Ирина Куакуаскир

Ирина Куакуаскир: о, конфедератки идут

682
(обновлено 11:43 02.10.2016)
Проект "Ненарисованные воины" продолжается историей ветерана Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов Ирины Куакуаскир.

Саид Барганджия, Sputnik

Ирина Куакуаскир родилась в селе Беслаху Очамчырского района, там же окончила школу. Мама Ирины была учительницей, отец работал в колхозе. У Ирины две родные сестры и брат, который также принимал участие в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов.

После школы Ирина поступила в Абхазский государственный университет на исторический факультет. Окончив университет, Ирина Куакуаскир начала работать в сухумской школе-интернате, параллельно устроилась в Научно-исследовательский институт педагогических исследований. 

Ирине исполнилось 24 года, жизнь шла своим чередом. И в один день жизнь перевернулась с ног на голову. Началась война.

"В штабе я работала вместе с Ириной Агрба, Цирой Габния, Лялей Чамагуа, Людмилой Аргун, Лилией Хагба, Нанули Лакашия, Эммой Анкваб, ее, к сожалению, нет в живых. Чем мы только ни занимались. Как только штаб открылся, все происходило стихийно. Мы работали с добровольцами, им надо было помочь, в том плане, что надо было доставать одежду и как-то помогать решать бытовые проблемы. Надо было вести архив. Случались и трагедии, погибали ребята. Надо было организовывать их похороны. Надо было вести их тела на родину. К родителям".

Она вспоминает, что работники штаба сопровождали тела погибших добровольцев в составе правительственной делегации. 

"Это было самое тяжелое".

Ирина Куакуаскир рассказывает, что часто они просто беседовали с добровольцами.

"Бывали разные моменты. Все, что происходило на войне, все, что связано с ней, все их рассказы мы пропускали через себя. Это было очень тяжело".

Во время войны вместе с абхазами воевали добровольцы с Северного Кавказа.

"Многие родители даже не знали, где находятся их сыновья. Там были совсем молодые ребята, может, в какой-то степени ими двигала романтика. Не хочу говорить, что это было неосознанно. Им было по 15-16 лет. Я даже не знаю, держали они когда-нибудь хоть охотничье оружье, не то что боевое".

Ирина говорит, что бывали случаи, когда им приходилось докладывать о том, что среди добровольцев совсем молоденькие ребята, для того чтобы уберечь и посодействовать их возвращению домой. Но они, вспоминает Ирина, просто сбегали в другие отряды, были полны смелости и решимости.

"Перед мартовским наступлением к нам в штаб пришли совсем молодые ребята. Мы сразу усекли, что они очень молодые. Один был очень рослый. Когда у него спросили, сколько ему лет, он ответил — восемнадцать. Все равно, тоже молодой. Он, помню, был высоченный, ему никак не могли подобрать одежду. Когда все-таки нашли, он так радовался".

Спустя несколько дней, он ушел на фронт и погиб в первом же бою.

"Потом мы выяснили, что ему было всего лишь 15 лет. Парня звали Валера Берханов".

Боевые товарищи Ирины рассказывали, что, когда привезли тело молодого героя в Кабарду, их встретил старший из рода Берхановых и сказал, что их семья благодарна Валере за то, что он спас род от позора, так как на братской земле идет война, и только он из всего рода прислушался к зову своего отважного молодого сердца и поехал на войну, где трагически прервалась его жизнь.  

Ирина вспоминает об отношении добровольцев к сотрудницам штаба.

"Они говорили, что абхазы специально сделали так, что в этот штаб подобрали самых лучших абхазок. Мы выходили в город, сами знаете, Гудаута маленькая, нас знали все, и когда нас видели, говорили: "О, конфедератки идут!"

Когда началась война 

Ирина, работая в сухумской школе-интернате, жила вместе с родной сестрой и тетей в служебном доме, в котором жили преподаватели и сотрудники интерната.

Кавказ Атрышба.
© Sputnik / Томас Тхайцук

"Все мы думали, что это на один-два дня. Показалось, что это недоразумение. Но все это затянулось, в интернат стали приходить грузинские гвардейцы, оставаться там было небезопасно, начались грабежи".

Ирина вместе с сестрой и тетей вначале хотела попасть к семье в Очамчырский район, но дороги туда были перекрыты. Приходилось оставаться в интернате. 

"Я помню четко один фрагмент, показанный раньше по телевизору. Было анонсирование нового фильма, в одном кадре показывали, как в комнату влетают ниндзя. Вдруг в реальности, я поднимаю голову, и передо мной стоит человек. Он был весь в черном, не в платке, но бородатый, только глаза были видны, в руках держал  автомат".

