Разрушенные здания в районе Дахания в Дамаске.

Лавров: политически взрывоопасно разыгрывать религиозную карту в Сирии

27
РФ убеждена, что устойчивый и долгосрочный мир на Ближнем Востоке возможен только при условии преодоления внутриконфессиональных противоречий в исламском мире, подчеркнул глава МИД РФ Сергей Лавров.

СУХУМ, 9 дек — Sputnik. Глава МИД России Сергей Лавров предостерегает США и их союзников от разыгрывания религиозно-конфессиональной карты в Сирии.

"Постоянные заклинания, которые мы слышим в том числе от американских наших партнеров о том, что подавляющее большинство населения (Сирии — ред.) — сунниты, и они не приемлют Асада как представителя режима меньшинства, знаете, это попахивает такими не очень добросовестными попытками пытаться разыгрывать конфессиональную карту в сирийском конфликте и пытаться представить дело таким образом, будто американская коалиция поддерживает большинство, каковым являются сунниты, а Россия поддерживает меньшинство, каковым являются алавиты как часть шиитского течения в исламе", — сказал он в интервью итальянским СМИ.

"Во-первых, это неэтично. А во-вторых, это политически очень взрывоопасно. Мы были первыми, кто подчеркивал необходимость избегать любых шагов, которые будут так или иначе подогревать и без того существенные противоречия внутри мусульманского мира. И мы по-прежнему убеждены в том, что только пробуждая мусульман к объединению, к преодолению своих внутриконфессиональных противоречий можно обеспечить устойчивый и долгосрочный мир", — отметил Лавров.

Ранее Россия подтвердила готовность координировать с международной коалицией во главе с США борьбу с радикальной группировкой ДАИШ (ИГ-ред.) и другими террористами, заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

27
Теги:
религия, союзники, коалиции, Сергей Лавров, Россия

Белый дом в Вашингтоне.

Вашингтон решил наказать Европу по-настоящему

12
(обновлено 08:21 13.07.2020)
Евросоюз хочет "прижать" американские корпорации, которые десятилетиями работали в ЕС без оплаты налогов, а США собираются покарать Европейский союз за попытку обретения минимального фискального суверенитета.

Несмотря на все сложности в отношениях между администрацией Дональда Трампа и американскими IT-гигантами, такими как Facebook, Google и Amazon, президент США оказался готовым пожертвовать остатками трансатлантической солидарности и доброй воли, которая сохранилась в отношениях между Штатами и Евросоюзом, чтобы защитить доходы американских корпораций от европейских налоговиков, пишет Иван Данилов для РИА Новости.

Старый конфликт, который зрел уже много лет, сейчас дошел до открытого обмена болезненными финансовыми ударами на миллиарды долларов — Евросоюз хочет "прижать" американские корпорации, которые десятилетиями работали в ЕС без оплаты налогов, а США собираются покарать Европейский союз за попытку обретения минимального фискального суверенитета. Надо отдать должное команде Трампа — месть у них получилась очень точечной, в том смысле, что был идентифицирован конкретный автор европейского рывка к свободе и "наглец", который посмел продвинуть идею о том, что американский IT-бизнес, работающий в "европейских колониях США", вообще-то должен платить налоги, а после этой идентификации последовали ответные американские меры.

Автором и вдохновителем европейского "налога на Google, Facebook и Amazon" оказался президент Франции и большой любитель поговорить о восстановлении Европы в качестве мирового полюса силы Эммануэль Макрон, и, соответственно, список компаний, попавших под горячую руку Белого дома, был составлен таким образом, чтобы доставить максимальный дискомфорт Елисейскому дворцу.

Американский финансовый телеканал CNBC сообщает:

"Акции французских компаний (работающих в сегменте. — Прим. авт.) люкс упали после того, как США объявили, что могут установить высокие тарифы на некоторые товары из этой категории.

В соответствии с новыми тарифами, которые могут начать действовать в конце января, Торговое представительство США (Федеральное агенство по внешнеторговым отношениям. — Прим. авт.) сможет взимать сборы до 100% на импорт таких товаров из Франции. Предполагаемая сумма (импорта, подпадающего под новые тарифы. — Прим. авт.) составляет 2,4 миллиарда долларов. Падение французских акций задело компании, которые владеют Louis Vuitton, Hennessy, Hermes, Christian Dior, Gucci, Yves Saint Laurent и Balenciaga".

"Сто процентов — это довольно много", заявил американскому The Wall Street Journal Бруно Павловский, президент дома Chanel. "Это не тариф. Сто — это штраф", — добавил он.

Стоит отметить, что американские чиновники предлагают свою версию событий и утверждают, что на самом деле во всем виноват Макрон, который якобы хочет дискриминировать конкретно американские компании на территории Евросоюза. Это обвинение вызывает определенный скепсис даже у традиционно патриотически настроенных американских СМИ.

"Соединенные Штаты считают, что структура французского налога несправедливо нацелена на крупные американские интернет-компании, такие как Facebook, Google и Amazon. Тем не менее другие страны все больше стремятся найти способ получения доходов от фирм, которые зарабатывают миллиарды долларов на своих рынках", — сообщает издание Politico.

Выбор инструмента возмездия со стороны Трампа, вероятно, связан с тем, что "французский люкс" считался эдаким островком надежности и тихой гаванью для инвесторов, которые считали, что французские компании, работающие только с самыми состоятельными потребителями, идеально защищены как от воздействия коронавирусной эпидемии, так и от рисков торговых войн.
На черном фоне глубокого экономического кризиса, в который погрузилась Франция из-за мер по борьбе с эпидемией, люксовые компании смотрелись как некий луч света и источник надежды, а также символ того, что страна, которая не может конкурировать с Германией или Китаем в традиционной промышленности, все-таки имеет какие-то конкурентные преимущества на международной арене. Растоптать этот символ, фактически лишив эти компании доступа к американскому рынку, — хорошая идея, если задача заключается в том, чтобы и напугать администрацию французского президента, и повлиять на европейскую налоговую политику в целом.

