"Промахнуться невозможно": чем вооружат новые корабли ВМФ России

177
(обновлено 10:57 12.02.2021)
Российские конструкторы разработали морскую версию одного из самых эффективных зенитных ракетных комплексов "Тор".

СУХУМ, 12 фев - Sputnik. Новый зенитный ракетный комплекс значительно расширит возможности боевых кораблей ВМФ и обезопасит их от нападения с воздуха. Практически все корабельные системы ПВО — модификация сухопутных. О некоторых из них, читайте в материале Николая Протопопова для РИА Новости.

Молот "Тора"

Гендиректор Ижевского электромеханического завода "Купол" Фанил Зиятдинов сообщил, что предприятие работает над разными вариантами шасси для зенитных комплексов. Помимо морской версии ЗРК "Тор-М2", появится комплекс на колесном шасси — машина сможет вплавь преодолевать водные преграды.

Всепогодный наземный ЗРК "Тор" приняли на вооружение в 1986-м. Это один из самых эффективных комплексов ПВО ближнего радиуса действия. Его последняя модификация гарантирует практически стопроцентное уничтожение любых воздушных целей: самолетов и вертолетов, беспилотников, крылатых ракет, корректируемых или планирующих бомб.

Комплексы создавали для защиты особо важных объектов и войсковых группировок на марше. Для большей проходимости "Тор" разместили на гусеничном шасси — ЗРК мог двигаться в боевых порядках, не отставая от танков и БМП.

Сильная сторона "Тора" — компактность. На машине размещаются станции обнаружения и наведения, система обработки информации и пусковая установка на восемь ракет. ЗРК при этом получился довольно тяжелым — порядка 30 тонн, однако 840-сильный дизель позволяет экипажу разгоняться до 65 километров в час. Запас хода — около 500 километров.

Ракета с осколочно-фугасной боевой частью весом 15 килограммов выстреливается вертикально вверх пороховым зарядом, а затем доворачивается в сторону цели вспомогательными соплами. "Тор" стреляет на 12 километров, в высоту — на десять. Сопровождает сразу несколько десятков объектов, беря на прицел наиболее опасные из них.

Модернизация ЗРК продолжается — совершенствуются ключевые узлы, комплекс оснастят более совершенной фазированной антенной решеткой, пассивным обнаружителем и вычислителями. В результате оператор увидит цель на дальности до 90 километров.

Модульный принцип

По словам главного редактора журнала "Арсенал Отечества" Виктора Мураховского, морскую версию "Тора" уже успешно испытали.

"Боевой модуль этого ЗРК можно установить на любое шасси, в том числе и на палубу корабля, — отметил он в беседе с РИА Новости. — Конечно, его надо интегрировать в корабельную систему. А что касается характеристик, то досягаемость по дальности и высоте, количеству обрабатываемых целей — такая же, как у наземной версии. Ракета та же. Разница в размещении боекомплекта, локатора при интеграции в боевую информационно-управляющую систему корабля".

Морскими "Торами" оснастят корабли, на которые до этого, например, устанавливали зенитные комплексы "Штиль". И, конечно, "Торы" получат новые вымпелы ВМФ, начиная от кораблей класса "корвет".

"Есть возможность сделать вариант ЗРК, который в угрожаемый период легко установить и на гражданских судах, — добавил Мураховский. — Например, на ледоколах или транспортах. Модульность конструкции это позволяет. Поставили на палубу, закрепили — вот и готовая система ПВО".

Когда ЗРК поступят на флот, пока неизвестно. В приоритете сейчас наземные системы. В Минобороны России сообщали, что "Торы" российская армия получит как минимум до 2027-го. Комплекс уже прошел несколько этапов модернизации. В том числе разработали арктическую версию на базе двухзвенного вездехода, действующую при температуре воздуха до минус 50 градусов. "Тор-М2ДТ" для Сухопутных войск и береговых подразделений ВМФ, дислоцированных на Севере, приняли на вооружение летом прошлого года.

С земли на море

В основе практически всех отечественных морских ЗРК — сухопутные, приспособленные для ВМФ после успешной эксплуатации на суше.

Так, первый зенитный ракетный комплекс для надводных кораблей "Волхов-М" — адаптация системы С-75. Правда, ЗРК получился слишком громоздким, а жидкостные ракеты приходилось заправлять топливом непосредственно перед стартом.

М-1 "Волна" разработали на базе С-125 и приняли на вооружение в начале 1960-х. Устанавливали на эсминцы, крейсеры и большие противолодочные корабли. Затем был зенитный комплекс средней дальности "Ураган", унифицированный по управляемой ракете с наземным "Буком".

