Абхазская "скала" Энвер Бзагуа: первая тренировка после дебютной победы

134
Репатриант из Турции, боксер Энвер Бзагуа победил в первом бою на профессиональном ринге в Москве 27 июня.

Впервые в Абхазию потомок махаджиров Энвер Бзагуа приехал в 2019 году. Его предки в XIX веке оказались среди тех, кому пришлось покинуть историческую родину и отправиться в Турцию.

Оказался он в республике не просто так, а для того, чтобы принять участие в международном турнире по боксу "Кубок государства Абхазия", который проводила Федерация профессионального бокса Абхазии.

Энвер, давно мечтавший оказаться на земле предков, получил предложение остаться и заниматься спортом в республике. От предложения президента Федерации профессионального бокса Алика Карди-оглы он не отказался и уже в 2020 году переехал в Абхазию на постоянное место жительство. 

До приезда в Абхазию Энвер Бзагуа был членом сборной Турции по боксу, выступал в любительских и полупрофессиональных боях, был чемпионом Анкары по боксу. В 2021 году Энвер провел свой первый бой на профессиональном ринге, абхазский спортсмен принимал участие в рейтинговом бою с россиянином Виктором Конкиным в Москве 27 июня и одержал уверенную победу. Сейчас боксер приступил к первым тренировкам после боя.

134

"Охота" за топливом: что происходило на заправочных станциях Абхазии

225
(обновлено 17:43 04.08.2021)
Из-за ситуации на абхазском топливном рынке люди выстроились в очереди к заправках, чтобы запастись бензином.

На заправках Абхазии с вечера вторника выстроились очереди из автомобилей. Некоторые виды бензина перестали отпускать. Утром в среду на многих АЗС остался лишь АИ-100 по 61 рубль за литр.  

Люди приезжали к автозаправочным станциям с канистрами, пластиковыми бутылями и запасались впрок. Сотрудники некоторых станций утверждали, что топлива хватит максимум на один день, но и это не точно.

Тем не менее председатель компании "Абхазтоп" Рамаз Джопуа заявил, что дефицита топлива в Абхазии не будет, и очередные поставки уже в пути.

Во вторник 3 августа вице-премьер, министр экономики Кристина Озган доложила главе Правительства Абхазии Александру Анкваб о ситуации с топливом. Она отметила, что из-за ситуации на топливном рынке России, которая отражается на Абхазии, есть вероятность возникновения дефицита топлива в республики. Минэкономики подготавливает предложения об изменениях цен на нефтепродукты.

Читайте также:

225

В Чехии столкнулись два пассажирских поезда: кадры с места происшествия

323
Утром в среду в районе города Домажлице произошло столкновение международного экспресса Ex 351 Мюнхен-Прага и поезда местного назначения. Управления пожарной охраны ранее сообщало о двух погибших.

В результате столкновения поездов в районе города Домажлице на юго-западе Чехии погибли машинисты обоих поездов, а также одна пассажирка, тяжелые ранения получили 7 человек, ранения более легкого характера – около 40 человек.

На месте аварии работают не только чешские медики, но и их немецкие коллеги, поскольку в международном экспрессе среди пассажиров были и граждане Германии.

323
Белый дом

Военная база или смерть: коронавирус работает на США

0
(обновлено 09:51 05.08.2021)
О политике нынешней администрации США в отношении стран Юго-Восточной Азии рассуждает колумнист Дмитрий Косырев.

Шарм (он же, по-русски, обаяние) — это хорошо, но недостаточно для того, чтобы страны Юго-Восточной Азии согласились с американской политикой в регионе. Таков вывод одной из авторских колонок в гонконгской газете South China Morning Post, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Главная мысль автора в том, что наконец-то администрация Байдена начала хоть что-то делать в отношении десяти стран, лежащих южнее Китая и восточнее Индии. Речь о визите министра обороны США Ллойда Остина в три такие страны (Филиппины, Вьетнам, Сингапур) и видеопереговорах госсекретаря Энтони Блинкена со всеми десятью коллегами в регионе на этой неделе. А еще будет поездка туда вице-президента Камалы Харрис и многое другое. Но достичь давней и очевидной цели — превратить десять стран Юго-Восточной Азии в противников Китая на радость США — вряд ли вообще возможно.

Чем, собственно, очаровал обитателей ЮВА Ллойд Остин (а речь идет только о нем, и он, в отличие от Блинкена, и правда довольно обаятельный человек)? Всего лишь тем, что, выступая в Сингапуре, он вел себя скромно и признал, что есть еще у Америки отдельные недостатки, например — расизм, причем в отношении азиатов.

