Пострадавших уже сотни. Почему каталонцы дерутся с полицией

68
(обновлено 10:46 16.10.2019)
Приговор организаторам референдума о независимости Каталонии еще больше обострил политический кризис в Испании.

Жители крупнейших городов региона вышли на улицы, в Барселоне протестующие заблокировали аэропорт. Полицейские дубинки и резиновые пули их не останавливают. Тайные модераторы беспорядков обещают: дальше будет только хуже, пишет Софья Мельничук в материале для РИА Новости.

Несправедливые приговоры

Негодование сторонников независимости Каталонии вызвали обвинительные приговоры Верховного суда Испании в отношении лидеров сепаратистского движения, пытавшихся два года назад вывести регион из-под центральной власти. Девять фигурантов были осуждены по статьям "Подстрекательство к мятежу" и "Растрата государственных средств".

Самый суровый приговор вынесли бывшему зампредседателя женералитета (высшего органа самоуправления) Ориолу Жункерасу — 13 лет лишения свободы. Обвинение требовало 25 лет тюрьмы.

Бывших советников правительства региона Рауля Ромеву, Жорди Туруля и Долорс Басса приговорили к 12 годам. От девяти до одиннадцати с половиной лет получили экс-спикер парламента Каталонии и общественные лидеры. Еще троих бывших членов правительства суд признал виновными только в неповиновении и обязал выплатить штрафы в размере 60 тысяч евро.

Стоит отметить, что судьи отказались принять позицию прокуратуры, настаивавшей на обвинении в организации восстания, что грозило подсудимым приговором до 25 лет лишения свободы. И большинству из них вынесли более мягкие наказания.

© AP Photo / Bernat Armangue
Каталонские политики Жозеп Руль, Жорди Санчес и Жорди Туруль в испанском парламенте в Мадриде. 20 мая 2019

Однако это не конец разбирательства. Часть дел рассмотрит Высший суд Каталонии, а в начале следующего года перед судом предстанут еще несколько каталонских политиков.

Сторонники независимости региона считают, что осужденные лишь исполняли волю народа, решившего в 2017 году на референдуме отделиться от Испании. Тогда в нем участвовали 40 процентов каталонцев — и 90 процентов проголосовавших выступили за независимость.

Протестное цунами

Счет протестующим на улицах Барселоны идет на тысячи. В руках они держат каталонские флаги и плакаты с лозунгами "Свободу", "Наш приговор — неповиновение", "Мы знаем, они невиновны". На улицах поют "Bella ciao" ("Прощай, красавица") — испанскую народную песню, ставшую когда-то символом антифашистского сопротивления.

Демонстранты заблокировали дороги, на проезжей части соорудили баррикады из досок. Закрылись некоторые станции метро, частично прервано железнодорожное сообщение.

Эпицентром бунта стал аэропорт Эль-Прат. Полицейские пытались дубинками остановить толпу, двигавшуюся к входам в терминалы. За помощью к медикам обратились более 130 человек. В результате беспорядков задержали несколько десятков авиарейсов.

Ответственность за подготовку выступлений взяла на себя организация Tsunami Democratic ("Демократическое цунами"). Явных лидеров у движения нет, сообщения рассылались через мессенджеры, анонимные чаты, Twitter, Instagram и закрытую группу в Facebook.

Акции планируют продолжить 17 и 18 октября. "Несколько моих знакомых, связанных с Tsunami, говорят, что намерены добиваться своего даже путем открытых вооруженных столкновений, — рассказал РИА Новости россиянин Георгий, проживающий последние шесть лет с семьей в Барселоне. — Аэропорт — это только начало, основные мероприятия ожидаются в пятницу. Конкретикой располагают только руководители движения, рядовые члены узнают подробности в последний момент".