Налетчики ограбили квартиру и, к счастью, всех оставили в живых.

"Помню это ощущение, когда покидаешь свой дом и не знаешь, когда вернешься туда. Мы четко знали, что не надо брать много вещей. Честно говоря, и не хотелось брать все вещи. Мне казалось, что если я возьму свои вещи, я разорву все связи с домом. Это было ощущение пустоты".

Оставаться в оккупированном Сухуме трем женщинам было крайне небезопасно. Вернуться домой в Очамчыру – невозможно. Был только один путь – в Гудауту.

"Мы поехали в Гудауту. Вышли ранним утром. Как раз это было 3 сентября, шли переговоры, было принято решение не препятствовать передвижению мирного населения по республике. Мы с большим трудом добрались до Гудауты. Приехали туда уставшие, голодные".

Ирина вспоминает, что те, кому не удалось выбраться из интерната, были вынуждены пережить ужасы войны. Грузины никого не убили, но они грабили и издевались. В интернате поселилась банда во главе с небезызвестным Каркарашвили.

"Мы, когда приехали в Гудауту, даже не знали, куда мы идем. Голодные, холодные, но это абсолютно нас не трогало. Когда ты живешь в оккупированном городе… грузинская пропаганда… это все очень тяжело. А тут ты понимаешь, что находишься среди своих, чтобы не случилось, это воспринимается по-другому".

Рисунок, сохранивший память о войне

"Я работала в штабе Конфедерации. Руслан Габлия приходил к нам и рисовал портреты добровольцев. Насколько я помню, это было перед летним наступлением, во время какого-то затишья, и ребята были более или менее отдохнувшие".

Художнику важно передать не только внешнее сходство, он стремится передать внутреннее состояние человека, его мысли.

Ирина вспоминает, что Руслан несколько дней ходил в штаб, беседовал с добровольцами. Он спрашивал у нас о ребятах, я очень активно ему помогала.

Ирина сказала, что он все время говорил, что после того, как нарисует портреты добровольцев, обязательно нарисует и мой портрет. Она отметила, что особо не придала этому значения. Для нас было важно, чтобы он запечатлел наших добровольцев. 

"Был летний день. Мы сидели на лавочке, когда Руслан рисовал мой портрет. Проходили люди, мне было сложно сосредоточиться. Он очень быстро нарисовал портрет. Все, кто видел этот рисунок, говорили, что, помимо внешнего сходства, ему удалось уловить и мое внутреннее состояние".

Сам портрет Ирине очень понравился.

Ирина Куакуаскир.
Руслан Габлия
Ирина Куакуаскир.

"Руслан подарил мне копию, она до сих пор хранится у меня. Когда я смотрю на этот портрет, в памяти всплывают разные эпизоды войны".

Тот, с детьми летевший из Ткварчели…

В воздухе сожженный вертолет…

Даже во время войны никто не отменял законы чести, но есть те, для кого это просто слова, не имеющие никакого смысла. 

Трагедия, произошедшая 14 декабря, поселила в сердце каждого абхаза холод, стало понятно, что врагу неведомы ни человечность, ни благородство.

"Самое страшное для меня в моих воспоминаниях – это сбитый вертолет с женщинами и детьми. В тот вечер, когда по российским телеканалам передали об этом новость, я находилась в Калдахуаре, у знакомых. Бывало так, что новости не подтверждались. Вот и в этот раз я говорила себе, что этого не может быть".

Абхазия стала утопать в слезах. 85 заживо сожженных невинных людей, в основном женщин и детей.

"Рано-рано утром мы встали с сестрой и приехали в Гудауту. Пришли в администрацию, и первое, что мы увидели – это списки людей, который погибли в вертолете. Я как-то тупо смотрела на эти фамилии. Я точно знала, что из моей семьи никого нет. Потом, когда я начала воспринимать информацию и увидела имена тех младенцев, годовалых и полуторагодовалых, имена несчастных матерей, у меня началась истерика. Я просто стала кричать и плакать", — со слезами на глазах вспоминает Ирина Куакускир.

В этот трагический день из блокадного Ткуарчала вылетело два вертолета.

Подруга  Ирины летела в другом вертолете в тот же день. Она рассказывала, как это все было: " Мы летим, и я вижу, что сбили вертолет. Я сидела рядом с пилотом. Так получилось, что в этот момент я увидел, как падал вертолет. На меня сразу посмотрел пилот и показал мне жестом, чтоб я молчала, чтоб не было паники".

