Зов родины: как Ханде Тванба из Турции переехала в Абхазию

1912
(обновлено 20:05 30.08.2019)
О том, как репатриантка Ханде Тванба переехала жить в Абхазию, кто помог ей устроиться здесь и чем Ханде занимается на исторической родине, читайте в материале Sputnik.

Ханде Тванба вернулась на свою историческую родину, в Абхазию, несколько месяцев назад. Она пока еще не успела выучить родной язык. Мы поговорили с ней помощью переводчика с турецкого Еркута Адзынба.

Сырма Ашуба, Sputnik

Знакомство с родиной

Немного раньше, чем Ханде, в Абхазию приехал ее родной брат, художник и танцор Кадыр Тванба.

Брат и сестра впервые посетили Абхазию в 2015 году, вместе с дуздженским молодежным танцевальным ансамблем "Аураща". После того как они впервые оказались на исторической родине, в их душах поселилось желание переехать в Абхазию навсегда. Не прошло и четырех лет, Кадыр и Ханде осуществили свою мечту.

"Когда я была маленькой, меня отправляли в село Куарацвгиа, к бабушке по материнской линии, которую звали Гуасха Аигун. Там, в доме, мой взгляд всегда приковывала картина с красивыми пейзажами. Однажды я спросила: "Где это?" – Мне рассказали, что это абхазские пейзажи. Наверное, именно тогда проснулись мои чувства к родине", – так началась наша беседа с Ханде.

После этого Ханде всегда интересовало все, что касалось Абхазии. Да и в доме тема Абхазии занимала главное место. Много рассказов она слышала про историческую родину. В особенности от дяди Джошкуна Адзынба. Он не раз бывал в республике, и какое-то время даже жил здесь.

"Мои родственники по отцовской линии живут в Турции, в селе Есма-Ханым. Наш дом до сих пор там сохранился. Сегодня моя семья живет в Дуздже. Бабушка по отцовской линии из рода Авидзба, мама моя – из рода Гуасха. В Абхазии же я такую фамилию нигде не встретила. А вот представителей фамилии Тванба в Адапазаре немало", – добавила Ханде.

В Абхазию учиться

Родители не были против переезда Ханде и Кадыра в Абхазию. В этом плане они проявили большую решимость.

В Абхазии Ханде и Кадыра не оставили без внимания. На первых порах им помогали ранее вернувшиеся соотечественники Еркут Адзынба, Альбина Авидзба и многие другие репатрианты. 

Сегодня брат и сестра живут в Сухуме, где они снимают дом. Плату за жилье взяло на себя Министерство по репатриации. 

Ханде в Абхазии задалась целью получить высшее образование. Она учит абхазский и русский. После того как она освоит языки, Ханде планирует поступить на филологический факультет Абхазского государственного университета.

За несколько месяцев в Абхазии Ханде успела обзавестись друзьями, с которыми она близко общается.

"Нет такого дня, чтобы мы не виделись с друзьями, часто по телефону разговариваем. Честно говоря, сначала меня пугал переезд в Абхазию, но сейчас могу точно сказать, что оно того стоило, слава богу, что я приехала", - рассказывает Тванба.

Часто турецкие друзья спрашивают Ханде, когда она вернется в Турцию, но Ханде, не задумываясь, отвечает: "Не вернусь в Турцию, останусь жить на исторической родине".

Увидеть Абхазию своими глазами

Поступок столь юной, но в то же время умной и мудрой Ханде может послужить примером для молодых абхазов, проживающих в Турции. Она, невзирая на все сложности, решилась и переехала на историческую родину.

Сегодня девушка уже успела познакомиться со многими достопримечательностями Абхазии.

"В Абхазии я уже успела побывать и в восточной, и в западной частях. Да, еще много сел и городов я не видела, но однозначно и их я планирую посетить. В первую очередь я хочу побывать в Эшере, откуда родом моя родня по отцовской линии, там же преданы земле мои предки. Абхазия – моя большая семья, все абхазы – мои братья", - с улыбкой признается Ханде Тванба.

