Купальный сезон официально откроется в Абхазии 5 июня

37874
(обновлено 09:55 27.05.2020)
Начальник ГИМС МЧС Абхазии Тенгиз Сабуа провел встречи с главами городов и районов республики по подготовке к курортно-летнему сезону, организации отдыха и безопасности на городских пляжах.

СУХУМ, 26 мая – Sputnik, Бадри Есиава. Начало купального сезона в Абхазии назначено на 5 июня, рассказал корреспонденту Sputnik начальник Госинспекции по маломерным судам МЧС Абхазии Тенгиз Сабуа.

"Со вторника мы начали встречи с главами администраций Сухума, Очамчыры, Гагры, Пицунды, Гудауты и поселка Цандрипш. По приказу министра по чрезвычайным ситуациям, мы ежегодно проводим такую работу, и речь шла об открытии пляжей. В связи со сложившейся ситуацией курортный сезон может быть отложен или не начаться, но тем не менее местные жители будут купаться в море, и поэтому пляжи должны быть оборудованы как полагается", - отметил Сабуа.

Согласно постановлению правительства, дату открытия купального сезона главы администраций городов, районов страны обговорили с руководством МЧС республики и назначали на 5 июня.

За две недели до этой даты главам администраций передали предписания по подготовке пляжей. По словам Сабуа, водолазы должны осмотреть и очистить от мусора, опасных предметов дно пляжей, должны быть установлены оградительные буи, знаки, разрешающие или же запрещающие купание, а также на пляжах должны дежурить спасатели.

"В нашем штатном расписании нет спасателей, которых можно было рассредоточить на пляжах, но главы администраций должны найти людей, которых мы смогли бы подготовить для этой работы. В этом ничего сложного нет, и подготовить их можно буквально за одну неделю. Спасатели должны находиться на пляжах, у них должна быть моторная лодка для спасения человека, если он будет тонуть далеко от берега", - рассказал Сабуа.

Начальник ГИМС уточнил, что до 2017 года в Абхазии не существовало документа, который на законодательном уровне регулировал бы все подобные работы на пляжах страны. В том же году был приняты "Правила охраны жизни людей на водных объектах", в которых подробно описаны все меры безопасности на пляжах.

При этом Сабуа подчеркнул, что этим предписаниям следует не каждый арендатор пляжей и не у всех администраций районов и городов есть финансовая возможность их выполнить.

"Все главы нас понимают, но, как они объясняют, проблема в деньгах. Есть исключения, когда руководство некоторых районов выразило готовность изыскать средства на это, хотя бы какой-то минимум, даже если они не будут заложены в бюджете. Если говорить о периоде с 2017 года, практически ничего сделано не было. Может быть, есть несколько пляжей, где поставили ограничительные буи. Остальные ссылаются на то, что деньги не заложены, а на тех, кто брал пляж в аренду, видимо, на них не было никакого давления. Хотя мы докладывали по всем пляжам нашему министру, он в свою очередь - премьеру, но дальше дело не шло", - сказал Сабуа.

На сегодняшний день в Абхазии не утверждены штрафы за несоблюдение правил охраны жизни людей на водных объектах.

В Госинспекции по маломерным судам МЧС Абхазии всего четыре водолаза, которые работают посменно в Сухуме. В случае чрезвычайного происшествия в других частях страны им не всегда удается быстро туда добраться и помочь людям, попавшим в беду на воде.

Ближе к 5 июня сотрудники ГИМС совместно со специалистами Министерства по туризму планируют посетить города Абхазии и проверить готовность пляжей. Тенгиз Сабуа признался, что особых надежд на существенное выполнение предписаний он не испытывает. Рассчитывает хотя бы на 20% от общего необходимого объема готовности пляжей.

Читайте также:

37874

Отдых в Абхазии

Абхазия возглавила рейтинг самых популярных курортов лета 2020

8881
(обновлено 11:25 18.06.2020)
Российский сервис бронирования жилья для отдыха Tvil.ru составил рейтинг самых популярных зарубежных направлений у туристов для отдыха летом 2020.