Война не сломила Ирину Куакуаскир. Сегодня она работает директором Института педагогики имени Нелли Адзинба Министерства образования Республики Абхазия.

В институте Ирина занимается разработкой учебно-методической литературы для школ Абхазии.

682
Теги:
фронт, воспоминания, герои, война, Отечественная война народа Абхазии (1992-1993), Абхазия
Темы:
"Ненарисованные воины" (41)
По теме
Нанули Хагба: самое страшное, что среди погибших были мои ученики
Герой Абхазии Гурам Хагба: мы ничего не забыли, такое не забывается
Гуагу Айба: мне до сих пор снятся мои погибшие в боях товарищи

Антиковидный режим: работа Сухумского рынка в условиях ограничений

905
(обновлено 17:22 16.01.2021)
Рынки в Абхазии с 13 января работают по графику, установленному администрациями районов, в целом не больше трех раз в неделю. Ограничения действуют до 10 февраля и введены из-за угрозы распространения коронавируса.

Президент Абхазии Аслан Бжания продлил и ужесточил антиковидные меры до 10 февраля.

Администрация столицы, следуя требованиям распоряжения главы государства, установила, что Сухумский городской рынок будет работать два раза в неделю - четверг и суббота, а вещевой рынок "Сухумприбор" - вторник и воскресенье.

Съемочная группа Sputnik Абхазия наведалась на рынок в один из "базарных" дней, чтобы узнать, как на ограничения реагируют покупатели и продавцы - читайте в материале Sputnik Абхазия.

Бадрак Авидзба, Sputnik

"Базарный" день

Несмотря на то, что количество "базарных" дней значительно сократилось, утром 16 января покупателей на рынке было немного. Почти все продавцы были в масках, а вот некоторые покупатели пренебрегли средствами защиты.

Мнения по поводу новых ограничений среди работников рынка разделились: кто-то согласен с введением антиковидных мер, хоть и сетует на низкие заработки, а кто-то считает, что ограничения бесполезны. 

"Я положительно отношусь к ограничениям, потому что много людей умирает от болезни. Конечно, прибыли меньше становится, но сейчас и так народу мало, ни то, что в курортный сезон", - сказала одна из продавщиц преклонного возраста.

Она продолжает ходить на работу и не прекращала все это время, несмотря на то, что входит в группу риска. "Надо зарабатывать на хлеб, а что делать. Я всегда ношу маску, перчатки правда не надеваю, но обрабатываю руки спиртом", - говорит она.       

Некоторые продавцы выступают за увеличение количества рабочих дней, хотя бы до четырех, и надеются, что власти города пересмотрят график.

Варвара Чолокян работает на Сухумском центральном рынке уже много лет, по ее словам, ежемесячно на одни лекарства уходит 15 тысяч рублей, так как одной пенсии не хватает, ей приходится сидеть у прилавка.

"Я инвалид, у меня нет одного глаза. Я, конечно, поддерживаю ограничения, но можно было бы сделать четыре рабочих дня, но в любом случае мы подчиняемся властям. Но желательно увеличить рабочие дни, добавить хотя бы два дня", - подчеркнула Чолокян. 

Другая работница рынка Марина Агрба уверена, что график в три рабочих дня был бы приемлемым и позволил бы людям заработать.

Невыгодно работать два дня в неделю и продавщице зелени и овощей. По ее словам, на реализацию продукции времени недостаточно, и товар портится, принося ей убытки.

© Sputnik
Что думают продавцы и покупатели о новых ограничительных мерах на рынке

Мнение покупателей

Покупательница Этери привыкла каждый день приходить на рынок, закупаться свежими овощами, фруктами, мясом, но она с пониманием относится к введенным ограничениям.

"Меня устраивало каждый день ходить на рынок, но учитывая то, что у нас такая обстановка, я вообще хочу, чтобы все закрыли. Это временное явление, думаю, что пока нужно посидеть дома, несмотря на некоторые неудобства", - заметила она.

Некоторые покупатели возмущаются, что поток посетителей будет больше в два разрешенных дня, и это не будет способствовать борьбе с распространением коронавируса. Покупательница Марина отметила, что введенные меры будут работать только если будут работать строгие санкции за нарушении.

Галина Старовойтова ездит в Сухумский центральный рынок из Агудзеры. Она говорит, что несмотря на то, что на рынок она приезжала не каждый день, изменение графика работы будет влиять и на нее. "Когда рынок работает каждый день, ты можешь в любой день сесть и поехать, а когда не каждый день, то нужно подстраиваться", - заметила покупательница.

