Сандро из Дамаска: как художник из Сирии переехал в Абхазию

3034
(обновлено 10:27 31.08.2020)
До переезда в Абхазию Сандро Арютаа жил в Дамаске с родителями и братом. Его семья решила переехать на историческую родину, когда началась война в Сирии.

В интервью Sputnik он рассказал, как занимается творчеством и о том, как сложно адаптироваться в родной, но плохо знакомой стране.

Асида Квициния, Sputnik

Долгий путь в Дамаск

Представители фамилии Арютаа покинули Абхазию до Кавказской войны. Они жили в горной части страны на границе с Черкесском, куда и перебрались. По словам Сандро, эмиграция на Северный Кавказ проходила постепенно, они тесно общались с черкесами и со временем переехали туда жить.

Кадир Танба
© Фото : предоставлено Кадиром Тванба

О том, как семья Сандро покинула Северный Кавказ и оказалась в Дамаске, репатрианту известно немного. От прадедушек дошла информация, что, покидая Черкесск в период махаджирства, семья сначала отправилась в Турцию. Там по сей день живет большая диаспора представителей фамилии Арютаа.

"Мы до сих пор задаемся вопросом, почему наши прадедушки выбрали Дамаск, почему оставили Абхазию и не остались жить в Турции. Некоторые представители нашей диаспоры считают, что одной из причин нашего переезда в Дамаск, стала религия. Также одна из версий нашего появления в Сирии - это что власти Турции отправляли кавказцев в Дамаск охранять железную дорогу, но, когда и как это произошло, также покрыто тайной", - рассказывает репатриант.

Семейное дело

Представителей фамилии Арютаа в Дамаске местные жители называли "ажарах", что в переводе с арабского означает врач. Семья Сандро была известна знаниями народной медицины. Они готовили разные виды лекарств и продавали их местным жителям. Эти знания лекарственных рецептов, как рассказывает молодой человек, они увезли с собой из Абхазии.

"Мы удивились, когда узнали, что наши однофамильцы из Турции так же, как и мы, делают эти лекарства, используя знания, полученные в Абхазии. По сей день мы готовим несколько видов лекарств. В основном их используют для быстрого заживления ран", - продолжает он

Война у порога

В 2013 году в Сирии ужесточились военные действия, в районе, где проживала семья Сандро, стало жить небезопасно. В этот период брат репатрианта обучался в одном из университетов Нальчика, сам Сандро Арютаа планировал после школы уехать туда учиться. В последние годы семья Арютаа часто задумывалась о том, чтобы оставить Дамаск и переехать на Кавказ.

Саир Хаджи Бек.
© Фото : из архива Саира Хаджи Бека

Когда решение было принято, Сандро встал перед выбором поехать к брату в Нальчик или отправиться в Абхазию с родителями. Он решил не оставлять семью и построить новую жизнь на исторической родине.

"Об Абхазии мы практически ничего не знали и не рассматривали Абхазию отдельно от Кавказа. В Дамаске мы жили как один народ с абазинами, кабардинцами, абхазами и адыгами, в Дамаске нас всех называли черкесами, и Кавказ нам казался единым целым, как одна большая страна, где Абхазия не существует сама по себе. Первое, что меня впечатлило в Абхазии, это ее природа, не думал и даже не представлял, что она настолько красива и живописна. Дамаск, к которому я привык, сильно отличается от Абхазии природными условиями, погодой и культурой", - поделился Сандро.

Сложности адаптации

После переезда в Абхазию семья Садро жила в Гагре у братьев Арютаа, которые участвовали в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов и после войны остались жить в республике. В Гагре семья находилась несколько месяцев, а затем переехала в Сухум. В столице отец молодого человека, инженер по образованию, практически сразу нашел себе работу. Он стал работать главным инженером на небольшом производстве картонных коробок для винзавода.

Однако не у всех так быстро и легко получается трудоустроиться, необходимо знать абхазский или русский языки. Сандро с друзьями начали посещать курсы изучения русского языка при Абхазском государственном университете, организованные комитетом по репатриации Абхазии. 

Сандро живет в Абхазии уже больше семи лет, но, как рассказывает репатриант, адаптироваться здесь оказалось непросто.

