Рейтинг миротворческой операции в Нагорном Карабахе

141
(обновлено 21:32 20.11.2020)
Для решения комплекса гуманитарных задач в Нагорном Карабахе в составе Межведомственного центра реагирования действуют сводный отряд МЧС России и пять специализированных структур.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Присутствие российских военнослужащих в Нагорном Карабахе снижает вероятность военного разрешения конфликта практически до нуля, позволяет руководству Азербайджана и Армении вернуться за стол переговоров, а местным жителям – в свои дома. Это демонстрация эффективности российской внешней политики, безупречной организации и высокого уровня боеготовности Вооруженных сил РФ.

Миротворческие силы в зоне конфликта своими действиями исключают вооруженное противостояние противников. Самолеты военно-транспортной авиации ВКС России продолжают перебрасывать подразделения и технику 15-й мотострелковой бригады, которая становится новым надежным гарантом стабильности на Южном Кавказе. После начала операции в Степанакерт и другие населенные пункты Нагорного Карабаха вернулись с территории Республики Армения свыше четырех тысяч беженцев. Только 19 ноября на 27 автобусах, под охраной миротворцев приехали более 1200 человек.

Для решения сложнейшего комплекса гуманитарных задач в Нагорном Карабахе в составе Межведомственного центра реагирования действуют сводный отряд МЧС России и пять специализированных структур – гуманитарного разминирования, медицинского, транспортного и торгово-бытового обеспечения, примирения враждующих сторон.

Посты наблюдения, патрулирование и полицейские функции в зонах безопасности "Север" и "Юг" заметны невооруженным глазом. Российские миротворцы обеспечивают безопасность движения гражданского автотранспорта по Лачинскому коридору, досматривают автомобили для предотвращения провоза оружия. Многие задачи, структуры, механизмы и алгоритмы российской операции в Карабахе не столь очевидны. Карабахская ситуация аналогов в истории не имеет и предъявляет жесткие требования к военнослужащим 15-й мотострелковой бригады.

ФСБ России будет осуществлять контроль за обеспечением Арменией транспортного сообщения между западными районами Азербайджана и Нахичеванской автономной республикой (беспрепятственное движение граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях). Правительство РФ покроет финансирование расходов, связанных с деятельностью миротворцев. Цена такой операции – сотни миллионов долларов в год (содержание личного состава, эксплуатация техники, расход горючего), но безопасность Южного Кавказа деньгами не измерить.

Значение операции – огромное, рейтинг – высочайший. Пусть российская миссия в Карабахе не самая многочисленная (по меркам ООН), но крайне важная для поддержания стабильности на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе.

Ближнее зарубежье

Российские миротворцы многое сделали для укрепления безопасности на постсоветском пространстве – в Абхазии, Южной Осетии, Таджикистане, Приднестровье. И все же недавние трагические события в Нагорном Карабахе свидетельствует о сохранении потенциала вооруженных конфликтов между странами СНГ. За примерами уязвимости мира далеко ходить не надо.

Сегодня вновь избранный президент Молдовы Майя Санду сделала программное (или дежурное) заявление о необходимости вывода российских военнослужащих из Приднестровья. Возможно, она забыла, что это единственный регион на территории Восточной Европы, где после ввода миротворческого контингента – в 1992 году, на основании соответствующего соглашения – военные действия прекратились и не возобновлялись на протяжении 28 лет.

В Приднестровье находится Оперативная группа российских войск. Одна из ее главных задач – охрана огромного и крайне опасного арсенала старых боеприпасов (свыше 20 тысяч тонн) близ населенного пункта Колбасна (в начале 1990-х сюда свозили боеприпасы советских войск из Германии, Венгрии, Польши). Уничтожить на месте арсенал невозможно, вывезти тоже проблематично – потребуется примерно 2500 вагонов, однако 57% боеприпасов уже нетранспортабельны. Если уйдут россияне, обстановка в Молдове окажется взрывоопасной – в самом прямом смысле. Будем надеяться на прагматизм.

Хочется привести пример эффективности миротворцев на Центрально-Азиатском направлении. Напомню, Россия, Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан в 1993 году подписали решение о создании Коллективных миротворческих сил (КМС), которые стали основой региональной стабильности. Тогда в состав КМС вошли 201-я мотострелковая дивизия Вооруженных сил России и подразделения Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана. Коллективными усилиями миротворцев в том же году удалось погасить вооруженный конфликт в Таджикистане. В республике осталась оперативная группа пограничной службы ФСБ России, а в 2005 году на базе 201-й мотострелковой дивизии в Таджикистане была создана 201-я российская военная база, по сути - миротворческая.