Президент Абхазии продлил ограничительные меры из-за COVID-19 в Абхазии до 10 февраля 2021 года. Запрещена деятельность дошкольных и общеобразовательных организаций, деятельность учреждений культуры, фитнес-центров, тренажерных залов, СПА-салонов, саун. Запрещено и проведение свадебных, торжественных, праздничных и иных массовых мероприятий. Общепиту разрешено работать только навынос.

Работа продуктовых, сельскохозяйственных и вещевых рынков в Сухуме и районах республики до 10 февраля будет организована, согласно графику и в порядке, определяемом главами местных администраций по согласованию с санитарно-эпидемиологической службой. Продавцы будут обязаны использовать медицинские маски и перчатки. На рынках Сухума и районов ежедневно будет проводиться дезинфекция территории.

905
Темы:
Коронавирус в Абхазии: экономика и социальная сфера

"Собственную жизнь забыть нельзя": памяти Адиле Аббас-оглы

1147
(обновлено 14:19 14.01.2021)
14 января 2020 года на сотом году жизни скончалась известная в Абхазии писательница Адиле Аббас-оглы.

Единственный выживший после сталинских репрессий член семьи председателя ЦИК Абхазской АССР Адиле Аббас-оглы родилась 23 апреля 1921 года. Ее семья переехала жить в Абхазию в середине XIX века. Дед писательницы Яхья Аббас-оглы – иранского происхождения – женился на девушке из Очамчыры по фамилии Авидзба.

Недолгое счастье

Когда Адиле было всего 15 лет, она познакомилась с братом Сарии Лакоба, супруги Нестора Лакоба – Эмды Джих-оглы. Спустя некоторое время она вышла за него замуж.

"Брат Сарии был мой муж, и он всегда говорил: "Ты посмотри иранка-иранка, а как абхазка".

А я отвечала: "Абхазская кровь сильнее, чем иранская", - вспоминала своего супруга женщина.

К сожалению, семейная жизнь пары длилась недолго. В 1938 году супруга Адиле арестовали, а затем и саму писательницу. Из-за того что Аббас-оглы была родственницей Нестора Лакоба, она была объявлена "врагом народа".

16 лет Адиле Аббас-оглы находилась в ссылке, после чего снова вернулась в Сухум. В 1956 году Верховный суд Абхазской АССР признал писательницу невиновной, а в 1957 году она окончила исторический факультет Сухумского госпединститута имени Горького.

Современному поколению Аббас-оглы стала известна после выхода в свет книги "Не могу забыть", где женщина изложила тяжелую судьбу абхазского народа и свою жизнь в сталинских лагерях.

По ее словам, после побега из ссылки она сразу попала к знаменитой артистке МХАТа, Народной артистке СССР Анастасии Зуевой. Когда Адиле рассказала ей о своей судьбе, артистка сказала: "Диленька, как приедешь домой, пиши обо всем, что ты видела, где была, у тебя книга будет".

Дом Адиле Аббас-оглы
© Sputnik / Томас Тхайцук

Однажды во сне писательница пришла в дом к Нестору Лакоба.

"Приоткрылась дверь, и она увидела, что там сидела вся семья Нестора, Сария Лакоба подбежала к ней, обняла ее и сказала: "Ты, наконец, выполнила мою просьбу, рассказала людям всю правду, которую перенесла в тюрьме. Я тебе очень благодарна, верила, что ты это сделаешь, и теперь я спокойна". Этот сон давал ей силу и надежду, что на том свете и Сария, и все ее близкие благодарны ей за то, что она выпустила эту книгу", - рассказала директор музея имени Нестора Лакоба Людмила Малия со слов Аббас-оглы.

Воспоминания о великой женщине

Колумнист Sputnik Саида Возба призналась, что познакомиться с Адиле Аббас-оглы было ее юношеской мечтой, которой удалось сбыться.

"В ней сохранилось что-то необычайно притягательное, что-то, что заставляет взглянуть на мир через призму событий, которые пришлось ей пережить. Она не кажется простым, обычным человеком. Передо мной стояла "женщина-эпоха", способная вдохновить, приободрить и утешить лишь одним словом", - рассказывала Саида о писательнице.

Адиле Аббас-оглы – пример высокого благородства и преданности своей Родине, считает Людмила Малия.