СУХУМ, 18 июн - Sputnik. Абхазия возглавила список самых популярных летних направлений среди туристов, пишет сайт Tvil.ru.

По данным агентства, 94% оплаченных заявок на лето приходятся на Пицунду, Новый Афон, Гагру, Сухум.

Летний отдых туристам в Абхазии в этом году на 11 ночей обойдется в 24411 рублей на троих человек.

Отпуск в Беларуси тоже обойдется не дорого, там средний чек на семью из трех человек составляет 18861 рублей, в среднем, на восемь ночей. 

Список составлен на основании данных бронирований жилья для отдыха туристами на период с 1 июня по 31 августа 2020 года.

Читайте также:

8881
Отдых туристов в Абхазии

Дали отсрочку: пляжи Абхазии не успели подготовить к купальному сезону

25863
(обновлено 18:48 13.06.2020)
Согласно предписаниям МЧС, до начала купального сезона администрации должны были очистить от мусора и опасных предметов дно пляжей, установить оградительные буи, знаки, разрешающие или же запрещающие купание, нанять спасателей для дежурства на городских пляжах.

СУХУМ, 13 июн – Sputnik, Бадри Есиава. Администрациям городов и районов Абхазии дали отсрочку по подготовке пляжей к купальному сезону, рассказал корреспонденту Sputnik начальник Госинспекции по маломерным судам МЧС Абхазии Тенгиз Сабуа.

"К сожалению, к 5 июня (официальное начало купального сезона - ред.) ни один пляж в Абхазии не был готов. Тем не менее, мы встретились со всеми главами администраций, и все они попросили еще немного времени для подготовки", - сообщил Сабуа и добавил, что районным администрациям дали отсрочку до конца июня для выполнения рекомендаций МЧС страны.

Тенгиз Сабуа также отметил, что основными причинами невыполнения этих рекомендаций почти во всех районах Абхазии стали закрытие границы и нехватка средств. К примеру, в Очамчыре решили пойти более практичным путем и заменить буи пластиковыми баками, на что Госинспекция по маломерным судам дала свое согласие. До конца июня руководство района также пообещало провести осмотр, чистку дна и нанять человека с собственной моторной лодкой, который будет выполнять функции спасателя. 

Несмотря на закрытые границы, по словам Сабуа, администрации Сухума удалось заказать буи и грузы в Сочи, которые скоро доставят в столицу. Всего вдоль центрального городского пляжа, протяженностью около полутора километров, установят 15 буев.

"Администрация тоже попросила попросила немного времени и, как я полагаю, они планируют подготовить образцовый пляж, где все будет сделано по нашему предписанию. Мы все понимаем сложную ситуацию в стране и поэтому дали отсрочку администрациям. Туристов пока нет и местных жители не так много пока на пляжах, но к концу июня, думаю, наши граждане станут больше ходить на море", - считает Сабуа. 

В Гудауте и Новом Афоне сменились главы администраций, и в связи с этим новое руководство впервые столкнулось с этими задачами, подчеркнул Сабуа. При этом руководство районов пообещало найти средства на реализацию предписаний ведомства, но им понадобится время до конца июня.

Гагрский район также не успел подготовиться к купальному сезону по всем нормам по причине нехватки денег. Администрация Гулрыпшского района вовсе призналась, что в этом году она не сможет выполнить предписания МЧС.

"Я сразу же подготовил акт о том, что городской пляж Гулрыпша не будет готов в этом году и доложил об этом министру МЧС. Он в свою очередь доложит премьер-министру", - рассказал Сабуа.

Что касается спасателей, которые должны нести вахту на городских пляжах, в районах страны пообещали найти людей на эту работу, но их необходимо обучить, отметил Сабуа. По его словам, МЧС Абхазии готово в течение недели провести с ними инструктаж и обучение.