Кстати, это даже не вина нынешней демократической власти. Это идеологическая диверсия администрации Дональда Трампа, попытавшейся обвинить Китай в том, что тот устроил всему миру пандемию — возможно, даже намеренно. Ну а непонятливый народ в США воспринял эту идею по-своему, уравняв в мыслях "азиатов" и "заразу". Заметим, что частично эту идею унаследовали и демократы, хотя и понизив "ответственность" Китая до подозрений в том, что вирус самочинно убежал из их лаборатории, о чем Пекин вовремя никому не сообщил. Борьбе с антиазиатским расизмом все это не помогает.

Вдобавок "мягкая сила" США приобрела вид флакона с вакциной. На Филиппинах случилась замечательная история. Президент этой страны, человек с хулиганскими наклонностями по имени Родриго Дутерте, несколько лет изводил американцев, подвесив вопрос об отмене Соглашения о размещении американских войск и военной техники на территории страны (Visiting Forces Agreement — VFA). Таковое было даже как бы и разорвано в феврале прошлого года, но надо было знать Филиппины, чтобы заподозрить: все не так просто. И вот сейчас Дутерте вернул, поговорив с Остином, соглашение обратно, обменяв его на три миллиона доз антиковидной вакцины.

Сделка не так уж и плоха, с учетом того факта, что вакцина спасает жизни, а игру с соглашением можно начать заново и вести ее вечно. Но эта же сделка — и все, что ей предшествовало, — как раз показывает, насколько далека сегодня Америка от роли державы, побеждающей голым шармом.

Дело в том, что именно на Филиппинах какие-то детали американского стиля жизни для среднего и бедного сословий сохранились в трепетной неприкосновенности на десятилетия после того, как страна эта перестала быть американской колонией и потом полуколонией, то есть после 1946 года. Показательная история: год был 1992-й, жить великому американцу Фрэнку Синатре оставалось около шести лет, он был сильно не здоров и все-таки приехал на Филиппины — и выступил там на стадионе перед морем поклонников.

Пел он плохо, потому что начал забывать слова даже самых своих знаменитых произведений. Но зал мгновенно подсказывал ему их тысячами голосов, все пели — и все плакали. Вот это — "мягкая сила", вот это — обаяние культуры и стиля жизни.

Но ведь для нынешних американских демократов Синатра — это самая красная из тряпок. Белый, антифеминист-сексист и — как говорят республиканцы — лучший из символов той Америки, которую демократы сегодня уничтожают с яростью.

Какая "мягкая сила", какой шарм может быть у страны, если власть в ней захватила партия, для которой десятилетия национальной истории — позор и ужас, расизм и угнетение, для которой культура прежних поколений (да и нынешняя) отменяется и зачеркивается? Это что, теперь весь мир должен покорно следовать всем безумствам одной из сторон гражданского конфликта и восхищаться творимыми этой стороной разрушениями?

Но вернемся к сегодняшней дипломатии. При всех администрациях политика США в отношении десяти стран региона сводится к предельно простой формуле: перетянуть канат влияния на эти страны целиком себе, ни пяди земли не уступив Китаю. Из региона в Америку идут сигналы: не делайте этого, мы не будем выбирать "или-или", нам нужны обе сверхдержавы — а если совсем честно, то особенно Китай, который достиг там уже экономического доминирования. Реакции на эти призывы — не то чтобы ноль, вот и обаятельный Ллойд Остин сказал пару слов насчет того, что Америка хочет жить в мире и сотрудничестве с Китаем, но будет защищать от Пекина все те же страны ЮВА.

А вдобавок продолжается поиск себе союзников в любых военных противостояниях двух гигантов, то есть попытки развала единой региональной политики. Визиты Остина и контакты Блинкена, в сущности, об этом: ищут слабое звено, тех, кто подрывает общую позицию региона.

В экономике Америка породила новую инициативу — некий "азиатский торговый пакт". В который, может быть, войдут Сингапур и Малайзия. Поскольку Китай очевидно доминирует в любых торговых соглашениях в Азии в целом, американцам остались крохи — только интернет-торговля, да и то неясно, что в этой сфере такого антикитайского можно предложить.

И, по сути, единственный козырь, чем-то напоминающий о "мягкой силе", — это та самая вакцина. Но давайте посмотрим, как этот козырь употребляется. Ни одной дозы демонстративно не получит Мьянма, потому что там был военный переворот (в превентивном порядке против проамериканского переворота), и потому, что это один из наиболее близких друзей Китая. То есть человеческие жизни, жизни людей, к политике вообще непричастных, меняются на геополитику. А на Филиппинах вакцина появится не потому, что надо помочь людям, — она меняется на военное присутствие США в стране.

Это — нынешний американский шарм? Он, родной. Интересно, поступил ли бы так Синатра, будь он дипломатом. В общем, с такой "мягкой силой" никаких врагов не надо.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

0