Ничего хорошего

"Местное население сходит с ума, — описывает ситуацию в разговоре с РИА Новости настоятель православного храма в Барселоне отец Серафим. — Каталония и так самый богатый регион Испании, но им кажется, что их кто-то обижает, хотя в соседних областях ситуация куда хуже".
И все же митингующих можно понять, продолжает отец Серафим. "Они обременены большими налогами. Особенно те, кто корову вырастил или поле засеял. Простые фермеры, они возмущаются именно из-за поборов", — поясняет он.

Желание отделиться обострилось у каталонцев на пике экономического кризиса в стране в 2013-2014 годах. Тогда терявшие поддержку политики обвинили в нелегком положении центральные власти страны, мол, это они в Мадриде "качают" деньги из зажиточного региона.

По словам отца Серафима, его знакомые испанцы, люди образованные, понимают, что отделение ни к чему хорошему не приведет. Россиянин Георгий тоже разделяет его обеспокоенность. "Средний класс в большинстве своем против того, что происходит. В том числе в аэропорту, ведь это ставит под угрозу бизнес, существующий за счет туризма", — делится наблюдениями собеседник РИА Новости. По его мнению, многие каталонцы сочувствуют тем, кто получил тюремные сроки, но протестовать они не готовы.

© REUTERS / Albert Gea
Столкновения протестующих с полицией в Каталонии

Однако результаты соцопросов показывают, что за отделение от Испании в Каталонии последние пять-семь лет выступает 45-55 процентов населения. "Сторонников этой идеи действительно много, и каждый год они проводят громкие акции", — говорит Георгий Филатов, научный сотрудник Центра испанских и португальских исследований Института всеобщей истории РАН. На его взгляд, приговор Верховного суда просто стал очередным поводом выйти на улицы.

Эксперт отмечает, что если катализатором движения за независимость были экономические проблемы, то сейчас это — уже политический вопрос: "В идею вложено много сил, ее сторонникам тяжело отступить". Заставят ли протесты изменить отношение Мадрида к осужденным каталонским политикам, сказать пока сложно. Если демонстрации затянутся и начнут мешать жизни городов, правительство может в чем-то уступить. К тому же среди "Левых республиканцев Каталонии" — сторонников независимости — были и те, кто готов сотрудничать с Мадридом. "Хотя теперь, когда их руководителя Ориола Жункераса посадили на 13 лет, они еще подумают, стоит ли идти на переговоры с теми, кто осуществляет такие репрессии", — отмечает Филатов.

В любом случае центральные власти настроены взять ситуацию под контроль. Поэтому продолжение протестов, которое анонсировали к выходным, грозит новым жестким разгоном демонстрантов.

68
Теги:
карлес пучдемон, Испания, Каталония

Атака на Францию: откуда в стране религиозные экстремисты

53
Неизвестный мужчина обезглавил женщину и убил еще двоих в церкви Нотр-Дам в Ницце в четверг 29 октября. По одной из версий мотива нападения - заявление президента Франции о том, что ислам находится в кризисе и необходимо построить "французский, просвещенный ислам".

Францию сотрясают ужасающие новости: убийство прихожан в церкви Нотр-Дам в Ницце, попытка зарезать полицейских в Авиньоне. А две недели назад неподалеку от Парижа 18-летний выходец из Чечни Абдулах Анзоров обезглавил преподавателя истории Самюэля Пати за то, что тот показал ученикам на уроке карикатуры из Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда. Власти усиливают борьбу с исламизмом. Что привело страну в такую ситуацию и почему проблема мусульманского радикализма выходит на передний план, разбирался аналитик РИА Новости.

Даниил Низамутдинов

Террористы: кто и откуда

В Ницце погибли трое, несколько раненых. Как передает Рейтер, одну женщину обезглавили. Атаковавшего задержали. По словам мэра города Кристиана Эстрози, он твердил "Аллах акбар", что указывает на теракт. Напавшего на полицейских в Авиньоне застрелили.

Это далеко не первые жестокие преступления на почве исламского радикализма, совершенные во Франции в последнее десятилетие.

Расстрел школы в Тулузе (2012), нападение на редакцию Charlie Hebdo (2015), атака на театр Bataclan и рестораны в Париже (2015), теракт на Английской набережной в Ницце (2016), казнь священника в Сент-Этьен-дю-Рувре (2016), многочисленные покушения на полицейских — вот неполный перечень.

