Абхазские скакуны взяли "золото" и "бронзу" на Краснодарском дерби

913
(обновлено 09:01 18.07.2021)
Скачки прошли 17 июля на Краснодарском ипподроме, абхазский скакун первым преодолел дистанцию в 2400 метров.

СУХУМ, 18 июн - Sputnik. Скакун из Абхазии по кличке "Вронский" стал победителем главной скачки сезона – Большого Краснодарского приза (Дерби), сообщается на странице Госкомспорта Абхазии. 

Скачки прошли накануне, 17 июля на Краснодарском ипподроме. Абхазский "Вронский" первым преодолел дистанцию в 2400 метров. Хозяин лошади Ахра Ашуба, мастер-жокей - Джубей Авидзба, тренер - Минджия.

В этом же забеге призовое третье место заняла еще одна скаковая лошадь Ахры Ашуба "Сириус".

В течение скакового дня состоялось 12 скачек чистокровной верховой, арабской и ахалтекинской пород лошадей всех возрастных групп.

Читайте также:

913

Синдром Тимановской: как виноватыми оказались все, кроме нее

187
(обновлено 14:29 03.08.2021)
Белорусская легкоатлетка Кристина Тимановская на летних Олимпийских играх в Токио не смогла добежать до финала ни на одной из заявленных дистанций, но легко запрыгнула на первые полосы всех мировых СМИ.

Максим Огненный, Sputnik

Настоящий спортивный триллер с участием молодой бегуньи смотрят сейчас все поклонники легкой атлетики, и не только. Политика, постоянно открещивающаяся от спорта, отрицающая какое бы то ни было влияние на атлетический мир, и на этот раз не смогла остаться в стороне. Не сказать, конечно, что как-то долго она выжидала или сдерживала себя, мучилась угрызениями совести или сомневалась в правильности своего решения. Но «возмутительность» ситуации не могла оставить политику безучастной.

Что же произошло там, в загадочной Японии, на единственных в истории Играх в пандемию. Кто виноват и что делать. Давайте разбираться и искать истину. Но необходимо помнить известную поговорку о том, что  истина большинством голосов не доказывается.

Факты, только факты

В современном мире зачастую большее значение и вес имеют не данные и факты, а последующие за ними реакции участвующих сторон. Как все должны понимать, к объективности субъективные, эмоциональные заявления любых заинтересованных персон не имеют никакого отношения. Поэтому, чтобы не попадать в эту, уже ставшей классической, ловушку, мы будем опираться только лишь на факты.

Итак. 30 июля Тимановская выступает в квалификационном забеге на 100 метров. Это её первая из двух дистанций, на которой она должна выступить в Токио. Показав по приезду на Олимпиаду личные рекорды на тренировках, в официальном старте Кристина уступает 13 сотых третьему месту и не проходит в полуфинал.

Как объясняла свой результат сама спортсменка, первая дистанция воспринималась ей исключительно как подготовка ко второй, 200-метровке. Можно ли винить спортсменку, которая признается в несерьезном отношении к официальным стартам, на которых она представляет страну, решать каждому, мы сейчас не об этом.

Спустя сутки "Белорусский фонд спортивной солидарности" сообщает, что атлета пытаются насильно вывезти из Токио. Причиной озвучивается критика Тимановской решения тренерского штаба включить её в состав эстафеты 4 по 400 метров. После этого фонд дополняет своё сообщение информацией о том, что Кристина планирует просить убежище в Европе.

Именно с этого момента заканчивается вся фактологическая часть этой по-настоящему печальной истории. Фонд, находящийся за тысячи километров от Токио, не только создает информационный повод для мировых СМИ, которые на Играх в Японии, честно скажем, скучают без громких историй, но и сразу же, одной фразой, переводит происшествие из чисто спортивной плоскости, в политическую, да что там, международную.

К этому мы еще вернемся, последующая реакция всех сторон тоже вызывает множество вопросов и недоумений. Пока же о фактах, от которых не убежишь, хоть Тимановская и хорошо бегает.

Кристина действительно выражала недоумение в своих социальных сетях по поводу решения тренерского штаба. Но, насколько мы знаем, не дело спортсмена обсуждать решения тех, кто её тренирует. Это, в принципе, недопустимо. Если ты не разделяешь мнение своих учителей, то почему же тренируешься у них. И не их ли заслуга, что ты отобралась сразу на две дистанции на главный старт в жизни? Это риторические вопросы.