Российская Федерация как постоянный член Совбеза ООН вместе с другими членами международного сообщества несет ответственность за мир на всей планете. Предотвращает и ликвидирует межнациональные и междоусобные конфликты на постсоветском пространстве и в странах дальнего зарубежья – в составе отдельных (автономных) миссий, сил ООН и контингента ОДКБ.

От Югославии до Анголы

Российские миротворцы располагают значительным опытом, и неслучайно по количеству военных наблюдателей в Организации Объединенных Наций РФ входит в первую десятку.

Подобные миссии условно делят на два типа – поддержание мира и силовое принуждение к миру. В зависимости от обстановки в зоне конфликта, приоритетные задачи и действия миротворческих сил, статус операции могут корректироваться. Так, в августе 2008 года операция поддержания мира в зоне грузино-осетинского конфликта превратилась в операцию по принуждению Грузии к миру (после начала боевых действий грузинской стороной и атаки на пост миротворцев РФ).

Российские военнослужащие начинали приобретать непростой международный опыт с 1992 года, в операциях ООН по поддержанию мира в Югославии (1992 – 2003 годы), там российский контингент достигал 1600 человек. Аналогичные задачи позднее решались в Анголе, Либерии, Мозамбике, Кот-д’Ивуаре, Руанде, Бурунди, Эфиопии, Судане, Республике Чад и Центрально-Африканской Республике (ЦАР).

Каждая миссия имеет характерные особенности, определяемые ожесточенностью конфликта, риском боевого противодействия в зоне безопасности, количеством привлекаемых войск и сил, особенностями логистики и ротации, менталитетом местного населения и природно-климатическими условиями. Военнослужащим необходимо быстро адаптироваться к обстановке "неустойчивого мира" в незнакомой стране, и находиться в постоянной боевой готовности весь срок командировки. Обычный цикл ротации – каждые полгода, и это суровое испытание силы духа и физической выносливости военных миротворцев. Миссии наблюдателей практически безоружны, операции с участием миротворческих сил имеют преимущественно легкое вооружение.

Российские миротворцы в текущем году служат в девяти миссиях ООН: в Западной Сахаре (MINURSO), ЦАР (MINUSCA), в Демократической Республике Конго (MONUSCO), на Кипре (UNFICYP), в Судане (UNISFA), в Косово (UNMIK), в Южном Судане (UNMISS), на Ближнем Востоке (UNTSO), в Колумбии (UNVMC). Крупнейшей считается миротворческая операция ООН и Африканского союза, развернутая в Судане (свыше 20 тысяч военнослужащих). Несмотря на экзотическую географию, это тяжелая работа с постоянным риском для жизни. Ежегодно на планете гибнут около 100 миротворцев, и в большинстве случаев – в ходе целенаправленных нападений.

 

141

Как возникли мифы о высокой эффективности турецких беспилотников в Карабахе

58
(обновлено 21:07 27.11.2020)
По мнению военного обозревателя, Карабахский конфликт показал не превосходство турецких Bayraktar TB2 в воздухе, а переоценку армянской стороной своих сил и плохую организацию обороны на земле.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Боевые действия в 21 веке не могут быть "дешевы и сердиты", и все же отдельные технологические "фишки" в виде ударных беспилотников победу не обещают. Определяющую роль играет вся система военной организации государства, включая потенциал оборонной промышленности, арсеналы, и логистические возможности. Карабахский конфликт показал, прежде всего, не превосходство турецких Bayraktar TB2 в воздухе, а переоценку армянской стороной своих сил и плохую организацию обороны на земле.

После прекращения огня в Нагорном Карабахе в медиа-пространстве появилось множество оценочных публикаций, содержание которых можно сжать до двух простых утверждений:

- Азербайджан победил, потому что у него турецкие беспилотники были, а у Армении не было;

- Российские "тяжелые" системы ПВО становятся бесполезными в современной "войне дронов".

Столь упрощенный подход объясняется относительно абстрактными военно-техническими знаниями экспертов, а также огромным количеством наглядных примеров поражения армянской боевой техники и личного состава. Однако реальность всегда сложнее наших представлений о ней.

Чудес на свете не бывает, любое кино делают по задумке режиссера. Видеосюжеты, снятые "Байрактарами" и другими БПЛА азербайджанской армии в Карабахе, изначально служили подрыву боевого духа противника, и продвижению турецких беспилотников на мировом рынке вооружений. При этом за кадром оставались "пустые рейсы" и промахи, поражение десятков дронов средствами противовоздушной обороны (ПВО) и радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Основными инструментами уничтожения живой силы и техники на поле боя остаются артиллерийские орудия, реактивные системы залпового огня (РСЗО), которые способны методично "перепахивать" гектары на переднем крае и в тылу противника. Ствольной и реактивной артиллерии в войсках многократно больше, чем беспилотников. И боевой мощи у артиллерии несоизмеримо больше.

