться. Я замечаю черты характера, свойственные мне, в людях, и понимаю, что они генетически заложены в абхазской нации. Этих особенностей темперамента нет ни у кого в Турции и за ее пределами. Встречая людей в городе, я вижу в них некий свет, что-то родное, это вдохновляет, и я понимаю, что поступила правильно, оставшись здесь. Мы похожи, и мне комфортно жить здесь", - говорит Маршан.

Из истории семьи Маршан

До махаджирства прадедушка Шебнем Хрипс Маршан проживал в высокогорном селе Цабал. Она рассказывает, что ее прадед не хотел покидать свою страну, но обстоятельства вынудили его уехать из Абхазии.

Хрипс переехал в Турцию со своей молодой женой и обосновался в городе Румели. Они прожили там много лет, у них родилось шестеро детей. Затем прадед Шебнем со своей большой семьей переехал в Стамбул. Дети Хрипса были уже взрослые, многие обзавелись семьями и разъехались. В тот период не далеко от Эски-шехира строилась абхазская деревня Дзюда. И уже дедушка Шебнем собрал свою семью и обосновался в этой деревне.

Шебнем подготовила к нашему интервью материалы о ее семье. Сестра репатриантки прислала в электронном виде книгу, где описывается родовое древо всех представителей фамилии Маршан. Это древо составил отец Шебнем, чтобы представители фамилии не теряли свои корни и продолжали поддерживать связь в Турции. В книге черным цветом выделены имена тех, кто родился в Абхазии до махаджирства, синим те, кто появился на свет уже в Турции.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Шебнем Маршан
"В фамильном древе обычно не пишут имена женщин, но мы решили написать, чтобы знать сколько нас и где каждый находится",  - отметила Шебнем Маршан.

На сегодняшний день в Турции проживает уже четвертое поколение семьи Маршан. Но семья Маршан продолжает соблюдать абхазские традиции и обычаи. Родители Шебнем старались сохранить родной язык и привить любовь своим детям к абхазской культуре.

"Наши родители часто рассказывали нам о нашем родовом селе Цабал. Мы соблюдали все правила абхазского этикета и хорошо знали все тонкости Апсуара. Нам объясняли понятие Аламыс, что мы лицо семьи и должны вести себя скромно и достойно. Чтобы сохранить абхазскую культуру, заключались браки только между абхазами. В нашем роду нет представителей других народов", - рассказывает Шебнем.

Абхазская жизнь

Шебнем родилась и выросла в Турции, училась в Стамбуле и долгое время работала в Италии, но нашла себя именно в Абхазии. Она мечтает построить здесь дом и перевезти в Абхазию всю свою семью.

В Абхазии Маршан занимается архитектурными и интерьер-дизайнерскими проектами, а так же реставрирует старинные сооружения.

Архитектор хочет больше работать с молодежью. У нее проходят стажировку молодые специалисты, которые недавно окончили университет.

"Молодые люди должны набираться опыта и искать больше возможностей и перспектив для своего развития", - говорит она.

Из-за своего графика Шебнем ограничена во времени, но, по ее словам, ей хотелось бы больше помогать молодым архитекторам и дизайнерам и делиться своим опытом, чтобы облик родной Абхазии был еще краше.

Читайте также:

6488

Мошеничество в крупном размере: Генпрокуратура завершила проверку Фонда инвалидов ОВНА

0
В июне Генпрокуратура начала проверку полноты формирования, целевого и эффективного использования средств Государственного внебюджетного фонда инвалидов Отечественной войны народа Абхазии.

СУХУМ, 14 авг - Sputnik. Управление по надзору за исполнением законодательства Абхазии Генпрокуратуры передало в Следственное управление ведомства материал по итогам проверки Государственного внебюджетного фонда инвалидов  Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов за 2019 год. Об этом сообщается на сайте Генпрокуратуры. 

В результате проверки установлено, что в фонде на работу формально были оформлены двое граждан, которым были зачислены с 2017 по 2019 годы денежные средства в сумме 838 126 тысяч рублей. 

Материал по этому факту в отношении бывших должностных лиц Фонда направлен в Следственное управление Генпрокуратуры, в нем содержатся сведения о преступлении, предусмотренном частью 3 статьи 156 Уголовного кодекса Абхазии "Мошенничество, совершенное в крупном размере".

Генеральная прокуратура начала проверку деятельности внебюджетного фонда 3 июня после того, как главный специалист контрольно-ревизионного управления Минфина Абхазии Адамур Черкезия доложил премьер-министру республики Александру Анкваб о финансовых нарушениях Фонда за 2019 год на сумму 33 миллиона 517 тысяч рублей.

В ходе проверки также был выявлен ряд нарушений действующего законодательства республики, в том числе, финансового характера. Так, в целях реализации государственной политики в сфере социальной поддержки и реабилитации инвалидов не издан нормативно-правовой акт, регулирующий порядок финансирования мероприятий, направленных на реализацию социальной поддержки инвалидов.

При этом, в 2019 году Государственным внебюджетным фондом инвалидов ОВНА 1992-1993 годов по статье расходов "Социальная защита" расход средств составил 55 358,0 тысяч рублей, из них:

  • пункт 1 "Лечение инвалидов" - 33 000,2 тысячи рублей,
  • пункт 3 "Лечение в санаторно-оздоровительных комплексах" - 12 120,3 тысяч рублей,
  • пункт 7 "Социальная помощь инвалидам" - 10 237,5 тысяч рублей. 

Сотрудники управления по надзору за исполнением законодательства Абхазии сверили списки инвалидов ОВНА, состоящих на учете Министерства социального обеспечения, Минобороны и СГБ со списками получателей "Социальной помощи" и установили, что все получатели выплат через Фонд инвалидов в 2019 году - инвалиды ОВНА 1992-1993 годов. 

Таким образом, факт нецелевого использования средств Фонда по статье "Социальная защита" не установлен. 

В Министерство социального обеспечения и демографической политики внесено Представление об устранении нарушений законодательства с требованием:

- приведения Устава Государственного внебюджетного фонда инвалидов ОВНА 1992-1993 годов в соответствие с действующим законодательством Абхазии;

- усиления контроля за целевым использованием средств Фонда;

- принятия мер, направленных на организацию работы по усилению контроля за правильностью исчисления и зачисления плательщиками обязательных платежей в Фонд;

- разработки и утверждения нормативного акта регулирующего порядок  реализации социальной поддержки инвалидов ОВНА 1992-1993 годов и его  финансирования Государственным внебюджетным фондом инвалидов ОВНА;

- осуществления закупа лекарственных препаратов в учреждении, определенном Распоряжением Премьер-министра РА № 562-Р от 09.11.2018 года, а также иных установленных в ходе проведения прокурорской проверки нарушений законодательства РА.

0