"Адаптироваться к новой жизни было сложно, но о своем переезде я никогда не жалел. Я приехал в Абхазию взрослым состоявшимся человеком, со своим характером, видением и воспитанным в другой культуре, с другими взглядами. В детском возрасте адаптироваться гораздо легче. Те, кто приехал сюда детьми, не чувствуют каких-то сложностей, они легче приняли все новшества, различие в людях и культуре. А мы росли в Дамаске, именно то общество нас создавало и формировало. У нас мало друзей среди местных жителей, мы общаемся только между собой. Может поэтому наша адаптация так затянулась", - говорит он.

Учеба и творчество

После прохождения языковых курсов Сандро некоторое время работал с отцом, затем поступил на факультет изобразительного искусства Абхазского государственного университета, чтобы продолжить начатую им профессию художника.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Sandro Jatkar Arutaa (@sandroarutaa)

Любовь к живописи ему привил отец, который и сам, несмотря на техническую специальность, серьезно увлекался творчеством. Сначала Сандро воспринимал свое увлечение как хобби, но когда пришло время выбирать специальность, он всерьез начал рассматривать профессию художника.

"Я уже студент второго курса, сначала поступал на графический дизайн, затем перешел на ИЗО, как оказалось, живопись мне нравится больше. В работе меня вдохновляет творчество старых мастеров, таких как Джон Синг. Его уникальная техника и способность рисовать одновременно абстрактно и реалистично" , - рассказывает Сандро.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Sandro Jatkar Arutaa (@sandroarutaa)

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Sandro Jatkar Arutaa (@sandroarutaa)

Сандро очень самокритичен, но, несмотря на это, он уже продает свои работы и в скором времени собирается организовать в Центральном выставочном зале Сухума свою персональную выставку. По мнению художника, для мастера важна конструктивная критика, но в свой адрес Сандро чаще слышит хвалебные отзывы. Что, конечно, не может не вдохновлять на дальнейшее творчество.

3034

Искусство для каждого: как танцор из Турции занялся стрит-артом в Абхазии 

7251
(обновлено 10:36 26.05.2020)
Репатриант из Турции Кадыр Тванба - один из немногих уличных художников в Абхазии. В интервью Sputnik он рассказал о том, почему на стене работать сложнее, чем на холсте, и как к нему приходят идеи для рисунков. 

С репатриантом из турецкого городка Дюздже, молодым художником и танцором Кадыром Тванба мы познакомились в апреле 2018 года. К тому времени он жил в Абхазии чуть больше полугода, но уже был знаком активным пользователям Instagram, куда он выкладывал авторские рисунки абхазских пейзажей, к тому же уже солировал в нескольких номерах госансамбля "Кавказ".

Кадир Танба
© Фото : предоставлено Кадиром Тванба

Асмат Цвижба, Sputnik

Настенные фантазии 

Спустя год после нашего знакомства у Кадыра появилось новое увлечение. Творческие фантазии молодого художника уже "не вмещались" в холст, и он решил освоить стрит-арт. Первая работа - яркая желтая улитка на стене по проспекту Аиааира. Для проходящих это все лишь красочный рисунок. На самом деле, улитка - частый персонаж работ Кадыра. Художник ассоциирует ее с абхазами, которых насильственно депортировали на кораблях в страны Ближнего Востока в годы Кавказской войны.

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Желтая улитка на стене по проспекту Аиааира

"Дело в том, что если "посыпать" улитку солью, она практически моментально умрет. Люди, которые на кораблях переезжали в Турцию, были вынуждены пить морскую воду из-за нехватки пресной. Многие умирали", — объяснил нам Кадыр в 2018-м.

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Берлинский арт-проекте "Street Art Berlin”

По словам Кадыра, интерес к уличной живописи появился у него еще в студенческие годы на лекциях по настенной росписи. Позже художнику посчастливилось принять участие в берлинском арт-проекте "Street Art Berlin”, где он представил свою работу на тему махаджирства - портрет девушки в национальном абхазском костюме. 

На один рисунок у художника уходит в среднем семь дней. Кадыр признается, что рисовать на стене намного сложнее - она может быть повреждена или просто быть старой. 

"Но на улице у каждого человека есть возможность увидеть произведение искусства и таким образом быть ближе к искусству", - считает он.

Образы и идеи для будущего рисунка появляются сами собой - это отрывок из прочитанного произведения, событие, эмоция, музыка. Но большинство работ Кадыра посвящены истории Абхазии и махаджирству. Недаром последний рисунок под названием "Приветствие ласточки" был сделан на улице Убыхская. 