К примеру, ударный Bayraktar стоимостью около $1 млн. может поднять и донести до цели всего 150 кг боеприпасов, а в одном залпе относительно бюджетной РСЗО – тонны смертоносного металла. Таким образом, артиллерия значительно снижает "себестоимость" уничтожения целей. Размер военного бюджета с гарантированным успехом не коррелируется. Например, многолетнее господство Пентагона в небе Афганистана не привело к победе над талибами – на земле.

Небрежная самоуверенность

Правильно организованная, эшелонированная система ПВО способна нейтрализовать любой рой беспилотников противника, а средства радиоэлектронной разведки в считанные секунды выдают координаты пунктов боевого управления барражирующими боеприпасами (для огневого поражения). Между тем, развернутые в Карабахе одиночные комплексы ПВО армянских войск не обеспечивали надежного прикрытия не только в силу «устаревших» характеристик. Сказывался и уровень организации службы, отсутствие системы. Заметим, "Стрела-10" и "Оса-АКМ" – это ЗРК 1960-х годов, порой они не дотягивались до "Байрактаров" на восьмикилометровой высоте. А современные комплексы "Тор-М2КМ" (ближнего действия) и "Бук-М2Э" (средней дальности) защищали исключительно Ереван и Мецаморскую атомную электростанцию.

Еще одна проблема – пренебрежение средствами маскировки на местности, отдельные военные объекты будто кричали: "Убей меня!" (одно прямое попадание в штабную палатку с флагом на мачте может сделать неуправляемыми несколько подразделений, а это сотни или даже тысячи военнослужащих на поле боя).

С другой стороны, когда турецкие беспилотники начали "случайно" залетать из Карабаха на приграничную территорию Республики Армения, там правильно организованные средства ПВО и РЭБ сбивали БПЛА без проблем. Вскоре дроны летать перестали (возможно, пострадали и пункты управления).

Военная победа 1994 года сформировала и с годами укрепила миф о непобедимости армянских войск на Карабахском направлении. Только этим можно объяснить отсутствие серьезных инженерных сооружений на 100-километровой линии от реки Аракс до горного хребта Мрава. Открытые сверху окопы и огневые точки, отдельные блиндажи – образцы фортификации начала прошлого века. О долговременных огневых точках (из железобетона) и сети подземных коммуникаций армянская сторона не позаботилась, хотя времени было вполне достаточно – более 25 лет (вспоминаем тоннели боевиков в Сирии, построенные при минимуме технических средств). На этом фоне в 2019 году армянский премьер-министр Никол Пашинян заявил: "Карабах – это Армения" (правда, НКР не признал), а министр обороны Давид Тоноян сформулировал концепцию: "Новые территории в случае новой войны".

Военный потенциал армянской стороны к 27 сентября в несколько раз уступал военной мощи азербайджанской стороны конфликта, и все же противники понесли равнозначные огромные потери в живой силе, технике. На южном направлении азербайджанские силы на одном из этапов обеспечили себе десятикратное превосходство, но продвинулись за месяц лишь на 30-40 км. Блицкриг Баку не состоялся. Надо отдать должное стойкости и личному мужеству армянских военнослужащих и добровольцев, которым приходилось действовать вопреки обстоятельствам, вне централизованной системы боевого управления, без прикрытия с воздуха.

Сирийский и ливийский опыт

Возвращаясь к теме боевого соревнования российских систем ПВО и турецких беспилотников, можно вспомнить "дронопопад" в воздушном пространстве Сирии и Ливии – в результате профессионального применения зенитных ракетных комплексов "Тор-М2КМ", "Бук-М2Э" и "Сосна". Столь же высокую эффективность продемонстрировал ЗРПК "Панцирь-С1". Если бы эти комплексы своевременно развернули в Нагорном Карабахе, они не оставили бы турецким "Байрактарам" ни одного шанса. Судите сами.

ЗРК "Тор-М2КМ" оснащен восемью ракетами с дальностью стрельбы до 15 км и высотой перехвата до 10 км, способен обнаруживать и сбивать малозаметные цели (ЭПР – до 0,02 кв. метра). Одновременно обнаруживает до 48 целей, сопровождает 10, и поражает четыре.

Максимальная дальность стрельбы ЗРК "Бук-М2Э" – 45 км. Перехват осуществляется на высотах от 15 метров до 25 километров. Способен сбивать аэродинамические цели, имеющие скорость до 2,5 Маха, и баллистические – до 4 Махов. Одновременно обстреливает до 24 целей (в том числе малозаметные, с ЭПР до 0,05 кв. метра).