В конце нашей беседы Ханде пообещала, когда она хорошо выучит абхазский, она даст развернутое интервью на родном языке.

Читайте также:

1912
Теги:
Государственный комитет по репатриации, репатриация, Абхазия
Темы:
Репатриация: проблемы и перспективы (131)

Искусство для каждого: как танцор из Турции занялся стрит-артом в Абхазии 

5954
(обновлено 10:36 26.05.2020)
Репатриант из Турции Кадыр Тванба - один из немногих уличных художников в Абхазии. В интервью Sputnik он рассказал о том, почему на стене работать сложнее, чем на холсте, и как к нему приходят идеи для рисунков. 

С репатриантом из турецкого городка Дюздже, молодым художником и танцором Кадыром Тванба мы познакомились в апреле 2018 года. К тому времени он жил в Абхазии чуть больше полугода, но уже был знаком активным пользователям Instagram, куда он выкладывал авторские рисунки абхазских пейзажей, к тому же уже солировал в нескольких номерах госансамбля "Кавказ".

Кадир Танба
© Фото : предоставлено Кадиром Тванба

Асмат Цвижба, Sputnik

Настенные фантазии 

Спустя год после нашего знакомства у Кадыра появилось новое увлечение. Творческие фантазии молодого художника уже "не вмещались" в холст, и он решил освоить стрит-арт. Первая работа - яркая желтая улитка на стене по проспекту Аиааира. Для проходящих это все лишь красочный рисунок. На самом деле, улитка - частый персонаж работ Кадыра. Художник ассоциирует ее с абхазами, которых насильственно депортировали на кораблях в страны Ближнего Востока в годы Кавказской войны.

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Желтая улитка на стене по проспекту Аиааира

"Дело в том, что если "посыпать" улитку солью, она практически моментально умрет. Люди, которые на кораблях переезжали в Турцию, были вынуждены пить морскую воду из-за нехватки пресной. Многие умирали", — объяснил нам Кадыр в 2018-м.

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Берлинский арт-проекте "Street Art Berlin”

По словам Кадыра, интерес к уличной живописи появился у него еще в студенческие годы на лекциях по настенной росписи. Позже художнику посчастливилось принять участие в берлинском арт-проекте "Street Art Berlin”, где он представил свою работу на тему махаджирства - портрет девушки в национальном абхазском костюме. 

На один рисунок у художника уходит в среднем семь дней. Кадыр признается, что рисовать на стене намного сложнее - она может быть повреждена или просто быть старой. 

"Но на улице у каждого человека есть возможность увидеть произведение искусства и таким образом быть ближе к искусству", - считает он.

Образы и идеи для будущего рисунка появляются сами собой - это отрывок из прочитанного произведения, событие, эмоция, музыка. Но большинство работ Кадыра посвящены истории Абхазии и махаджирству. Недаром последний рисунок под названием "Приветствие ласточки" был сделан на улице Убыхская. 

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Работа Кадыра Тванба на одной из улиц города Сухум

"Наша культура содержит много элементов, которые можно отражать в искусстве. Искусство - язык, который обеспечивает мне диалог с сердцами людей. Именно таким образом я могу донести нашу культуру до большего числа людей. Когда я работаю на улице, то постоянно слышу в свой адрес: "Мы хотим видеть больше рисунков на улицах". До сих пор я никогда не слышал негативных комментариев. Улыбки на лицах людей стоят всей проделанной работы", - сказал он. 

© Sputnik
Процесс создания работы "Приветствие ласточки"

В планах у Кадыра новые уличные проекты. Секреты художник раскрывать не стал, но пообещал, что новые рисунки обязательно приятно удивят жителей Абхазии и заставят их взглянуть на стрит-арт с новой стороны.Спустя три года проживания в Абхазии Кадыр признается, что уже может легко общаться на русском языке и почти не чувствует языкового барьера. В этом ему помогли друзья из университета и ансамбля. 