Обобщенный облик террориста таков: молодой мусульманин, житель бедных пригородов, приехавший из Северной Африки или потомок иммигрантов. В ряде случаев преступники открыто демонстрировали связи с запрещенными террористическими организациями или были уличены в них.

ERIC GAILLARD
Силы безопасности охраняют территорию после сообщения о нападении с ножом в церкви Нотр-Дам в Ницце, Франция, 29 октября 2020 г

На протяжении нескольких десятилетий страны Западной Европы активно принимали у себя беженцев и иммигрантов из мусульманских стран. Малоимущие люди селились в пригородах, где с годами неизбежно повышался уровень преступности. Многие пригороды Парижа, Марселя, Ниццы, Страсбурга и других французских городов постепенно превратились в гетто, где царят преступники, наркодилеры и торговцы оружием. Это "зоны вне права", районы беззакония, которые не то что обычные граждане объезжают стороной — туда боится сунуться полиция.

Для примера: в начале октября в Шампиньи-сюр-Марн в десяти минутах езды от Парижа уже не первый раз в этом году несколько десятков человек атаковали полицейский участок: десять минут они обстреливали здание градом пиротехники, пытались выломать двери и разбили несколько автомобилей на парковке. Полицейские отсиживались внутри.

Разумеется, власти и сами несут ответственность за возникновение и существование этих "горячих" кварталов, поскольку долгие годы попросту закрывали глаза на то, что там происходит, или отделывались косметическими мерами. Так, после нападения на комиссариат полиции, кроме громких заявлений, решили взять под контроль... торговлю пиротехникой. А задержали в итоге лишь одного подозреваемого, хотя на место происшествия даже министр внутренних дел выезжал.

Безработица, материальная необеспеченность, замкнутая этническая среда и социальное неравенство подталкивают молодых людей к протесту. На этой почве и цветет французский радикализм, поскольку некоторые канализируют протест через свою мусульманскую идентичность, чему активно помогают радикальные имамы.

Безусловно, нельзя навешивать ярлыки на всех. Маргиналов меньшинство, однако зачастую именно агрессивное меньшинство задает тон в плотной общине.

Боевая подготовка

Еще в девяностые годы во Франции появились радикалы, которые ездили воевать за границу, например в Чечню. Власти закрывали на это глаза, потому что в той или иной степени поддерживали сепаратистов.

В 2005-м полыхнуло уже в самой Франции. Шокирующие кадры массовых беспорядков в пригородах потрясли весь мир: погромы, поджоги, атаки на полицию не стихали две недели.

В следующем десятилетии — новая волна: молодых французов активно вербовали для боевых действий в Ираке и Сирии. Только по официальным данным в зоны конфликта отправились сотни французских джихадистов: там они проходили военную подготовку и участвовали в боях. Некоторые вернулись — как, например, участники терактов 13 ноября 2015 года в Париже, в результате которых погибли 130 человек.

Суть проблемы власти осознали достаточно давно: и при Николя Саркози, и при Франсуа Олланде пытались запускать проекты, направленные на интеграцию, дерадикализацию исламской молодежи. Однако эти начинания по большей части провалились: то ли масштаб проблемы недооценили, то ли было слишком поздно, то ли меры нужно было принимать иные.

Теперь пришла очередь Эммануэля Макрона: за несколько дней до убийства учителя президент выступил с громким призывом оградить французских мусульман от иностранного влияния, усилить борьбу с экстремистами и построить в стране "просвещенный ислам". А министр внутренних дел Жеральд Дарманен объявил войну "врагам Республики".

Суть намерений Макрона

Часть исламского населения страны обособилась под влиянием проповедников и все дальше отстраняется от традиционных республиканских ценностей, замыкаясь в рамках общины с ее жесткими религиозными и культурными практиками.