ЗРК "Сосна" видит крылатые ракеты и беспилотники на удалении до 12 км, зона гарантированного поражения: по дальности – 1,3 – 10 км, по высоте – от 2 метров до 5 км). Система управления огнем оптико-электронная – комплекс не демаскирует себя никакими излучениями. ЗРК способен в любое время суток, при любой погоде работать в автоматическом режиме, без участия экипажа. В зоне поражения и наземные цели, включая танки (имеются бронебойные боевые части), танк обнаруживается на расстоянии до восьми километров.

В рамках миротворческой операции Россия перебросила в Нагорный Карабах новейшие комплексы радиоэлектронной борьбы "Леер-3". Основные его задачи – глушение сигналов сотовой связи стандарта GSM, подавление сетей 3G и 4G. Комплекс состоит из одного автомобиля КаМАЗ и двух- трех БПЛА «Орлан-10» с радиусом применения 120 км (время нахождения в воздухе, на высотах до 5 км – до 10 часов). Беспилотник может также обнаруживать телефоны, планшеты, вести разведку, наносить данные на цифровую карту, и передавать их артиллерийским расчетам для нанесения огневого удара. Карабахский конфликт вновь заморожен, а не решен, и современные средства разведки и ПВО ничуть не утратили своего значения.

58

В России ввели единый телефонный номер 122 для дозвона медикам по COVID

63
(обновлено 17:26 27.11.2020)
По новому номеру будет отвечать региональный кол-центр, который предоставит необходимую информацию и консультацию, а если потребуется – соединит с поликлиникой, скорой и другими службами.

СУХУМ, 27 ноя - Sputnik. Единый телефонный номер по коронавирусу 122 вводится в регионах России для удобства дозвона граждан до медиков, сообщает РИА Новости. Об этом сказал вице-премьер России Дмитрий Чернышенко на совещании с главами регионов о ходе выполнения поручений президента.

Ранее Владимир Путин на совещании с членами кабинета министров поручил Чернышенко лично заняться решением проблемы дозвона россиян до медиков.

"Единый номер 122 позволит централизовать звонки в колл-центрах субъектов, организовать их оперативную маршрутизацию – поликлиники, станции скорой помощи или другие службы", - уточнил Чернышенко.

По новому номеру будет отвечать региональный кол-центр, который предоставит необходимую информацию и консультацию, а если потребуется – соединит с поликлиникой, скорой и другими службами.

Вице-премьер отметил, что, согласно проведенному в регионах мониторингу, телефонные звонки в медицинские учреждения и колл-центры в основном связаны с вызовом врача на дом, скорой помощи или получением консультации по телефону. При этом время ожидания ответа оператора в разных регионах варьируется от одной минуты до 20 и более.

По данным Общероссийского народного фронта, труднее всего дозвониться до скорой в Дагестане, Хакасии, Воронежской, Иркутской и Новосибирской областях. Также проблемы с кол-центрами выявили в Омской области, Забайкалье, Республике Алтай, Алтайском и Хабаровском краях.

Вместе с этим, ситуация с временем ожидания улучшилась в Иркутской области, Алтайском крае, Омской и Томской областях, а также в других субъектах России, которые организовали работу колл-центров.

Чернышенко добавил, что в перспективе по номеру 122 можно будет не только вызвать бригаду скорой или врача на дом, но и дистанционно оформить больничный лист, доставку рецептурных препаратов, получить предварительную консультацию специалиста и решить многие другие вопросы, связанные с COVID.

63
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19

Политолог о новом лидере США: смотреть на Байдена, как на Трампа, нельзя

0
(обновлено 22:04 27.11.2020)
Политолог-американист Михаил Синельников-Оришак не исключил, что Байден в случае своего прихода к власти отменит очень многие решения Дональда Трампа.

Надо всем понять, что к власти в США пришел системный политик. Об этом сказал радио Sputnik политолог-американист Михаил Синельников-Оришак, комментируя планы Джо Байдена.

Политолог о новом лидере США: смотреть на Байдена, как на Трампа нельзя

Кандидат в президенты США от Демпартии Джо Байден сообщил, что первые сто дней во главе страны посвятит миграционной реформе и борьбе с коронавирусом. Политик добавил, что после вступления в должность отменит ряд указов действующего президента США Дональда Трампа, которые, по его мнению, повредили обязательствам США в области поддержки климата и здоровья людей. При этом Байден не намерен требовать организации расследования в отношении Трампа, и пообещал сосредоточиться на возвращении американскому обществу "уверенности в себе".

"Если в ситуации с Трампом были интересны какие-то назначения, персоналии, определенные шаги, то, скорее, они были интересны с той точки зрения, "что он еще выкинет". И насколько сложившая система сможет выдержать такого экзотического главу исполнительной власти. И это было интересно и необычно. Что касается Байдена, то смотреть на него, как на Трампа, не имеет смысла. Все его действия будут не вопреки институтам и трендам, которые необходимы Америке, а благодаря им", - отметил Синельников-Оришак.

0