25863

В мировой энергетике наступает хаос

0
(обновлено 11:48 04.07.2020)
Начавшаяся трансформация мировой энергетики сопровождается острой "межвидовой" и "внутривидовой" борьбой: новые источники энергии конкурируют со старыми.

В свою очередь, производители объявленных "уходящими" (пусть и не сразу, но в перспективе нескольких десятилетий) нефти и газа также активно конкурируют между собой, опасаясь, что через двадцать-тридцать лет их продукция окажется не нужна в таких объемах и останется частично нереализованной. Это особенно хорошо видно в секторе СПГ, когда лишь острый кризис отложил новую волну проектов. И тем не менее компании планируют вернуться к строительству новых заводов даже в условиях возможных рисков перепроизводства, пишет Александр Собко для РИА Новости.

Как понять, кто же будет успешней в этой конкуренции? В нулевом приближении сначала опустим нерыночные меры поддержки для низкоуглеродных источников энергии. Тогда можно считать, что выиграет тот, кто предложит минимальную цену за свой товар. Минимальная цена же, в свою очередь, определяется себестоимостью. Казалось бы, все просто. На деле же в таких капиталоемких областях, как энергетика, и особенно возобновляемая энергетика, себестоимость добычи/производства энергоносителей или непосредственно электроэнергии кардинально зависит от стоимости инвестированных денег, как уже на простых примерах обсуждалось нами ранее.

Свежий пример: вышла работа, посвященная анализу экономики ветрогенерации в Испании, было обработано большое число проектов. Авторы продемонстрировали и влияние стоимости денег: себестоимость мегаватт-часа вырабатываемой электроэнергии изменялась без малого в три раза, в диапазоне от 46 до 127 долларов, при изменении стоимости финансирования от нуля ("бесплатные деньги" с точки зрения выплаты процентов по кредиту или дохода на вложенный капитал) до 15 процентов. Разброс впечатляет.

Но какой же оказывается стоимость инвестированного капитала в реальности? Понятно, что, во-первых, она зависит от стоимости кредита. И снижение ключевых ставок вплоть до отрицательных по всему миру, что мы наблюдаем сейчас, в той или иной степени будет транслироваться и в ставки по кредитам. Все это оказывает поддержку проектам возобновляемой энергетики как одним из наиболее капиталоемких в энергетике.

Но это только половина истории. Инвестированный капитал состоит из суммы собственных и заемных средств. При этом доходность на собственные средства должна быть выше, чем на кредитные (больше риски для собственных средств, так как кредит возвращается в первую очередь). Отсюда появляется еще одна корреляция: чем больше доля заемных средств, тем дешевле (расчетная) себестоимость добычи энергоносителя или производства электроэнергии.

В той же работе по ветроэнергетике приводится пример уже не для модельного расчета, а при анализе реальных проектов: при доле заемных средств в 85 процентов себестоимость получается в районе 40-60 евро (за мегаватт-час) и, напротив, приближается к 160 евро в случае, если доля займов всего десять-пятнадцать процентов.

Возникает вопрос: а почему тогда все компании не работают только на заемные средства? Действительно, тенденция такая есть. Если раньше разработка больших нефтегазовых месторождений финансировалась преимущественно из собственных средств компаний, то для новых проектов возобновляемой энергетики характерна большая доля заемного финансирования.

Для классических нефтегазовых проектов также наблюдается рост доли заемных средств вплоть до 70 процентов, иногда меньше. Но почему бы не финансировать полностью за счет кредита, раз это дешевле и выгоднее? Причины понятны: риски. В случае неудачи участие собственного капитала позволяет во многих случаях по крайней мере расплатиться с кредиторами. С другой стороны, и кредиторы готовы выдавать займы, если вложены и собственные средства компании, этот проект реализующей.