Позднее, когда история обрела мировой масштаб, Тимановская в тех же социальных сетях попыталась объяснить, что, конечно, она бы побежала эту эстафету, что, конечно же, приложила бы все силы, чтобы помочь своей команде, несмотря ни на что. Но зачем же тогда ты изначально говорила, что недовольна решением о включении тебя в состав команды? Зачем объясняла это тем, что это как-то может помешать тебе выступить на профильных дистанциях.

Чтобы закрыть вопрос с физическим состоянием спортсменки и гипотетическим вредом для личных забегов, достаточно взглянуть на расписание соревнований. 200 метров Кристина должна была бежать в понедельник, 2 августа, а эстафетные забеги должны были состояться лишь 5 августа вечером. Два полных дня на восстановление ради возможности помочь своим коллегам… Но девушкой было принято решение возмутиться.

А уж пассажи некоторых о том, что Тимановскую лишили возможности бороться за медали на дистанции 200 метров, не могут вызвать ничего кроме снисходительной усмешки. Если брать результаты Кристины на предыдущих стартах и сравнивать с результатами квалификации, до которой её по итогу не допустили, то цифры говорят сами за себя. Квалификацию спортсменка может быть и прошла бы. Но вот на следующей стадии все соперницы показали время чуть ли не на секунду лучше.

О какой реальной борьбе за медали можно говорить, если самым высоким достижением Кристины является победа на Универсиаде 2019 года. При официально зарегистрированным лучшем результате Тимановской на 200 метров 22, 78 секунды, в каждом из полуфиналов девушка заняла бы место не выше пятого, а значит никак не смогла бы бороться даже за выход в финал. Ничего личного, только цифры.

Правильное решение тренеров

Прогрессивная общественность, только прочитав первые заголовки СМИ, сразу же возмутилась решением федерации отстранить спортсменку с формулировкой  об эмоционально-психологическом состоянии.

Хотя в этом ничего возмутительного нет. Первое – сам факт действительно эмоционального заявления Тимановской в социальных сетях. А второе – содержание заявления. Спортсменка в своем обращении не только поделилась разочарованием от решения тренерского штаба, так еще решила и обвинить свое руководство в неправильной работе по подготовке к Играм. А Кристина должна была знать, что условное недоукомплектование произошло из-за новых правил МОК, согласно которым спортсмены из Беларуси должны были пройти перед ОИ большое количество допинг-тестов, которые пройти не успели.

И вот только представьте, сидит в своем номере в отеле на другом конце света тренерский штаб сборной Беларуси по легкой атлетике и, раскрыв рты, слушает признания своей подопечной. В этом тренерском штабе, несомненно, есть штатные психологи, которые понимают, что атлета откровенно «повело» и он думает не о спортивной составляющей своей поездки, а о чем-то другом. Поэтому, давайте откровенно, нет ничего удивительного в том, что было принято решение отстранить Тимановскую и отправить её домой.

Истина никогда не бывает чистой

Ирландский писатель и поэт Оскар Уайльд еще в 19 веке сказал, что истина редко бывает чистой и никогда – однозначной. История с белорусской бегуньей доказывает мудрость этого изречения.

Возвращаемся к тому, что было после. В спорт приходит политика. Врывается даже, можно сказать. Заявления послов стран, реакция МОК, новости об отъезде из Беларуси семьи Тимановской, предоставление визы спортсменке, комментарии всех, кому на эту Тимановскую до последних дней июля было абсолютно плевать. Чего только мы не прочитали за эти дни.

Спорт, который по определению своему должен быть вне политики, невольно стал главной ареной политических баталий. Нельзя не отметить всё же окончательное решение МОК не допускать спортсменку до стартов на 200 метров. Получается в сухом остатке, что решение тренеров было признано верным. С эмоциональным состоянием Кристины что-то произошло.

Сейчас уже известно, что спортсменка отправится в Польшу, чье предложение о помощи она приняла, и можно спокойно проанализировать личность спортсменки и те причины, которые, конечно же, были, и которые и подвигли ее на такие решительные действия.

А что в современном мире больше всего может сказать о личности человека? Конечно же, те самые социальные сети, с которых все и началось. И если мы говорим о спорте, то и оценивать праведность гнева спортсменки нужно исключительно по спортивным критериям. И что же мы видим?