А в середине 1980-х на вооружение ВМФ приняли ЗРК С-300Ф "Форт" с установкой вертикального пуска. Этот комплекс предназначался для уничтожения высокоскоростных целей на сверхмалых и больших высотах. Его разработали на базе сухопутного С-300П, ракеты морской "трехсотки" размещали в установках барабанного типа. Это негативно сказалось на массе, габаритах и в целом усложнило конструкцию. Поэтому "Форты" подходили только для больших кораблей, водоизмещением более 6,5 тысячи тонн, и их носителями стали исключительно ракетные крейсеры.

Были и комбинированные установки. Например, созданный на основе самоходки 2С6 "Тунгуска" зенитный ракетно-артиллерийский комплекс "Кортик". Это два шестиствольных 30-миллиметровых автомата, две пусковые установки на четыре ракеты каждая, станции сопровождения и наведения.

"Кортик" работал по целям на дистанции от полутора до восьми километров — сначала выпускались ракеты, а потом подключались автоматы, добивавшие нарушителя. Несмотря на эффективность, установка уже довольно сильно устарела. Поэтому на многие современные корабли планируют устанавливать совершенно новые комплексы "Панцирь-МЕ".

Морской "Панцирь" — также развитие сухопутной версии ЗРПК. Защищает корабль от крылатых и сверхзвуковых противокорабельных ракет, авиабомб и беспилотников, уничтожая их на расстоянии 20 километров. Высокая автоматизация и автономность позволяет реагировать на угрозу с воздуха за считанные секунды. "Панцирь" наносит удары ракетами одновременно по четырем целям. Кроме того, у него две шестиствольные пушки скорострельностью пять тысяч выстрелов в минуту. Компактные ЗРПК можно размещать даже на небольших кораблях, причем сразу по несколько установок.

Первыми морские "Панцири" получат МРК проекта "Каракурт". Один из них, МРК "Одинцово", недавно уже приняли в состав Балтийского флота.

177

Флаг Евросоюза. Архивное фото

Доросли ли европейцы до самостоятельности

5
(обновлено 20:37 04.03.2021)
В России снова обсуждают возможность выхода из Совета Европы — в который мы вступили ровно четверть века назад.

Формально эта организация не связана с Евросоюзом — в СЕ входят 47 государств, на 20 больше, чем в ЕС. Но стран, не входящих в орбиту Запада, среди них по большому счету всего две — Россия и Турция, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Без России Совет Европы, по сути, потеряет свой смысл — но ведь и сейчас, когда он все больше превращается в инструмент давления Запада на Россию, наша заинтересованность в нем катастрофически снижается. Зачем нам международная организация, которая действует как наднациональная, пытаясь не только ограничивать наш суверенитет, но еще и навязывать, диктовать нам чужие правила? В качестве площадки для выстраивания отношений, диалога с Европой? Ну так с ней нужно и можно разговаривать на равных в других форматах — если уж якобы общий превращается в откровенно враждебный.

Но для того чтобы выстраивать российско-европейские отношения, нужно понимать, куда идет Европа: к все большей интеграции в единое сверхгосударство — или скоро вернется время национальных государств? Нам нужны новые российско-европейские форматы — или стратегически правильнее будет сосредоточиться на двусторонних отношениях с каждой европейской страной?

Настрой европейских элит понятен — пока что большая их часть делает ставку на углубление евроинтеграции. Споры идут в основном о том, насколько суверенной должна быть единая Европа: оставаться частью единого Запада, младшим партнером даже не США, а атлантического наднационального проекта, или брать на себя всю полноту ответственности за свою судьбу? Единства нет — не говоря уже о том, что часть элит вообще выступает против нынешнего пути ЕС (который неизбежно приведет к отмиранию национальных государств), настаивая на том, что сильная Европа может состоять только из сильных суверенных государств. Споры со временем будут лишь ожесточаться — тем более если отношения с Россией (являющиеся на самом деле главным показателем европейской самостоятельности) будут и дальше деградировать под влиянием наднациональных, общеевропейских структур, усиливая тем самым претензии националистов к глобалистам.

Европейцам нужно разобраться в первую очередь со своим пониманием единой Европы, с образом ее будущего — но способны ли они к этому? Есть ли у них вообще понимание того, что они строят, — не у глобалистски настроенной части элиты, которая прямо призывает отказаться от национального в пользу европейского (почему не общечеловеческого?), а у обычных европейцев? Опубликованный во вторник опрос общественного мнения как раз и дает ответ на этот вопрос.