Читайте также:

5954

Дом для архитектора: как репатриантка Шебнем Маршан нашла себя в Абхазии

6167
(обновлено 21:10 26.04.2020)
Архитектор из Турции Шебнем Маршан решила остаться в Абхазии навсегда, проведя здесь две недели. Что заставило ее вернуться на историческую родину и как сложилась жизнь репатриантки в Стране души, читайте в материале Sputnik.

Под Новый год несколько лет назад в центре столицы Абхазии открылась студия архитектуры и дизайна. Большие стеклянные витрины, яркие шторы и необычное освещение привлекали внимание всех прохожих.

Асида Квициния, Sputnik.

Последняя просьба отца

Репатриантка из Турции Шебнем Маршан живет в Абхазии уже больше пяти лет. Впервые она посетила историческую родину со своей семьей в 2013 году.

"В детстве родители много рассказывали о нашей исторической родине, в нашем доме часто звучала абхазская речь. Мой покойный отец Осман-Нури Маршан просил нас поехать в Абхазию, и мы решили выполнить его последнюю просьбу", - рассказывает Шебнем.

В Абхазии семью Маршан встретил представитель этого рода Дмитрий Маршан.

"Мы приехали ночью, сильно устали и пошли отдыхать. Мне трудно найти подходящие слова, чтобы описать чувства, которые я испытала, проснувшись утром. После пробуждения первое, что я сказала маме - мы должны жить здесь. Прошло семь лет с моего первого приезда, но я по-прежнему не могу забыть то утро в Абхазии", - рассказывает репатриантка.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Шебнем Маршан и Дмитрий Маршан

Новый дом

Проведя в Абхазии две недели, семья Маршан вернулась к своей размеренной жизни в Турции, но Шебнем твердо решила переехать на историческую родину.

Отец Дмитрия Зураб Маршан предложил Шебнем переехать в его дом и жить одной большой семьей.

Определившись с жильем, Шебнем решила работать по профессии и открыть студию дизайна в Сухуме.

В начале 2015 года она присмотрела себе здание под офис и приступила к реставрации, в 2016 году офис был готов.

"У меня не было проблем с переездом, но возникли сложности с общением. Я не знала русского, но немного понимала абхазский. В Стамбуле я ориентировалась лучше, чем в Сухуме, знала, как там все устроено, как устроить свою работу. В Сухуме даже после открытия я не рекламировала свою студию. Мне хотелось понять людей, их вкусы и предпочтения, что им нравится, а что нет", - вспоминает Маршан.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Студия архитектуры и дизайна

Реакция людей на дизайнерскую студию была "удивительной", говорит Шембнем. Местные жители оставляли положительные отзывы, что придавало сил и гнало прочь сомнения в правильности своего решения о переезде.

"Не буду скрывать, иногда я думала, правильно ли поступила. Но меня окружали хорошие люди, и они сильно меня поддерживали. Есть удивительный момент, которым я хотела бы поделиться. Я замечаю черты характера, свойственные мне, в людях, и понимаю, что они генетически заложены в абхазской нации. Этих особенностей темперамента нет ни у кого в Турции и за ее пределами. Встречая людей в городе, я вижу в них некий свет, что-то родное, это вдохновляет, и я понимаю, что поступила правильно, оставшись здесь. Мы похожи, и мне комфортно жить здесь", - говорит Маршан.

Из истории семьи Маршан

До махаджирства прадедушка Шебнем Хрипс Маршан проживал в высокогорном селе Цабал. Она рассказывает, что ее прадед не хотел покидать свою страну, но обстоятельства вынудили его уехать из Абхазии.

Хрипс переехал в Турцию со своей молодой женой и обосновался в городе Румели. Они прожили там много лет, у них родилось шестеро детей. Затем прадед Шебнем со своей большой семьей переехал в Стамбул. Дети Хрипса были уже взрослые, многие обзавелись семьями и разъехались. В тот период не далеко от Эски-шехира строилась абхазская деревня Дзюда. И уже дедушка Шебнем собрал свою семью и обосновался в этой деревне.