© AFP 2019 / OLIVIER HOSLET
Президент Франции Эммануэль Макрон

Для усиления борьбы с этой формой "сепаратизма" правительство должно к декабрю подготовить соответствующий законопроект.

В частности, власти хотят запретить домашнее образование и обучение в нелегальных школах, зачастую контролируемых экстремистами. Вместо этого планируется ввести обязательное обучение в республиканских школах для детей с трех лет. Государственный контроль за частными школами усилят.
Указывают на недопустимость "конфессиональных" меню в столовых учебных заведений, отдельных бассейнов для женщин и других общинных практик.

Собираются усилить контроль за финансированием мечетей и некоммерческих организаций. Имамов готовить внутри страны по утвержденной программе, а иностранных проповедников, подозреваемых в продвижении идей салафизма и ваххабизма, — выслать вместе с другими радикалами.

Опасность нарастает

После убийства преподавателя власти демонстрируют решительность: объявили о роспуске нескольких распространявших радикальную пропаганду мусульманских ассоциаций, закрыли мечеть города Пантен, которая опубликовала видео с призывами против Самюэля Пати. Сообщили о депортации 231 подозреваемого в экстремизме иностранца.

Достаточно ли этого? Известный своими правыми взглядами журналист и писатель Лоран Обертон считает, что однозначно нет. По его словам, высылка двух сотен радикалов — "это просто смешно", и вообще непонятно, почему до сих пор они спокойно находились в стране, если на них давно завели досье. При этом убийца Самюэля Пати никогда не был под наблюдением.

"С того момента, как во Франции появились люди, готовые умирать во имя своей идеологии, горячие линии, разного рода пакты и другие подобные меры недостаточны. Мы столкнулись с очень тяжелой проблемой, которая приобрела огромный размах", — говорит он.

По мнению писателя, ситуацию надо рассматривать глобально, она давно стала критической. Терроризм — лишь симптом, побочный эффект повседневного насилия. С радикализацией надо бороться комплексно и на корню: это касается и контроля за миграцией, и работы в школах, и решения социальных проблем, и жесткой борьбы с преступностью.

Обертон опасается, что во Франции совсем скоро может произойти настоящий социальный взрыв и начнется хаос. Способствует этому и текущее положение дел с коронавирусом. Весной эпидемия привела к панике и пустым полкам в магазинах. Повторный карантин на неопределенный срок спровоцирует сильнейший кризис в экономике, и это в первую очередь ударит по малообеспеченным семьям.

© AFP 2019 / VALERY HACHE
Полиция блокирует доступ к базилике Нотр-Дам-де-л'Ассомпшн в Ницце 29 октября 2020 года после того, как мужчина с ножом убил трех человек в церкви, перерезав горло по крайней мере одному из них, что официальные лица считают последнее нападение джихадистов, потрясшее страну

"Представьте, например, новую вспышку насилия в пригородах, как в 2005-м, только с учетом возросшей террористической угрозы и полиции, совершенно не готовой к этому", — указал он.

Традиционная толерантность

Лоран Обертон также отмечает, что борьбе с исламизмом мешает возведенная в абсолют толерантность, навязанная в том числе и властью. Поскольку в угоду этой идеологии не принято и фактически запрещено называть вещи своими именами: ведь преступник не имеет национальности. Стоит только сказать лишнее, сразу станешь нерукопожатным: тебя моментально подвергнут остракизму, заклеймив крайне правым, исламофобом и расистом.

© AFP 2019 / VALERY HACHE
Женщина стоит на коленях у полицейской машины и плачет на улице после нападения с ножом в Ницце 29 октября 2020 года.

"Сегодня, высказываясь о свободе слова, ситуации на Ближнем Востоке или даже французской истории, мы уже не можем говорить напрямую то, что думаем. Проблема чрезвычайно глубока, и пока нам не хватит смелости решить ее в корне, у нас нет никаких шансов", — уверен писатель.

Преподаватель и эссеист Жан-Поль Бригели тоже возмущается тем, что, например, учителя во Франции зачастую прибегают к самоцензуре и стараются уходить от опасных и неудобных тем, в частности, религии. Причем не только в неблагополучных пригородах.