Европейцев (компания Ipsos провела по заказу французского Фонда Жана Жореса и немецкого Фонда имени Фридриха Эберта опрос жителей восьми стран, в которых проживает три четверти всего населения ЕС) спрашивали только о суверенитете, но и этого достаточно, чтобы понять разницу в настроениях.

Грубо говоря, данные соцопроса подтверждают то, что нынешний ЕС выгоден немцам и их устраивает. Поэтому немцы довольны, а французы и итальянцы — нет. Пятьдесят семь процентов немцев считают Евросоюз суверенным, а 64 процента французов с ними не согласны. И это не говоря о том, что само понимание суверенитета у двух народов существенно отличается: для немцев это "независимость", а для французов "королевская власть" и мощь. Неудивительно, что большинство французов считают сам термин "суверенитет" устаревшим, но при этом именно они (как и итальянцы, чьи позиции вообще близки к французам) считают, что вообще нельзя употреблять слова "суверенитет" и "Европа" вместе. То есть не понимают, что такое "европейский суверенитет", которому и был посвящен опрос: что-то хорошее видят в нем 41 процент французов против 63 процентов немцев.

Получается, что большинство немцев ассоциируют себя с Европой и переносят понятие суверенитета с национального уровня на европейский, а для большинства французов, итальянцев (да и испанцев) суверенный все еще означает национальный. Неудивительно, что они недовольны нынешним Евросоюзом и считают его недостаточно суверенным, ведь мало того, что он и в самом деле не обладает геополитической самостоятельностью, так еще и является немецким проектом.

При этом сами немцы удивительным образом (если учесть данные других опросов — например, об отношении к Америке) считают Евросоюз самостоятельным, по сути, закрывая глаза на его ограниченный суверенитет во внешней политике. Похоже, что сама евроинтеграция замещает для большей части немецкого общества борьбу за национальный суверенитет. То есть немцы решили освободиться от американцев (а такое желание фиксируют все опросы) не в формате ФРГ, а сразу всем своим Евросоюзом.

Смешно, что восточноевропейские страны (а в опросе участвовали поляки, румыны и литовцы) стали в этом плане даже большими "немцами", чем сами немцы, — среди них оказалось больше всего тех, кто считает нынешний ЕС суверенным: соответственно 65, 63 и 56 процентов. Какой контраст с 36 процентами во Франции!

Пока что немцам удается держать Европу вокруг себя — Brexit сыграет на руку немецким планам евроинтеграции. Хотя понятно, что англосаксы будут держать руку на ее пульсе и делать все для того, чтобы единая Европа не только оставалась верной частью атлантического Запада, но и сдерживала немецкое усиление с помощью поддержки всех недовольных Берлином стран. А немцы будут делать ставку как на разобщенность евроскептиков и национальных правительств, так и на поддержку идеи дальнейшей евроинтеграции среди европейцев. Ведь отвечая на вопрос о том, необходимо ли усиление европейского суверенитета, 73 процента опрошенных сказали "да" — причем в этом с немцами были едины даже французы и итальянцы. Да, они по-разному представляют себе единую Европу, особенно ее внутреннее устройство и баланс сил между ЕС и национальными правительствами — но в любом случае хотят видеть ее самостоятельной в международных делах. Что это значит для России?

То, что основная борьба за Европу идет внутри нее самой — и внутри пока еще единого Запада. Какой из трех вариантов будущего Европы — все более централизованный ЕС как часть Запада, суверенный Евросоюз или полураспад (ослабление интеграции) ЕС — осуществится в среднесрочной перспективе, зависит в первую очередь от самых европейцев (точнее, внутриэлитной борьбы).

России выгодны все варианты, кроме первого, и он единственный, для осуществления которого нужно поддерживать максимально конфликтные российско-европейские отношения. Нужно не россиянам и не европейцам — но мы и не стремимся нагнетать и рвать, да и повлиять на нашу позицию никакая третья сила не сможет. А вот европейцам придется определиться — не с Россией, а со своим пониманием и главное – с желанием обрести суверенитет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

5

Биолог о постковидном синдроме: все ваши "болячки" на десять лет вперед

60
(обновлено 15:56 04.03.2021)
Какие долгосрочные симптомы проявляются у людей, перенесших COVID, кто страдает чаще, как постковидный синдром отражается на психике и можно ли предупредить его развитие, рассказала доктор биологии, профессор Университета Джорджа Мейсона (США) Анча Баранова.
Биолог о постковидном синдроме: все ваши "болячки" на 10 лет вперед

О том, что представляет собой постковидный синдром или "лонгковид", каким образом он проявляется и может ли коронавирус стать хроническим, специалист рассказала на youtube-канале "RT Россия".