Шебнем подготовила к нашему интервью материалы о ее семье. Сестра репатриантки прислала в электронном виде книгу, где описывается родовое древо всех представителей фамилии Маршан. Это древо составил отец Шебнем, чтобы представители фамилии не теряли свои корни и продолжали поддерживать связь в Турции. В книге черным цветом выделены имена тех, кто родился в Абхазии до махаджирства, синим те, кто появился на свет уже в Турции.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Шебнем Маршан
"В фамильном древе обычно не пишут имена женщин, но мы решили написать, чтобы знать сколько нас и где каждый находится",  - отметила Шебнем Маршан.

На сегодняшний день в Турции проживает уже четвертое поколение семьи Маршан. Но семья Маршан продолжает соблюдать абхазские традиции и обычаи. Родители Шебнем старались сохранить родной язык и привить любовь своим детям к абхазской культуре.

"Наши родители часто рассказывали нам о нашем родовом селе Цабал. Мы соблюдали все правила абхазского этикета и хорошо знали все тонкости Апсуара. Нам объясняли понятие Аламыс, что мы лицо семьи и должны вести себя скромно и достойно. Чтобы сохранить абхазскую культуру, заключались браки только между абхазами. В нашем роду нет представителей других народов", - рассказывает Шебнем.

Абхазская жизнь

Шебнем родилась и выросла в Турции, училась в Стамбуле и долгое время работала в Италии, но нашла себя именно в Абхазии. Она мечтает построить здесь дом и перевезти в Абхазию всю свою семью.

В Абхазии Маршан занимается архитектурными и интерьер-дизайнерскими проектами, а так же реставрирует старинные сооружения.

Архитектор хочет больше работать с молодежью. У нее проходят стажировку молодые специалисты, которые недавно окончили университет.

"Молодые люди должны набираться опыта и искать больше возможностей и перспектив для своего развития", - говорит она.

Из-за своего графика Шебнем ограничена во времени, но, по ее словам, ей хотелось бы больше помогать молодым архитекторам и дизайнерам и делиться своим опытом, чтобы облик родной Абхазии был еще краше.

Читайте также:

6167

Замуж невтерпеж: акция протеста невест в Италии

0
(обновлено 20:15 07.07.2020)
В Италии состоялась одна из самых необычных "антиковидных" акций протеста. Свое недовольство ограничениями из-за коронавируса выразили невесты.

Пятнадцать невест, чьи свадебные церемонии были отложены или отменены из-за коронавирусных ограничений устроили акцию протеста.

Во "флешмобе незамужних", как девушки назвали эту акцию, приняли участие 15 невест, а также работники свадебной индустрии.

Читайте также: 

 

 

0
  • © AP Photo. Riccardo De Luca

    Женщины, чья свадьба была отложена или отменена из-за ограничений, вызванных пандемией COVID-19 устроили акцию протеста у фонтана Треви в Риме

  • © AFP 2019 / Tiziana Fabi

    Невесты в подвенечных платьях вышли на акцию, чтобы выразить недовольство отсрочкой бракосочетаний из-за строгого протокола всех религиозных церемоний в рамках пандемии коронавируса

  • © AFP 2019 / Tiziana Fabi

    Женщины пришли на площадь в Риме с плакатами "Верните нам свободу празднования", "Церковные двери закрыты для свадьбы", "Мечта ограничена ограничениями" и "Неограниченный брак"

  • © AP Photo. Riccardo De Luca

    Свадьбы этих женщин были отложены, а у некоторых даже отменены, из-за пандемии. На сво акцию они пригласили фотографов

  • © AP Photo. Riccardo De Luca

    Всего в акции в Риме приняли участие 15 невест

  • © AFP 2019 / Tiziana Fabi

    Несмотря на послабления карантинного режима, многолюдные религиозные церемонии, такие как крупные свадьбы, в Италии пока под запретом

  • © AFP 2019 / Tiziana Fabi

    Свой протест девушки назвали "флешмоб незамужних". К ним присоединились работники свадебной индустрии

Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19