© Foto / предоставлено Кадыром Тванба
Работа Кадыра Тванба на одной из улиц города Сухум

"Наша культура содержит много элементов, которые можно отражать в искусстве. Искусство - язык, который обеспечивает мне диалог с сердцами людей. Именно таким образом я могу донести нашу культуру до большего числа людей. Когда я работаю на улице, то постоянно слышу в свой адрес: "Мы хотим видеть больше рисунков на улицах". До сих пор я никогда не слышал негативных комментариев. Улыбки на лицах людей стоят всей проделанной работы", - сказал он. 

© Sputnik
Процесс создания работы "Приветствие ласточки"

В планах у Кадыра новые уличные проекты. Секреты художник раскрывать не стал, но пообещал, что новые рисунки обязательно приятно удивят жителей Абхазии и заставят их взглянуть на стрит-арт с новой стороны.Спустя три года проживания в Абхазии Кадыр признается, что уже может легко общаться на русском языке и почти не чувствует языкового барьера. В этом ему помогли друзья из университета и ансамбля. 

Читайте также:

7251

Дом для архитектора: как репатриантка Шебнем Маршан нашла себя в Абхазии

6904
(обновлено 21:10 26.04.2020)
Архитектор из Турции Шебнем Маршан решила остаться в Абхазии навсегда, проведя здесь две недели. Что заставило ее вернуться на историческую родину и как сложилась жизнь репатриантки в Стране души, читайте в материале Sputnik.

Под Новый год несколько лет назад в центре столицы Абхазии открылась студия архитектуры и дизайна. Большие стеклянные витрины, яркие шторы и необычное освещение привлекали внимание всех прохожих.

Асида Квициния, Sputnik.

Последняя просьба отца

Репатриантка из Турции Шебнем Маршан живет в Абхазии уже больше пяти лет. Впервые она посетила историческую родину со своей семьей в 2013 году.

"В детстве родители много рассказывали о нашей исторической родине, в нашем доме часто звучала абхазская речь. Мой покойный отец Осман-Нури Маршан просил нас поехать в Абхазию, и мы решили выполнить его последнюю просьбу", - рассказывает Шебнем.

В Абхазии семью Маршан встретил представитель этого рода Дмитрий Маршан.

"Мы приехали ночью, сильно устали и пошли отдыхать. Мне трудно найти подходящие слова, чтобы описать чувства, которые я испытала, проснувшись утром. После пробуждения первое, что я сказала маме - мы должны жить здесь. Прошло семь лет с моего первого приезда, но я по-прежнему не могу забыть то утро в Абхазии", - рассказывает репатриантка.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Шебнем Маршан и Дмитрий Маршан

Новый дом

Проведя в Абхазии две недели, семья Маршан вернулась к своей размеренной жизни в Турции, но Шебнем твердо решила переехать на историческую родину.

Отец Дмитрия Зураб Маршан предложил Шебнем переехать в его дом и жить одной большой семьей.

Определившись с жильем, Шебнем решила работать по профессии и открыть студию дизайна в Сухуме.

В начале 2015 года она присмотрела себе здание под офис и приступила к реставрации, в 2016 году офис был готов.

"У меня не было проблем с переездом, но возникли сложности с общением. Я не знала русского, но немного понимала абхазский. В Стамбуле я ориентировалась лучше, чем в Сухуме, знала, как там все устроено, как устроить свою работу. В Сухуме даже после открытия я не рекламировала свою студию. Мне хотелось понять людей, их вкусы и предпочтения, что им нравится, а что нет", - вспоминает Маршан.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Студия архитектуры и дизайна

Реакция людей на дизайнерскую студию была "удивительной", говорит Шембнем. Местные жители оставляли положительные отзывы, что придавало сил и гнало прочь сомнения в правильности своего решения о переезде.

"Не буду скрывать, иногда я думала, правильно ли поступила. Но меня окружали хорошие люди, и они сильно меня поддерживали. Есть удивительный момент, которым я хотела бы поделиться. Я замечаю черты характера, свойственные мне, в людях, и понимаю, что они генетически заложены в абхазской нации. Этих особенностей темперамента нет ни у кого в Турции и за ее пределами. Встречая людей в городе, я вижу в них некий свет, что-то родное, это вдохновляет, и я понимаю, что поступила правильно, оставшись здесь. Мы похожи, и мне комфортно жить здесь", - говорит Маршан.

Из истории семьи Маршан

До махаджирства прадедушка Шебнем Хрипс Маршан проживал в высокогорном селе Цабал. Она рассказывает, что ее прадед не хотел покидать свою страну, но обстоятельства вынудили его уехать из Абхазии.