"Сначала не следовало упоминать теорию эволюции Дарвина, оскорблять пророка или просто говорить об исламе. Сегодня мы подвергаем цензуре таких авторов, как Вольтер, потому что он написал "Фанатизм, или Пророк Магомет". Это скатывается уже к урокам физкультуры с требованиями отдельных раздевалок для обрезанных и необрезанных учеников. Я уже не говорю об отдельных бассейнах для девочек", — сказал Бригели.

По его словам, на этом поле Республика с ее светским подходом постоянно отступает. А убийство Самюэля Пати серьезно ухудшит ситуацию. "Это еще один сигнал преподавателям, многие из которых и так напуганы до смерти: "Не говорите того или этого, если не хотите, чтобы такое произошло с вами". А ведь это и так не та профессия, представители которой излучают храбрость", — добавляет он.

По его мнению, проблемой жестко и решительно должны заниматься как в сфере образования, так и правоохранительные органы.

"Нужно, чтобы МВД и Минюст делали свое дело. Надо положить конец сверхтерпимости. Во Франции тысячи иностранных радикалов, которых следует немедленно выслать из страны. Думаете, Саудовская Аравия или Алжир стали бы терпеть такое у себя? Франция для исламистов — тютя. И с этим надо заканчивать", — подчеркнул преподаватель.

Все же он еще сохраняет какой-то оптимизм, но прекрасно осознает слабость французских элит. Однако серия убийств, совершенных 29 октября, просто не оставила выбора властям: необходимость решительных действий давно перезрела.

53

Линдер: нелегалы будут разъедать Евросоюз изнутри, как ржавчина

35
Президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации Иосиф Линдер прокомментировал теракт во Франции.

В четверг утром во французской Ницце преступник убил трех человек в храме Нотр-Дам. Мэр города заявил, что совершивший атаку кричал "Аллах акбар".

Президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации Иосиф Линдер считает, что люди, которые нелегально попали на территорию Евросоюза не интегрировались и не интегрируются, они будет разъедать страну изнутри, как ржавчина.

Линдер: нелегалы будут разъедать Евросоюз изнутри, как ржавчина

"Ни одна спецлужба не может сама работать, она должны получить приказ, политический, приказ о депортации нелегальных мигрантов. Должно быть законодательное право применения соответствующих силовых, принудительных, мер. Если бы Макрон после того, как отрезали голову учителю, дал такой приказ, спецлужбы сработали бы, но всю ответственность политическую должен был бы взять на себя, а это говорит о слабости политиков, они могут включать санкции против России по указке из-за океана, но не могут навести порядок в собственном доме", - отметил эксперт.        

Лидер считает, что сегодняшние европейские политики абсолютно беззубы в борьбе с нелегальными мигрантами. Теракт во Франции лишний раз это доказал, и это будет продолжаться, подчеркнул он.  

Ранее президент Франции Эммануэль Макрон, комментируя новые публикации карикатур на пророка Мухаммеда сатирическим журналом Charlie Hebdo в начале сентября, подчеркивал, что в стране существует свобода богохульствовать. После убийства 16 октября учителя истории Самюэля Пати, который на уроке демонстрировал карикатуры на Мухаммеда, Макрон также заявил, что во Франции не откажутся от публикации карикатур "во имя свободы слова". После этого на стенах некоторых административных зданий во Франции появились видеопроекции карикатур на пророка Мухаммеда. Позиция французского президента вызвала остро негативную реакцию в исламском мире. В октябре Макрон выступил с большой речью на тему борьбы с сепаратизмом в стране, глава государства сообщил, что 9 декабря представят соответствующий законопроект. Он также подчеркнул, что совместно с французским Советом мусульман нужно создать организацию, которая позволит построить "просвещенный ислам". По его словам, необходимо освободить эту религию "от иностранного влияния и усилить контроль за финансированием мечетей".

35