Сирия. Первый день перемирия

Сирия: война и перемирие

55
(обновлено 12:47 01.03.2016)
В Сирии сохраняется клубок неразрешимых противоречий, который подпитывает и будет подпитывать военную активность, в том числе и попытки разрушить стартовавший мирный процесс, считает президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

В Сирии вступило в силу перемирие, и продолжилась война. Что, собственно, происходит на Ближнем Востоке, и какого развития событий можно ожидать в ближайшем будущем?

Начнем с перемирия. Понятно, что это элемент дипломатической игры. Хотя бы потому, что оппозиционные группировки, согласившиеся договариваться с Асадом, не являются серьезной силой, а "зоны перемирия" исчезающе малы в сравнении с зоной продолжающейся войны.

Отметим также, что условия перемирия были выработаны Россией и США, а уж затем продиктованы участникам конфликта. Причем не только сторонам сирийской гражданской войны и не только интервентам-джихадистам, но и их спонсорам из Анкары и Эр-Рияда.

Реакция не заставила себя ждать. Турция заявила, что перемирие для нее необязательно, а Саудовская Аравия немедленно обнаружила "нарушения перемирия" со стороны Москвы и Дамаска, и сообщила, что готова принять участие в наземной операции в Сирии.

В свою очередь, для Сирийской арабской армии (САА) Асада, иранского экспедиционного корпуса и группировки ВКС России мало что изменилось: на главных фронтах (в провинции Латакия, под Алеппо и в районе Ракки) боевые действия продолжаются, и даже ожидается возрастание их интенсивности.

Фактически мы имеем дело с частичным перемирием между Россией (САА и ВКС) и США (группировки "умеренных террористов"), в ходе которого участники перемирия попытаются улучшить свои позиции, в том числе и за счет других вовлеченных в сирийский кризис сторон. 

Этим и объясняется крайне нервная реакция официальных ближневосточных союзников США (Турции и Саудовской Аравии).

Задачей России является расширение зоны контроля САА за счет ИГ и "Ан-Нусры" (группировок, признанных террористическими на уровне ООН и запрещенных в РФ), а также недопущение прямой военной интервенции в Сирию Анкары и Эр-Рияда. В идеале – полный разгром "неумеренных террористов", восстановление контроля Дамаска над сирийско-турецкой и сирийско-иракской границами и начало внутрисирийского диалога с очевидно сильных позиций. 

В итоге возможно получить двуединую Сирию, в составе основного массива территорий, контроль над которыми сохранит действующая власть, формально разбавленная "конструктивной оппозицией", и сильной курдской автономии вдоль границы с Турцией.

США пытаются дипломатически выиграть войну, проигранную в поле. В связи с этим вновь возникли тезис "Асад должен уйти до начала переговоров о внутрисирийском урегулировании", а также рассуждения о "плане Б", с намеком на возможную интервенцию в Сирию. 

Россию пытаются заставить пойти на уступки, пугая ее призраком полномасштабной войны с якобы неконтролируемыми Турцией и Саудовской Аравией.

В идеале США желали бы получить Сирию, очищенную от "неумеренных террористов" силами ВКС России и САА, но без Асада и с доминированием в новой сирийской власти своих ставленников. Дополнительным фактором контроля над Сирией должна стать ее конфедерализация — раздел на курдскую, суннитскую, шиитскую, алавитскую и, возможно, христианскую автономии, с квотированным представительством в высших органах власти. 

Ливанский опыт свидетельствует о крайней неустойчивости подобной конструкции и неограниченных возможностях для постоянного вмешательства внешних сил во внутренние дела "демократизированной" подобным образом страны.

Кроме того, существуют интересы Турции и Саудовской Аравии, которые стремятся к разделу Сирии и установлении своего протектората (или иной формы контроля) над курдскими и суннитскими регионами соответственно. Один из первых необходимых шагов на этом пути — отставка Асада до начала процесса урегулирования и таким образом ликвидация легитимного центрального правительства Сирии.

Как видим, сохраняется клубок противоречивых интересов и неразрешимых противоречий, который подпитывает и будет подпитывать военную активность, в том числе и попытки разрушить стартовавший мирный процесс.

На сегодня Россия и Асад получили серьезное преимущество. Единый фронт разного рода "оппозиций" расколот, пусть пока из борьбы и выведены второстепенные игроки. В результате Москва и Дамаск, во-первых, получили возможность сконцентрировать военные усилия на наиболее опасных непримиримых джихадистских группировках. Во-вторых, вовлечение части оппозиции в переговорный процесс с перспективой частичной интеграции во власть служит примером для других "умеренных", которые могут выбирать между перспективой своего уничтожения в ходе боевых действий и возможностью участия в процессе общесирийского урегулирования (при неоспоримой ведущей роли официального Дамаска).

В-третьих, что самое важное, большинство сложивших оружие боевиков уже не вернутся на фронт, даже если перемирие будет сорвано, и США попытаются вернуть подконтрольные им группировки в состояние войны.

Опасность данной ситуации заключается в том, что при любом исходе российско-американского противостояния на Ближнем Востоке Анкара и Эр-Рияд — в сложившемся формате — проигрывают однозначно. 