И здесь становится понятно, почему у проектов ВИЭ может быть высокая доля заемных средств и небольшие кредитные ставки. Их риски рассматриваются как минимальные. Во-первых, по крайней мере, так было еще недавно, электроэнергия выкупается по фиксированным тарифам. Во-вторых, так как в перспективе на десятилетия у них, как считается, нет рисков падения спроса в контексте декарбонизации энергетики. Не обязательно события будут развиваться именно так (например, цены на электроэнергию упадут, а гарантированный выкуп встречается все реже), но именно такая логика используется при принятии решений.

Все то же самое относится к нефтегазу, только со знаком минус на фоне опасения энергоперехода и декарбонизации. В связи с вышесказанным компании готовы принимать инвестрешения только при высокой ожидаемой доходности новых нефтегазовых проектов. Это и отражает известные регуляторные риски, и позволяет хотя бы выйти в ноль, если цены окажутся ниже ожидаемых (ведь доходность зависит и от будущей цены, предсказать которую сложно). В результате необходимая для принятия инвестрешения норма доходности для новой морской нефтяной добычи уже превышает 20 процентов, для СПГ — свыше десяти процентов. Для сравнения: для "ветра" и "солнца" — уже менее пяти процентов. А чем больше норма доходности, тем больше и себестоимость при прочих равных условиях.

К чему приводят подобные обстоятельства? В недавнем лояльном к новой энергетике исследовании Carbonomics инвестбанка Goldman Sachs среди прочих делаются следующие выводы.

Во-первых, ожидается резкое смещение инвестиций нефтегазовых ТНК в сферу новой энергетики. Мы уже обсуждали, что, несмотря на многочисленные заявления о приверженности зеленой энергетике и готовности к энергопереходу, по факту нефтегазовые компании тратят всего около трех процентов от своих капвложений на ВИЭ. Но уже в ближайшие годы, в 2020-2021 годах, если верить оценкам Goldman Sachs, эта доля резко возрастет до десяти-пятнадцати процентов.

Во-вторых и в-главных. На фоне указанных обстоятельств прогноз предполагает, что в 2020-е годы мы еще увидим на рынке дефицит нефти и СПГ. Казалось бы, парадокс? Но нужно помнить, что период дефицита (и, соответственно, высоких цен) может и не продлиться двадцать лет, а возврат инвестиций в крупные проекты занимает именно такое время.

Со своей стороны отметим, что сильный дефицит в области СПГ остается под вопросом (слишком много желающих поучаствовать: это и Катар со сверхдешевым газом, и США, где по-прежнему могут приниматься не до конца рыночные решения). А вот в области нефти дефицит на фоне текущих низких цен и недоинвестирования вполне реален.

Американские ТНК, ExxonMobil и Chevron решили схитрить и заменить часть своей традиционной добычи по всему миру на сланцевую добычу. Здесь короткий инвестцикл, проще реагировать на возможное падение спроса в будущем. Но при нынешних ценах и это решение выглядит не лучшим образом.

Подытожим. Простых ответов — какой энергоноситель дешевле — нет. Все зависит от необходимой доходности вложений, а она может меняться от проекта к проекту даже в рамках одного вида энергоносителя. И в разы отличаться при сравнении нефтегаза и новой энергетики. В самом упрощенном варианте это противопоставление, когда новый проект ВИЭ может получить дешевый кредит, в то время как новый угольный проект его не сможет получить ни под какие проценты — некоторые банки уже отказываются финансировать уголь. В свою очередь, доходность в любом случае зависит от будущих цен, которые являются только прогнозом. В результате себестоимость оказывается вещью в себе.

Если вдруг у читателя сложилось впечатление, что обсуждаемые выше обстоятельства слабо продвинули его в прогнозах будущего мировой энергетики, так и должно быть.

Масса неопределенностей, с которыми сталкивается сейчас энергетический сектор, — это новая норма. А отчасти парадоксальные выводы из описанных финансовых аспектов лишь подчеркивают эту неопределенность.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

0