За два месяца до старта Игр Кристина Тимановская вместе со своим мужем запускает в одной популярной социальной сети марафон, не менее популярный вид взаимодействия со своими подписчиками. Платный, конечно же, вид взаимодействия. За определенную сумму спортсменка обещает помочь любому привести себя в форму и научиться правильно питаться. Расценки разные, все они до сих пор доступны по ссылке в шапке профиля Кристины.

Несмотря на достаточно скромные двадцать с лишним тысяч подписчиков, Тимановская не стесняется предлагать своей публике различные товары и услуги, не всегда связанные со спортом. Между редкими постами о главном старте пятилетия подписчики узнают, где находится лучший парфюмерный магазин, какую выбрать диету и в каком фитнесс-клубе вас приведут в порядок.

Никто не осуждает Кристину за желание развиваться не только в спорте и желании заработать. Но мы всё же изначально говорим про Олимпийские игры и правильную подготовку к ним. Обвиняя тренеров, девушка считает для себя абсолютно нормальным растрачивать, прежде всего, свою внутреннюю энергию не только на свою форму, но и на помощь другим. Великодушно, ничего не скажешь.

Но это спорт, как любят повторять все. Это Олимпиада. Спортсмены отказываются от общения со СМИ, перестают появляться в социальных сетях, полностью уходят в себя, чтобы однажды выйти на арену и показать всё, на что они способны. Но, увы, каждый способен на разное, у каждого свой предел.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

187

Дополнительное время: Карди-оглы о боксе в Абхазии в условиях пандемии

73
Директор Республиканской детской юношеской школы бокса, борьбы и тяжелой атлетики Альберт Карди-оглы в эфире радио Sputnik рассказал о том, как пандемия сказалась на подготовке спортсменов, смогли ли адаптироваться к новым условиям.
Дополнительное время: Карди-оглы о боксе в Абхазии в условиях пандемии

"У нас тренировочные поменялись, но при этом мы не можем работать в полном объеме. Летом мы смогли выйти на улицу, однако отсутствие спарринг-партнеров отрицательно сказывается на подготовке. У нас тренировочный процесс до сих пор ломаный. Очень сложно было адаптироваться под ограничительные меры", - отметил Карди-оглы.

Директор Республиканской детской юношеской школы бокса, борьбы и тяжелой атлетики сказал, что за эти два года немало детей ушло из спортшколы.  

"Школа наша рассчитана на 1500 детей. Тренировочный процесс должен проходить по шести видам спорта. За пандемию мы потерли более 200 детей. У нас недавно был турнир в Сочи, где мы показали очень плохой результат, когда всегда было наоборот", - сказал Карди-оглы.

Полную версию интервью слушайте в аудиофайле.

73
Белый дом

Военная база или смерть: коронавирус работает на США

0
(обновлено 09:51 05.08.2021)
О политике нынешней администрации США в отношении стран Юго-Восточной Азии рассуждает колумнист Дмитрий Косырев.

Шарм (он же, по-русски, обаяние) — это хорошо, но недостаточно для того, чтобы страны Юго-Восточной Азии согласились с американской политикой в регионе. Таков вывод одной из авторских колонок в гонконгской газете South China Morning Post, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Главная мысль автора в том, что наконец-то администрация Байдена начала хоть что-то делать в отношении десяти стран, лежащих южнее Китая и восточнее Индии. Речь о визите министра обороны США Ллойда Остина в три такие страны (Филиппины, Вьетнам, Сингапур) и видеопереговорах госсекретаря Энтони Блинкена со всеми десятью коллегами в регионе на этой неделе. А еще будет поездка туда вице-президента Камалы Харрис и многое другое. Но достичь давней и очевидной цели — превратить десять стран Юго-Восточной Азии в противников Китая на радость США — вряд ли вообще возможно.

Чем, собственно, очаровал обитателей ЮВА Ллойд Остин (а речь идет только о нем, и он, в отличие от Блинкена, и правда довольно обаятельный человек)? Всего лишь тем, что, выступая в Сингапуре, он вел себя скромно и признал, что есть еще у Америки отдельные недостатки, например — расизм, причем в отношении азиатов.

Кстати, это даже не вина нынешней демократической власти. Это идеологическая диверсия администрации Дональда Трампа, попытавшейся обвинить Китай в том, что тот устроил всему миру пандемию — возможно, даже намеренно. Ну а непонятливый народ в США воспринял эту идею по-своему, уравняв в мыслях "азиатов" и "заразу". Заметим, что частично эту идею унаследовали и демократы, хотя и понизив "ответственность" Китая до подозрений в том, что вирус самочинно убежал из их лаборатории, о чем Пекин вовремя никому не сообщил. Борьбе с антиазиатским расизмом все это не помогает.