В связи с этим от них следует ожидать нагнетания военной истерии. Полноценной войны они, разумеется, не желают, поскольку не могут ее выиграть, но военный шантаж — их единственное средство влияния на ситуацию.

Однако политика военных провокаций и нагнетания напряженности может в любой момент выйти из-под контроля ее инициаторов. Тогда начнется "война, которой никто не хотел". С учетом личностей руководителей Турции и Саудовской Аравии, а также традиций национальной политики, срыв в штопор неконтролируемого военного противостояния представляется практически неизбежным. Вползание в конфликт может быть медленным и поэтапным. Этот процесс можно затормозить, но его практически нельзя остановить.

Именно поэтому с вероятностью в 99,9% мы имеем дело не с началом мирного процесса, а с частичной тактической передышкой накануне очередного витка боевых действий, с перспективой частичного (хотя бы на уровне дипломатических и экономических санкций) втягивания в него Запада на стороне противников России.

США вряд ли решатся открыто поддержать готовящуюся турецкую агрессию в Сирии, но и позволить России расправиться со своими союзниками тоже не могут. Даже если амбиции союзников входят в объективное противоречие с государственными интересами Америки.

Попытки связать руки России региональной войной (в которой Америка бы формально осталась в стороне) Вашингтон не прекращает с 2008 года. И крайне сомнительно, что в ближайшее время эта политика изменится. Слишком уж заманчиво для США решить все свои проблемы одним махом, за чужой счет и в очередной раз подставив под удар чужую территорию. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

55
Теги:
конфликты, перемирие, политика, Сирия, Россия

"Кожа свисала лентами": почему японцы не винят США в тысячах смертей

48
(обновлено 09:29 08.08.2020)
Американские пилоты, сбросив "Малыша" на Хиросиму, отсчитывали последние 43 секунды. А люди, на чьи головы вот-вот обрушится смерть, ничего не подозревая, занимались привычными утренними делами.

Первые и единственные взрывы атомных бомб оборвали или навсегда изменили жизнь сотен тысяч японцев. Почему они десятилетиями молчали об этом горе и не таят зла на США — в материале корреспондента РИА Новости Софьи Мельничук..

Роковое утро

Для пятиклассника Такаси утро 6 августа 1945 года было счастливым — он наконец был дома. До этого мальчик жил в эвакуационном центре за городом, откуда 4 августа его забрала мать. Она хотела вернуться в Хиросиму через несколько дней, но сын упросил ее отправиться раньше. И до сих пор винит себя в этом.

"Приехали вечером, — вспоминает 82-летний Такаси Терамото. — Утром я был во дворе: майка с коротким рукавом, трусы — играл и общался с друзьями. Мама торопила, нам надо было в больницу. Когда я зашел в дом, чтобы собраться, в окне что-то полыхнуло. И — темнота".

Он был в километре от эпицентра. Когда очнулся, увидел вдалеке жуткое свечение. "Я двинулся на него и каким-то образом оказался на главной дороге. Соседка, увидев меня, спросила, кто я. Мое окровавленное лицо было неузнаваемым. Она донесла меня до безопасного места в горах на спине".

Для жительницы Нагасаки Сигеко Матсумото утро 9 августа тоже было радостным. Просидев несколько дней в бомбоубежище, она наконец могла поиграть с ровесниками на улице. "Сирены не было, поэтому все вернулись домой. Мы с братьями ждали, когда нас заберет дедушка. В 11:02 небо стало ярко-белым", — говорит она. "Толстяк" взорвался всего в 800 метрах от нее.

"Взрывная волна бросила нас обратно в бомбоубежище. Мы сидели там в шоке, израненные. К нам заползали люди, все в ожогах. Кожа свисала лентами, волосы сгорели, — у Матсумото это до сих пор вызывает ужас. — Многие тут же умирали, образовалась куча тел. Вонь и жара были невыносимые".

Она провела так три дня. Потом ее с братьями и сестрами нашел дед и отвел домой. "Никогда не забуду тот ад снаружи: на земле — обгоревшие тела, глаза навыкате блестят. Тысячи трупов в реке, раздутые, фиолетовые... Каждый раз, когда дед обгонял меня на пару шагов, я кричала: "Подожди!" Я была в ужасе от мысли, что останусь там", — признается японка.

Ее случай уникальный. На таком расстоянии от эпицентра погибали мгновенно. Но умирали и выжившие — день за днем, месяц за месяцем. Всего к концу 1945-го число жертв достигло 80 тысяч человек. В Хиросиме — 70 тысяч.

"Практически все, кого я встретил по пути из Хиросимы в эвакуационный центр, умерли. И даже та женщина, которая меня до него донесла, — рассказывает Терамото. — Спустя месяц я заметил, что у меня выпадают волосы. Все тело болело, я долго не мог встать с кровати. Слышал, как у меня над головой шепчутся: "Думаете, он выживет?" Но страха смерти не помню".