"Постковид" и синдром хронической усталости - что общего?

Постковидный синдром как болезненное состояние, которое развивается у людей, перенесших вирус, было знакомо ученым еще с 80-90-х годов прошлого века, но тогда его именовали синдромом хронической усталости и синдромом миофасциальных болей. 

"Началось с того, что появились пациенты, которые начали ходить и искать пятый угол. Доктора говорили: вы уже должны быть полностью готовы, выписаны и идти на работу. Они говорят: а мы не можем, у нас сил нету. Доктор говорит: вы, наверное, врете, идите к психологу. А следующая станция - уже психиатр", - рассказала Баранова.

Только на рубеже 90 годов, по словам ученого, пациенты "смогли проковырять дырку в здравоохранении и приобрести себе диагноз", прогноз которого ― умеренно нехороший, состояние длительное - оно тянется годами, есть люди, которые по 20 лет больны, отмечает эксперт.

Как часто проявляется посткоронавирусный синдром?

Частота такого синдрома, который наблюдаем после коронавируса, совершенно заоблачная, сказала Баранова. Когда только появились наметки на то, что не все люди сразу выздоравливают, считалось, что их где-то 5% - людей, которые "выращивают себе длинный ковидный хвост и потом долго не могут его стряхнуть, месяц - два можно перетоптаться". 

"Но сейчас, когда такое выраженное состояние по крайне мере у 20%, по другим данным, если диагностировать не весь синдром, а его отдельные признаки, например, такие как раздавливающая усталость, почти доходит до 50% условно выздоровевших. И выраженность этого симптома только отчасти коррелирует с тяжестью заболевания", - сказала Баранова.

Какие симптомы провоцирует постковидный синдром?

Если вашу жизнь прокрутить вперед на 10 лет, это то состояние, в которое вы попадаете, говорит эксперт. "Если вам сейчас 50, а завтра 60, к этому времени что-то да вылезет - лапы ломит, хвост отваливается. Вот коронавирус нам прокручивает жизнь на 10 лет", - отметила она. 

В какой-то степени, проявившиеся после болезни симптомы можно открутить назад, однако молодым людям это сделать проще, чем пожилым. Кроме того, "мужчины страдают больше во время острой фазы, а женщины более склонны отрастить длинный ковидный хвост и потом его за собой тащить", - предупредила Баранова.

"В зависимости от склонностей организма получаем то или другое. Причем вирус не делает что-то специфическое - одно для всех. Просто где тонко, там и рвется. Если у вас в организме была вот эта слабость, он продавит эту слабость", - сказала ученый.

Три главных воздействия коронавируса на организм

Поскольку вирусное заболевание - это огромная нагрузка и на организм, и на его метаболизм, первое воздействие - это очень сильный износ органов и тканей из-за того, что вирус их очень сильно напряг, сказала Баранова.

Второе - вирус вызывает тромбоз. Это может быть тромбоз крупных сосудов, который потом приведет к таким проблемам как инфаркты, инсульты, и тогда нужна будет отдельная реабилитация. Но если забиваются мелкие сосуды, наступает гипоксия в тканях, которые находятся "ниже по течению". И вот где это находится, там и проблема, говорит доктор. Сосуды забились в ногах - и вот у нас ноги не ходят, ступни горят. Но часто люди сами не могут разграничить симптомы.

"Если это происходит в мозге, а это происходит довольно часто, в зависимости от того, в какой области мозга, мы чувствуем совершенно разную симптоматику. В одних случаях может гулять температура, проблемы с движениями, мелкокинезические расстройства ― руки дрожат или голова начинает дрожать, могут быть проблемы со зрением, или просто туман в голове", - рассказала Баранова. 

Как лечить постковидный синдром?

Каждой системе здравоохранения сейчас нужно приспосабливаться к новым условиям, отмечает доктор наук. "Вакцина и маски - это важно, но не менее важно сейчас создать некую систему, чтобы люди с постковидом не уходили навсегда из рабочей силы", советует биолог. 

"Иначе эти люди с постковидом не проживут жизнь, которую они должны прожить по длительности, а проживут более короткую. Каждое государство должно помочь людям по этой дорожке пройти. Дешевле сейчас оплатить отпуск, чем потом иметь дело с тем, что человек через два года совсем перестанет работать", - полагает эксперт.

60