Французы могут пойти на принцип и ввести налог на американские компании (хотя бы на национальном уровне), а вот захотят ли, например, немецкие чиновники поддерживать введение общеевропейского налога такого рода, рискуя получить "тариф в 100%" на экспорт, например, немецких автомобилей, — большой вопрос.

С другой стороны, речь в данном случае не идет о сугубо экономическом конфликте. Это спор о статусе самих европейских политиков. Определяющим фактором, который указывает на фактическую принадлежность той или иной территории, является вопрос о том, кому местные бизнесмены платят налоги. Кто эти налоги имеет право вводить и собирать, тот и является держателем власти на конкретной территории. История знает случаи, когда некие иностранные купцы или предприниматели получали право беспошлинной и безналоговой торговли или предоставления услуг в конкретной стране, но это происходило только в том случае, если она предварительно проигрывала войну или просто подписывала некие кабальные условия капитуляции под угрозой применения военной силы.

Соответственно, когда американские компании становятся доминирующими игроками на рынке онлайн-рекламы и интернет-торговли условной Франции, получают миллиарды евро от французских компаний (заодно имея возможность "убить" любой французский бизнес, просто лишив его возможности эффективно рекламироваться или продавать свои товары в интернете), причем французский бюджет не может в данной ситуации получить ни копейки, это означает, что Франция — колония США или по крайней мере не обладает полным экономическим суверенитетом. И решение ввести скромный налог в три процента — это не столько желание наполнить бюджет, сколько попытка восстановить независимость.

Показательно, что в поддержку действий администрации Трампа по наказанию Франции выступили как представители Республиканской, так и Демократической партии США — и это очень хорошая новость для России, особенно если у французских политиков внезапно обнаружится чувство собственного достоинства.

По крайней мере, в ответ на прошлые угрозы представители властей Франции и даже Германии демонстрировали готовность идти дальше и защищать свое право на ведение независимой экономической политики.

Если ситуация и дальше будет развиваться по этому сценарию, то независимо от того, кто победит на осенних выборах в США, отношения по линиям Вашингтон — Париж и Вашингтон — Берлин станут портиться дальше. Будет забавно, если уже в недалеком будущем получить доступ к духам Chanel или сумочке Hermes американский потребитель сможет только с помощью контрабанды, а европейцам придется искать альтернативы для американских соцсетей. Ростки экономической деглобализации пробиваются сквозь асфальт устоявшихся международных связей.

Для тех стран, которых нынешняя система глобализированной экономики не устраивает, это последний и серьезный шанс исправить ошибки прошлого и обеспечить себе более удобную позицию в деглобализированном будущем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

12
Как вы это делаете

Свиблова о фотографии, кризисе и будущем

20
Наталья Лосева разговаривает с людьми, которые действуют. Гости подкаста не боятся совершать поступки, порою неоднозначные. Принимать непростые решения и брать на себя ответственность там, где другие не смогли.
"Как вы это делаете?!" Свиблова о фотографии, кризисе и будущем

Она транжирит личные деньги, но бережёт в своем музее каждый предмет, считает слово "менеджер" ругательством, ненавидит, когда перечисляют ее регалии, и издала на работе приказ: "думаем всегда". Директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова о том, как она предсказала путч, пережила кризис девяностых, и что делать сейчас, чтобы пережить очередной?

Мы пишем этот эпизод в ее бело-зеленом кабинете. Все полки и подоконники заставлены книгами, на стенах ­— десятки фотографий, на столе — стопки документов чередуются с вазами сухофруктов и орехов. Она пьёт кофе. Рядом лежит телефон. Ей постоянно приходят сообщения и несколько раз он звонит. Она по громкой связи невозмутимо просит перезвонить и продолжает сравнивать прошлое и будущее.

Может ли фотография врать? Почему у искусства и рынка нет совпадения цены и ценности? Как искусство предсказывает будущее? Почему глаз — это "вынутый мозг", а фотоаппарат — это ничто? Чего она боялась в 1991-ом? И чего боится сейчас?

Отвечает Директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова:

00:40 "Регалии не делают идентичность". Почему она ненавидит, когда перечисляют ее заслуги?

02:00 Искусство, акт творчества или документ. Что такое фотография и может ли она врать

10:20 Шедевры или трупы с вывороченными кишками. Обесценивают ли фотографию смартфоны и как сдвигаются этические рамки?

11:30 "Мы мыслим в формате Твиттера, но его будут читать, только если картинка хорошая". Как меняется наше мышление и роль фотографии

13:00 Социальные сети как коллективная нервная система

15:10 Гейтс, который боролся с эболой, или зачем знать историю

15:50 Кризис дает новые возможности или истощает?

17:30 "Искусство показывает, к чему готовиться". Как она "предсказала" путч

21:30 "Танки видны из окна, и это было прекрасно": о фильме про путч

29:20 "Наступит новая жизнь, и я не знаю, как в ней жить". Страх в 1991 году против сегодняшнего

32:05 Делегировать или делать руками: существует ли профессия "культурный менеджер"

33:30 Манипуляция или естество: зачем она сохраняет в себе "девочку"

34:45 Про Школу Родченко и бюджеты

40:20 "Можно выжить, если быть людьми": как нам пережить этот кризис

Слушайте подкасты РИА Новости. 

 

20
Темы:
Подкасты РИА