Жизнь возвращалась в Хиросиму постепенно. Уже на третий день после взрыва пустили поезда, среди руин появлялись новые домики, на улицы вернулись торговцы. Школы открыли в апреле 1946-го. Терамото тоже вернулся к учебе. Сегодня таких, как он, в Японии называют хибакуся — выжившие. Все эти десятилетия им приходилось очень непросто.

Сохранить память

"Возникали трудности с устройством на работу, да и в личной жизни, поэтому мы перестали об этом упоминать, постарались забыть. Условились никогда никому не раскрывать наш секрет", — говорит Кейко Огуро, одна из самых известных в Японии хибакуся.

И долгое время они действительно молчали. Ненавидели американцев, но гнев держали в себе: в стране находились войска коалиции и действовала цензура. При этом многие испытывали чувство вины из-за того, что выжили. "Мы злились на самих себя. Нас угнетало, что мы не можем помочь пострадавшим, стыдились того, что не в силах что-либо исправить", — объясняет Кейко Огуро.

Но теперь она понимает: чтобы пережить боль и горе, надо об этом рассказать. И хибакуся нарушили молчание. Возникли организации, цель которых — сохранить воспоминания выживших и передать их будущим поколениям. Сейчас в Японии этим занимаются в рамках программы A-bomb Legacy Successors.

Собранные материалы проверяют сотрудники Мемориального музея мира в Хиросиме, после чего волонтеры приступают к работе: знакомят туристов и школьников с историями выживших. Тошико Окамото водит экскурсии в музее. За это даже платят, но деньги ее волнуют меньше всего.

"Главное, чтобы новые поколения осознали ужас ядерной войны. Хотя я и не пострадала от взрыва и радиации, я очень сочувствую жертвам", — говорит она РИА Новости.

По ее словам, японцы преодолели гнев и ненависть к тем, кто сбросил бомбы на их землю, после того как поняли, что источником всего зла была сама война, а не нации, участвовавшие в ней. "Сейчас по телевидению много сюжетов о недавней истории Японии и ее роли во Второй мировой", — отмечает
Эпидемия коронавируса и ее последствия должны заставить людей во всем мире вспомнить, что пережили японцы 75 лет назад.

Тогда ведь тоже никто ничего не знал о новой болезни — радиационной, лекарств от нее не было, указывает хибакуся Кейко Огуро. Несмотря на преклонный возраст — ей скоро 83 года, она надеется, что еще успеет рассказать многим о своей судьбе и поможет молодому поколению осознать необходимость мира и сотрудничества.

48

Поисково-спасательная операция, музыка и прерванная свадьба: что происходит в Бейруте

103
(обновлено 00:03 08.08.2020)
Российские спасатели приступили к поисково-спасательным работам в Бейруте. Первым делом разгребают участки, на которые указали кинологи с собаками.

Спасатели ведут работы в три смены, всего из России на помощь прилетели 150 специалистов. 

Недалеко от места взрыва они развернули аэромобильный госпиталь МЧС. Там российские врачи и психологи оказывают медпомощь и поддержку пострадавшим.

По последним данным, погибли около 150 человек, более пяти тысяч пострадали. Многие до сих пор числятся пропавшими без вести.

Помимо спасателей и врачей, на помощь жителям ливанской столицы отправились сотни волонтеров.

На видео попал момент, как девушка играет на пианино, пока они расчищают разрушенные квартиры. 

Смотрите также:

103

Медведев о защите Абхазии и Южной Осетии: Закавказье могло превратиться в пороховую бочку

78
Россия 26 августа 2008 года после вооруженной агрессии Грузии против Цхинвала признала суверенитет Южной Осетии и Абхазии.

СУХУМ, 8 авг - Sputnik.  Зампредседателя Совета безопасности России, лидер партии "Единая Россия" Дмитрий Медведев в годовщину августовских событий 2008 года в Южной Осетии рассказал о том, почему Россия приняла решение противостоять грузинской агрессии. 

"Сегодня исполняется 12 лет с того момента, как наша страна ответила на преступное поведение тогдашнего президента Грузии... Именно поэтому тогда я принял непростое, но единственно возможное решение – встать на защиту Абхазии и Южной Осетии, сначала защитив их от агрессии, а затем, по просьбе их граждан, признав их полную независимость. В противном случае Закавказье превратилось бы в пороховую бочку, что для России, которая всегда выступала за сохранение прочного мира в соседних государствах, было абсолютно неприемлемо", - написал Медведев в своем Facebook.

Ночью 8 августа 2008 Грузия объявила о начале военной операции  в зоне грузино‑осетинского конфликта с целью "наведения конституционного порядка в Южной Осетии". Через несколько часов Тбилиси уведомил миротворцев, размещенных в зоне конфликта, о начале войны в Южной Осетии.

Этой же ночью Абхазия направила в Южную Осетию тысячу добровольцев и переместила войска к границе с Грузией.  На следующее утро парламент Северной Осетии призвал Россию помочь Южной Осетии.

Боевые действия продолжались до 12 августа включительно. С 14 по 16 августа президентами Абхазии, Южной Осетии, Грузии и России был подписан план мирного урегулирования конфликта.

Читайте также:

 

78