Вдобавок "мягкая сила" США приобрела вид флакона с вакциной. На Филиппинах случилась замечательная история. Президент этой страны, человек с хулиганскими наклонностями по имени Родриго Дутерте, несколько лет изводил американцев, подвесив вопрос об отмене Соглашения о размещении американских войск и военной техники на территории страны (Visiting Forces Agreement — VFA). Таковое было даже как бы и разорвано в феврале прошлого года, но надо было знать Филиппины, чтобы заподозрить: все не так просто. И вот сейчас Дутерте вернул, поговорив с Остином, соглашение обратно, обменяв его на три миллиона доз антиковидной вакцины.

Сделка не так уж и плоха, с учетом того факта, что вакцина спасает жизни, а игру с соглашением можно начать заново и вести ее вечно. Но эта же сделка — и все, что ей предшествовало, — как раз показывает, насколько далека сегодня Америка от роли державы, побеждающей голым шармом.

Дело в том, что именно на Филиппинах какие-то детали американского стиля жизни для среднего и бедного сословий сохранились в трепетной неприкосновенности на десятилетия после того, как страна эта перестала быть американской колонией и потом полуколонией, то есть после 1946 года. Показательная история: год был 1992-й, жить великому американцу Фрэнку Синатре оставалось около шести лет, он был сильно не здоров и все-таки приехал на Филиппины — и выступил там на стадионе перед морем поклонников.

Пел он плохо, потому что начал забывать слова даже самых своих знаменитых произведений. Но зал мгновенно подсказывал ему их тысячами голосов, все пели — и все плакали. Вот это — "мягкая сила", вот это — обаяние культуры и стиля жизни.

Но ведь для нынешних американских демократов Синатра — это самая красная из тряпок. Белый, антифеминист-сексист и — как говорят республиканцы — лучший из символов той Америки, которую демократы сегодня уничтожают с яростью.

Какая "мягкая сила", какой шарм может быть у страны, если власть в ней захватила партия, для которой десятилетия национальной истории — позор и ужас, расизм и угнетение, для которой культура прежних поколений (да и нынешняя) отменяется и зачеркивается? Это что, теперь весь мир должен покорно следовать всем безумствам одной из сторон гражданского конфликта и восхищаться творимыми этой стороной разрушениями?

Но вернемся к сегодняшней дипломатии. При всех администрациях политика США в отношении десяти стран региона сводится к предельно простой формуле: перетянуть канат влияния на эти страны целиком себе, ни пяди земли не уступив Китаю. Из региона в Америку идут сигналы: не делайте этого, мы не будем выбирать "или-или", нам нужны обе сверхдержавы — а если совсем честно, то особенно Китай, который достиг там уже экономического доминирования. Реакции на эти призывы — не то чтобы ноль, вот и обаятельный Ллойд Остин сказал пару слов насчет того, что Америка хочет жить в мире и сотрудничестве с Китаем, но будет защищать от Пекина все те же страны ЮВА.

А вдобавок продолжается поиск себе союзников в любых военных противостояниях двух гигантов, то есть попытки развала единой региональной политики. Визиты Остина и контакты Блинкена, в сущности, об этом: ищут слабое звено, тех, кто подрывает общую позицию региона.

В экономике Америка породила новую инициативу — некий "азиатский торговый пакт". В который, может быть, войдут Сингапур и Малайзия. Поскольку Китай очевидно доминирует в любых торговых соглашениях в Азии в целом, американцам остались крохи — только интернет-торговля, да и то неясно, что в этой сфере такого антикитайского можно предложить.

И, по сути, единственный козырь, чем-то напоминающий о "мягкой силе", — это та самая вакцина. Но давайте посмотрим, как этот козырь употребляется. Ни одной дозы демонстративно не получит Мьянма, потому что там был военный переворот (в превентивном порядке против проамериканского переворота), и потому, что это один из наиболее близких друзей Китая. То есть человеческие жизни, жизни людей, к политике вообще непричастных, меняются на геополитику. А на Филиппинах вакцина появится не потому, что надо помочь людям, — она меняется на военное присутствие США в стране.

Это — нынешний американский шарм? Он, родной. Интересно, поступил ли бы так Синатра, будь он дипломатом. В общем, с такой "мягкой силой" никаких врагов не надо.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

0