В ней были все признаки благородной морали, которую сейчас мы стали утрачивать. Она всегда жила своими воспоминаниями и очень дорожила ими. Она всегда хотела видеть независимую Абхазию, чтобы молодежь относилась с любовью к тем, кто сложил голову за Родину. Конечно, многое ей не нравилось, он считала, что надо воспитывать в молодежи любовь к Родине, которая в ней всегда ярко присутствовала", - сказала Малия.

Малия призналась, что она всегда восхищалась речью Адиле Аббас-оглы и любила, когда писательница говорила именно на абхазском.  

"Как Адиле говорила на абхазском, могли говорить только старцы из глубоких деревень. Она мудро и красиво излагала свои мысли. Я получала удовольствие, когда слышала из ее уст абхазскую речь, редко кто сейчас говорит, как Адиле", - сказала Малия.  

В 2010 году о писательнице сняла документальный фильм режиссер Эсма Апсны.

Эсма Апсны вспоминает, что во время работы над фильмом Адели Аббас-оглы произвела на съемочную группу сильное впечатление.

"Рядом с Адиле становилось стыдно и неловко за какие-то человеческие слабости или депрессии, - говорит режиссер. - Ее судьба была очень трагична, но то, как достойно она себя вела, как не унывала – все это заряжало необъяснимой энергией. Энергетика этого человека – светлая, мощная, большая. Пообщавшись с ней, я стала понимать, что все трудности, которые бы ни произошли в жизни, надо преодолевать достойно".

Узнавала Эсма Апсны у Адиле Аббас-оглы и секрет ее долголетия.

"Главное – это уважение к старшим, - вспоминает режиссер. - Когда человека уважают – это продлевает ему жизнь. Когда же он чувствует себя ненужным, ему не хочется жить подсознательно. А сама Адиле ощущала себя носительницей определенной миссии. Она считала, что должна рассказать свою историю людям. И она выполнила свой долг".

  • Аддиле Аббас-оглы с двумя детьми Эдуардом и Лейлой Василиади
    Аддиле Аббас-оглы с двумя детьми Эдуардом и Лейлой Василиади
    © Фото : предоставлено Саидой Возба
  • Адиле Аббас-оглы. 2000 год
    © Foto / из книги Адиле Аббас-оглы "Не могу забыть"
  • Адиле Аббас-оглы 16 лет. 1936 год
    © Foto / из книги Адиле Аббас-оглы "Не могу забыть"
  • Яхья Керболай Аббас.
    Яхья Керболай Аббас.
    © Foto / из книги Адиле Аббас-оглы "Не могу забыть"
1 / 4
© Фото : предоставлено Саидой Возба
Аддиле Аббас-оглы с двумя детьми Эдуардом и Лейлой Василиади

В конце книги "Не могу забыть"  вместо эпилога писательница пишет: "Хочу ли я забыть то, что со мной случилось? Мое прошлое всегда мне мешало. Я не могла работать, где хочу и как хочу. Имея большое желание достичь чего-то, реализовать себя, я не могла его осуществить — гордость и нежелание унижаться не давали мне сделать это. Мое прошлое мешало и моим детям. Ежедневно, ежечасно нам приходилось отстаивать свое право на простое человеческое счастье. Но в самые трудные и, казалось бы, безнадежные дни своей жизни я не позволяла себе отчаиваться, каждый новый удар судьбы делал меня тверже. У каждого человека своя жизнь, порой очень тяжелая, трагическая. Может быть, лучше ее забыть? Нет, собственную жизнь забыть нельзя".

1147

Скорик о крещенских купаниях в пандемию: рекомендую оставить до лучших времен

0
(обновлено 16:59 18.01.2021)
Главный санитарный врач республики Людмила Скорик рассказала, как купание в холодной воде в Крещение может усугубить ситуацию с коронавирусом.

Как отметила Скорик, купание в водоемах в Крещение относится к массовым мероприятиям и оно запрещено распоряжением президента страны.

Скорик о крещенских купаниях в пандемию: рекомендую оставить до лучших времен

"Это заболевание (коронавирус – ред.) относится к острым респираторным заболеваниям. Когда оно так распространено, заниматься такими мероприятиями, которые снижают иммунную систему организма, не стоит. Тем более придут туда люди, которые не знают, больны они на данный момент или не больны. Данное мероприятие – купание с переохлаждением человек делает один раз в год на Крещение. В данном случае я рекомендую не проводить этого, а оставить на лучшие времена, когда мы полностью разберемся с коронавирусной инфекцией. Тогда мы уже будем заниматься всеми этими водными процедурами", - отметила врач.

 

 

0
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии