За сутки на Кубани подтверждено 96 случаев COVID-19

137
(обновлено 12:35 28.09.2020)
В 84 российских регионах за сутки зарегистрировали 8135 новых случаев COVID-19, у 27% больных симптомов нет.

СУХУМ, 28 сен – Sputnik. За минувшие сутки в Краснодарском крае выявлено еще 96 случаев COVID-19, сообщает администрация Кубани.

"В Краснодаре выявлен 41 заболевший, в Новороссийске – 13, в Сочи – шесть. Пять случаев подтверждено в Ейском районе, четыре – в Белореченском, по три – в Геленджике, Горячем Ключе, Туапсинском и Крыловском районах. По два заболевших в Новопокровском, Каневском, Крымском, Северском, Абинском районах. По одному случаю заражения выявлено в Славянском, Усть-Лабинском, Красноармейском, Тихорецком, Тимашевском районах", - говорится в сообщении.

Общее число зараженных на сегодняшний день на Кубани – 13790 человек, из них 1043 ребенка, выздоровели 10443 пациента, в том числе за последние сутки 24 человека. 273 человека спасти не удалось. 

Под медицинским наблюдением в поликлиниках по месту жительства находятся 5235 человек, включая 1851 ребенка.

137

Васильев о выборах президента в США: дело не в том, как проголосуют, а как подсчитают

10
(обновлено 10:47 30.10.2020)
Главный научный сотрудник Института США и Канады Российской академии наук, доктор экономических наук Владимир Васильев, анализируя обстановку в США перед выборами, рассказал, как могут развиваться события в стране после выборов.

Досрочное голосование и недостаточный уровень открытости наряду с большим потоком фейков вызывают вопросы у российских наблюдателей, которые следят за выборами в США, сообщили они РИА Новости.

Российские наблюдатели дистанционно следят за выборами в США, которые намечены на 3 ноября, досрочное голосование уже идет. Будут избраны президент, треть состава сената, полный состав палаты представителей, а также ряд губернаторов и тысячи депутатов местных легислатур и исполнительных органов власти.

Васильев о выборах президента в США: дело не в том, как проголосуют, а как подсчитают

"Сегодня в Америке сложилась такая уникальная ситуация, которую можно определить просто: дело не в том, как проголосуют, а в том, как подсчитают. Этот подсчет голосов может привести к нескольким последствиям. Во-первых, может спровоцировать массовые беспорядки, выступления различного рода групп, которые могут устроить не только пикетирование, но и налеты на избирательные участки. Второе. Если вмешаются судебные инстанции, то будет то же самое – оказано давление на деятельность судебных органов, которые должны принять решение, например, о пересчете голосов или признать какое-то количество бюллетеней недействительными", – сказал Владимир Васильев в эфире радио Sputnik.

Основные претенденты на президентский пост – действующий глава государства, кандидат от Республиканской партии Дональд Трамп и кандидат от Демократической партии Джо Байден.

10

Атака на Францию: откуда в стране религиозные экстремисты

108
(обновлено 08:43 30.10.2020)
Неизвестный мужчина обезглавил женщину и убил еще двоих в церкви Нотр-Дам в Ницце в четверг 29 октября. По одной из версий мотива нападения - заявление президента Франции о том, что ислам находится в кризисе и необходимо построить "французский, просвещенный ислам".

Францию сотрясают ужасающие новости: убийство прихожан в церкви Нотр-Дам в Ницце, попытка зарезать полицейских в Авиньоне. А две недели назад неподалеку от Парижа 18-летний выходец из Чечни Абдулах Анзоров обезглавил преподавателя истории Самюэля Пати за то, что тот показал ученикам на уроке карикатуры из Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда. Власти усиливают борьбу с исламизмом. Что привело страну в такую ситуацию и почему проблема мусульманского радикализма выходит на передний план, разбирался аналитик РИА Новости Даниил Низамутдинов.

Даниил Низамутдинов

Террористы: кто и откуда

В Ницце погибли трое, несколько раненых. Как передает Рейтер, одну женщину обезглавили. Атаковавшего задержали. По словам мэра города Кристиана Эстрози, он твердил "Аллах акбар", что указывает на теракт. Напавшего на полицейских в Авиньоне застрелили.

Это далеко не первые жестокие преступления на почве исламского радикализма, совершенные во Франции в последнее десятилетие.

Расстрел школы в Тулузе (2012), нападение на редакцию Charlie Hebdo (2015), атака на театр Bataclan и рестораны в Париже (2015), теракт на Английской набережной в Ницце (2016), казнь священника в Сент-Этьен-дю-Рувре (2016), многочисленные покушения на полицейских — вот неполный перечень.

Обобщенный облик террориста таков: молодой мусульманин, житель бедных пригородов, приехавший из Северной Африки или потомок иммигрантов. В ряде случаев преступники открыто демонстрировали связи с запрещенными террористическими организациями или были уличены в них.

ERIC GAILLARD
Силы безопасности охраняют территорию после сообщения о нападении с ножом в церкви Нотр-Дам в Ницце, Франция, 29 октября 2020 г

На протяжении нескольких десятилетий страны Западной Европы активно принимали у себя беженцев и иммигрантов из мусульманских стран. Малоимущие люди селились в пригородах, где с годами неизбежно повышался уровень преступности. Многие пригороды Парижа, Марселя, Ниццы, Страсбурга и других французских городов постепенно превратились в гетто, где царят преступники, наркодилеры и торговцы оружием. Это "зоны вне права", районы беззакония, которые не то что обычные граждане объезжают стороной — туда боится сунуться полиция.

Для примера: в начале октября в Шампиньи-сюр-Марн в десяти минутах езды от Парижа уже не первый раз в этом году несколько десятков человек атаковали полицейский участок: десять минут они обстреливали здание градом пиротехники, пытались выломать двери и разбили несколько автомобилей на парковке. Полицейские отсиживались внутри.

Разумеется, власти и сами несут ответственность за возникновение и существование этих "горячих" кварталов, поскольку долгие годы попросту закрывали глаза на то, что там происходит, или отделывались косметическими мерами. Так, после нападения на комиссариат полиции, кроме громких заявлений, решили взять под контроль... торговлю пиротехникой. А задержали в итоге лишь одного подозреваемого, хотя на место происшествия даже министр внутренних дел выезжал.

Безработица, материальная необеспеченность, замкнутая этническая среда и социальное неравенство подталкивают молодых людей к протесту. На этой почве и цветет французский радикализм, поскольку некоторые канализируют протест через свою мусульманскую идентичность, чему активно помогают радикальные имамы.

Безусловно, нельзя навешивать ярлыки на всех. Маргиналов меньшинство, однако зачастую именно агрессивное меньшинство задает тон в плотной общине.

Боевая подготовка

Еще в девяностые годы во Франции появились радикалы, которые ездили воевать за границу, например в Чечню. Власти закрывали на это глаза, потому что в той или иной степени поддерживали сепаратистов.

В 2005-м полыхнуло уже в самой Франции. Шокирующие кадры массовых беспорядков в пригородах потрясли весь мир: погромы, поджоги, атаки на полицию не стихали две недели.

В следующем десятилетии — новая волна: молодых французов активно вербовали для боевых действий в Ираке и Сирии. Только по официальным данным в зоны конфликта отправились сотни французских джихадистов: там они проходили военную подготовку и участвовали в боях. Некоторые вернулись — как, например, участники терактов 13 ноября 2015 года в Париже, в результате которых погибли 130 человек.

Суть проблемы власти осознали достаточно давно: и при Николя Саркози, и при Франсуа Олланде пытались запускать проекты, направленные на интеграцию, дерадикализацию исламской молодежи. Однако эти начинания по большей части провалились: то ли масштаб проблемы недооценили, то ли было слишком поздно, то ли меры нужно было принимать иные.

Теперь пришла очередь Эммануэля Макрона: за несколько дней до убийства учителя президент выступил с громким призывом оградить французских мусульман от иностранного влияния, усилить борьбу с экстремистами и построить в стране "просвещенный ислам". А министр внутренних дел Жеральд Дарманен объявил войну "врагам Республики".

Суть намерений Макрона

Часть исламского населения страны обособилась под влиянием проповедников и все дальше отстраняется от традиционных республиканских ценностей, замыкаясь в рамках общины с ее жесткими религиозными и культурными практиками.

© AFP 2019 / OLIVIER HOSLET
Президент Франции Эммануэль Макрон

Для усиления борьбы с этой формой "сепаратизма" правительство должно к декабрю подготовить соответствующий законопроект.

В частности, власти хотят запретить домашнее образование и обучение в нелегальных школах, зачастую контролируемых экстремистами. Вместо этого планируется ввести обязательное обучение в республиканских школах для детей с трех лет. Государственный контроль за частными школами усилят.
Указывают на недопустимость "конфессиональных" меню в столовых учебных заведений, отдельных бассейнов для женщин и других общинных практик.

Собираются усилить контроль за финансированием мечетей и некоммерческих организаций. Имамов готовить внутри страны по утвержденной программе, а иностранных проповедников, подозреваемых в продвижении идей салафизма и ваххабизма, — выслать вместе с другими радикалами.

Опасность нарастает

После убийства преподавателя власти демонстрируют решительность: объявили о роспуске нескольких распространявших радикальную пропаганду мусульманских ассоциаций, закрыли мечеть города Пантен, которая опубликовала видео с призывами против Самюэля Пати. Сообщили о депортации 231 подозреваемого в экстремизме иностранца.

Достаточно ли этого? Известный своими правыми взглядами журналист и писатель Лоран Обертон считает, что однозначно нет. По его словам, высылка двух сотен радикалов — "это просто смешно", и вообще непонятно, почему до сих пор они спокойно находились в стране, если на них давно завели досье. При этом убийца Самюэля Пати никогда не был под наблюдением.

"С того момента, как во Франции появились люди, готовые умирать во имя своей идеологии, горячие линии, разного рода пакты и другие подобные меры недостаточны. Мы столкнулись с очень тяжелой проблемой, которая приобрела огромный размах", — говорит он.

По мнению писателя, ситуацию надо рассматривать глобально, она давно стала критической. Терроризм — лишь симптом, побочный эффект повседневного насилия. С радикализацией надо бороться комплексно и на корню: это касается и контроля за миграцией, и работы в школах, и решения социальных проблем, и жесткой борьбы с преступностью.

Обертон опасается, что во Франции совсем скоро может произойти настоящий социальный взрыв и начнется хаос. Способствует этому и текущее положение дел с коронавирусом. Весной эпидемия привела к панике и пустым полкам в магазинах. Повторный карантин на неопределенный срок спровоцирует сильнейший кризис в экономике, и это в первую очередь ударит по малообеспеченным семьям.

© AFP 2019 / VALERY HACHE
Полиция блокирует доступ к базилике Нотр-Дам-де-л'Ассомпшн в Ницце 29 октября 2020 года после того, как мужчина с ножом убил трех человек в церкви, перерезав горло по крайней мере одному из них, что официальные лица считают последнее нападение джихадистов, потрясшее страну

"Представьте, например, новую вспышку насилия в пригородах, как в 2005-м, только с учетом возросшей террористической угрозы и полиции, совершенно не готовой к этому", — указал он.

Традиционная толерантность

Лоран Обертон также отмечает, что борьбе с исламизмом мешает возведенная в абсолют толерантность, навязанная в том числе и властью. Поскольку в угоду этой идеологии не принято и фактически запрещено называть вещи своими именами: ведь преступник не имеет национальности. Стоит только сказать лишнее, сразу станешь нерукопожатным: тебя моментально подвергнут остракизму, заклеймив крайне правым, исламофобом и расистом.

© AFP 2019 / VALERY HACHE
Женщина стоит на коленях у полицейской машины и плачет на улице после нападения с ножом в Ницце 29 октября 2020 года.

"Сегодня, высказываясь о свободе слова, ситуации на Ближнем Востоке или даже французской истории, мы уже не можем говорить напрямую то, что думаем. Проблема чрезвычайно глубока, и пока нам не хватит смелости решить ее в корне, у нас нет никаких шансов", — уверен писатель.

Преподаватель и эссеист Жан-Поль Бригели тоже возмущается тем, что, например, учителя во Франции зачастую прибегают к самоцензуре и стараются уходить от опасных и неудобных тем, в частности, религии. Причем не только в неблагополучных пригородах.

"Сначала не следовало упоминать теорию эволюции Дарвина, оскорблять пророка или просто говорить об исламе. Сегодня мы подвергаем цензуре таких авторов, как Вольтер, потому что он написал "Фанатизм, или Пророк Магомет". Это скатывается уже к урокам физкультуры с требованиями отдельных раздевалок для обрезанных и необрезанных учеников. Я уже не говорю об отдельных бассейнах для девочек", — сказал Бригели.

По его словам, на этом поле Республика с ее светским подходом постоянно отступает. А убийство Самюэля Пати серьезно ухудшит ситуацию. "Это еще один сигнал преподавателям, многие из которых и так напуганы до смерти: "Не говорите того или этого, если не хотите, чтобы такое произошло с вами". А ведь это и так не та профессия, представители которой излучают храбрость", — добавляет он.

По его мнению, проблемой жестко и решительно должны заниматься как в сфере образования, так и правоохранительные органы.

"Нужно, чтобы МВД и Минюст делали свое дело. Надо положить конец сверхтерпимости. Во Франции тысячи иностранных радикалов, которых следует немедленно выслать из страны. Думаете, Саудовская Аравия или Алжир стали бы терпеть такое у себя? Франция для исламистов — тютя. И с этим надо заканчивать", — подчеркнул преподаватель.

Все же он еще сохраняет какой-то оптимизм, но прекрасно осознает слабость французских элит. Однако серия убийств, совершенных 29 октября, просто не оставила выбора властям: необходимость решительных действий давно перезрела.

108

Рискуя жизнью: как абхазские Шиндлеры боролись со сталинским террором

2667
(обновлено 11:11 30.10.2020)
День памяти жертв политических репрессий в Абхазии отмечают 30 октября. По данным Ассоциации памяти жертв политических репрессий, до семи тысяч человек были репрессированы в Абхазии в 30-40-е годы XX века.

По неполным данным, с июля 1937-го по ноябрь 1938 года в Абхазии репрессировали 2186 человек, из них 748 были расстреляны и 377 бесследно исчезли в тюрьмах. Политическим преследованиям в республике подвергались практически все слои населения: крестьяне, писатели, поэты, ученые, педагоги, врачи, политические и общественные деятели.

Но во времена сталинского террора, когда многие боялись и собственной тени, находились бесстрашные люди, которые спасали знакомых и друзей. Корреспондент Sputnik Абхазия собрала истории троих, которые, рискуя собственной жизнью, уничтожали списки "врагов народа".

Сария Кварацхелия, Sputnik

В 20-х – середине 30-х годов ХХ века в Абхазии еще не было массовых репрессий. Они начались в республике сразу после того, как председатель ЦИК Абхазской ССР Нестор Лакоба был отравлен Лаврентием Берия.

Как пишет в своей книге общественный деятель Меджит Хварцкия, только за одну ночь 1938 года "в песках реки Гумиста было зарыто 784 человека. Из этого числа более половины были абхазы". В годы сталинских репрессий Абхазия понесла огромные потери. Малочисленный абхазский народ оказался на грани этнической катастрофы.

По словам историка Руслана Гожба, во времена сталинской инквизиции в Абхазии находились бесстрашные люди, которые, рискуя собственной жизнью, спасали "врагов народа".

Абгархукский список

В селе Абгархук Гудаутского района жил Мустафа Смыр, которого знакомые звали Чик. В 1937 году Мустафе стало известно о списке "врагов народа", который хранился у начальника милиции Гудаутского района Нури Аршба.