Хрипс переехал в Турцию со своей молодой женой и обосновался в городе Румели. Они прожили там много лет, у них родилось шестеро детей. Затем прадед Шебнем со своей большой семьей переехал в Стамбул. Дети Хрипса были уже взрослые, многие обзавелись семьями и разъехались. В тот период не далеко от Эски-шехира строилась абхазская деревня Дзюда. И уже дедушка Шебнем собрал свою семью и обосновался в этой деревне.

Шебнем подготовила к нашему интервью материалы о ее семье. Сестра репатриантки прислала в электронном виде книгу, где описывается родовое древо всех представителей фамилии Маршан. Это древо составил отец Шебнем, чтобы представители фамилии не теряли свои корни и продолжали поддерживать связь в Турции. В книге черным цветом выделены имена тех, кто родился в Абхазии до махаджирства, синим те, кто появился на свет уже в Турции.

© Foto / предоставлено Шебнем Маршан
Шебнем Маршан
"В фамильном древе обычно не пишут имена женщин, но мы решили написать, чтобы знать сколько нас и где каждый находится",  - отметила Шебнем Маршан.

На сегодняшний день в Турции проживает уже четвертое поколение семьи Маршан. Но семья Маршан продолжает соблюдать абхазские традиции и обычаи. Родители Шебнем старались сохранить родной язык и привить любовь своим детям к абхазской культуре.

"Наши родители часто рассказывали нам о нашем родовом селе Цабал. Мы соблюдали все правила абхазского этикета и хорошо знали все тонкости Апсуара. Нам объясняли понятие Аламыс, что мы лицо семьи и должны вести себя скромно и достойно. Чтобы сохранить абхазскую культуру, заключались браки только между абхазами. В нашем роду нет представителей других народов", - рассказывает Шебнем.

Абхазская жизнь

Шебнем родилась и выросла в Турции, училась в Стамбуле и долгое время работала в Италии, но нашла себя именно в Абхазии. Она мечтает построить здесь дом и перевезти в Абхазию всю свою семью.

В Абхазии Маршан занимается архитектурными и интерьер-дизайнерскими проектами, а так же реставрирует старинные сооружения.

Архитектор хочет больше работать с молодежью. У нее проходят стажировку молодые специалисты, которые недавно окончили университет.

"Молодые люди должны набираться опыта и искать больше возможностей и перспектив для своего развития", - говорит она.

Из-за своего графика Шебнем ограничена во времени, но, по ее словам, ей хотелось бы больше помогать молодым архитекторам и дизайнерам и делиться своим опытом, чтобы облик родной Абхазии был еще краше.

Читайте также:

6904

Праздник славы и памяти: День Победы в Абхазии

0
(обновлено 20:43 30.09.2020)
В Абхазии отметили 27-ю годовщину Дня Победы и Независимости. 30 сентября 1993 года Абхазия была освобождена от оккупационных грузинских сил.

В этом году в связи с опасностью распространения коронавирусной инфекции в Абхазии было решено не проводить Парад Победы и акцию "Бессмертный полк".

По традиции утром в Парке Славы в Сухуме состоялась церемония возложения цветов, в которой приняли участие глава государства Аслан Бжания, руководители ведомств и министерств, ветераны и добровольцы.

Также в Абхазии прошла акция "Тропой героев". Более 120 человек прошли пешком от Сухума до границе по реке Ингур в дань уважения абхазским воинам.

Праздничный вечер закончился концертом на Набережной махаджиров, в котором приняли участие местные творческие коллективы.

0
  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    В День Победы и Независимости в Парке Славы в Сухуме прошла церемония возложения цветов, в которой приняли участие посол России в Абхазии Алексей Двинянин, спикер парламента Валерий Кварчия, руководители министерств и ведомств.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Отдать дань уважения погибшим на войне пришел и президент Абхазии Аслан Бжания.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    На церемонии присутствовали ветераны войны и добровольцы.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Несмотря на ограничительные меры и сокращение торжественной части программы, в городе царила праздничная атмосфера.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    На набережной махаджиров состоялся праздничный концерт с участием местных творческих коллективов.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    На сцене исполняли песни военных лет и национальные танцы.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    Танец детского хореографического ансамбля с государственным флагом Абхазии.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    На концерте присутствовали президент Аслан Бжания, вице-премьер Беслан Джопуа и глава администрации Сухума Беслан Эшба.

  • © Sputnik / Томас Тхайцук

    В особенности празднику были рады самые маленькие жители города.