"Нури Аршба и Мустафа были в хороших отношениях. Он направился в гудаутскую милицию. Нури его встретил, обнял. Проницательный начальник милиции спросил: "Чик, ты не просто так сюда пришел. Что случилось?" Чик ему рассказал про список абгархукцев. Нури задумался, положительно кивнул головой и сказал: "Хорошо, только, чтобы никто не знал". Аршба открыл сейф, вытащил список и передал Мустафе", – рассказал историю Гожба.

© Sputnik / РИА Новости
На строительстве Беломоро-Балтийского канала. Строительство велось в основном силами заключенных ГУЛАГа

Мустафа Смыр уничтожил документ, и тем самым спас жизни 75 жителей села Абгархук, которых в лучшем случае ждал ГУЛАГ, в худшем – расстрел.

Всего, по данным Руслана Гожба, из Абгархука репрессировали только четверых, и то, это были те представители села, которые на тот момент уже жили в Сухуме.

"Остальных террор обошел, хотя список жителей Абгархука, которых должны были репрессировать, состоял из 75 человек. А минули репрессии этих людей благодаря Мустафе Смыр", – добавил Гожба.

Напоить НКВДшника

Другим абхазским Шиндлером стал Меджит Пачулия, который был секретарем сельсовета села Анхуа.

"В село Анхуа приехали представители органов НКВД. Составили список "врагов народа" из 11 жителей Анхуа - девяти абхазов и двоих армян. Меджит пригласил на хлеб-соль в ресторан представителя НКВД, у которого был этот список. Меджит напоил НКВДшника, воспользовался ситуацией и незаметно вытащил список тех, кого должны были расстрелять. Затем он уничтожил документ", – рассказал историк.

Сотрудники НКВД спохватились лишь на следующий день. Они вернулись в село, забрали Меджита Пачулия и стали требовать от него тот самый список. Но Меджит все отрицал. Тогда секретаря сельсовета решили арестовать и вывести его на чистую воду излюбленными методами – пытками.

"Три дня допрашивали, но он все отрицал. В селе уже оплакали Меджита, думали, что он не вернется. Но во время очередного допроса, в комнату зашел грузинский генерал. Все вскочили, отдали честь.

- Кто это такой?  – спросил генерал.

- Враг народа, - ответили ему.

- Что вы делаете? Гудаутский район и так выполнил план по врагам народа! Немедленно отпустить мальчика! – приказал генерал", – передал разговор Руслан Гожба.

Меджита, которого родственники уже не надеялись вновь увидеть, отпустили.

В 1941 году он отправился на фронт. Прошел Великую Отечественную войну от начала до конца и вернулся домой.

"Единственный враг народа"

Председатель села Ткуарчал Миша Аргун вместо того, чтобы подставить своих односельчан и приговорить их к лагерям или расстрелу, решил наговорить на себя.

В 1937 году от Аргун потребовали составить список "неблагонадежных". На следующий день он явился в Очамчырский НКВД со списком и сменным бельем. В документе говорилось: "Враг народа в селе Ткуарчал один – Аргун Миша Шаханович. Больше никого". Мишу Аргун арестовали. Он отсидел 18 лет, но из его общины никто не был репрессирован. По словам Гожба, из-за этого поступка Миша до конца своих дней пользовался непререкаемым авторитетом и уважением в Ткуарчале.

"Благодаря таким людям, как Мустафа Смыр, Меджит Пачулия и Миша Аргун жители сел Абгархук, Анхуа и Ткуарчал не так сильно пострадали, как жители других сел и городов", – добавил Руслан Гожба.

© Foto / предоставлено Русланом Гожба
Михаил Аргун

День памяти жертв политических репрессий в Абхазии отмечают 30 октября. По данным Ассоциации памяти жертв политических репрессий, до семи тысяч человек были репрессированы в Абхазии в 30-40-е годы XX века. В октябре 2011 года в Сухуме был установлен памятник жертвам репрессий в виде необработанного куска мрамора, обвитого колючей проволокой.

Читайте также:

2667